журнал международного права и международных отношений 2012 — № 4


международные отношения

Миграционная политика французских правительств в конце ХХ — начале ХХI в.

Константин Снисаренко

Автор:
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. — старший преподаватель кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Селиванов Андрей Владимирович — кандидат исторических наук, заместитель декана факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Подолинский Владимир Алексеевич — кандидат исторических наук, доцент кафедры экономической истории института социально-гуманитарного образования Белорусского государственного экономического университета

Развитие процессов глобализации, рост каналов международной коммуникации содействуют ускорению миграционных процессов в современном мире. По данным ООН, 3 % мирового населения проживают вне страны своего рождения [4]. В этих условиях национальные государства вынуждены уделять большое внимание контролю над миграционными потоками и приводить их в соответствие со своими интересами.

Франция является одной из старейших стран иммиграции в Европе. Иммиграция в нее началась во времена Великой французской революции. Массовый приток иммигрантов отмечался с середины ХIХ в. Они пополняли ряды экономически активного населения и содействовали восстановлению хозяйства страны после кровопролитных войн. Кроме того, иммиграция решала демографическую проблему. Если бы не постоянный прирост пришлого населения, то демографический рост во Франции сократился бы на 40 % [5, с. 125]. В свою очередь, международных мигрантов притягивал высокий уровень жизни французских граждан, который был следствием их упорной борьбы за свои права. Доминирующая во французском обществе республиканская традиция отвергала жесткие формы контроля над иммигрантами. Однако экономический кризис 1974 г. вынудил отказаться от их свободного приема и приступить к активному государственному регулированию миграционных потоков.

Актуальность настоящей статьи связана с тем, что миграционная политика представляет собой важный аспект общественной жизни современной Франции. Кроме того, она является частью более широкой проблемы современного обществоведения — проблемы определения роли национального государства в регулировании миграционных процессов. К сожалению, этот вопрос слабо отражен в современной научной литературе. Это подтверждают публикации французских исследователей Ф. Даге, С. Тав, Д. Лошак, Х. Таван [12; 20; 39]. Их характерной чертой является крайне узкий охват проблемы. К примеру, публикация профессора права Д. Лошак посвящена анализу отдельно взятого закона и ясно отражает позицию автора, которая основана на идее максимального ограничения иммиграционного контроля [20].

Среди работ российских авторов следует отметить статьи Я. Р. Стрельцовой и Н. В. Шмелёвой [5; 6]. Публикации известного специалиста в изучении миграционной политики Франции Я. Р. Стрельцовой свойственно стремление как можно шире охарактеризовать специфику процесса иммиграции и осуществить на этом основании анализ миграционной политики французских властей. Н. В. Шмелёва дает более узкую характеристику конкретного этапа реформ миграционной политики страны. К недостаткам ее статьи можно отнести излишнюю персонификацию миграционной политики французского государства и склонность автора рассматривать реформы в отрыве от общеевропейских тенденций.

В целом следует отметить, что в современной историографии пока отсутствует общий комплексный анализ миграционной политики французского государства. Поэтому основу источниковой базы составляют акты французского законодательства и данные статистики [14; 16; 17; 21—35].

Цель данной статьи — дать характеристику миграционной политики французских правительств в конце ХХ — начале ХХI в.

Приступить к активному государственному регулированию миграционных процессов французских политиков побуждали две причины. Первой из них были качественные изменения, произошедшие в социально-экономическом развитии страны. С 1970-х гг. национальная экономика Франции оказалась не в состоянии обеспечить высокий уровень занятости населения. За 1975—2010 гг. средний уровень безработицы составил 8 % [38]. Необходимость использования труда иммигрантов отпала. Тем не менее, сокращения иммиграции в страну не произошло. Так, если в 1968 г. доля иммигрантов во взрослом населении Франции составляла 6,6 %, то в 2008 г. — уже 8,4 % [14]. Международных мигрантов привлекал более высокий уровень жизни французских граждан. В стране, где около 30 % ВВП перераспределяется через систему социального обеспечения, вполне возможной оказалась жизнь на социальные пособия [19, p. 1]. Выходцы из государств с низким уровнем жизни стремились получить вид на жительство или гражданство обходными путями, используя фиктивные браки, право на иммиграцию по семейным мотивам, право на убежище.

Второй причиной стали изменения в этноконфессиональном составе пришлого населения. Традиционно основу французских иммигрантов составляли европейцы. Однако к началу ХХI в. подавляющее большинство иммигрантов представляли выходцы из африканских и азиатских стран. За период с 1968 по 2004 г. доля иммигрантов из Европы сократилась с 76,4 до 41 %, а выходцев из Африки и Азии выросла с 19,9 до 42 % и с 2,5 до 14 % соответственно [16; 39, p. 2]. Пройдя социализацию в неевропейской культурной среде, это поколение иммигрантов испытывало значительные трудности в процессе адаптации во Франции. Формирование в стране замкнутых мусульманских сообществ подняло вопрос об интеграции иммигрантов во французское общество.

