журнал международного права и международных отношений 2010 — № 4


международные экономические отношения

Экономические трансформации в Китае как фактор развития международного туризма

Чень Ян Ян

Автор:
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. — аспирант кафедры международных экономических отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Климович Людмила Александровна — кандидат экономических наук, доцент кафедры международных экономических отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Курадовец Аркадий Иосифович — кандидат экономических наук, доцент кафедры международного бизнеса факультета международных экономических отношений Белорусского государственного экономического университета

Международный туризм выступает одним из наиболее динамично развивающихся направлений мировой торговли услугами. Согласно прогнозу Всемирной туристической организации (ВТурО), рост туристической индустрии будет необратим в XXI в. Китай является одной из самых привлекательных стран в сфере международного туризма. Он обладает устойчивой политической атмосферой, демонстрирует высокие темпы роста и, несмотря на мировую экономическую рецессию, по туризму по-прежнему занимает первое место в Азии, а по доходу в иностранной валюте от туризма — 7-е место в мире [4, с. 64].

Активный выход Китая на мировой рынок вызывает интерес у исследователей. Большинство российских, западных и китайских ученых успехи Китая связывают с существенными сдвигами в модернизации экономики страны, с переходом от плановой модели хозяйствования к рыночной и, прежде всего, к политике «открытых дверей». Оценке сущности и специфики социально-экономических трансформаций в китайском обществе посвящено немало серьезных исследований российских ученых В. Г. Гельбраса [3], В. А. Мельянцева [10], В. Я. Портякова [11], М. А. Потапова [12], А. И. Салицкого [13]; китайских ученых Цзоу Дунтао [14], Чжоу Синьчэня [15] и др.

В настоящей статье поставлена цель проанализировать экономические трансформации в КНР как фактор, существенно повлиявший на развитие международного туризма. По мнению автора, экономический рост повлиял на рост благосостояния общества и раскрыл потенциальные возможности развития как въездного, так и выездного туризма. Экономические изменения в стране с многомиллионным потенциалом туристических ресурсов при условии роста благосостояния общества в перспективе могут повлиять на развитие туристического бизнеса в отдельных странах, стимулировать развитие международных туристических услуг и вносить коррективы в тенденции и направления развития мирового хозяйства.

Реформирование экономики Китая началось еще в 1978 г., осуществляется эволюционными методами, без решительного разрушения прежних экономических структур и состоит из ряда последовательных шагов. Реформы с самого начала были и остаются одними из наиболее проработанных в теоретическом, идеологическом и научном плане.

Если время начала китайских реформ (конец 1970-х — начало 1980-х гг.) можно назвать «заявлением о намерениях», то уже в 1982 г. для обеспечения целей и задач реформы был создан Государственный комитет по реформе экономической системы при Госсовете. В сжатые сроки были созданы соответствующие комитеты на уровне провинций, городов и т. д. К теоретическим исследованиям к началу 1990-х гг. было подключено свыше 60 центральных научных учреждений и значительное число научно-исследовательских учреждений регионального и местного масштаба.

Большое практическое значение имели работы китайских ученых-экономистов, разработавших основные условия реализации идей создания регулируемого рыночного хозяйства. Главная суть преобразований состояла в том, чтобы предоставить хозяйственную самостоятельность предприятиям и изменить отношения между государством и предпринимателями, сделать их равноправными в хозяйственном отношении [4, с. 3—10].

Уделено было также внимание разработке методов государственного контроля за деятельностью предприятий.

Трехэтапный план реформ, принятый согласно решениям III Пленума ЦК КПК 11-го созыва (1978 г.) предусматривал сначала обеспечить население страны продовольствием и одеждой, к 2000 г. создать общество «среднего достатка», а к 2050 г. завершить комплексную модернизацию народного хозяйства, достичь по показателю ВВП мирового уровня среднеразвитых стран [4, с. 3—10].

Трансформационные изменения начались с реформирования аграрных отношений. Коммуны были ликвидированы, земельные участки передавались крестьянам на правах семейного подряда. Уже к концу 1984 г. более 90 % крестьянских дворов (800 млн крестьян) использовали семейный или подворный подряд, что существенно повысило производительность крестьянского сельского хозяйства за счет заинтересованности производителей.

