ЖУРНАЛ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ 2013 — № 1


международные отношения

Нюрнбергское городское право как источник городского права на землях Центральной и Восточной Европы

Ольга Келлер

Автор:
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. — кандидат исторических наук, докторант кафедры Нового и Новейшего времени исторического факультета Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Бохан Юрий Николаевич — доктор исторических наук, заведующий кафедрой экономической истории института социально-гуманитарного образования Белорусского государственного экономического университета
Русакович Андрей Владимирович — кандидат исторических наук, доцент кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета


Автор проводит обзор распространения и применения одного из пяти различных компонентов немецкого права, распространенных в Центральнoй и Восточной Европе в период средневековья и нового времени, — нюрнбергского городского права. Рассматривается нюрнбергское городское право в целом; содержится информация о нюрнбергской семье городского права; приводятся источники нюрнбергского городского права: положения и книги городского Совета и книги корреспонденций г. Нюрнберга.


1 мая 2004 г. членами Европейского союза стали ряд стран Центральной и Восточной Европы: Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, Эстония, Литва, Латвия, Словения. 1 января 2007 г. к ним добавились Болгария и Румыния. Когда мы говорим о Европейском союзе, то рассматриваем его определенный единый стандарт. Так как речь идет об исторически сложившихся правовых системах стран Центральной и Восточной Европы, то изучение источников и генезиса этих систем очень важно. На право большинства вышеуказанных стран в периоды Средневековья и Нового времени оказало влияние право средневековой Германии.

Важную роль в развитии средневекового немецкого права сыграло «право городов». Большинство немецких исследователей: Г. Дильхер [1, s. 49], В. Эбель [2, s. 9], К. Крёшель [3, c. 281—282] и др. полагают, что формирование института городского права в Германии приходится на XII в. Некоторые же исследователи, например Х. Люк, подчеркивают, что средневековые немецкие города уже в XI в. постепенно начинают выделяться из общего правового порядка, однако как сравнительно самостоятельная группа городское право начинает контрастировать с ленным правом лишь с середины XIII в. [4, s. 25].

Право нескольких ведущих городов широко заимствовалось другими. Например, законы Магдебурга действовали более чем в 80 городах, Франкфурта — в 49, Любека — в 43, Мюнхена — в 13. Это происходило по причине того, что нормы права «материнского» города или решения его судов направлялись в суды «дочерних». Причем исключительно в соответствии с просьбами последних. Так, в Германии к основным «семьям» городского права в первую очередь следует относить магдебургское, любекское и нюрнбергское городские права.

Целью данной статьи является рассмотрение нюрнбергского городского права, нюрнбергской семьи городского права, его источников, а также географической зоны действия последнего на землях Центральной и Восточной Европы в периоды средневековья и нового времени.

Проблематике исследования нюрнбергского городского права посвящено мало книг и научных статей как в отечественной, так и в зарубежной историографии. Среди авторов, занимавшихся данным вопросам, следует упомянуть немецких исследователей К.-Р. Пютца [6], В. Шультгейса [8], чешского исследователя Р. Вениша [13] и некоторых других.

Кроме того, на сегодняшний день нет ни одной полной или хотя бы частичной публикации источников нюрнбергского городского права, поэтому работа с оригиналами источников возможна лишь в городском архиве г. Нюрнберга. Причины подобного явления не совсем ясны.

Нюрнбергское городское право. Нюрнбергское городское право — право баварской правовой семьи. Право имперского г. Нюрнберга в принципе кодифицировано не было. Оно передавалось от шеффена к шеффену, из поколения в поколение и было записано лишь тогда, когда назрела действительная необходимость его письменного фиксирования. Общую правовую картину удается восстановить по относительно немногим общим законам и положениям уставных книг, а также по записанным в грамотах, судебных протоколах и актах отдельным случаям.

Уголовно-правовые ведомственные книги стали появляться, начиная с «Городской книги запретов и изгнаний» (Acht- und Stadtverbotsbuch) 1285—1335 гг.; за ней следуют следующие книги: «Книги объявлений вне закона», «Книги запретов», «Книги по правилам ведения феодальной войны», «Книги по отказу от кровной мести» (Acht-, Verbots-, Fehde-, Urfehdebücher) [7]; а в XV в. «Книги по распрям и ссорам» и «Книги по уголовно-процессуальным законам».