Решение данных проблем стало основной целью преобразований в миграционной политике французских правительств в конце ХХ — начале ХХI в. Первый период реформ (1974—1993 гг.) был связан с формированием национального подхода к государственному регулированию миграционных процессов и характеризовался активной политической борьбой по вопросу о методах проведения миграционной политики. Так, действия правоцентристских кабинетов премьер-министров Ж. Ширака (май 1974 г. — август 1976 г.) и Р. Барра (август 1976 г. — май 1981 г.) выявили стремление «правых» политических сил остановить приток иммигрантов, сократить их число в стране и ужесточить контроль над пребыванием иностранных граждан.

В условиях экономического кризиса правительство Ж. Ширака 5 июля 1974 г. приняло решение о прекращении иммиграции во Францию. Суть его заключалась в отказе от предоставления трудовых виз всем иностранцам, за исключением граждан стран ЕЭС. В 1978 г. был введен в действие административный механизм принудительной репатриации иммигрантов. Программа была рассчитана на пять лет и предполагала выселение за пределы Франции около 500 тыс. человек [17, p. 42].

Миграционная политика правоцентристских правительств имела ряд недостатков. Во-первых, было явно недооценено значение иммиграции для страны. Иммигранты, как правило, занимали малопривлекательные для коренного населения ниши на рынке труда и заметно сокращали издержки французских предприятий. Иммиграция обеспечивала прирост экономически активного населения на фоне старения коренного населения Франции. По сравнению с 1946 г. в 1970 г. доля экономически активных граждан Франции сократилась на 5,5 %, а пенсионеров увеличилась на 2 % [37]. В то же время в 1960—1970-х гг. подавляющее большинство иммигрантов составляли мужчины трудоспособного возраста от 25 до 45 лет [12, p. 2]. Во-вторых, эффективность принудительной репатриации иммигрантов оказалась невысокой. Высланные из страны иммигранты возвращались в нее незаконным путем. В ответ на это 10 января 1980 г. был утвержден Закон «О предупреждении незаконной иммиграции» [29]. В соответствии с ним незаконное пребывание иностранца во Франции стало основанием для его депортации. В-третьих, предпринятые меры противоречили либерально-демократическим гражданским ценностям, составляющим основу французской общественно-политической жизни. Недовольство французов миграционной политикой правоцентристской коалиции проявилось во время Национального марша протеста 10 мая 1980 г.

Приход к власти в 1981 г. коалиции «левых» сил во главе с Ф. Миттераном отражал надежду французского общества на принципиальное изменение миграционной политики. Премьер-министр «левого» кабинета П. Моруа выступил за пересмотр ранее принятых законов: 29 октября 1981 г. был утвержден закон, который отменил большинство изменений, внесенных «правыми» в миграционное законодательство [32]. Репатриация иммигранта должна была осуществляться не в административном порядке, а по решению суда. Суд мог отказаться от нее в случае, если иммигрант имеет семью во Франции. Депортация нелегального иммигранта допускалась лишь в тех случаях, когда он был приговорен к лишению свободы на срок более одного года.

Основной упор в миграционной политике «левых» правительств П. Моруа (май 1981 г. — июль 1984 г.) и Л. Фабиуса (июль 1984 г. — март 1986 г.) был сделан на интеграцию иммигрантов во французское общество. В 1982 г. была проведена массовая легализация проживающих в стране незаконных иммигрантов. Вид на жительство получили более 100 тыс. человек [17, p. 43]. Расширились возможности иммигрантов при найме на работу. Они получили права избираться в рабочие советы предприятий, создавать общественные ассоциации.

С 1982—1983 гг. новый курс миграционной политики перестал отвечать надеждам избирателей. Затяжной экономический кризис, рост безработицы, проблемы в аккультурации выходцев из бедных стран Африки и Азии, ускорившийся процесс старения коренного населения на фоне высокой рождаемости в семьях иммигрантов содействовали росту ксенофобии. В начале 1984 г. 70 % французов выступали за то, чтобы иммигранты покинули их страну [1, c. 115]. Следует также отметить, что проведенные в 1981—1985 гг. реформы не привели к коренной перестройке миграционной политики французского государства. «Левые» не отказались от идеи ограничения иммиграции, а лишь предлагали более гуманные способы решения возникших в связи с нею проблем.

Рост консервативных настроений в обществе и недовольство политикой «левых» обусловили победу правоцентристской коалиции на парламентских выборах 1986 г. Президент-социалист Ф. Миттеран вынужден был сосуществовать с правоцентристским кабинетом премьер-министра Ж. Ширака. По инициативе правительства 9 сентября 1986 г. был принят Закон «Об условиях въезда и пребывания иностранцев во Франции» [31]. Он отменял принятые ранее ограничения в процедуре депортации иммигрантов. Тем не менее, по сравнению с 1970-ми гг. отношение «правых» к проблеме иммиграции изменилось. Стал наблюдаться переход от прямого отрицания ее необходимости к более дифференцированному подходу. Об этом свидетельствуют выводы, сделанные членами комиссии по реформе Кодекса о гражданстве, которая работала при правительстве Ж. Ширака. С одной стороны, на фоне роста числа иммигрантов из африканских стран особо подчеркивалась необходимость защиты национальной идентичности. Под ней подразумевалась система основополагающих ценностей французского общества. С другой стороны, исходя из необходимости обеспечения демографической безопасности, комиссия поддерживала идею об активном предоставлении французского гражданства детям иммигрантов.

