журнал международного права и международных отношений 2010 — № 3


международное право — международные организации

Нужен ли Евразийскому экономическому сообществу собственный суд?

Стэфания Босовец

Автор:
Босовец Стэфания Михайловна — аспирант кафедры международного права факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Старовойтов Олег Михайлович — кандидат юридических наук, заместитель директора по учебной работе Юридического колледжа Белорусского государственного университета
Щукин Александр Валерьевич — кандидат юридических наук, заведующий отделом правовых исследований Центра системного анализа и стратегических исследований Национальной академии наук Беларуси

Орган по разрешению споров является важным звеном в институциональной структуре интеграционного объединения. Наличие такого органа позволяет успешно решать проблемы, возникающие в процессе деятельности объединения, и, соответственно, способствует более эффективному осуществлению интеграционных процессов в целом. Евразийское экономическое сообщество так же, как и другие подобные объединения, нуждается в эффективном органе по разрешению споров. Создание Суда ЕврАзЭС было предусмотрено в Договоре об учреждении ЕврАзЭС 2000 г. [4]. Суд ЕврАзЭС упоминается в двух статьях этого договора. Статья 3 относит Суд Сообщества к числу основных органов ЕврАзЭС наряду с Межгосударственным Советом, Интеграционным комитетом и Межпарламентской ассамблеей. Суду посвящена также статья 8, которая содержит общие положения о его функциях и порядке формирования. В 2003 г. Решением Межгоссовета ЕврАзЭС был утвержден Статут Суда Сообщества [13]. Кроме того, Межгоссовет предложил временно, до формирования Суда ЕврАзЭС, возложить его функции на Экономический Суд СНГ (Решение Межгоссовета об организации функционирования Суда ЕврАзЭС [11]). Совет глав государств СНГ одобрил это предложение и принял соответствующее Решение [12] относительно этого вопроса. А в 2004 г. между ЕврАзЭС и СНГ было подписано Соглашение о выполнении Экономическим Судом СНГ функций Суда ЕврАзЭС [16]. Передача функций носила временный характер, однако за прошедшие семь лет Суд ЕврАзЭС так и не был создан. Соответственно, из временного Экономический Суд фактически превратился в постоянный орган по разрешению споров для ЕврАзЭС. Таким образом, перед государствами ЕврАзЭС в настоящее время стоит следующая дилемма: или передавать функции Суда ЕврАзЭС Экономическому Суду СНГ на постоянной основе, или сформировать отдельный Суд в рамках ЕврАзЭС (т. е. собственно Суд ЕврАзЭС). Поэтому цель данной статьи — определить, существует ли необходимость создания в рамках ЕврАзЭС собственного суда.

Экономическому суду СНГ уделяется определенное внимание в научной литературе на постсоветском пространстве, однако, несмотря на это, проблема разрешения споров в рамках ЕврАзЭС и выполнения Экономическим Судом СНГ функций Суда ЕврАзЭС все еще слабо изучена. Отдельные аспекты этой проблемы затрагивали Д. В. Винницкий [1], Е. Ф. Довгань [3], А. Ш. Керимбаева [8], Ю. А. Лепешков [10], Г. В. Симонян [15].

Ряд исследователей полагают, что необходимо закрепить статус Экономического Суда СНГ как органа по разрешениям споров для ЕврАзЭС (например, Е. Ф. Довгань [3], А. Ш. Керимбаева [8], Г. В. Симонян [15]). Некоторые исследователи, например Е. Ф. Довгань, даже обосновывают идею сделать Экономический Суд СНГ единым органом по разрешению споров на пространстве СНГ, т. е. передать ему функции суда различных международных организаций и интеграционных объединений, существующих на этом пространстве, в том числе и ЕврАзЭС [3]. Аналогичную идею обосновывает А. Ш. Керимбаева, предлагая осуществить реформирование Экономического Суда СНГ в этом направлении [8]. В этих же целях в рамках СНГ была инициирована разработка нового Соглашения о статусе Экономического Суда СНГ и проекта Протокола о внесении дополнений в Соглашение от 3 марта 2004 г. между СНГ и ЕврАзЭС о выполнении Экономическим Судом СНГ функций Суда ЕврАзЭС. В настоящий момент оба эти документа еще не приняты.