Реформа хозяйственной системы в китайской деревне создала предпосылки для начала и определения направлений реформ в других сферах социально-экономической структуры КНР. Начался большой эксперимент в государственном масштабе по проверке жизнеспособности и эффективности новых методов управления промышленности. В июле 1979 г. были приняты пять документов, расширяющих хозяйственную самостоятельность государственных промышленных предприятий и изменяющих отношения государства и предприятия в области налогов, амортизации и кредитования [14, с. 102—105].

Эксперимент дал положительный результат. Итоги его были обобщены Госсоветом КНР в изданных им в 1984 г. Временных положениях о дальнейшем расширении хозяйственной самостоятельности государственных предприятий, наделявших предприятия широким спектром дополнительных прав. В результате проведения экспериментов была создана благоприятная почва для создания в промышленности вслед за сельским хозяйством многообразной системы экономической ответственности.

Смена системы управления на средних и крупных предприятиях госсектора, эксперименты по свободному использованию собственных фондов, совершенствование и использование налогов на предприятии и т. п. способствовали оживлению деятельности предприятий общенародной собственности (предприятий госсектора).

К началу 1990-х гг. китайским реформаторам удалось создать единый, цельный и отлаженный хозяйственный механизм. Сократилась сфера директивного планирования, произошло расширение хозяйственной самостоятельности предприятий, было официально провозглашено о целесообразности использования разнообразных форм собственности. К настоящему времени 70 % ВВП Китая производится в частном секторе и только 30 % — в государственном [2, с. 4].

Анализируя рыночные трансформации Китая, заметим, что постепенно товарное производство переходит от планового к рыночному, используются разнообразные формы собственности — государственная, коллективная, частная. Сформировался товарный, денежный рынок, рынок трудовых ресурсов, рынок капитала. Реформы произошли в кредитно-финансовой и налоговой системе. В течение многих лет Китай обеспечивает высокий уровень сбережений.

Результатами начатых в 1978 г. в КНР реформ можно считать прежде всего создание и упрочение основ рыночной экономики, обеспечивших высокие темпы экономического роста. По уточненным данным, среднегодовой показатель прироста китайского ВВП за последние 20 лет составил 9,9 % [1, с. 25]. Кроме того, созданы условия для реализации инвестиционных проектов для иностранного и местного капитала, происходит упорядочение и совершенствование экономической модели.

Убедительным индикатором успехов в китайской экономике является характеристика места и роли Китая в мировой экономике. Уровень его включенности в международное разделение труда составил в 2006 г. 40,7 % по экспорту и 30,9 % по импорту. Доля Китая в мировой торговле товарами и услугами возросла в 5,4 раза (с 1,36 % в 1980 г. до 7,30 % в 2006 г.) [7, с. 50]. Более 50 % предприятий страны приходится на предприятия с участием иностранного капитала. Немаловажным фактором успехов Китая является наличие большого числа хуацяо — китайской диаспоры, в состав которой входит много состоятельных людей.

Курс на открытость экономики, проводимый в КНР в последние полтора десятка лет, сопровождался увеличением эффективного экспорта, рационализацией импорта, усилением контроля за внешнеторговыми операциями, банковской деятельностью и сокращением числа экспортно-импортных компаний. С учетом наступающего «пика» выплат по внешнему долгу ограничивался валютный кредит, поощрялось создание полностью иностранных предприятий, несколько раз снижался валютный курс юаня с целью стимулирования экспорта и сдерживания импорта.

Высокие темпы роста экспорта и импорта при постоянном активном торговом балансе свидетельствует о довольно сбалансированном и более или менее гармоничном включении страны в мировую экономику. Нынешнее руководство активизировало участие Китая в глобальных и региональных экономических структурах — ВТО, АТЭС, Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

Существенный прогресс в развитии китайской экономики сопровождался изменениями в социально-экономической структуре общества. Рост доходов, переход с шестидневной рабочей недели на пятидневную создали возможность предпринимать туристические поездки широким слоям населения. За последние 20 лет доля населения КНР, совершающего международные туристические поездки, возросла от тысячных долей процента в начале 1990-х гг. до 2,4 % в 2005 г. По прогнозам ВТО, к 2020 г. доля КНР на выездном туристическом рынке может возрасти с 0,9 % в 1995 г. до 6,4 % в 2020 г. [см.: 5].