О самом старом процессуальном и частном праве г. Нюрнберга мы узнаем, в первую очередь, из документов различных религиозных инстанций о приобретении ими недвижимости. Первые такие документы датируются 1240 г. Этому обычаю старались подражать бюргеры, письменно удостоверяя перед городским судом имущество, земельные участки, долговые обязательства, а также завещания. В середине XIV в., вторя монастырям, жители г. Нюрнберга составляют реестры владения имуществом (податные и ленные книги). В 1329 г. в здании нюрнбергского суда впервые зачитывались вслух «доски объявлений». 1349 г. датируются утерянные «Протоколы суда». Подобные протоколы являются неотъемлемым доказательством наличия в г. Нюрнберге делопроизводства судебного процесса. 1377 г. датируются пропавшие «Книги крестьянского суда», занимавшегося решением споров касательно земельных участков [8, s. 9].

За исключением фрагмента 1426—1432 гг., лишь начиная с 1484 г. составляются два тома крупноформатных судебных книг, содержащих дела по недвижимому имуществу и долговым обязательствам.

В XVI в. стали появляться книги, где запечатлены документы по истории суда по строительным делам, по истории крестьянского суда, по истории брачных контрактов, завещаний и актов инвентаризации, а также, помимо формальных актов, Книги протоколов, Книги доверенностей и Книги судебных решений.

Преимущество городского права перед всеобщим земским правом состояло в развитии наиболее приспособленного к возникающему денежному хозяйству торгового права и совершенствовании оторванного от строгости формы и медлительного процесса, особенно при спорах с приезжими. Из-за отданных аристократами под залог ленных поместий горожане не могли представать перед иногородним ленным судом, брать поместья и помещичье землевладение от империи, князей и аристократов на основании ленного права. Официально, начиная с 1219 г., горожан больше не принуждали к поединку, чтобы решить исковое требование, как это было принято во Фландрии. Из свободной ссуды появлялись характерные для г. Нюрнберга «собственные деньги»; также с пожизненной и бессрочной пенсией (рентой) удавалось избежать взимания процентов церковью. В первой половине XIV в. стала известна сдача квартир внаем. Упомянутое в конце XIII в. учреждение исполнителей (Salmänner), выступающих в качестве доверенных лиц, которым передается право собственности на земельные участки, уже занималось засвидетельствованием передачи права собственности, однако этот процесс затянулся вплоть до 1350 г.

В браке помимо выделенного имущества супруга приносила приданое (Zuschatz); для обеспечения вдовства ее супруг или его отец требовали другой «Zuschatz», позже названный «Widergabe» или «Widerlegung». Имущественная общность супругов наступала в том случае, если не заключался «брак по контракту». В контракте могли быть заявлены «Zuschätze» или нажитое во время брака имущество в виде «имущества одного из супругов, выделенного при заключении брачного контракта или в завещании»; или приданое после смерти одного из супругов закреплялось за оставшимся в живых. Завещанием и завещательным отказом был модифицирован порядок наследования по закону. Супруга, занятая в промысле своего мужа, получала более свободный правовой статус. Достойным внимания представляется положение об опеке 1399 г. [8, s. 9].

Нюрнбергское частное право носит франкский отпечаток эпохи и в общем походит на «Швабское зерцало», на частное швабско-южногерманское право, появившееся в 1275 г. в г. Аугсбурге. Сохранились некоторые дубликаты «Швабского зерцала» XV в. из городской и монастырской собственности г. Нюрнберга, что является признаком того, что этот сборник обычного феодального права здесь дополнительно применялся на практике. Во всяком случае памятник средневековой Германии «Швабское зерцало» рассматривался в Праге и Германштадте (Трансильвания) как «Нюрнбергское право» [8, s. 9].