Недовольство французов радикальной политикой «правых» содействовало приходу к власти социалистов. Одержавший победу на президентских выборах 1988 г. Ф. Миттеран хотел утвердить авторитет социалистической партии в сфере контроля над иммиграцией. Под его давлением 2 августа 1989 г. был принят Закон «Об условиях въезда и пребывания иностранцев во Франции» [30]. Однако он внес изменения лишь в 4 из 20 статей закона 1986 г. Они касались усиления контроля над решениями префектов о высылке нелегального иммигранта, расширили категории не подлежавших репатриации иммигрантов, упрощали процедуру получения вида на жительство.

В 1989—1990 гг. была начата общественная дискуссия по вопросу о содержании миграционной политики Франции. Социалисты пытались перевести ее в контекст усиления мер по социально-экономической интеграции иммигрантов. В декабре 1989 г. был принят соответствующий правительственный план и создан Высший совет по интеграции, целью которого была разработка и внедрение решений в сфере интеграции иммигрантов во французское общество. Весной 1990 г. «правая» оппозиция предложила ряд законопроектов, предусматривающих усиление борьбы с незаконной иммиграцией и ужесточение условий предоставления французского гражданства. Пытаясь добиться консенсуса, «левое» правительство М. Рокара (июнь 1988 г. — май 1991 г.) выступило с инициативой проведения двух «круглых столов» с участием оппозиции в апреле и мае 1990 г. Во время их проведения «правым» удалось отстоять свой авторитет в вопросах миграционного контроля, что заметно снизило популярность правящего большинства. Так, в 1989 г. недовольство миграционной политикой социалистов высказало 52 % французов, а в 1990 г. — уже 63 % [7; 10].

На фоне низкой популярности своих действий по контролю над иммиграцией социалисты стали проводить политику, близкую по характеру к предложениям «правых». Кабинет премьер-министра Э. Крессон (май 1991 г. — апрель 1992 г.) стал предпринимать меры по борьбе с незаконной иммиграцией. В декабре 1991 г. был принят Закон «Об усилении мер борьбы с трудом и организацией транзита незаконных иммигрантов во Франции» [27]. Была возобновлена примененная еще правительством Ж. Ширака практика высылки незаконных иммигрантов чартерными авиарейсами, а также введены жесткие штрафные санкции для нанимателей, использовавших труд нелегальных иммигрантов.

В 1974—1993 гг. борьба «правых» и «левых» партий по вопросу о выработке оптимальных методов регулирования иммиграции в страну имела ярко выраженный идеологический характер. Представители правящих партий представляли свои идеи в виде глобальных политических проектов, которые зачастую либо слабо соответствовали реальным условиям, либо не отвечали интересам граждан. Эта борьба выявила противоборство двух подходов к контролю над иммиграцией: консервативного и либерального. Суть консервативного подхода заключалась в признании приоритета национальных интересов и сводилась к ужесточению государственного регулирования численности, состава и перемещений населения. Либеральный подход исходил из принципа превалирования прав человека над национальными интересами и был направлен на максимальное обеспечение права на свободное передвижение. Прошедшие с 1970-х гг. два политических цикла сблизили позиции правящих партий. Маятник общественных предпочтений склонился в сторону консервативного подхода.

Второй период реформ миграционной политики Франции (1993—2002 гг.) проходил на фоне активного развития интеграционных процессов в Европе. Как следствие, миграционное законодательство страны подверглось корректировке в соответствии с нормами, принятыми Европейским сообществом. Расширилось проблемное поле миграционной политики: в сферу государственного регулирования вошла проблема натурализации детей иммигрантов.

Победа на парламентских выборах 1993 г. правоцентристской коалиции и последующее ужесточение миграционной политики укладывались в рамки внутреннего общественно-политического развития страны. Однако доминирующий во Франции консервативный подход не соответствовал европейским нормам в области контроля и регулирования миграционных процессов.

В 1990 г. представителями Франции были подписаны Конвенция о применении Шенгенского соглашения от 14 июня 1985 г. между правительствами государств экономического союза Бенилюкс, Федеративной Республики Германии и Французской Республики о постепенной отмене проверок на общих границах [18] и Дублинская конвенция 1990 г., определяющая государство, ответственное за рассмотрение ходатайств о предоставлении убежища, поданных в одном из государств — членов Европейского сообщества [3]. Заключенный 7 февраля 1992 г. Договор о Европейском союзе предусматривал формирование единого пространства для свободного перемещения товаров, услуг, капиталов и населения [40]. Содержащиеся в этих документах нормы отвечали критериям либерального подхода к проведению миграционной политики. В то же время с целью обеспечения безопасности европейских государств предполагалось введение ряда ограничений.

Поэтому ужесточение миграционного законодательства Франции осуществлялось правыми под предлогом обеспечения безопасности в рамках развивающихся процессов мировой глобализации и европейской интеграции. Правительства премьер-министров Э. Балладюра (апрель 1993 г. — май 1995 г.) и А. Жюппе (май 1995 г. — апрель 1997 г.) воспользовались тем, что Договор о Европейском союзе 1992 г. сохранял право регулирования миграционных потоков за национальными государствами.

