журнал международного права и международных отношений 2011 — № 2


международные отношения

Роль СМИ в интеграции мусульман в Великобритании (2001 — начало 2011 гг.)

Антон Игнатович

Автор:
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. — аспирант кафедры истории нового и новейшего времени исторического факультета Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Селиванов Андрей Владимирович — кандидат исторических наук, заместитель декана факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Лукьянов Петр Григорьевич — кандидат исторических наук, профессор кафедры всеобщей истории исторического факультета Могилевского государственного университета им. А. А. Кулешова

После терактов 9 сентября 2001 г. в Нью-Йорке и 7 июля 2005 г. в Лондоне заметно преобладавшая в отношении иммигрантов терпимость большинства коренных жителей Великобритании сменилась ужесточением миграционного и антитеррористического законодательства и ростом влияния «правых» идей в британском обществе. Опасность потенциальных и реальных конфликтов на почве конфессиональных противоречий и сегодня довольно велика: необходимо искать пути к их преодолению или, по крайней мере, ослаблению. Один из таких путей — взвешенная, научно обоснованная информация в средствах массовой информации (СМИ) об исламе в принимающих странах. Исходя из этого актуальность приобретают вопросы, с одной стороны, социальной стабильности, целостности государства, а с другой — прав иммигрантов и религиозно-этнических общин, проблем их взаимоотношений с принимающим обществом. Цель данной статьи состоит в том, чтобы определить, каким образом и в какой степени СМИ влияют на процессы вхождения в принимающее общество мусульман, приехавших в Соединенное Королевство. Опыт Великобритании по интеграции иммигрантов из стран традиционного распространения ислама не универсален, но отдельные принципы могут быть действенны и в нашей стране.

Обозначенная проблема, связанная с ролью СМИ в отношении к выходцам из стран ислама, находится еще на начальной стадии своего изучения. С начала 1990-х гг. в Великобритании начинает разрабатываться проблематика взаимоотношений мусульман и принимающего общества. Некоторые авторы подчеркивают роль СМИ в формировании идентичности самих мусульман [см., напр.: 10, р. 8]. Ученые заинтересовались вопросами реакции принимающего общества на мусульман: возможностями развития ислама в западном контексте, выступлениями против них, развитием исламофобии [15, р. 8—9]. Исследование образа ислама стало важным направлением в британской историографии [22]. Обзор исследований проблем интеграции за 1996—2001 гг. дан в работе [21]. По мнению Т. Кахлмана, интеграция — это двусторонний процесс, в котором задействованы как иммигранты и беженцы, так и принимающая сторона [24, p. 7]. Другими словами, интеграция может быть оценена относительно реакции принимающего общества. Именно такой подход и будет применяться при рассмотрении заявленной проблемы. В исследованиях исламского сообщества Великобритании лица, ищущие убежища, и беженцы зачастую не выделяются из общей массы мусульман в отдельную категорию [9; 15], между тем, положение их весьма специфично. Р. Гринслейд, профессиональный журналист, дал нелестную оценку работы британской печати в деле освещения проблем беженцев, вопросов миграции [18]. При этом академические научные центры Великобритании уходят от прямых обвинений исламских организаций, не выпячивают процессы радикализации мусульманской общины (в отличие от российских исследователей, которые расставляют акценты именно в таком ключе [2; 3; 6]). Анализ историографических проблем, связанных с обозначенной тематикой, позволяет сделать вывод о том, что исследователи осознают значение фактора СМИ и взаимного влияния мусульманской общины и принимающего общества Великобритании.

В контексте рассматриваемой темы СМИ выступают: 1) как органическая часть социальной системы в целом, 2) как комплекс каналов передачи информации. Массовая информация обращена к массовому сознанию (как к широкой общественности, так и к малой группе и даже отдельной личности в ее общественно-гражданском качестве). Выбор линии поведения по отношению к массовому сознанию зависит от социальной позиции журналиста и информационной политики канала массовой информации — именно ради реализации своей информационной политики учредитель создает этот канал. Журналист собирает, компонует, интерпретирует и распространяет информацию, обращая ее к аудитории и социальным институтам.