В уголовном праве и уголовном судопроизводстве г. Нюрнберга важнейшие преобразования происходили в эпоху позднего средневековья. В Нюрнбергском своде уголовных и уголовно-процессуальных законов, который до сих пор датировался 1294 г., однако использовался лишь в 1320 г. «Книгой положений (уставов) III/C» и «Книгой опалы» (Achtbuch) за 1285—1335 гг., речь уже идет о жестоких уголовных наказаниях, таких как повешение,
обезглавливание, колесование и сжигание, а также об опале (бесправии и объявлении вне закона) беглых опасных преступников. Вскоре после этого в Нюрнберге обвиняемого стали принуждать к признанию пыткой. В завершенной в 1340 г. новой ратуше находилась тюрьма с камерой пыток. Начиная с XIV в., взятые под стражу отбывали наказание в городских башнях [8, s. 10].

В 1285 г. Совет ввел положение об осуждении нюрнбергских граждан и чужеземцев в виде изгнания из города. Изгнанием наказывались в случаях, выносимых уголовным судом по преступлениям, караемым смертной казнью. Примерно в 1298 г. нюрнбергская община готовит проект по изгнанию из города на время или навсегда за нарушение городского покоя и в порядке предупреждения запрещает бродягам и преступникам, попавшим под подозрение, появляться в городе. В 1349 г. городская община получает неограниченное право на наказание в виде ссылки [8, s. 10].

Нюрнбергская семья городского права. Начиная с XIII в., Нюрнбергское право начало оказывать всестороннее влияние на соседние и отдаленные места и территории. По причине того, что «нюрнбергскими правами и свободами» наделялись и другие общины, образовалась так называемая нюрнбергская семья городского права. Что непосредственно перенимали другие общины, решалось конкретно для каждой из них и варьировало между рыночными и таможенными свободами, конституционным, уголовным, частным и процессуальным правом.

Многие города, рынки и их судебные учреждения зачастую обращались при не совсем ясных ситуациях (для вынесения окончательного приговора или при разделении мнений судебным заседателей) к Совету г. Нюрнбергу. Обращения или «испрошенные
приговоры» (Heischurteile) можно найти в «Городских книгах» гг. Эгера (Хеба), Хофа, Амберга, Эрбендорфа и Ноймаркта в Верхнем Пфальце XIV—XV вв. [8, s. 10].

Самый ранний пример дарования нюрнбергского городского права – привилегия короля Филиппа, данная в 1200 г. Ленкерсхайму. Согласно данной привилегии, в городе происходит назначение на должность шультгейса, а таже начинает действовать актуальный для г. Нюрнберга принцип «Городской воздух делает свободным» («Stadtluft macht frei»). Старому Месту Праги нюрнбергское городское право было даровано примерно в 1258/1259 гг.; г. Ноймаркт в Верхнем Пфальце был наделен нюрнбергским правом в 1301 г. Согласно данным В. Шультгейса, опубликованным в 1972 г., в общей сложности насчитывается 22 документа о даровании yюрнбергского городского права, причем гг. Прага, Эгер (Хеб) и Ноймаркт в Верхнем Пфальце образуют опять же свои собственные подгруппы [8, s. 10].

Но, как известно, трансферт немецкого права заключался не только в наделении новообразованных или уже существовавших ранее городов каким-либо определенным видом права (магдебургским, любекским, нюрнбергским), но и в контакте между «материнскими» и «дочерними» городами посредством правовых обращений в вышестоящую инстанцию «материнского» города.

На сегодняшний день сохранилось значительное количество обращений (хайшуртайлей), которые Совет г. Нюрнберга выдавал многим городам, местечкам и судам как на близлежащей территории, так и за ее пределами [6, s. 59]. Нельзя не отметить, что в источниках для обозначения «испрошенных приговоров» иногда могли применяться и другие термины, например «толчок» (Schub). Первое официально зафиксированное правовое разъяснение подобного рода было подготовлено шультгейсом, Советом и шеффенами г. Нюрнберга в 1288 г. Оно касалось залогового права евреев и было составлено в форме документа для Вайзенбурга с целью дальнейшей его передачи Папенхайму. Юридические наставления, датированные 1374 г., были отправлены в г. Ноймаркт (здесь речь шла об уголовно-процессуальных правовых аспектах) и в г. Эберманштадт в Верхней Франконии (здесь речь шла о порядке наследования) и исходили уже лишь от одного Нюргбергского совета [8, s. 10].

