журнал международного права и международных отношений 2013 — № 4


международное право — мнение

Методологические ориентиры становления новой политико-правовой концепции Организации Объединенных Наций «Ответственность за защиту»

Леонид Евменов

Автор:
Евменов Леонид Фёдорович — доктор философских наук, профессор, член-корреспондент НАН Беларуси, главный научный сотрудник Института философии Национальной академии наук Беларуси


Статья посвящена анализу законодательства по применению процедуры уничтожения контрафактной продукции таможенными органами. Автором раскрыто понятие контрафактной продукции и механизм приостановления таможенного оформления товаров, подозреваемых в нарушении прав интеллектуальной собственности. В статье рассмотрены акты международного характера по названной тематике и проведено их соотношение с законодательством и таможенной практикой Республики Беларусь. Автором изложены основания для применения процедуры уничтожения контрафакта таможенными органами (на примере стран ЕС, стран Таможенного союза и Республики Беларусь), полномочия органов и лиц на принятие соответствующего решения, порядок проведения процедуры уничтожения и обозначены проблемы введения упрощенных процедур уничтожения поддельной продукции в Республике Беларусь.


Какие события и почему привели руководство ООН к необходимости введения новой концепции? Это неуправляемость многих событий, массовая гибель населения, катастрофическое разрушение важных структур жизнедеятельности: Балканы, Афганистан, Ирак, Ливия, Сирия, Бразилия, Таиланд, США, Северо-Восточный Китай, Дальний Восток России, Мексика…

В статье «Глабальныя пытанні навукова-тэхнічнай палітыкі ў дзейнасці міжнародных навуковых аб’яднанняў» [3] были даны характеристики и политологический анализ основных глобальных вопросов, над решением которых работает ряд международных негосударственных научных объединений, а также предметно рассмотрен механизм исследования одной из проблем посредством использования инфраструктуры ООН. Данная статья посвящена рассмотрению другой конкретной глобальной проблемы — возможности (трактуемой как необходимость) вмешательства во внутренние дела других государств, оформлению в международном праве данной деятельности и деятельности ООН в этой сфере. Политико-правовым основанием, используемым ООН на современном этапе для оценки конфликтов с позиции необходимости вмешательства в процессы, происходящие в суверенных государствах, является концепция «ответственности за защиту» («Responsibility to Protect»), автор которой — бывший министр иностранных дел Австралии и главный исполнительный директор Международной кризисной группы Г. Эванс [см.: 6]. Предложив в 2002 г. преобразовать термин «право на вмешательство» в формулировку «ответственность за защиту», Г. Эванс обозначил категориальный аппарат, который был использован и используется при обосновании правомерности вторжения США в Ирак, одобрении со стороны ООН операции в Ливии в 2011 г., рассмотрении вопросов решения современной ситуации в Сирии. Критичность по последствиям и масштабность по географии рассматриваемого вопроса диктуют необходимость активного привлечения международных как правительственных, так и неправительственных структур к научному обеспечению процессов разработки нормативной базы и инструментов для выработки согласованных подходов, обеспечивающих выдержанные с социально-гуманитарных позиций, предсказуемые и разумно управляемые результаты с обязательным принятием во внимание требований поддержки национально-государственного суверенитета народов. Некоторые ориентиры по реализации политико-правовых исследований в данной сфере, а также использованию их результатов в дипломатии представлены ниже [4; 5; 8].

Понятийно-категориальное измерение

В любом документе, анализирующем явления и пытающемся сделать выводы, т. е. синтезировать излагаемые идеи, необходимо, в первую очередь, определить опорную группу идей и проблем, закладываемых в новый предлагаемый документ, в новую концепцию. ООН предлагает вместо концепции «гуманитарной интервенции» концепцию «ответственности за защиту», благодаря которой авторы рассчитывают на более конкретное решение проблемы «вмешательства во внутренние дела государств», заменяя многие его компоненты понятием «ответственности за защиту», представляющим якобы явления «невмешательства», «ненасильственного вмешательства» как составные элементы превентивной дипломатии. Или «в исключительных случаях» международному сообществу предоставляется право прибегать к коллективным мерам в соответствии с «нормами и процедурами, закрепленными в уставе ООН», т. е., говоря точнее, к той же коллективной «гуманитарной интервенции». Понятия «мониторинг», «превентивная дипломатия», «раннее предупреждение», «эффективное реагирование», «ненасильственные меры» также имеют отношения к этой опорной группе идей и проблем.