В настоящее время ситуация крайне обостряется, когда речь идет об иммигрантах и беженцах из мусульманских стран. Эти люди сталкиваются с уже сформированным отношением большинства, где главная составляющая их образа — принадлежность к исламу, а значит и связь с терроризмом. Такие проблемы, как религиозный фундаментализм, «исламский» терроризм и интеграция мусульманских меньшинств в британское общество, получили беспрецедентное внимание со стороны СМИ после событий 11 сентября 2001 г. в США и 7 июля 2005 г. в Великобритании. Обзор, проводимый газетой «Гардиан» в ознаменование начала Недели понимания ислама, показывает, что 2/3 британцев получают информацию о мусульманах из СМИ, а не из личного опыта [12].

Так в британском обществе создаются условия для формирования исламофобии — иррационального, необъяснимого страха и ненависти к исламу и мусульманам. Исламофобия в Соединенном Королевстве определяется рядом факторов: 1) стереотипы восприятия этой религии европейцами; 2) рост влияния экстремистов в среде британских мусульман; 3) отрицательный образ ислама, создаваемый СМИ; 4) угроза прямого физического уничтожения со стороны мусульман, обострившаяся после взрывов 7 июля 2005 г.; 5) исполнителями терактов в Лондоне были британские граждане, родившиеся в Великобритании, — все это привело к естественному усилению атмосферы недоверия по отношению к мусульманам. Естественным ответом исламской общины становится отрицание связи ислама с терроризмом и предъявляемое ответное обвинение в несправедливом преследовании, находящем свое выражение в формуле исламофобии. Нередко данный термин используется в полемике для того, чтобы шантажировать общество и заставить замолчать тех, кто осмелиться критиковать любой шаг, совершенный проповедниками экстремистских течений ислама. С другой стороны, предубеждение в отношении к выходцам из стран исламского Востока объективно вызывает рост экстремизма в их среде. Однако не стоит и преувеличивать роль СМИ в формировании идентичности мусульман, как это сделано Ф. Плещуновым [6]. Это убедительно доказывает исследователь проблем ислама М. бен Мусса [10].

В рамках рассматриваемой проблематики общественное мнение можно определить как в достаточной мере консолидированное групповое мнение части общества или общества в целом по какому-либо поводу, вопросу или событию, которое выражается публично через СМИ. Общественное мнение формируется как результат рефлексивной оценки его субъектами фактов окружающей действительности в процессе информационно-коммуникационной деятельности [4, c. 70]. Но Р. Гринслейд отмечает, что «не было никакого широко распространенного протеста общественности против претендентов на получение политического убежища до кампании дискредитации в прессе, которая имела эффект легитимизации общественной враждебности» [18, p. 29]. Беженцы из стран мусульманского Востока в этой ситуации становятся жертвами антиисламских стереотипов, транслируемых СМИ, заложниками тех отношений между мусульманским сообществом и коренным большинством, которые сформировались до въезда лица, ищущего убежища в Великобритании, и определяют политику прессы.

Британская община мусульман разработала и внедрила огромное количество инициатив в сфере развития собственных СМИ по созданию и поддержанию положительного имиджа ислама в стране. Тем самым последователи пророка Мухаммеда обеспечивают присутствие в британском медийном пространстве конкурентоспособной информации об исламе. Наиболее заметны исламский телеканал, радиостанция «Рамадан Радио», авторитетное издание «Мусульманский справочник» («The Muslim Directory»), газеты «Мусульманские новости» («The Muslim News»), «Мусульманский еженедельник» («The Muslim Weekly») и др. Все общественные и религиозные организации имеют свои Интернет-ресурсы. Эти и многие другие СМИ рассчитаны не только на мусульман, но и на широкий круг британцев, проявляющих интерес к исламу. (Отдельный вопрос, выходящий за рамки данной статьи, — распространение идей радикального политизированного ислама через исламские СМИ).

Объективно говоря, мусульманские журналы и Интернет-ресурсы не могут повлиять на мнение большинства британцев. Важна конструктивная позиция наиболее авторитетных, ведущих СМИ. Ими распространяется информация и о мирной, культурной, просветительской и чисто религиозной деятельности мусульманских общин Королевства. Отмечают, что после взрывов 2005 г. в Лондоне британская пресса ответственно отнеслась к освещению событий, была дана возможность высказаться умеренному мусульманскому большинству и мусульманским жертвам нападений [19].