В ближайшие 20 лет прогнозируется увеличение доходов жителей Китая, что повлечет за собой изменение потребительской модели; возрастут расходы на отдых и путешествия. В настоящее время в стране реализуется план по введению системы оплачиваемых отпусков. Ожидается, что продолжительность отпуска составит 2 недели в год. За последние годы была значительно упрощена процедура получения заграничных паспортов, увеличилось количество турагентств, аккредитованных на работу в туризме, расширился перечень стран, официально рекомендованных правительством для посещения с целью туризма [см.: 6].

Начиная с 1993 г. трижды снижалось количество служебных поездок, число же частных поездок, напротив, непрерывно росло. Темпы роста составили 30 %. С 1991 по 2006 г. общее число поездок за рубеж выросло с 2,13 до 31 млн, при этом число граждан, имеющих частные паспорта, возросло с 0,88 до 25,1 млн [9, с. 14].

В настоящее время большинство семей имеют возможность предпринимать туристические поездки. По мере улучшения уровня жизни и обеспечения товарами первой необходимости люди увеличивают расходы на туризм. ВВП на душу населения Китая в 2010 г. ожидается на уровне 4000 дол. США. По расчетам Главного управления туризма Китая, к 2015 г. количество туристов увеличится на 10 % и туристические расходы составят 10 % от общего объема потребления населения, а ежегодный рост доходов от туризма превысит 12 % [6].

Несмотря на то, что доля развивающихся стран, живущих в нищете (с потреблением в сумме менее 1,25 дол. в день на душу населения (по паритету покупательной способности 2005 г.)), снизилась вдвое, доля бедных (потребление в день менее 2 дол. на душу населения) в Китае все еще составляет свыше 30 %. Кроме того, начиная с 2000 г. усилилась дифференциация доходов [10, с. 15].

Замечено, что некоторое усиление неравенства, если оно происходит с невысокого уровня, может способствовать увеличению сбережений и капиталовложений, активизировать мотивационный механизм и не является абсолютно негативным явлением. Однако при дальнейшем усилении неравенства может происходить падение темпов экономического роста.

Увеличилась разница в доходах и темпах роста экономики Китая по регионам. Быстрое развитие получили восточные и приморские территории, получив от государства льготы и привилегии по финансам, кредитам и налогам. Развитие этих регионов связано с ростом экспорта продукции из них. Следует заметить, что население восточных и приморских районов составляет примерно 300 млн человек, а население менее развитых средних и западных районов — около 900 млн, что составляет огромный еще не задействованный потенциал для развития туризма [4, с. 60—64].

Территориальная политика современных реформ предполагает перенесение экономического центра тяжести с востока на запад страны. Технологическая модернизация должна затронуть приморский пояс (провинции Ляодун, Хэйбэй, Шаньдунь, Цзянсу, Чжэцзян, Фуцзянь, Гуандун, Гуаси-Чжуанский автономный округ, а также города центрального подчинения — Пекин, Шанхай, Тяньцзинь). В дальнейшем предполагается постепенно освоить и «окраинный» западный пояс (провинции Сычуань, Гуйчжоу, Юньнань и др.), ныне слаборазвитый в индустриальном отношении [4, с. 60—64].

В начале XXI в., несмотря на экономический рост, Китай столкнулся с рядом серьезных экономических, экологических и социальных проблем: увеличился разрыв в доходах между богатыми и бедными; выросла разница в развитии села и города, западных и восточных, особенно прибрежных районов; увеличилась безработица, в некоторых районах оказалась сильно загрязнена почва и гидросфера.