В интересующих нас регионах восточнее Германии статистика такова. По данным чешского исследователя XX в. Р. Вениша, опубликованным в 51-м томе «Сообщений Общества по изучению истории города Нюрнберг», который был издан в г. Нюрнберге в 1962 г., можно найти 88 упоминаний о наличии 33 правовых разъяснений г. Нюрнберга, адресованных богемскому г. Эгеру (Хебу). Эти правовые пояснения были записаны в период 1508—1620 гг. [13, s. 449]. Кроме того, сохранились документы, составленные в г. Нюрнберге и предназначенные «дочерним» городам Эгера (Хеба), а именно: чешским городам Эльбогену, Соколову (Фалькенау), Жлутице (Лудитцу), Острову (Шлакенверту) и Красна-Липе (Шёнлинде); г. Жлутице (Лудитц) представлен в сохранившихся актах тремя правовыми делами, остальные четыре города — каждый по одному [13, s. 449]. Р. Вениш также является составителем одной из таблиц под названием «Жители отдаленных и иностранных городов как апеллирующие и апелляционные ответчики». В ней приводятся уникальные данные о том, что в г. Нюрнберг в качестве апеллирующих граждан неместных городов в самое разное время обращались граждане: из г. Праги (1519—1588 гг.), Познани (1551 г.), Бреслау (1563 г.), из Эгера (1568 г.), Кракова (1595—1600 гг.), Кёнигсберга (1615 г.), Нейсе (1617—1619 гг.) и т. д.; а апелляционными ответчиками являлись горожане Кёнигсберга (1612—1613 гг.), Праги (1618 г.), Эгера (1561 г.) и т. п. [13, s. 458—459].

Огромный интерес вызывает тот факт, что за разъяснениями в г. Нюрнберг обращались также города, принадлежавшие как к магдебургской, так и к любекской правовой семье городского права. Магдебургская группа представлена девятью городами. Среди них наиболее известными являются немецкие гг. Лейпциг и Цвиккау, а также нижнесилезский г. Бреслау и силезско-прусский г. Швейдниц. Любекская группа представлена всего двумя городами: это немецкий Гамбург и польский Гданьск (Данциг). Как и почему подобное было возможным и почему эти города не обратились непосредственно в Любек или Магдебург — не совсем ясно. Однако обращения вышеозначенных городов неоспоримы по причине засвидетельствования в документах [13, s. 450—452].

Если, начиная с середины XVI в., «испрошенные приговоры» можно идентифицировать по их подробному изложению, то более раннее их происхождение определялось при помощи определенных выражений. В качестве примера можно привести выписки подобных характерных фраз из некоторых протоколов нюрнбергского суда (место хранения протоколов — городской архив г. Нюрнберга):

а) запись от 8 января 1474 г.: «...und ist ein schube darinnen zehen tage gescheen, ein vrteil zu geben» [9];

б) запись от 22 мая 1476 г.: «Item Niclas Grolant vnd Zingel sollen versuchen, den handel, von Pillennewtt herein geschoben...» [10];

в) запись от 16 апреля 1546 г.: «Die acta, so vom gericht im Teutschen hof alhie meinen herrn vmb bericht, was darauf zu urteilen, vbergeben worden...» [11].

Интересна информация о том, кто являлся отправителем запросов, адресованных нюрнбергскому совету? Если речь шла о попечительских, рыночных или деревенских судах, то запрос делал попечитель или судья соответственного суда. Часто в качестве отправителей запросов выступали помимо судьи также шеффены и судебный писарь. Иногда, правда крайне редко, отправителем запроса могло являться и индивидуальное лицо (господин). В таком случае Совет г. Нюрнберга контактировал непосредственно с ним, а не (как это было принято) с судьей, судебными заседателями и судебным писарем. В провинциальных городах отправителями запроса в г. Нюрнберг помимо попечителя могли являться бюргермайстер и Совет, ответственные за местную юрисдикцию. Как правило, отправитель запроса и получатель ответа представляли собой одно и то же лицо либо структуру. Но бывали и исключения.

