журнал международного права и международных отношений 2014 — № 2


международные отношения

Исследования внешней политики Беларуси в Германии в 2000-х гг.: основные направления

Андрей Русакович

Автор:
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. — кандидат исторических наук, доцент кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Снапковский Владимир Евдокимович — доктор исторических наук, профессор кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Мазец Валентин Генрихович — кандидат исторических наук, доцент, старший научный сотрудник Института истории Национальной академии наук Беларуси


В статье проанализированы основные направления исследований внешней политики Беларуси в Германии в 2000-х гг., выделены их этапы и особенности. Автор отмечает, что в Германии в 2000-х гг. были продолжены научные исследования внешней политики Беларуси на основе сложившихся в 1990-е гг. методологических подходов и организационных структур. По мнению автора, важной отличительной чертой развития германских исследований в этот период являлось создание обобщающих работ по проблемам отношений Беларуси с Россией, Европейским союзом, Германией. Как отмечено в статье, основными направлениями, на которых были сосредоточены основные акценты исследований, являлись: внешнеполитические подходы белорусского руководства относительно дальнейшей интеграции с Россией; взаимодействие руководства республики и международных организаций; расширение Европейского союза и НАТО в 2004 г. и необходимость выработки новой политики Европейского союза в отношении Беларуси; политика сближения Беларуси и ЕС, осуществляемая в 2008—2010 гг.; очередной этап осложнения политических отношений между Беларусью и Европейским союзом после президентских выборов 2010 г.; участие Беларуси в новых интеграционных структурах — Таможенный союз/Единое экономическое пространство; проблемы транзита энергоресурсов через Беларусь. Автор подчеркивает, что серьезным аспектом германских исследований в 2000-е гг. являлось признание Республики Беларусь в качестве важного субъекта европейских отношений, который имеет собственные национально-государственные интересы.


Начало XXI в. обозначило новый важный период в истории внешней политики Беларуси. Принятая в 2001 г. Концепция национальной безопасности была ориентирована на укрепление статуса республики на международной арене в качестве активного участника мировых процессов; президентские выборы 2001 г. подтвердили стабильность политической ситуации в Беларуси; новые подходы были сформулированы российским руководством относительно реализации проекта Союзного государства. Намеченное на 2004 г. вступление в состав Европейского союза восточноевропейских государств вызвало необходимость выработки нового формата отношений между ЕС и Беларусью. Данные факторы обусловили изменение статуса Беларуси в регионе, привели к определенной корректировке внешнеполитического курса Республики Беларусь в начале 2000-х гг.

Германские специалисты с учетом новых реалий в 2000-е гг. продолжили исследование основных аспектов внешней политики Республики Беларусь, в науку пришли новые специалисты, были сделаны определенные шаги в отношении развития организационных возможностей исследований. Ряд изданий, посвященных внешней политике Беларуси, был подготовлен сотрудниками Фонда науки и политики, Немецкого общества внешней политики, Гиссенского центра Восточной Европы Университета Гиссена, представителями других аналитических центров. Активно действовало Германо-белорусское общество, на новый уровень в 2000-х гг. вышла организация минских форумов, был учрежден ряд изданий аналитической и информационной направленности: «Belarus Perspektiven» (издается Международным образовательным центром Дортмунта/Минска), «IfD focus» (издавался Институтом немецких исследований в 2007—2012 гг.), «Belarus-Analysen» (издается с 2011 г. Центром Восточной Европы Университета Бремена и Немецким обществом восточноевропейских исследований) [17]. Германские и белорусские аналитические и исследовательские центры в 2000-х гг. провели ряд научно-практических мероприятий, по итогам которых были изданы сборники материалов [см., напр.: 2; 9; 18; 27].

В данной статье автор предпринял попытку проанализировать основные направления, особенности и тенденции исследований внешней политики Беларуси в германской науке о международных отношениях в 2000-х гг., в частности, рассмотреть оценки исследователями ФРГ состояния белорусско-германских отношений. В отечественной исторической науке отдельные аспекты данной проблемы освещены в работах А. Русаковича [6; 7], В. Снапковского [8], В. Улаховича [13], В. Фрольцова [14]. Вместе с тем, уровень работ германских исследователей и их подходы к изучению внешней политики Беларуси в 2000-х гг. предполагают продолжение изучения данного направления в белорусской науке.