В 2003 г. решение о временной передаче Экономическому Суду функций Суда ЕврАзЭС было мотивировано тем, что все государства — члены ЕврАзЭС являются одновременно и участниками Соглашения о статусе Экономического Суда Содружества Независимых Государств 1992 г. [18]. Кроме того, в расчет принимались единые цели и схожая компетенция Экономического Суда СНГ и Суда ЕврАзЭС [15]. Однако передача функций (даже временная) не была оформлена надлежащим образом. Предложение о временном выполнении Экономическим Судом СНГ функций Суда ЕврАзЭС было выражено государствами в решении органа Сообщества — Межгоссовета, а не в международном договоре. На этом основании некоторые авторы полагают, что юрисдикция Экономического Суда по отношению к государствам ЕврАзЭС вообще могла не возникнуть (Е. Ф. Довгань [3, с. 4—5], Г. В. Симонян [15]). Однако Е. Ф. Довгань полагает, например, что Решение Межгоссовета № 123 от 27 апреля 2003 г., Решение Совета глав государств СНГ от 19 сентября 2003 г. и Соглашение 2003 г. в комплексе могут рассматриваться «как своего рода юрисдикционная оговорка о признании компетенции Экономического Суда СНГ по рассмотрению всех указанных в ней видов споров, которые могут впоследствии возникнуть в рамках этой организации» [3, с. 5]. Такую же точку зрения высказывали и некоторые судьи Экономического Суда (напр., А. Б. Каженов [7, с. 364]) .

Более жесткой позиции придерживаются авторы проекта Доклада Евразийского научно-исследовательского центра [5], которые считают, что существуют правовые препятствия для выполнения Экономическим Судом СНГ функций Суда ЕврАзЭС. Эти исследователи в своих выводах опираются на Консультативное заключение Экономического Суда СНГ № 01-1/3-05 о толковании части 2 статьи 1, части 1 статьи 14 Договора об учреждении ЕврАзЭС от 10 октября 2000 г. по запросу Интеграционного комитета [9]. Руководствуясь подходами, выраженными в данном Консультативном заключении, исследователи доказывают, что факт передачи функций не является проблемой исключительно внутренней регламентации. А в соответствии с тем же Консультативным заключением органы Сообщества не обладают полномочиями на осуществление внешней регламентации, если только такие решения ни исполняются посредством процедуры, которая предусмотрена статьей 14 Договора об учреждении ЕврАзЭС 2000 г. (путем принятия государствами необходимых нормативных правовых актов в соответствии с национальным законодательством), или ни реализуются путем заключения международного договора между государствами — членами Сообщества [5, с. 29—30]. В данном же случае было заключено соглашение между международными организациями (Соглашение 2003 г. между СНГ и ЕврАзЭС).

Таким образом, можно поставить под сомнение законность самой передачи функций одного суда другому даже на временной основе. Ряд исследователей признают, что осуществление Экономическим Судом СНГ функций Суда ЕврАзЭС, в частности, и других международных организаций, в целом, требует дополнительной правовой регламентации [3, с. 6; 15]. И если для выполнения Экономическим Судом СНГ функций Суда ЕврАзЭС на временной основе со стороны ЕврАзЭС необходимо подписание международного договора, то закрепление за Экономическим Судом СНГ статуса органа по разрешению споров в рамках ЕврАзЭС, возможно, потребует внесения изменений в уставные документы Сообщества. Проанализируем, насколько осуществление этого предложения целесообразно для ЕврАзЭС.

Исследуя данный вопрос, ряд авторов обращаются к мировой практике и приводят примеры выполнения судом одной международной организации функций суда других международных организаций (в первую очередь, Суд Европейского союза и Административные трибуналы ООН и Международной организации труда (МОТ)).