Первым шагом стало внесение изменений в Кодекс о гражданстве, которые были обещаны «правыми» еще в 1986 г. Закон «О реформе Кодекса о гражданстве» был принят 22 июля 1993 г. [34]. В соответствии с ним ограничивалось право получения французского гражданства детьми иммигрантов. Они могли быть натурализованы лишь по достижении совершеннолетия, выражении своего желания, принятии культуры и языка страны. С целью борьбы с фиктивными браками как способом быстрой натурализации была введена норма, согласно которой супруг-иностранец мог получить гражданство страны только по прошествии двух лет, а не полугода, как ранее.

По инициативе правоцентристской коалиции Парламент Франции 24 августа 1993 г. утвердил Закон «О регулировании иммиграции, условиях въезда и пребывания иностранцев во Франции» [28]. В соответствии с ним был увеличен срок содержания под стражей иностранца, который не представил свои документы полиции. Для ряда стран наравне с обычной вводилась выездная виза. Она позволяла точно определить время нахождения иностранца в стране. С целью имплементации Дублинской конвенции 1990 г. в закон была внесена норма, в соответствии с которой человек, которому одна из стран ЕС отказала в праве убежища, лишался возможности обращаться с соответствующим прошением во Французское бюро помощи беженцам и апатридам. Иностранным студентам было запрещено привозить с собой семью во время учебы. В целях борьбы с фиктивными браками глава магистрата получал право проверки условий жизни и отношений между французским гражданином и иностранцем, заявившими о намерении вступить в брак. Только постоянно работающим во Франции иностранным гражданам сохраняли право пользоваться национальной системой социального обеспечения. В иных случаях помощь оказывалась только в рамках страхования по болезни.

Закон «О расширении прав проверки личности» от 10 августа 1993 г. стал превентивной мерой к ратификации Францией Шенгенской конвенции 1990 г. [33]. Он предусматривал усиление полицейского высокотехнологичного контроля в приграничной зоне, международных портах, на вокзалах и в аэропортах, введение пластиковых электронных карточек для проверки личности. Полицейский получил право проверять документы любого подозрительного человека при любых обстоятельствах, а не только тогда, когда последний совершит правонарушение.

Бурный рост международной миграции и экономический кризис 1990—1993 гг. содействовали росту ксенофобии среди французов. Поэтому утверждение жесткого миграционного законодательства не вызвало значительной общественной реакции. Однако принятые законы имели ряд существенных недостатков. Во-первых, были созданы предпосылки для ограничения прав человека. Во-вторых, в определенных случаях миграционное законодательство Франции полностью блокировало права иммигранта, но не предполагало процедуры его принудительной репатриации.

Недостатки предпринятых реформ отчетливо проявились в 1997 г. Конфликт разгорелся вокруг утверждения Закона «Об усилении контроля над сертификатами проживания». Он предусматривал обязательное декларирование приезда иностранца к французскому гражданину и информирование властей о последующем его отъезде. Слушания по утверждению закона в парламенте сопровождались массовыми выступлениями протеста. Наибольшее недовольство вызывала первая статья, предполагавшая обязательное информирование французом властей об отъезде гостившего у него иностранца. Предложенная норма противоречила правам человека и создавала предпосылки для вмешательства силовых ведомств в частную жизнь французских граждан. Правительство переработало законопроект: сертификат проживания должен был проверяться при пересечении иностранцем границы. В этом варианте закон был утвержден.

Инициаторами протестного движения 1997 г. были космополитично настроенные французские общественные деятели и правозащитные организации. Конвергенция позиций «правых» и «левых» партий привела к тому, что «левая» оппозиция не могла представить обществу альтернативный проект реформ миграционной политики. Поэтому после победы «левых» политических сил на досрочных парламентских выборах 1997 г. правительство премьер-министра Л. Жоспена (июнь 1997 г. — май 2002 г.) поставило перед собой прагматичную задачу — усовершенствовать действующее миграционное законодательство в соответствии с нормами единой Европы.

В 1997—2002 гг. социалисты, гораздо в большей степени, чем ранее, вынуждены были учитывать требования общеевропейских наднациональных органов. Амстердамский договор, подписанный представителями Франции 2 октября 1997 г., положил начало процессу передачи суверенных полномочий государств — участников ЕС в области миграционной политики общеевропейским политическим институтам. Правительство Л. Жоспена стремилось превентивно, до вступления в силу Амстердамского договора 1 мая 1999 г., адаптировать французское миграционное законодательство к нормам европейского права.

Закон «О гражданстве», принятый 16 марта 1998 г., заметно упростил процедуру получения французского гражданства детьми иммигрантов [25]. Основанием для их натурализации стало постоянное проживание в стране в течение пяти лет. Отпала необходимость достижения совершеннолетия и проявления собственной воли в виде подачи официального заявления в государственные органы.