В 2000-х гг. заметной тенденцией германских исследований в отношении Беларуси являлось рассмотрение статуса республики в качестве важного участника европейских и международных отношений, а также признание равнозначности российского и европейского векторов для национальных интересов страны, что в определенной степени подразумевало возможность участия нашей страны в перспективе в европейской интеграции. «Беларусь между Востоком и Западом», «Беларусь между ЕС и Россией», «Беларусь в новой Восточной Европе», «Беларусь на перекрестке» — так можно определить общий лейтмотив исследований геополитических аспектов развития Беларуси в новом столетии в работах исследователей ФРГ и других стран Запада [см.: 5; 19; 26; 27; 54; 72].

Общие подходы Германии и Запада в целом к Беларуси в новых условиях были изложены в ряде работ научного сотрудника Фонда науки и политики Х. Тиммерманна [см.: 73; 76; 79]. По мнению германского ученого, важное значение имело признание Европейским союзом Беларуси в начале 2000-х гг. качестве суверенного независимого государства, имеющего свои интересы, а не как представителя исключительно сферы влияния России. Российская Федерация рассматривалась Европейским союзом как важнейший фактор влияния в Беларуси и партнер ЕС по диалогу. Х. Тиммерманн также отмечал определенное совпадение экономических интересов ЕС и России в отношении Беларуси, которые заключались в признании необходимости развития страны по рыночному пути, и подчеркивал существенное различие их политических интересов относительно республики. По мнению германского ученого, в диалоге с Россией ЕС не должен исходить из противопоставления сближения Беларуси с Россией как альтернативы интеграции Беларуси в ЕС, а основывать свою политику на приоритетности признания европейских ценностей и принципов [см.: 76, s. 40]. Х. Тиммерманн отмечал также, что Беларусь в Восточной Европе представляла собой «особый случай» в плане создания социально-экономической и политической модели и Европейский союз должен учитывать данное обстоятельство. Важной задачей ЕС, по мнению германского исследователя, являлось установление более тесных отношений с будущими соседями, в том числе и с Беларусью [см.: 76]. По мнению Х. Тиммерманна, «с точки зрения Евросоюза, на перекрывающих друг друга интеграционных пространствах Восточной Европы должны утвердиться внутренне и внешне самоопределившиеся государства, которые на все обозримое время приняли бы на себя функцию ''моста'' и ''шарнира'' между ЕС и Россией и были бы открыты и на восток, и на запад» [10, с. 82].

Значительное внимание германские исследователи уделяли внешнеполитическим аспектам развития Беларуси в период президентских выборов 2001 г. Позиция западных стран, сформулированная в решениях ОБСЕ относительно Беларуси, была изложена в ряде статей руководителя Консультативно-наблюдательной группы ОБСЕ в Минске, немецкого дипломата Х.-Г. Вика, который отмечал, в частности, что республика для европейских институтов являлась серьезным вызовом и «крепким орешком» [см.: 84]. В целом оценки германского экспертного сообщества президентских выборов в Беларуси были близки к официальным оценкам ОБСЕ и ЕС. Германский политолог М. Штаак опубликовал в октябре 2001 г. в журнале «Internationale Politik» статью, в которой призвал правительство Германии и других стран ЕС найти новые пути поддержки процесса демократизации и экономических реформ в Беларуси, в частности, путем осуществления программы содействия Беларуси, а также оказать влияние на позицию России с целью усиления воздействия последней на демократические процессы в Беларуси. В статье утверждалось, что в результате выборов усилилась «изоляция» Беларуси в Европе [см.: 70]. Данный тезис в несколько трансформированном виде («самоизоляция») разделяли и другие германские исследователи (Р. Линднер, А. Зам, Х. Тиммерманн) [см.: 48; 62; 80]. Ряд германских исследователей акцентировали внимание на внутриполитических аспектах развития Беларуси, критически определяли политический режим белорусского государства как «диктатуру» и даже выделяли республику в отдельную группу государств, с которыми ЕС должен поддерживать «особые отношения» [см.: 23; 53]. Отдельные германские эксперты отмечали, что усилия руководства Беларуси отстоять на европейской арене специфический курс развития Беларуси не привели к существенному улучшению отношений с западными странами. Как отметил в 2001 г. директор центра России и Евразии Германского совета по внешней политике А. Рар, «не увенчались успехом попытки белорусских политиков доказать, что у Беларуси своя специфика, что ввиду своих многовековых связей с Россией и отсутствия демократических традиций новое суверенное государство Беларусь не может мериться в плане демократии и рыночной экономики с такими соседними странами, как Польша и Литва» [3, с. 29].