На основе данной группы опорных идей и проблем, может быть, следует искать название любого документа о новой концепции в пределах: «Ответственность за защиту: мониторинг, раннее предупреждение, невмешательство (как помощь с согласия), ненасильственное вмешательство без согласия (как санкции на передвижение лиц, оружейное эмбарго), насильственное вмешательство в исключительных случаях» в соответствии с Уставом ООН [см.: 5].

Вызовы и угрозы, четко оговоренные в документах ООН

В основе вреда, наносимого населению (массовой гибели людей), вреда инфраструктурам жизнедеятельности человека, согласно ООН, выступают вызовы и угрозы, ведущие к кризису человеческой цивилизации. Такими угрозами человечеству в актах ООН обозначены: геноцид, военные преступления, этнические чистки и преступления против человечности.

По части вызовов, угроз и вреда, наносимого населению, для документа, анализирующего проблемы «ответственности за защиту», необходимы разъяснения. Главное из них: что нужно понимать, употребляя понятия «преступления против человечности». Что это за преступления? Они не обозначены ни в актах, ни в документах ООН. Что конкретно включают в себя вызовы и угрозы, именуемые в международном праве «преступлениями против человечности»? Для этого, прежде всего, следует уточнить содержание основообразующей части, ответив на вопрос, что должно включать в себя понятие «человечность».

Это, очевидно, определенные качества отношения человека к другому человеку. Высокоморальные качества. По всей вероятности, отношение к ДРУГОМУ, базирующееся на уважении его ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ДОСТОИНСТВА, на неприкосновенности достоинства личности и прав человека как творца человеческой цивилизации. Какие же характеристики в данном случае нужно связывать с явлением «преступления против человечности»? Это все то, что ведет к уничтожению достоинства человека: пытки, рабство, торговля людьми и схожие с ними явления, т. е. те явления, которые угрожают человеку расчеловечиванием, бестиализацией. К ним следует отнести, кроме уже названных, алкоголизм, наркоманию, нетрадиционные сексуальные отношения и др. Таким образом, необходимо на научной основе реализовать уточнения понятия «преступления против человечности», четко определив его содержание.

Кризисные явления, не называемые однозначно в актах ООН вызовами и угрозами. Необходимость их структуризации

На нашей планете отмечается немалое количество других явлений, которые в сущности относятся к вызовам и угрозам человеческой цивилизации. Это угрозы здоровью человека (онкологические, сердечно-сосудистые заболевания, ВИЧ-инфекция, туберкулез, малярия, вспышки холеры; стихийные бедствия (извержения вулканов, засухи, наводнения, опустынивание, обезлесение); техногенные катастрофы (Чернобыль, Фукусима); бедствия космического генеза (столкновения Земли с астероидами и метеоритами); медленные, затянутые во времени угрозы жизни, ведущие к расчеловечиванию (алкоголизм, наркомания, безработица, нетрадиционные сексуальные отношения) и др., ведущие к кризису человеческой цивилизации...

При их характеристике в докладах Генерального секретаря ООН 66-й и 67-й на сессиях о работе Организации используются понятия «глобальный кризис», «глобальная катастрофа», «беспрецедентные стихийные бедствия», «антропогенная чрезвычайная ситуация», «глобальные проблемы» (в области здравоохранения), «глобальный кризис в области занятости», «чрезвычайные ситуации в области прав человека» и, наконец (в докладах 66-й сессии) эти явления именуются «глобальными вызовами». В разделе «Борьба с терроризмом» ясно и четко говорится, что «терроризм, («организованная преступность и оборот наркотиков») по-прежнему является одной из главных угроз международному миру и безопасности» [см.: 2]. Как бы обобщая эти характеристики, Генеральный секретарь утверждает: «Мы вступили в эпоху мегакатастроф…», предупреждая, что человечество «должно быть готово к новым вызовам…» [см.: 1].