В соответствии с утвержденным 11 мая 1998 г. Законом «О въезде и пребывании иностранных граждан во Франции и праве на убежище» заметно упрощались административные процедуры, связанные с пребыванием иностранцев в стране [26]. Были упразднены сертификаты проживания, которые применялись с 1982 г. как средство контроля над перемещениями иностранных граждан. Вместо них вводилось добровольное декларирование приезда иностранца. В упрощенном порядке предоставлялся вид на жительство талантливым ученым и деятелям культуры. Местные органы власти получили право давать убежище международным мигрантам наравне с Французским бюро помощи беженцам и апатридам. Иммигрантам была предоставлена возможность пользоваться услугами национальной системы социального обеспечения в полном объеме. В то же время закон предусматривал ужесточение мер по борьбе с незаконной иммиграцией. Были увеличен срок задержания иностранца, не предъявившего документы полиции, и упрощена процедура депортации нелегальных иммигрантов.

В своей деятельности «левый» кабинет стремился максимально учитывать общественное мнение. В ответ на высокую ообеспокоенность французов судьбой незаконных иммигрантов в 1997—1998 гг. была проведена кампания по их легализации. Вид на жительство получило около 80 тыс. человек [8]. Это, а также экономический рост и сокращение безработицы в стране содействовало снижению ксенофобии. По данным опросов общественного мнения, число лиц, считающих иммигрантов обузой для Франции, сократилось с 61 % в 1991 г. до 52 % в 1998 г. [9; 13].

Начавшийся в первой половине 1990-х гг. процесс коммунитаризации миграционной политики стран ЕС вступил в противоречие с доминирующим во Франции консервативным подходом по регулированию иммиграции. Постепенная адаптация французского миграционного законодательства к требованиям единой Европы привела к заметной трансформации миграционной политики страны которая приобрела более либеральный характер. Произошло разделение компетенций европейских и национальных органов власти. За европейскими политическими институтами было закреплено право регулирования миграционных потоков, а за национальным правительством — проблема натурализации и интеграции иммигрантов. Борьба политических проектов уступила место прагматичным преобразованиям.

Третий период реформ миграционной политики Франции (2003—2012 гг.) характеризуется дальнейшей коммунитаризацией миграционного законодательства страны и связан с еще большим расширением сферы миграционного контроля государства: с 2006 г. активному государственному регулированию подвергся процесс интеграции иммигрантов во французское общество.

Можно выделить две причины, которые побудили французских политиков начать новый этап реформ миграционного законодательства страны. Первой из них стала активная работа Европейской комиссии по созданию наднациональных нормативных рамок в сфере регулирования миграции. На саммите ЕС 1999 г. в г. Тампере была утверждена программа действий по формированию Европейской миграционной политики [11]. В соответствии с ней было запланировано создание единой системы предоставления убежища на территории ЕС, усилить борьбу с незаконной иммиграцией. В 2000 г. государствами Шенгенской группы было принято решение о проведении политики контролируемой иммиграции, которая предполагала отказ от тотального запрета иммиграции в пользу выборочного ограничения отдельных ее видов и более эффективного пограничного контроля.

Вторая причина была связана с социальным положением французских иммигрантов. С 1974 г. подавляющее большинство из них проникало во Францию по линии воссоединения семей или воспользовалось правом убежища. Поэтому новое поколение иммигрантов в своем большинстве относилось либо к иждивенцам, либо к крайне слабо подготовленным к требованиям постиндустриальной экономики работникам. В 2002 г. половина французских иммигрантов трудилась в качестве рабочих [39], в то время как на рынке труда Франции потребность в индустриальных рабочих снижалась, а спрос на высококвалифицированных специалистов возрастал.

Проведенные в 2003—2004 гг. реформы миграционного законодательства Франции по форме соответствовали основным направлениям Европейской миграционной политики, но по содержанию были нацелены на решение внутриполитических проблем. Основным их инициатором был Н. Саркози, занимавший пост министра внутренних дел в правительстве премьер-министра Ж.-П. Раффарена (май 2002 г. — май 2005 г.). Своей основной целью он избрал борьбу с нежелательными видами иммиграции во Францию: иммиграцией по семейным мотивам и предоставлением права на убежище.

Меры по ограничению семейной иммиграции были предприняты французскими властями в рамках борьбы с незаконными иммигрантами. 26 ноября 2003 г. был принят Закон «О регулировании иммиграции, натурализации и пребывания иностранцев во Франции» [23]. Помимо увеличения срока задержания иностранца, не предъявившего документы полиции, создания соответствующей общеевропейским нормам электронной системы регистрации виз, ужесточения наказаний за организацию въезда и использование труда незаконных иммигрантов закон ввел уголовную ответственность за фиктивный брак.

В декабре 2003 г. был утвержден ряд поправок в Закон «О праве на убежище» от 25 июля 1952 г., которые заметно упрощали процедуру предоставления убежища во Франции [24]. Так, если ранее этим правом обладали как
республиканские, так и территориальные органы власти, то с 2003 г. заявления могли рассматриваться только в республиканском Французском бюро помощи беженцам и апатридам. Кроме того, в рамках решений саммита ЕС в г. Тампере в закон были внесены положения о так называемых благополучных и неблагополучных странах исхода беженцев.