Проблема выработки новой политики ЕС в отношении Беларуси в период после президентских выборов приобрела особую актуальность накануне расширения Европейского союза, и ряд работ германских исследователей был посвящен разработке этого вопроса [см., напр.: 22; 36; 62; 67; 77; 87]. Как отмечал Х. Тиммерманн, Европейский союз с опозданием отреагировал на новую геополитическую ситуацию, тем более, что обе стороны — ЕС и его новые соседи, оказались в парадоксальной ситуации — с одной стороны, Беларусь, Молдова и Украина стали географически ближе к ЕС, с другой — произошло укрепление границы между ними и ЕС [80, s. 1605]. Германский ученый проанализировал различие целей Беларуси, Молдовы и Украины в отношениях с ЕС, в частности подчеркнул, что Беларусь не ставит своей целью вступление в ЕС и осуществляет интеграционные проекты с Россией, а также то, что в новых условиях непосредственного соседства с ЕС «особые надежды новые соседи возлагают на Германию, которая проявляла наибольшую из всех государств ЕС активность в восточном регионе Европы и должна проявлять ее в дальнейшем» [12, с. 50]. По мнению германского исследователя, Европейский союз был поставлен перед сложной задачей — выработать такую концепцию отношений, которая привязывала бы Беларусь к ЕС и вместе с тем учитывала интересы России в Беларуси [76, s. 35]. Германские авторы подчеркивали заинтересованность белорусского руководства в формировании принципиально новых подходов ЕС к оценке ситуации в Беларуси. В частности, А. Рар отмечал, что определенные надежды официальный Минск связывал с принятием нового программного документа ЕС по сотрудничеству с Беларусью [см.: 3].

Научный сотрудник Университета Манхейма А. Зам (в дальнейшем — директор Минского международного образовательного центра им. Й. Рау) в статье, посвященной расширению ЕС, пронализировала комплекс проблем и возможностей, которые были связаны с расширением Европейского союза и изменением положения в регионе Беларуси и Украины [см.: 62]. Автор отметила, что после распада СССР новый политический порядок в Европе еще не сформирован и важным элементом новой системы отношений в Европе является расширение ЕС. По мнению А. Зам, для ближайших соседей ЕС (Беларуси, Молдовы, Украины) в связи с этим открывается ряд возможностей: во-первых, взаимодействовать и далее с ЕС и НАТО в рамках предлагаемых этими организациями программ; во-вторых, предпринять усилия для достижения необходимых критериев с целью вступления в ЕС и НАТО; в-третьих, воспользоваться предлагаемыми Россией интеграционными возможностями. Автор статьи отметила, что и Беларусь, и Украина в начале 1990-х гг. в геополитическом плане позиционировали себя как «мост между Востоком и Западом», что в целом соответствовало их нейтральному статусу. В дальнейшем белорусское руководство сделало ставку на интеграционные возможности в рамках СНГ и с середины 1990-х гг. ориентировалось на Россию. Автор проанализировала возможные последствия расширения ЕС для Беларуси и Украины, отметив расширение торговли, изменение пограничного режима, необходимость сближения с нормами и стандартами ЕС и вступление в ВТО и подчеркнула необходимость развития сотрудничества между Беларусью и расширяющимся ЕС. В статье было высказано мнение, что расширение ЕС создает для белорусского руководства возможность использовать интеграционную конкуренцию между Москвой и Брюсселем для стабилизации внешнеполитической стратегии. Автор также обратила внимание на стремление руководства Беларуси в перспективе принять участие в европейской интеграции. А. Зам отмечала, что было бы неправильным говорить только об изоляционной политике ЕС, Совета Европы и ОБСЕ относительно Беларуси, и указала на значительные объемы технической помощи, деятельность «парламентской тройки» и работу Консультативно-наблюдательной группы ОБСЕ в Беларуси [см.: 62].