Активное участие в глобализации позволило Китаю справиться с такими вызовами, как мировой экономический спад 2003 г., санкции западных стран после печально известных событий на площади Тяньаньмэнь, эпидемия атипичной пневмонии. Так, санкции западных стран привели к сокращению как объема иностранных инвестиций (были заморожены программы льготных займов по государственной линии, кредитов МВФ, Всемирного банка, Азиатского банка развития), так и капиталовложений. Ниже желаемой отметки упал импорт, снизились темпы роста экспорта. В наибольшей степени пострадал туризм. В 1989 г. число туристов, приезжающих в Китай, снизилось почти на четверть, и страна не досчиталась 14 % валютных поступлений [см.: 12]. Вместе с тем, благодаря глобализации китайской экономики совокупный ущерб от эпидемии атипичной пневмонии был гораздо ниже, чем у стран АСЕАН.

Несмотря на огромные усилия и заслуживающие всяческого уважения успехи КНР в увеличении индекса человеческого развития ПРООН (в 2005 г. Китай занимал 8-е место из 174 стран), показатели уровня бедности подтверждают ее принадлежность к группе не самых благополучных развивающихся стран: дневной доход 10 % населения Китая (среднегодовые данные) составлял 1 дол., а у 35 % — не превышал 2 дол. [10, с. 73]. Невысок и среднегодовой показатель доли расходов на образование (1,9 % ВВП 2003—2005 гг.); объем расходов на здравоохранение на душу населения составляет всего 277 дол. (по ППС). По индексу использования знаний КНР (2008 г.) занимала 77-е место из 134 [8, с. 73].

Анализируя вышеизложенное, можно сделать вывод, что, несмотря на трудности, Китай продемонстрировал весьма убедительный вариант перехода от так называемой командно-административной системы к рыночной. Курс на интеграцию в мировой рынок при активной роли государства позволил Китаю справиться с вызовами глобализации, довольно успешно использовать ее преимущества, что создает уверенность в устойчивости экономических процессов. Формирование частного сектора, сопровождаемое ростом уровня доходов и их дифференциацией, создало предпосылки для развития как въездного, так и выездного туризма.

Самая большая в мире численность населения означает наличие огромного потенциала для развития выездного туризма. Индустрия туризма Китая способна удовлетворить самые разнообразные запросы посетителей. За последние 10 лет ежегодный темп роста выездного туризма составил 20 % [см.: 1]. Если в 1990 г. Китай занимал 12-е место среди стран мира по туристическим прибытиям, то в 1995 г. переместился на 8-е место, а с 2000 г. входит в первую пятерку. Согласно данным ВТурО, в Китае в 2005 г. было зарегистрировано 46,8 млн прибытий. В настоящее время Китай возглавляет список азиатских стран по этому показателю и в дальнейшем будет лидировать не только в Азиатско-Тихоокеанском регионе, но и в мире. По прогнозам ВТурО, к 2020 г. въездной поток в Китай (включая Сянган) достигнет 196 млн прибытий, т. е. больше, чем в США и Францию в 2 раза, Испанию — в 3 раза, Италию и Великобританию — в 4 раза [2, с. 163].

Китай является одной из самых привлекательных стран и для въездного туризма. По оценкам, численность зарубежных туристов, интересующихся достопримечательностями и историей Китая, составляет 29—30 % всех туристов [2, с. 62].

За последние 20 лет численность въездного туризма Китая возросла с 19,8 до 97,9 млн, т. е. рост составил 51,8 %, туристический доход вырос на 77,6 % [2, с. 44].

Туристический рынок продолжал расти и в кризисные 2008—2009 гг. В 2009 г. общее количество путешествовавших составило 1394 млн (106,1 %). По прогнозам, прирост общего количества инвестиций в туризм достигнет 12,2 % и в ближайшие 5 лет ожидается новый подъем инвестиций в эту отрасль [5, с. 60—64].

Следует учитывать, что существует ряд угроз и вызовов, которые могут негативно отразиться на туристическом бизнесе. К ним можно отнести: «перегрев» экономики вследствие чрезмерных темпов роста капитальных вложений и нового строительства, рост дефицита электроэнергии, реструктуризацию госпредприятий с угрозой роста безработицы, ускорение темпов индустриализации и урбанизации, углубление разрыва между городом и деревней и усиление социального расслоения, перенаселенность.