В конце 2004 г. начался процесс кодификации норм миграционного законодательства. Решение правительства от 24 ноября 2004 г. инициировало разработку Кодекса о праве въезда и пребывания иностранцев во Франции и праве на убежище, который вступил в силу 15 ноября 2006 г. [35].

Однако эффективность предпринятых реформ вызывала сомнения. По мнению профессора права Д. Лошак, введение уголовной ответственности за фиктивный брак было весьма спорной мерой, так как в соответствии с уже действующим с начала 1990-х гг. законодательством в случае признания брака фиктивным иностранец лишался права проживания во Франции и покидал страну [20]. Иммиграция по семейным мотивам по-прежнему оставалась основным видом получения французского гражданства. Поэтому в 2006, 2007 и 2010 гг. предпринимались дополнительные меры по максимальному усложнению процедуры смешанных браков.

Заметные успехи были достигнуты в борьбе со злоупотреблениями в области предоставления права на убежище. Удалось значительно сократить сроки проведения процедуры: с 258 дней в 2003 г. до 108 дней в 2005 г. Был поставлен заслон для тех, кто хотел воспользоваться статусом беженца в корыстных целях. За 2003—2006 гг. количество лиц, ищущих убежища во Франции, сократилось почти в 2 раза [6, c. 62—63].

В 2006 г. курс миграционной политики Франции подвергся значительным изменениям. Первой причиной для начала нового этапа реформ послужили события октября—ноября 2005 г., связанные с массовыми беспорядками в иммигрантских кварталах Парижа и других крупных городов страны. Поводом для них стала гибель в трансформаторной будке двух подростков африканского происхождения, прятавшихся от полиции. В результате этих событий стало ясно, что применение административных ограничений для нежелательных видов иммиграции неэффективно. Находящиеся на низших ступенях социальной лестницы, замкнутые в узком кругу собственной диаспоры, французские иммигранты выразили свой протест в очень жестких, неконституционных формах. Отчетливо проявилась проблема их интеграции в принимающее французское общество.

Второй причиной, подтолкнувшей французских политиков к внесению изменений в миграционное законодательство страны, стали успехи, достигнутые Европейской комиссией в сфере теоретической разработки Европейской миграционной политики. В 2004 г. ею была представлена Зеленая книга по политике ЕС в области регулирования экономической миграции [15]. Публикация этого документа положила начало дискуссии о методах регулирования трудовой иммиграции. В ходе консультаций Франция поддержала предложение Европейской комиссии о необходимости привлечения высококвалифицированных мигрантов на национальные рынки труда европейских государств. Разработанная в 2005 г. стратегия ЕС «Глобальный подход к миграции» представила более детальный проект новой миграционной политики. Ключевыми его элементами были избирательное управление миграцией и формирование общего режима трудовой миграции в рамках ЕС. Результаты дискуссии об оптимальных способах привлечения трудовых мигрантов были отражены в опубликованном в декабре 2005 г. Стратегическом плане действий по регулированию легальной миграции на 2006—2009 гг. [36]. Он был основан на принципе избирательного регулирования иммиграции и предполагал ускоренную процедуру отбора, а также создание особых условий для высококвалифицированных специалистов и сезонных рабочих.

Под влиянием указанных причин в 2006 г. правительство премьер-министра Д. де Вильпена (май 2005 г. — май 2007 г.) отказалось от действовавшего с 1974 г. запрета на трудовую иммиграцию и приступило к проведению политики избирательной иммиграции. Были предприняты меры по стимулированию приезда в страну высококвалифицированных специалистов. Еще одной новой чертой миграционной политики стало принуждение иммигрантов к интеграции во французское общество.

По инициативе министра внутренних дел Н. Саркози 24 июля 2006 г. был принят Закон «Об иммиграции и интеграции» [22]. Он установил систему квот на привлечение иностранной рабочей силы. Были введены в оборот карты проживания, обеспечивающие вид на жительство и занятость иммигрантов. Закон обязал каждого иностранца, прибывшего на постоянное жительство во Францию, заключить с властями договор, содержащий ряд обязательств: знание языка страны проживания, основ ее права, культуры и основополагающих ценностей.

Осуществление положений Закона 2006 г. было возложено на Министерство по иммиграции, интеграции и национальной идентичности, действовавшее в правительстве премьер-министра Ф. Фийона (май 2007 г. — май 2012 г.). Ему удалось добиться определенного успеха в привлечении трудовой иммиграции. За предшествовавшие мировому кризису 2006—2008 гг. доля трудовых иммигрантов выросла с 7 до 14 % от их общего числа [2]. В то же время спектр вопросов, касающихся интеграции иммигрантов, стал серьезной проблемой в деятельности министерства. Предпринятые им действия по принудительной интеграции иммигрантов зачастую создавали угрозу для соблюдения прав человека. В частности, принятый 11 октября 2010 г. Закон «О запрете ношения одежды, скрывающей лицо в общественных местах», так называемый «закон о парандже», подвергся жесткой критике со стороны правозащитных организаций, упрекавших власти в посягательстве на право людей одеваться в соответствии со своими религиозными обычаями [21]. Значительное внимание проблеме иммиграции со стороны президента и правительства стало основанием для обвинений их в стремлении разделить французское общество. Под давлением критики в ноябре 2010 г. было принято решение об упразднении Министерства по иммиграции, интеграции и национальной идентичности.