Административные трибуналы ООН и МОТ (пример, который анализирует Е. Ф. Довгань [3, c. 4]) рассматривают трудовые споры в рамках различных международных организаций. Однако все эти организации вообще не являются интеграционными объединениями. А международные организации, являющиеся интеграционными объединениями, обладают своей спецификой по сравнению с другими международными организациями. Кроме того, в данном случае речь идет не об экономических, а лишь о трудовых спорах.

Суд Европейского союза (на этот пример опираются Е. Ф. Довгань [3, c. 4] и Г. В. Симонян [15]) был создан как Суд ЕОУС (Европейское объединение угля и стали), а впоследствии стал выполнять функции суда трех сообществ — ЕЭС, ЕОУС и Евратома. Это представляется вполне обоснованным и логичным, поскольку, во-первых, в данном случае имеет место совпадение субъектного состава, а во-вторых, речь идет в настоящее время об одном интеграционном образовании — Европейском союзе.

Однако в ситуации с ЕврАзЭС и СНГ не имеет место ни одно, ни другое. У этих двух международных организаций разный состав участников. Членами ЕврАзЭС являются пять государств — Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Россия, Таджикистан (Узбекистан приостановил свое членство в Сообществе в 2008 г.). СНГ — организация с более широким кругом участников: членами Содружества являются Азербайджан, Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Молдова, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина (Грузия вышла из состава СНГ, но продолжает участвовать в ряде договоров, подписанных в его рамках).

Кроме того, СНГ и ЕврАзЭС нельзя назвать ни дублирующими друг друга организациями, ни организациями одинаковой направленности. У СНГ и ЕврАзЭС разные подходы в отношении наднационального регулирования в рамках объединения. ЕврАзЭС — международная межправительственная организация с достаточно жесткой организационной структурой и с уже существующим органом наднационального характера (Комиссия таможенного союза). СНГ также является международной межправительственной организацией, которая была учреждена на основе международного договора — Соглашения о создании СНГ 1991 г. [17] и действует на основании Устава [19]. Несмотря на то, что СНГ имеет развитую организационную структуру, согласно Уставу Содружество не обладает наднациональными полномочиями, в рамках СНГ не предполагается создание каких-либо наднациональных органов.

СНГ и ЕврАзЭС также не являются организациями одинаковой направленности. ЕврАзЭС — это объединение, деятельность которого прежде всего направлена на глубокую экономическую интеграцию, основные задачи Сообщества связаны с формированием таможенного союза и единого экономического пространства. В компетенцию же СНГ входит весьма широкий круг вопросов, цели СНГ состоят в осуществлении сотрудничества в политической, экономической, экологической, гуманитарной, культурной и иных областях.

Таким образом, в СНГ и ЕврАзЭС субъектный состав не совпадает, у этих организаций разный статус, компетенция, цели и задачи и, что более важно, разные подходы в отношении допустимости наднационального регулирования.

Нельзя также забывать о том, что суд является важным звеном в институциональной структуре интеграционного объединения, особенно, если государства — участники объединения вовлечены в глубокую экономическую интеграцию и если объединение продвигается к статусу организации с наднациональными полномочиями. Таким образом, необходимо помнить о том, что Экономический Суд СНГ (в качестве органа по разрешению споров для ЕврАзЭС) в будущем может стать частью наднационального механизма Сообщества. Суд одного интеграционного образования не может играть такую роль по отношению к другому интеграционному образованию. В этих условиях статус Экономического Суда как органа по разрешения споров (ОРС) для ЕврАзЭС и как ОРС для СНГ должен существенно различаться.

Если же опять обратиться к мировой практике, то можно привести следующий пример. Сотрудничество между Европейским союзом и Европейской ассоциацией свободной торговли привело к подписанию в 1992 г. государствами — членами этих интеграционных объединений Соглашения о европейском экономическом пространстве. ЕЭП представляло собой общий рынок между государствами ЕС и ЕАСТ. Поскольку это достаточно серьезный этап интеграции между государствами, то был необходим орган по разрешению споров в рамках ЕЭП. Несмотря на то, что в рамках ЕС уже существовала своя судебная система, Соглашение 1992 г. предусматривало создание Суда ЕАСТ.