Совершенно иной подход отмечается в отношении беженцев: «Не было никакой попытки различить крошечное число безумных людей и подавляющее большинство претендентов на получение политического убежища» [19]. Р. Гринслейд подчеркивает, что «пресса может говорить о претендентах на получение политического убежища так, как теперь никогда не смели бы говорить об иммигрантах или, скажем, чернокожих» [18, р. 8]. Великобритания дала убежище многим исламским фундаменталистам, подозреваемым в терроризме во всем мире, писала в 2003 г. «Санди Телеграф» [26]. «Лидеры радикальных исламских партий, клерикалы, проповедующие святую войну, воины "джихада" в Афганистане, Алжире и Чечне и невиновные беженцы были пойманы в перекрестном огне: все нашли убежище на наших берегах» [11], отмечал «Обсервер» после терактов 7 июля 2005 г., выделив именно радикалов. Возможно, Великобритания заплатила за свою сверхлиберальную позицию в отношении политических беженцев из исламского мира [28], но причина ли это для того, чтобы отказывать в убежище вообще или предвзято относиться ко всем беженцам? Беженцы и лица, ищущие убежища, знают, что они представлены СМИ как террористы и связывают именно этот факт с проблемами своей безопасности [30, р. 24].

Предвзятое отношение лишает мусульман возможности интегрироваться в принимающее общество и чувствовать себя его полноправными членами — таковы основные заключения, сделанные в докладе «Мусульмане в Евросоюзе: дискриминация и исламофобия», опубликованном Европейским мониторинговым центром [25]. Такое положение вещей признается на государственном уровне: «Мы обеспокоены негативным воздействием враждебных сообщений.., особенно последствиями для отдельных людей, ищущих убежища,.. как это влияет на принятие решений правительством и чиновниками. Мы также обеспокоены возможностью связи между враждебными сообщениями СМИ и физическими нападениями на ищущих убежища» [31, р. 101].

Некоторые британские исследователи считают, что разговоры об «исламском терроризме» должны быть оставлены как предмет дискуссии, потому что это препятствует пониманию террористического явления, разрушительно для отношений внутри общества и контрпроизводительно в борьбе с террористическим насилием в будущем [см., напр.: 22, p. 21—22]. Вместе с тем, замалчивание проблемы приведет к обратному эффекту.

Если исламская угроза — миф, то скорее как искаженное отражение в сознании реальности, возникшее как результат добросовестных заблуждений вследствие недостатка или неточного знания [5]. Такой тип мифологии можно, если не преодолеть полностью, то существенно скорректировать за счет улучшения качества информации о мусульманах и исламе. Можно добавить, той информации, которая затем будет ретранслироваться через СМИ. В парламенте Великобритании в 2006—2007 гг. обсуждалась ответственность журналистов в освещении вопросов убежища и беженцев в целях обеспечения практического руководства, «как профессиональные журналисты должны выполнять свои обязанности в деле удовлетворения общественного интереса и обеспокоенности. Мы подчеркиваем, что такое руководство не должно незаконно ограничивать свободу слова или свободу прессы» [31, р. 105].

Взрывы, совершенные молодыми мусульманскими радикалами в Лондоне в 2005 г., поставили под сомнение будущее мультикультурализма в Великобритании, хотя исследователи в 2007 г. достаточно убедительно доказывали, что возможности этой политики в отношении мусульман далеко не исчерпаны [8]. В отличие от лейбористов, новое консервативное правительство готовится изменить политику в отношении иммигрантов-мусульман. Речь премьер-министра Великобритании Д. Кэмерона на Мюнхенской конференции по безопасности в феврале 2011 г. [29] была воспринята обществом как отказ от политики мультикультурализма. Пресса увидела в заявлении Д. Кэмерона прежде всего сигнал к началу широкого обсуждения проблемы [13]. Отдельные СМИ прямо заявили, что речь премьер-министра была «непродуманна и неосмотрительна» [16]. Но были и СМИ, которые высказывались в поддержку такой позиции премьера [7], а некоторые нападали на каждого, кто осмеливался критиковать его выступление [23]. Однако, в свою очередь, например, «Гардиан» прямо обвинила «Дэйли Стар» в «антимусульманской пропоганде» [14]. Пресса активно включилась в обсуждение, но на страницах газет редко появлялся термин «интеграция». Во многом неясным остается и сам термин «мультикультурализм»: каждый журналист вкладывал в него свой смысл, каждый обозреватель услышал то, что хотел. Фактически же, по нашему мнению, Д. Кэмерон выступил в поддержку активизации индивидуальной интеграции через деятельность на местном уровне, а не с помощью государственной поддержки мусульманских организаций. Хотя и были сомнения в том, что за словами Д. Кэмерона последуют конкретные действия [17], правительство уже прекратило поддерживать некоторые организации, подозреваемые в пристрастии к экстремистским идеям [27]. Однако при этом, как сообщил «Обсервер», с сентября 2011 г. сокращается и финансирование курсов английского языка для иммигрантов [20], что напрямую противоречит содержанию мюнхенской речи премьера [29]. Но именно СМИ интерпретируют сообщение, акцентируя внимание на отдельных моментах, зачастую вырывая цитаты из контекста, и создают определенный образ.