Запрос представлял собой послание Совету, в котором отправитель кратко описывал рассматриваемое судебное дело, а также обрисовывал ход процесса на тот момент, например: «Dem Pfleger zu Altorff, welcher berichtet, dass Hanß Ringels zu Penzelhofen weib von der hochzeit von einem andern, Hanß Wildt genandt, geschwängert worden, der Ringel aber sich auch zu frühe zu ihr gebettet, soll man in antwort zuschreiben…» [12]. К посланию прилагались признания обвиняемой стороны, показания свидетелей и иные документы, если таковые имелись. Иногда вместо оригиналов в г. Нюрнберг посылались копии вышеназванных документов.

Нельзя не отметить, что иногда обращения к нюрнбергскому Совету могли делаться не в письменной, а в устной форме. При этом запросы устно излагались шеффенами испрашиваемого разъяснения суда или посланниками провинциальных городов.

К сожалению, нельзя сделать точный анализ правовых запросов по областям до 1500 г., так как записи в книгах Совета этого времени хранят весьма скудную информацию. Тем не менее, составить хотя бы общее представление о том, для решения каких вопросов обращались в Совет г. Нюрнберга различные суды за разъяснениями и наставлениями, все-таки можно. Так, в области гражданского права речь шла о заключении сделок купли-продажи. В области уголовного права превалируют противоестественные развратные действия и случаи нарушения супружеской верности; затем следуют убийства, причем в большинстве случаев близкородственного характера. Кроме того, отмечаются многочисленные случаи воровства, нанесения тяжких телесных повреждений, драки и т. д. [6, s. 130—131].

Источники нюрнбергского городского права. Правовые разъяснения г. Нюрнберга городам и судам других земель известны давно. Как указывалось выше, самое старое сохранившееся правовое поучение такого рода датируется 1288 г. Абсолютно достоверно, что целый ряд городов обращался к городскому Совету г. Нюрнберга с целью получения так называемых хайшуртайлей.

Функции «суда по разъяснениям» в 1497 г. перенял соответственно Малый совет г. Нюрнберга. Объясняется это тем, что данный Совет являлся до этого одновременно и Судом города, занимавшимся в принципе подобными вопросами. После 1947 г. выдача хайшуртайлей нюрнбергским Советом стала традиционной. О приговорах (решениях) делались заметки лишь во вспомогательных регистрах. Собственно протоколы не сохранились. Поэтому для изучения хайшуртайлей можно использовать в качестве источников положения Совета (Ratsverlässe) и книги Совета (Ratsbücher). Помимо них могут быть приняты во внимание и Книги корреспонденций (Briefbücher), в которых позднее копировались приговоры и решения.

Положения Совета (Ratsverlässe), или протоколы Совета, представляли собой специальные записи, в которых фиксировались отдельные заседания Малого совета во время собраний и довольно адекватно и объективно отражали их содержание.

Интересно, что, по мнению чешского исследователя Р. Вениша, на основе проведенного анализа положений Совета, хранящихся в Нюрнбергском городском архиве, можно даже попытаться распознать абсолютно новую и неожиданную линию влияния и использования нюрнбергского городского права на юге, а именно: Базель — Цюрих — Шаффхаузен — Констанц — Линдау — Инсбрук — Зальцбург — Вельс — Линц — Вена — Пресбург (ныне Братислава) [12, s. 464].

Книги Совета (Ratsbücher) представляют собой особые выписки из многочисленных положений Совета. В них конспектировались наиболее важные дела Совета, которые могли иметь какое-нибудь практическое значение в будущем. Книги записывались более подробным и обстоятельным образом, чем положения Совета. В таком развернутом виде они фиксировались до 1577 г. Затем протоколы Совета сохраняли свою сокращенную форму даже в книгах Совета, что, безусловно, являлось крайне поверхностной формой записи положений Совета. Последняя Книга Совета датируется 1619 г. Это был 81 том упомянутых «Книг» [5, s. 57].

Книги корреспонденций (писем) (Briefbücher) содержат указания на нюрнбернские «испрошенные приговоры» г. Нюрнберга и Управления по уходу за провинциальными городами (Landpflegeamt). (Это административное и судебное учреждение было основано в 1513 г. для прибрежных с г. Нюрнбергом территорий.) В книгах корреспонденций сохранилась переписка между испрашивающими разъяснений и советов судами и городом по отношению к Управлению по уходу за провинциальными городами. В большинстве своем книги содержат краткие ссылки на рассматриваемый случай и его заключительное правовое решение.