Во внимание необходимо принять еще один фактор — Экономический Суд в настоящее время работает на сессионной основе, а для обеспечения тех интеграционных процессов, которые происходят и будут происходить в рамках ЕврАзЭС, необходим постоянно действующий орган по разрешению споров.

Анализируя вопрос о выполнении Экономическим судом СНГ функций Суда ЕврАзЭС, весьма важно выяснить, является ли Экономический Суд эффективным органом по разрешению споров для Сообщества. Поскольку прошло уже 6 лет со времени подписания Соглашения между СНГ и ЕврАзЭС, то можно подвести промежуточные итоги деятельности Экономического Суда СНГ в качестве ОРС для ЕврАзЭС. За весь этот период не было рассмотрено ни одного межгосударственного спора и было вынесено всего одно консультативное заключение в 2006 г. по запросу Интеграционного Комитета ЕврАзЭС (Консультативное заключение № 01-1/3-05 о толковании части 2 статьи 1, части 1 статьи 14 Договора об учреждении ЕврАзЭС от 10 октября 2000 г. [9]). Лишь в 2010 г. Правительство Республики Беларусь обратилось в Экономический Суд СНГ с исковым заявлением к Правительству Российской Федерации о нарушении российской стороной положений действующих международных договоров о свободной торговле и Таможенном союзе в рамках Евразийского экономического сообщества в связи с введением вывозных таможенных пошлин на нефтепродукты, вывозимые с территории Российской Федерации в Республику Беларусь [2]. Это дело еще не рассматривалось по существу. Как будет проходить его рассмотрение, покажет будущее.

Таким образом, можно констатировать тот факт, что государства не склонны обращаться в Экономический Суд СНГ для урегулирования возникающих между ними споров, а используют другие методы разрешения последних, известные в международном праве, например, такие как консультации или переговоры. Поэтому в настоящее время рано говорить о степени эффективности Экономического Суда СНГ как органа по разрешению споров для ЕврАзЭС. В значительной мере это свидетельствует о невысоком авторитете Экономического Суда СНГ среди государств Сообщества. Исходя из этого, по нашему мнению, следует признать: идея передачи функций не оправдала себя на практике.

Основным аргументом против создания отдельного суда в рамках ЕврАзЭС является то, что это в определенной степени невыгодно для государств — членов ЕврАзЭС в экономическом плане. Особенно в настоящее время, когда финансовый вопрос приобрел для государств ЕврАзЭС особую актуальность. Данный вопрос в принципе выходит за рамки правовых исследований, однако уместно будет заметить, что в будущем ситуация может измениться.

Существовала идея, которая была связана с созданием не отдельного Суда в рамках ЕврАзЭС, а специальной постоянной коллегии в рамках Экономического суда СНГ, которая бы состояла только из судей от государств — членов ЕврАзЭС и могла бы выполнять функции суда для Сообщества. Такую идею выдвинул председатель Высшего арбитражного суда России А. А. Иванов [6]. На практике она была воплощена лишь частично. В 2008 г. в Регламент Экономического Суда СНГ были внесены изменения (была введена глава 6 «Производство в Экономическом Суде по делам о толковании и спорам, возникающим в рамках ЕврАзЭС» [14]). Формально была создана коллегия для ЕврАзЭС, однако она формируется из числа всех судей Экономического Суда СНГ. Таким образом, разница между этой коллегией и непосредственно Экономическим Судом СНГ состоит только в порядке принятия решений. Для ЕврАзЭС решение считается принятым, если за него проголосовало не менее 2/3 от общего числа судей, а для СНГ решение принимается большинством голосов.

Если все же возникнет вопрос о создании коллегии в рамках Экономического Суда СНГ, которая состояла бы только из судей от государств ЕврАзЭС, то каким образом должна формироваться такая коллегия? Следует отметить, что положения Соглашения о статусе Экономического Суда СНГ и Регламента Экономического Суда, с одной стороны, и Статута Суда ЕврАзЭС — с другой, в отношении порядка назначения судей существенно различаются.