Р. Гринслейд в своем исследовании подчеркивает, что «рассматривая проблему в перспективе, мы должны видеть ее решение в попытке изменить не только повестку дня СМИ, но также и мышление их аудитории» [18, р. 29]. Бесспорно, перед Великобританией встает задача укрепления своей британской идентичности. Помимо экономической и социальной трансформации в последнюю треть XX в. страна прошла через трансформацию ментальную, мировоззренческую [1, с. 51]. Британия не в силах поддерживать свой великодержавный статус. Кризис идентичности, постигший страну во второй половине прошлого столетия, ощущается до сих пор.

Таким образом, ответственность СМИ в отношении мусульманского присутствия в Соединенном Королевстве бесспорна. Но это не может быть основанием для ограничения свободы слова (последний тезис особенно актуален для Британии — государства с развитой либеральной традицией). Если интеграция — это двусторонний процесс, где активна принимающая сторона и важны ее конструктивная реакция и адаптация, то позиция прессы в современной Великобритании играет ключевую роль. Выходцы из стран традиционного распространения ислама становятся заложниками медиа-образа, который сложился в отношении ислама. Внимание прессы чаще всего сконцентрировано на теме исламского радикализма, практически отсутствует информация о положительных результатах интеграции мусульман. При этом такая их категория, как претенденты на убежище и беженцы в Соединенном Королевстве, представлены резко негативна. Многие материалы, зачастую не будучи напрямую направленными против мусульман и ислама, тем не менее, по своему сенсационному характеру пробуждают ощущение угрозы и способствуют развитию исламофобии в принимающем обществе. Все вышеперечисленное подчеркивает важность повышения компетентности всех СМИ Великобритании в вопросах интеграции мигрантов из стран мусульманского Востока.