Курс КНР на модернизацию и интеграцию в мировой рынок создает уверенность в устойчивости экономических процессов и формируют предпосылки для роста въездного и выездного туризма Китая на будущее. Пресс-служба китайского Госсовета опубликовала доклад «Развитие прав человека в КНР, 2009 г.», где отмечено, что в 2009 г. в ответ на международный финансовый кризис китайское государство израсходовало 4 трлн юаней (около 588 млн дол. США) для улучшения жизни народа, сохранения экономического роста, изменения структуры экономики [см.: 6]. ВВП Китая в 2009 г. достиг 4,9 трлн дол. (рост 8,7 %). По этому показателю Китай занимает 2-е место в мире после США, хотя доход на душу населения составляет меньше 4 тыс. дол. США [см.: 6].

Таким образом, самая большая в мире численность населения Китая в условиях высоких темпов экономического роста означает наличие огромного потенциала для развития международного туризма. Курс на интеграцию в мировой рынок при активной роли государства позволил Китаю возглавить список азиатских стран по туристическим прибытиям. По прогнозам КНР может занять 4-е место в мире по количеству выезжающих за рубеж граждан уже в 2010 г., а не в 2020 г., как предполагалось ранее [4, с. 481].

Высокие темпы роста туристических поездок и развитие инфраструктуры туристического бизнеса будут сопровождаться обострением конкуренции на мировом туристическом рынке. Туристическим фирмам и странам следует быть готовыми к приему большого числа китайских туристов, создавать соответствующие условия, кадры, изучать специфику китайских интересов и потребностей. В свою очередь Китай готов принимать большое число туристов из других стран.

Литература

1. Бородаевский, А. Д. Тенденции социально-экономического развития в разных регионах мира / А. Д. Бородаевский // Мировая экономика и междунар. отношения. 2007. № 4. С. 18—28.
2. Ван Дэдзюнь. Состояние международного туризма / Ван Дэдзюнь. Пекин: Наука, 2007 (на кит. яз.).
3. Гельбрас, В. Г. Экономика Китайской Народной Республики. Важнейшие этапы развития 1949—2007 / В. Г. Гельбрас. М.: Гуманитарий, 2007.
4. Ежегодник туризма Китая 2007. Пекин, 2008 (на кит. яз.).
5. Ежегодник туризма Китая 2008. Пекин, 2009 (на кит. яз.).
6. Ежегодник туризма Китая 2010 (I квартал). Пекин, 2010 (на кит. яз.).
7. Китай: универсальная модель модернизации: материалы науч. семинара «Современные проблемы развития» // Мировая экономика и междунар. отношения. 2009. № 7. С. 43—55.
8. Китай: универсальная модель модернизации: материалы науч. семинара «Современные проблемы развития» // Там же. № 8. С. 69—81.
9. Лу Фэнь. Изучение современного туризма Китая / Лу Фэнь. Пекин: Туризм Китая, 2009 (на кит. яз.).
10. Мельянцев, В. А. Китайская модель развития: общие контуры, внешние эффекты, международные сравнения / В. А. Мельянцев. М., 2007.
11. Портяков, В. Я. Экономическая политика в эпоху Дэн Сяопина / В. Я. Портяков. М.: Гуманитарий, 1998.
12. Потапов, М. А. Мировой экономический кризис и Восточная Азия / М. А. Потапов // Мировая экономика и междунар. отношения. 2009. № 12. С. 19—25.
13. Салицкий, А. И. Лишние деньги — тормоз экономического роста / А. И. Салицкий // Банковское дело. 2004. № 10. С. 2—7.
14. Цзоу Дунтао. 30 лет реформ и открытости в Китае (1978—2008 гг.) / Цзоу Дунтао (на кит. яз.) [Электронный ресурс] // baidu.com. Режим доступа: <http://zhidao.baidu.com/question/73534412.html>. Дата доступа: 10.09.2010.
15. Чжоу Синьчэнь. Экономическая реформа в Китае: достижения и задачи / Чжоу Синьчэнь (на кит. яз.) [Электронный ресурс] // Китайская экономическая сеть. Режим доступа: <http://www.ce.cn/xwzx/gnsz/gdxw/201009/26/t2010092621848095.shtm>. Дата доступа: 10.09.2010.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.