При дополнительной проверке книг корреспонденций за период 1526—1700 гг., произведенной вышеупомянутым чешским ученым Р. Венишем, в Нюрнбергским городском архиве было обнаружено около 1500 новых нюрнбергских юридических заключений, прежде всего затрагивающих споры между ремесленниками. Это, к примеру, документы, касающиеся Аугсбурга (100 ед.), Ульма (130 ед.), Мюнхена (40 ед.) и силезского Бреслау (35 ед.) [13, s. 464].

Таким образом, в период средневековья и нового времени на землях Центральной и Восточной Европы было распространено средневековое немецкое право. По данным 1962 г., сохранились 33 правовых разъяснения г. Нюрнберга, адресованных богемскому г. Эгеру (Хебу), а также документы, составленные в г. Нюрнберге и предназначенные «дочерним» городам Эгера (Хеба) — чешским гг. Эльбогену, Соколову (Фалькенау), Жлутице (Лудитцу), Острову (Шлакенверту) и Красна-Липе (Шёнлинде). Кроме того, в г. Нюрнберг со своими апелляциями в самое разное время обращались жители гг. Праги, Познани, Бреслау, Эгера, Кракова, Кёнигсберга, Нейсе и др.; а апелляционными ответчиками являлись горожане Кёнигсберга, Праги, Эгера и др.

Литература

1. Dilcher, G. Landrecht-Stadtrecht-Territoriales Recht / G. Dilcher // Statuten, Städte und Territorien zwischen Mittelalter und Neuzeit in Italien und Deutschhland / Hrsg. von G. Chittolini und D. Willoweit. — Berlin: Duncker & Humblot, 1992. — S. 49—52.
2. Ebel, W. Deutsches Recht im Osten: Sachsenspiegel, Lübisches und Magdeburgisches Recht / W. Ebel. — Kitzingen/M.: Holzner, circa 1953. – 27 S.
3. Kroeschell, K. Recht und Rechtsbegriff im 12. Jahrhundert / K. Kroeschell // Studien zum frühen und mittelalterlichen deutschen Recht / Hrsg. von K. Kroeschell. — Berlin: Duncker & Humblot, 1995. — S. 277—309.
4. Lück, H. Sachsenspiegel und Magdeburger Recht. Europäische Dimensionen zweier mitteldeutscher Rechtsquellen / H. Lück. — Hamburg: Adiuvat in itinere, 1998. — 65 S.
5. Mummenhoff, E. Die Nürnberger Ratsbücher und Ratsmanuale / E. Mummenhoff // Archivalische Zeitschrift / Hrsg. durch das Bayerische Allgemeine Reichsarchiv in München. — Neue Folge. — 17 Band. — München: Theodor Ackermann, 1910. — S. 1—124.
6. Pütz, K.-R. Heischurteile der Reichsstadt Nürnberg für ihr Territorium im Spiegel der Ratsverlässe (vom 15. bis 18. Jahrhundert) / K.-R. Pütz. — Nürnberg: Stadtarchiv, 1977. — XV, 142 S.
7. Schultheiß, W. Die Acht-, Verbots- und Fehdebücher Nürnbergs von 1285—1400: mit einer Einf. in die Rechts- und Sozialgeschichte und das Kanzlei- und Urkundenwesen Nürnbergs im 13. und 14. Jahrhundert / Bearb. von Werner Schultheiß. — Nürnberg: Selbstverl. d. Stadtrats, 1960. — 289 S.
8. Schultheiß, W. Geschichte des Nürnberger Ortsrechtes / W. Schultheiß. — Nürnberg: Korn und Berg, 1972. — 26 S.
9. Staatsarchiv Nürnberg RV 32, fol 5`.
10. Staatsarchiv Nürnberg RV 64, fol 6`.
11. Staatsarchiv Nürnberg RV 995, fol 16.
12. Staatsarchiv Nürnberg RV 2277, fol 108.
13. Wenisch, R. Nürnbergs Bedeutung als Oberhof im Spiegel seiner Verlässe / R. Wenisch // Nürnberger Mitteilungen. Mitteilungen des Vereins für Geschichte der Stadt Nürnberg. — 1962. — Bd. 51. — S. 443—467.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.