Литература

1. Громыко, А. Великобритания: модернизация на фоне традиций / А. Громыко // Вестник Европы. — 2006. — Т. XIX-XX. — С. 47—55.
2. Ланда, Р. Г. Мусульманская диаспора и исламо-экстремизм в Великобритании / Р. Г. Ланда // Мусульмане на Западе: сб. ст. / сост. М. Р. Арунова. — М.: ИБВ, 2002. — С. 14—31.
3. Малашенко, А. Тень ислама над Европой / А. Малашенко // Междунар. жизнь. — 2004. — № 9. — С. 93—106.
4. Нисневич, Ю. А. Информационно-коммуникационная стабилизация политической системы / Ю. А. Нисневич // Вестник Рос. ун-та дружбы народов. Сер.: Политология. — 2006. — № 1.— С. 68—80.
5. Паин, Э. А. Миф и социальная реальность / Э. А. Паин // Общественные науки и современность. — 2007. — № 4. — С. 24—27.
6. Плещунов, Ф. Мусульмане Великобритании: поиск новой идентичности / Ф. Плещунов // Азия и Африка сегодня. — 2008. — № 10. — С. 16—21.
7. Aaronovitch, D. You don't set a thief to catch a terrorist; The Prime Minister is spot-on: we should promote democratic values, not cosy up to those who reject them / D. Aaronovitch // The Times. — 2011. — Feb. 10. — P. 25.
8. Ahmad, F. British Muslim Perspectives on Multiculturalism / F. Ahmad, T. Modood // Theory, Culture & Society. — 2007. — Vol. 24, N 2. — P. 187—213.
9. Ansari, H. Muslims in Britain / H. Ansari. — London: MRG, 2002. — 43 p.
10. Ben Moussa, M. The role of mass media in shaping identity construction among British Muslim Diasporas after 9/11: MA Dissertation / M. ben Moussa. — Leeds: The University of Leeds, Institute of Communications Studies, 2004. — 55 p.
11. Bright, M. The London Bombs: UK Policy / M. Bright, Р. Harris // The Observer. — 2005. — July 17. — P. 17.
12. Britain after September 11: Special reports Guardian Unlimited [Electronic resource] // guardian.co.uk. — 2002. — Mode of access: <http://www.guardian.co.uk/ukresponse/archive/0,,583504,00.html>. — Data of access: 05.11.2007.
13. Britishness and muscular liberalism: let the debate begin // The Scotsman. — 2011. — Feb. 5. — P. 30.
14. Brooker, Ch. Q: When does a tabloid become crude propaganda? A: When it starts printing it / Ch. Brooker // The Guardian. — 2011. — Feb. 14. — P. 5.
15. Buijs, F. J. Muslims in Europe: The State of Research / F. J. Buijs, J. Rath. — Amsterdam: IMES, University of Amsterdam, 2002. — 54 p.
16. Cameron&apos;s identity crisis // Scotland on Sunday. — 2011. — Feb. 6. — P. 16.
17. Fine words, Mr. Cameron, but what next? // Sunday Times. — 2011. — Feb. 6. — P. 20.
18. Greenslade, R. Seeking Scapegoats: The coverage of asylum in the UK press: Asylum and Migration Working Paper, 5 / R. Greenslade. — London: Institute for Public Policy Research, Joseph Rowntree Charitable Trust, 2005. — 40 p.
19. Hari, J. It&apos;s not just bombs. We should also fear what we are doing to our country / J. Hari // The Independent. — 2005. — July 29. — P. 43.
20. Helm, T. Funding shake-up hits call to learn English / T. Helm // The Observer. — 2011. — Feb. 13. — P. 12.
21. Integration: Mapping the Field: Report of a Project carried out by the University of Oxford Centre for Migration and policy Research and Refugee Studies Centre contracted by the Home Office Immigration Research and Statistics Service (IRSS) / S. Castles, M. Korac, E. Vasta, S. Vertovec. — London: IRSS, 2002. — 105 p.
22. Jackson, R. Religion, Politics and Terrorism: A Critical Analysis of Narratives of «Islamic Terrorism»: Working Paper Series N 21 / R. Jackson. — Manchester: Centre for International Politics, 2006. — 22 p.
23. Kavanagh, T. Cameron gets tough ...Labour sit on fence / T. Kavanagh // The Sun. — 2011. — Feb. 7. — P. 6.
24. Kuhlman, T. The economic integration of refugees in developing countries: a research model / Т. Kuhlman // Journal of Refugee Studies. — 1991. — Vol. 4, N 1. — P. 1—20.
25. Muslims in the European Union: Discrimination and Islamophobia. — Vienna: European Monitoring Centre on Racism and Xenophobia (EUMC), 2006. — 118 p.
26. Palmer, A. We have made a paradise for terrorists in our own backyard / А. Palmer // The Sunday Telegraph. — 2003. — May 4. — Р. 23.
27. Percival, J. Cameron&apos;s crackdown under way as cash withheld from &apos;suspect&apos; groups / J. Percival, P. Wintour // The Guardian. — 2011. — Feb. 7. — P. 4.
28. Phillips, M. Come to Londonistan, our refuge for poor misunderstood Islamistvictims / М. Phillips // The Times. — 2006. — June 6. — Р. 21.
29. PM’s speech at Munich Security Conference [Electronic resource] // The official site of the Prime Minister&apos;s Office. — Mode of access: <http://www.number10.gov.uk/news/speeches-and-transcripts/2011/02/pms-speech-at-munich-security-conference-60293>. — Data of access: 11.02.2011.
30. Rudiger, A. Prisoners of Terrorism? The impact of anti-terrorism measures on refugees and asylum seekers in Britain: A Refugee Council Research Report / А. Rudiger. — Oxfam: Refugee Council, 2007. — 46 p.
31. The Treatment of Asylum Seekers: Tenth Report of Session 2006-07: Vol. I — Report and formal minutes. — London: The Stationery Office Limited, 2007. — 130 p.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.