Если порядок формирования подобной коллегии и рассмотрения ею дел будет осуществляться в соответствии с Регламентом Экономического Суда СНГ, то данная коллегия не будет обладать даже небольшой степенью независимости от СНГ, так как будет являться структурной частью органа Содружества — Экономического Суда. Судьи же Экономического Суда СНГ назначаются самими государствами — участниками Соглашения о статусе Экономического Суда СНГ 1992 г., а не каким-либо органом Содружества, и это может оказывать существенное влияние на независимость и беспристрастность судей (на этот факт уже обращали внимание исследователи [5, c. 28]).

Если же порядок формирования этой коллегии и рассмотрения ею дел будет осуществляться в соответствии с документами, принятыми в рамках ЕврАзЭС (т. е. Статутом Суда Сообщества), то, как доказывает Е. Ф. Довгань, создание таких коллегий будет равносильно «созданию отдельных судов под эгидой Экономического Суда СНГ, а не передаче Экономическому Суду функций иных судебных органов» [3, с. 7]. Кроме того, создание таких коллегий в любом случае потребует значительного увеличения расходов государств. Но в таком случае не имеет смысла создавать отдельную коллегию в Экономическом Суде СНГ для рассмотрения дел в рамках ЕврАзЭС, можно просто создать собственный суд в рамках Сообщества (который также может находиться в Минске, по соседству с Экономическим Судом СНГ). Так или иначе, создание специальной постоянной коллегии Экономического Суда СНГ, состоящей из судей от государств — членов ЕврАзЭС, может повлечь за собой проблемы и для самого Экономического Суда СНГ.

Существует еще одна идея — преобразование Экономического Суда СНГ в Суд ЕврАзЭС (перспективы ее осуществления рассматриваются в публикации Ю. А. Лепешкова [10]). Мы не будем оценивать данную идею применительно к СНГ, но по отношению к ЕврАзЭС она представляется нецелесообразной: ее воплощение только создаст дополнительные трудности для интеграционных процессов в рамках ЕврАзЭС, которых итак в настоящее время достаточно много. Кроме того, необходимо напомнить о том, что СНГ и ЕврАзЭС — организации с разным статусом, компетенцией, целями и задачами.

Таким образом, в СНГ и ЕврАзЭС субъектный состав не совпадает, у этих организаций разный статус, компетенция, цели и задачи, разные подходы в отношении допустимости наднационального регулирования. Экономический Суд СНГ (в качестве органа по разрешению споров для ЕврАзЭС) в будущем может оказаться частью наднационального механизма Сообщества. В настоящее время он работает на сессионной основе, а порядок назначения судей может оказывать существенное влияние на их независимость и беспристрастность; государства — члены ЕврАзЭС, как правило, не обращаются в Экономический Суд СНГ для урегулирования возникающих между ними споров. На основании всего вышеизложенного можно сделать вывод о необходимости создания в рамках ЕврАзЭС собственного суда, несмотря на то, что это не очень выгодно государствам — членам Сообщества с экономической точки зрения, поскольку потребует новых финансовых затрат.

Нужно отметить также, что о необходимости формирования в рамках ЕврАзЭС собственного суда ранее заявляли авторы проекта Доклада Евразийского научно-исследовательского центра «Евразийское Экономическое Сообщество: правовые проблемы формирования общего рынка и перспективы интеграции правовых систем» [5, c. 30].

Таким образом, в рамках данной статьи были проанализированы правовые основания выполнения Экономическим Судом СНГ функций Суда ЕврАзЭС; рассмотрены предложения, связанные с закреплением за Экономическим Судом СНГ статуса органа по разрешению споров в рамках ЕврАзЭС, с созданием специальной постоянной коллегии в рамках Экономического Суда СНГ, состоящей только из судей от государств — членов ЕврАзЭС, с возможным преобразованием Экономического Суда СНГ в Суд ЕврАзЭС. Сделан вывод о необходимости создания в рамках ЕврАзЭС собственного суда — Суда Сообщества.



Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.