Анализ трех периодов развития миграционной политики французских правительств в конце ХХ — начале ХХI в. позволяет сделать ряд выводов. Во-первых, произошли кардинальные изменения в отношении французских политиков к иммиграции: от стремления полностью прекратить рост пришлого населения в 1970-х гг. к избирательному регулированию миграционных процессов в начале 2000-х гг. Во-вторых, изменились характер и содержание миграционной политики французских правительств: от глобальных идеологических проектов к конкретным прагматичным действиям. Государственные функции по регулированию иммиграции стали более разнообразными: от простого контроля над въездом и проживанием в стране иностранцев французские правительства перешли к вопросам регулирования натурализации и интеграции иммигрантов в принимающее общество. В-третьих, с 1990-х гг. инициатива в реформировании миграционного законодательства, как и ряд функций по контролю над миграционными потоками, перешла от национального правительства Франции к общеевропейским наднациональным органам.

Литература

1. Бунин, И. М. Франция: изменения в общественно-политическом сознании и поведении / И. М. Бунин // Франция глазами французских социологов / С. Г. Айвазова [и др.]; АН СССР, Ин-т социологии; отв. ред. В. Н. Фомина, С. А. Эфиров. — М.: Наука, 1990. — С. 106—132.
2. Гусев, Д. Новая иммиграционная политика: результаты и споры / Д. Гусев [Электронный ресурс] // RFI. — 2009. — Режим доступа: <http://www.rfi.fr/acturu/articles/109/article_2306.asp>. — Дата доступа: 14.11.2012.
3. Дублинская конвенция 1990 года, определяющая государство, ответственное за рассмотрение ходатайств о предоставлении убежища, поданных в одном из государств — членов Европейского сообщества [Электронный ресурс] // Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев в Российской Федерации. — Режим доступа: <http://www.unhcr.ru/doc/1990-dublin.doc>. — Дата доступа: 04.02.2012.
4. Миграция [Электронный ресурс] // Представительство ООН в Республики Беларусь. — Режим доступа: <http://un.by/unfpa/ru/demography/migration.htm>. — Дата доступа: 02.02.2012.
5. Стрельцова, Я. Чужие / Я. Стрельцова // Вестн. Европы. — 2005. — № 15. — С. 124—130.
6. Шмелёва, Н. Принципы иммиграционной политики Н. Саркози / Н. Шмелёва // Обозреватель-Observer. — 2011. — № 6. — С. 57—66.
7. Baisse de la popularité du gouvernement // Le Monde. — 1990. — 29 mai. — P. 11.
8. Bernard, Ph. Les chiffres de la régulation relève la France des clandestins / Ph. Bernard // Ibid. — 1999. — 20 jan. — P. 8.
9. Bernard, Ph. Les indicateurs de racisme et de la xénophobie sont en legère baisse / Ph. Bernard // Ibid. — 1998. — 25 mars. — P. 12.
10. 56 % des Français approuvent le gouvernement // Ibid. — 1989. — 27 sept. — P. 9.
11. Conclusions de la présidence de Tampere 15 et 16 octobre 1999 / Conseil Europeen [Electronic resource]. — Brussels, 1999. — Mode of access: <http://www.europarl.europa.eu/summits/tam_fr.htm?textMode=on>. — Date of access: 02.09.2012.
12. Daguet, F. La population immigrée. Le résultat d’une longue histoire / F. Daguet, S. Thave [Electronic resource] // Institut national de la statistique et des études économiques. — Mode of access: <http://www.insee.fr/fr/ffc/docs_ffc/IP458.pdf>. — Date of access: 02.10.2005.
13. De Montvallon, J. B. La société française semble moins crispée face à l’immigration / J. B. de Montvallon, S. Zappi // Le Monde. — 2000. — 10 août. — P. 5.
14. Évolution de la part des populations étrangères et immigrées en 2008 [Electronic resource] // Institut national de la statistique et des études économiques. — Mode of access: <http://www.insee.fr/fr/themes/tableau.asp?ref_id=NATTEF02131&reg_id=0>.— Date of access: 04.06.2012.
15. Green Paper on an EU approach to managing economic migration: Doc. COM(2004) 811 final, 11.01.2005 / European Commission [Electronic resource]. — Mode of access: <http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/site/en/com/2004/com2004_0811en01.pdf>. — Date of access: 04.10.2012.
16. Immigrés selon le pays d’origine [Electronic resource] // Institut national de la statistique et des études économiques. — Mode of access: <http://www.insee.fr/fr/themes/tableau.asp?reg_id=0&ref_id=natcci02124&id=427&souspop=4>. — Date of access: 04.06.2012.
17. L’accueil des immigrants et l’integration des populations issues de l’immigration: Rapport au President de la République suivivi des réponses des administrations et des organismes intéressés [Electronic resource] // Cour des comptes. — Mode of access: — <http://www.ccomptes.fr/index.php/content/download/2473/24772/version/2/file/Immigration.pdf>. — Date of access: 20.09.2012.