Опыт последнего десятилетия показывает, что вызовы и угрозы человеческой цивилизации неумолимо опережают по количеству, негативным последствиям (качеству), объемам смертельно опасного воздействия защитные меры разобщенного человека и человечества. В этом плане первой робкой попыткой представляется нам новая концепция ООН «ответственности за защиту», выдвигаемая как новый принцип политической действительности, объединенных политических отношений, как новый принцип управления делами человеческого общества. Но обстоятельства требуют пересмотра всей мировой политической системы противодействия вызовам и угрозам. Особенно остро должен быть поставлен вопрос о ядерных вооружениях и ядерных энергетических установках, представляющих сегодня действительную мегаугрозу.

Думается, что дипломатам в рамках обсуждения проблем новой концепции ООН необходимо поднимать вопрос о более широком спектре ВЫЗОВОВ И УГРОЗ современному человеку и человечеству, способному привести к краху человеческой цивилизации. Кризис ее уже очевиден. Краха еще можно избежать.

Определение структуры существующих угроз необходимо для лучшего понимания и видения потенциальных масштабов кризиса с целью организации продуманной системы противодействия ему.

Данная структура может выглядеть следующим образом: а) массовые старые и новые заболевания; б) природные катаклизмы и климатический кризис; в) техногенные катастрофы; г) космические столкновения с планетой Земля (астероиды и метеориты); д) гуманитарные вызовы и угрозы (алкоголизм, наркомания, безработица, пытки, геноцид, этнические чистки); е) политико-правовые проблемы (репрессии, революции, восстания, гражданские войны).

В соответствии с предложенной структурой вызовов и угроз следует определить и структуру возможной «ответственности за защиту». Именно в такой трактовке идея «ответственности за защиту» как новая концепция ООН призвана сделать подвижку в уточнении понятий «вмешательства» и «невмешательства» во внутренние дела государств и заменить концепцию «гуманитарной интервенции».

«Ответственность за защиту». Структура понятия и явления

Прежде всего, следует уточнить, что могут представлять собой понятия «ОТВЕТСТВЕННОСТЬ», «ЗАЩИТА» и «ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЗАЩИТУ», имея в виду «БОРЬБУ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА С ВЫЗОВАМИ И УГРОЗАМИ ЕГО ЦИВИЛИЗАЦИИ».

Ответственность — это, пожалуй, осознание возможности, необходимости, обязанности участия в решении проблем, создаваемых вызовами и угрозами для собственных стран, коллективных мероприятий в других странах, человечества в целом.

Защита — это участие в практических мероприятиях своей страны и в коллективных международных акциях по защите населения других стран и человечества от вызовов и угроз современности.

Ответственность за защиту как понятие, связывающее два предыдущих, означает явление, когда стороны, осознавшие необходимость и обязанности участия в защите,
КОДИФИЦИРУЮТ в национальном и международном законодательстве свои обязательства по защите человеческой цивилизации от краха (поправки в конституции, специальные декларации, конвенции, поправки в Устав ООН). Только в этом случае «ответственность за защиту» приобретает возможность быть реализованной.

В этом плане уместно упомянуть стремление бразильской дипломатии заменить понятие и явление «ответственность за защиту» понятием и явлением «ответственность в процессе защиты» [7]. Никто не спорит с теми, кто стремится создать разумный механизм в самом процессе реализации борьбы против вызовов и угроз современной цивилизации. Но постановка вопроса только о самом процессе защиты уменьшает степень осознания важности мониторинга, планирования, создания «тормозной» системы национального и международного права вызовам и угрозам современному человечеству. Белорусским дипломатам следовало бы заменить свой подход к бразильской инициативе серьезным ее анализом.

В новой кодификации должны быть предусмотрены приемлемые меры и формы помощи отдельным странам, формат участия в коллективных ненасильственных акциях международного сообщества и механизм их реализации. Как и механизм приведения в действие принудительных, насильственных акций международного сообщества, который должен запускаться только с согласия Совета Безопасности ООН.

Изложенное дает проективное основание для предложения следующей структуры «ответственности за защиту»:

1) политико-правовая ответственность за защиту (от революций, гражданских войн, репрессий);

2) гуманитарная ответственность за защиту (от геноцида, военных преступлений, этнических чисток и т. д.);

3) медицинская ответственность за защиту (от старых и новых смертельно опасных заболеваний);

4) экологическая ответственность за защиту (от стихийных бедствий);

5) техногенная ответственность за защиту (от ядерного и иного оружия массового уничтожения, от техногенных катастроф и кибер-угроз);

6) космическая ответственность за защиту (от астероидов и метеоритов, поиск и освоение новых возможных для обитания землян объектов).

Предложенная структура ответственности за защиту человеческой цивилизации требует включения этой проблемы в дискуссии в рамках ООН.

Меры по реализации концепции «ответственности за защиту» на уровне отдельных государств, коллективных международных усилий и человечества

А. Государствам, в которых вызовы и угрозы зашкаливают до уровня, близкого к катастрофе, требуется оказывать помощь:

1) в разработке программ их внутреннего самоусовершенствования (модернизации, гармонизации их внутренних политико-правовых и экономических систем с системами наиболее развитых стран, культурологически сходных с ними);

2) в разработке и реализации программ гуманитарной, экономической и технической помощи (для компенсации жертвам, восстановления разрушенной инфраструктуры, предупреждения возможных чрезвычайных ситуаций);

3) в реализации ненасильственных санкционных мер (запреты на передвижение, замораживание активов, оружейное эмбарго и др.) при этом — только по решению Совета Безопасности ООН.

Б. На уровне коллективных международных усилий: создание групп мониторинговой разведки, разработка мониторинговой системы раннего предупреждения, разработка оперативных и стратегических мер реализации ответственности за защиту, учреждение организационных структур планирования, руководства, реализация и осуществление международных акций.

В. На уровне единого руководящего штаба СОГЛАСОВАНИЕ И ГАРМОНИЗАЦИЯ принципов управления деятельностью различных субъектов «ответственности за защиту», за спасение человеческой цивилизации от гибели.

Управление делами «ответственности за защиту»

1. Всю работу по планированию и руководству следует возложить на Организацию Объединенных Наций. Спасти цивилизацию, созданную разумом, — ее главная задача. Окончательное решение по возникающим проблемам передать под эгиду модернизированного Совета Безопасности.

2. В связи с продвижением концепции «ответственности за защиту» и работы по ее реализации следует создать при Совете Безопасности Совет профессионалов, в который будут входить ученые и специалисты в областях, соответствующих каждой из шести частей структуры «ответственности за защиту».

3. Экспертиза предложений по отдельным странам и острым общечеловеческим проблемам должна осуществляться Советом профессионалов, решения которого утверждаются Советом Безопасности.

4. Уже сейчас действуют международные структуры ООН и самостоятельные организации, которые имеют опыт такой работы. Кроме структур ООН и ЮНЕСКО это ВОЗ, МОТ, МАГАТЭ и др., такие как специально созданные ООН институты, призванные обеспечивать осуществление «ответственности за защиту»: Интегрированная миссия Организации Объединенных Наций в Тиморе-Лешти, Миссия Организации Объединенных Наций в Либерии, Комиссия по миростроительству, Консультативная группа высокого уровня, Управление по координации гуманитарных вопросов, Объединенная канцелярия специальных советников по предотвращению геноцида, Консультативная группа высокого уровня Генерального секретаря по финансированию противодействия изменению климата, Межправительственная группа по изменению климата, Группа высокого уровня по глобальной устойчивости, Глобальная инициатива по искоренению полиомиелита, Целевая группа по осуществлению контртерростистических мероприятий, Структура Организации Объединенных Наций по вопросам гендерного равенства, по обеспечению глобального прогресса в равенстве полов и расширению прав и возможностей женщин, Отделение Организации Объединенных Наций при Африканском союзе, Региональное отделение Организации Объединенных Наций для Центральной Африки, Комитет по насильственным исчезновениям и ряд других. Необходимо только переключить и переорганизовать их на выполнение специфических региональных и глобальных задач «ответственности за защиту» [см.: 2].