18. L’acquis de Schengen intégré dans l’Union européenne. — Bruxelles: Conseil de l’Union européenne: Secrétariat général, 1999. — P. 21—100.
19. Lattès, G. La protection sociale / G. Lattès, P. Volovitch [Electronic resource] // Institut national de la statistique et des études économiques. — Mode of access: <http://www.insee.fr/fr/ffc/docs_ffc/ip461.pdf>. — Date of access: 20.10.2005.
20. Lochak, D. La loi sur la maîtrise de l’immigration: analyse critique / D. Lochak // Regards sur l’actualité. N 299. — Paris, 2004. — P. 22—25.
21. Loi n° 2010-1192 du 11 octobre 2010 interdisant la dissimulation du visage dans l’espace public // Le journal officiel de la République Française. — 2010. — 12 oct. — P. 18344—18345.
22. Loi n° 2006-911 du 24 juillet 2006 relative à l’immigration et à l’intégration // Ibid. — 2006. — 25 juil. — P. 11047—11077.
23. Loi n° 2003-1119 du 26 novembre 2003 relative à la maîtrise de l&apos;immigration, au séjour des étrangers en France et à la nationalité // Ibid. — 2003. — 27 nov. — P. 20136—20154.
24. Loi n° 2003-1176 du 10 décembre 2003 modifiant la loi n° 52-893 du 25 juillet 1952 relative au droit d’asile // Ibid. — 11 déc. — P. 21080—21085.
25. Loi n° 98-170 du 16 mars 1998 relative à la nationalité // Ibid. — 1998. — 17 mars. — P. 3935—3936.
26. Loi n° 98-349 du 11 mai 1998 relative à l&apos;entrée et au séjour des étrangers en France et au droit d’asile // Ibid. — 12 mai. — P. 7087—7090.
27. Loi n° 91-1383 du 31 décembre 1991 renforçant la lutte contre le travail clandestin et la lutte contre l’organisation de l’entrée et du séjour irréguliers d’étrangers en France // Ibid. — 1992. — 1 jan. — P. 15—19.
28. Loi n° 93-1027 du 24 août 1993 relative à la maîtrise de l’immigration et aux conditions d’entrée, d’accueil et de séjour des étrangers en France // Ibid. — 1993. — 29 août. — P. 12196—12201.
29. Loi n° 80-9 du 10 janvier 1980 relative à la prévention de l’immigration clandestine et portant modification de l’ordonnance n° 45-2658 du 2 novembre 1945 relative aux conditions d’entrée et de séjour en France des étrangers et portant création de l’Office national d’immigration // Ibid. — 1980. — 11 jan. — P. 71—72.
30. Loi n° 89-548 du 2 août 1989 relative aux conditions de séjour et d’entrée des étrangers en France // Ibid. — 1989. — 8 août. — P. 9952—9954.
31. Loi n° 86-1025 du 9 septembre 1986 relative aux conditions d’entrée et de séjour des étrangers en France // Ibid. — 1986. — 30 oct. — P. 11035—11037.
32. Loi n° 81-973 du 29 octobre 1981 relative aux conditions d’entrée et de sejour des etrangers en France // Ibid. — 1981. — 30 oct. — P. 2970—2972.
33. Loi n° 93-992 du 10 août 1993 relative aux contrôles et vérifications d’identité // Ibid. — 1993. — 11 août. — P. 11303.
34. Loi n° 93-933 du 22 juillet 1993 réformant le droit de la nationalité // Ibid. — 1993. — 22 juil. — P. 10342—10348.
35. Ordonnance n° 2004-1248 du 24 novembre 2004 relative à la partie législative du code de l’entrée et du séjour des étrangers et du droit d’asile // Ibid. — 2004. — 25 nov. — P. 19924—19968.
36. Policy Plan on Legal Migration: Communication from the Commission: Doc. COM(2005) 669, 21.12.2005 / European Commission [Electronic resource]. — Mode of access: <http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/site/en/com/2005/com2005_0669en01.pdf>. — Date of access: 04.10.2012.
37. Population par groupe d&apos;âges au 1er janvier [Electronic resource] // Institut national de la statistique et des études économiques. — Mode of access: <http://www.insee.fr/fr/themes/document.asp?reg_id=0&ref_id=T12F032>.— Date of access: 04.06.2012.
38. Taux de chômage depuis 1975 [Electronic resource] // Institut national de la statistique et des études économiques. — Mode of access: <http://www.insee.fr/fr/themes/tableau.asp?reg_id=0&ref_id=NATnon03337>. — Date of access: 29.06.2012.
39. Tavan Ch. Les immigrés en France: une situation qui évolue / Ch. Tavan [Electronic resource] // Institut national de la statistique et des études économiques. — Mode of access: <http://www.insee.fr/fr/ffc/docs_ffc/IP1042.pdf>. — Date of access: 02.02.2012.
40. Traité sur l’Union européenne, ensemble le texte complet du traité instituant la Communauté européenne // Journal officiel des Communautés européennes. — 1992. — 31 août. — P. 1—99.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.