5. Совершенствование (гармонизация, сближение, единение, унификация) системы принципов общеооновского управления в сущности уже предложено на 67-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в заключительном разделе «Укрепление Организации» доклада Генерального секретаря. Эти принципы (инициативы) «в среднесрочной перспективе… дают возможность пересмотреть нынешние различия между так называемой "деятельностью Центральных учреждений" и "деятельностью на местах", которые… привели к появлению различных подходов к управленческо-административной работе» [1]. Деятельность Центра — Регионов — Национально-государственных субъектов должна стать взаимосвязанной, согласованной деятельностью, реализующей унификацию явлений ответственности за защиту во имя спасения человечества как цивилизации.

Вместо заключения

В любой документ и в дальнейшие дискуссии по рассматриваемой тематике необходимо включать:

— проблему уточнения опорной группы идей концепции «ответственности за защиту»;

— определение понятия и явления «преступления против человечности»;

— идею более широкого спектра по сравнению с оговоренным в документах ООН, с включением всех вызовов и угроз, создающих опасность краха человеческой цивилизации;

— обсуждение проблем кодификации в национальном и международном праве как создание реальной возможности реализации новой концепции;

— вопрос о структуре «ответственности за защиту»;

— вопрос о реализации (операционализации) и управлении делами «ответственности за защиту»;

— планирование и реализацию мер, связанных со стремительным ростом народонаселения: в ближайшем будущем численность населения на Земле достигнет 9 млрд человек, что ставит перед человечеством, по меньшей мере, три вопроса:

1) как и чем прокормить такую армию, учитывая, что уже сегодня нищета является одной из главных угроз для землян?

2) как и чем обеспечить их занятость, учитывая, что уже сегодня эта проблема является одной из самых злободневных?

3) как обеспечить возможность переселения людей на другие космические объекты, учитывая, что кризисные явления в обществе и на планете Земля неумолимо нарастают?

«…Мы должны быть готовы к новым вызовам, противостоять которым мы должны СООБЩА (выделено нами. — Л. Е.) и среди которых не последнее место занимают вызовы, порожденные демографическими изменениями» [2].

Литература

1. Доклад Генерального секретаря о работе Организации: док. ООН A/67/1 [Электронный ресурс] // Организация Объединенных Наций. — Режим доступа: <http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=A/67/1>. — Дата доступа: 01.09.2013.
2. Доклад Генерального секретаря о работе Организации: док. ООН A/66/1 [Электронный ресурс] // Организация Объединенных Наций. — Режим доступа: <http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=A/66/1>. — Дата доступа: 01.09.2013.
3. Падкапаеў, У. В. Глабальныя пытанні навукова-тэхнічнай палітыкі ў дзейнасці міжнародных навуковых аб’яднанняў / У. В. Падкапаеў // Весці Нац. акад. навук Беларусі. Сер. гуманітар. навук. — 2012. — № 1. — С. 27—32.
4. Ceren, O. Responsibility to Protect Not Remotely New / O. Ceren // Commentary. — 2011. — March 20.
5. Charte des Nations Unies et Statut de la Cour Internationale de Justice. — New York: Nations Unies, 1968.
6. Evans, G. The Responsibility to Protect / G. Evans, M. Sahnoun // Foreign Affairs. — 2002. — Vol. 81, N 6. — P. 99—110.
7. Report of the International Commission on Intervention and State Sovereignty (ICISS), Sept. 2000.
8. Thakur, R. The United Nations Security: From Collective Security to the Responsibility to Protect / R. Thakur. — Cambridge: Cambridge University Press, 2006. — 402 p.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.