Как отмечалось германскими экспертами, в отношении Беларуси Европейский союз накануне расширения оказался перед дилеммой: либо продолжение «жесткой линии», направленной на изоляцию руководства страны и поддержку оппозиции, либо осуществление «мягкой линии», что означало бы признание Европейском союзом существующих в Беларуси политических реалий. По мнению Х. Тиммерманна, разрешение этой дилеммы представлялось возможным в рамках «стратегии двойного диалога» («Doppelte Dialogstrategie»), которая заключалась в том, что ЕС и его государства-члены должны осуществлять контакты с представителями белорусского руководства в ряде сфер, где имеются общие интересы, и в то же время предпринимать действия, направленные на поддержку оппозиции и гражданского общества [73, s. 1452; 80, s. 1606]. В дальнейшем германский ученый развил эти предложения, в частности отметил, что ЕС в сотрудничестве с ОБСЕ и Советом Европы с представителями руководства Беларуси может осуществлять политические контакты, направленные на поддержку демократии; поддерживать экономические отношения для стимулирования торговли и инвестиций; реализовывать договоренности по установлению равновесия между обеспечением надежности границ и необходимостью облегченного режима их пересечения [12, с. 58; 75]. По мнению Х. Тиммерманна, в отношении Беларуси ЕС должен принимать во внимание ее значение как транзитного государства, намерение белорусского руководства нормализовать и развивать отношения с ЕС, готовность «присоединиться к европейским процессам на более широкой основе постольку, поскольку предложенные в концепции соседства ЕС возможности в целом отвечают стратегическим приоритетам белорусской политики в отношении Запада» [12, с. 57]. Как отмечалось в статье германского специалиста, «концепция соседства ЕС, которая, прежде всего по инициативе Германии, имеет в виду и Белоруссию, представляет собой важный фактор эволюционных изменений: в ней элите и населению представлены обоснованные потенциальные выгоды для Белоруссии и реальный ущерб, который она терпит» [12, с. 58].

Политика Европейского союза в отношении Беларуси в условиях расширения ЕС была проанализирована в статье научного сотрудника Университета Констанца, председателя Германо-белорусского общества Р. Линднера (в дальнейшем — сотрудник Фонда науки политики, руководитель Восточного комитета германской экономики) [42]. Автор отметил, что Беларусь не участвует в процессах европейской интеграции и обратил внимание на предложения белорусского Министерства иностранных дел в начале 2000-х гг., в которых содержались указания на возможность присоединения Беларуси к ЕС [42, s. 200—201]. Р. Линднер проанализировал сложности формирования политической линии ЕС в отношении Беларуси и рассмотрел подходы новых членов ЕС — Польши и Литвы. В статье также содержалось обоснование концепции «критического диалога» в отношении белорусских властей со стороны ЕС, которая по своей сути была близка к «стратегии двойного диалога» [42, s. 202]. Необходимо отметить, что различные варианты «стратегий» ЕС относительно Беларуси, предлагаемых германскими исследователями, в целом соответствовали «белорусской» политике правительства Г. Шредера «изменения через сближение» («Wandels durch Annäherung») и общей линии ЕС в отношении Беларуси [см., напр.: 64, s. 112].

Перспективы сотрудничества Европейского союза и Беларуси германские эксперты рассматривали в тесной увязке с состоянием белорусско-российских отношений, оценки которых также претерпели определенные изменения. Например, в 2001 г. германский политолог А. Рар утверждал, что «союз Беларуси и России в Германии рассматривается критически, поскольку он может, при определенных условиях, стать образованием, враждебным по отношению к Западу» [4, с. 29]. Х. Тиммерманн в начале 2000-х гг. в ряде статей рассмотрел противоречия между руководством Беларуси и России в процессе создания Союзного государства и пришел к выводу, что в июне 2002 г. «взорвалась политическая бомба»: российское руководство предложило Беларуси варианты интеграции, которые встретили резкое возражение белорусского Президента, вследствие чего сформированная в 1990-е гг. модель интеграции двух государств оказалась малоэффективной [73, s. 1452]. По мнению германского ученого, в сложившихся условиях Беларусь получила шанс для использования своего геополитического положения между Россией и ЕС для осуществления «политики балансирования» между двумя этими субъектами [79, s. 230]. В статье, опубликованной в 2004 г., Х. Тиммерманн предпринял попытку проанализировать основные этапы белорусско-российской интеграции, выделив три «фазы». Первая фаза осуществлялась на фоне ностальгии по бывшему СССР и охватывала период 1990-х гг., когда российское руководство во главе с Б. Ельциным рассматривало образование союза Беларуси и России в качестве ядра для дальнейшего объединения бывших советских республик и противовеса расширению НАТО на восток. Вторая фаза осуществлялась в конце 1990-х гг. и была определена германским ученым как «этап бюрократической интеграции», высшим достижением которого являлось подписание договора о создании Союзного государства. Как полагал немецкий ученый, третья фаза началась с приходом к власти в России В. Путина, который в отношении белорусско-российской интеграции сохранил стратегические интересы России и вместе с тем начал реализацию прагматичной линии, которая предусматривала развитие Беларуси на рыночной основе. По мнению Х. Тиммерманна, этот фактор в какой-то степени сближал интересы России и Германии в отношении Беларуси [78, s. 219—221].

Германские ученые достаточно объективно оценивали особые интересы России относительно Беларуси и проанализировали внешнеполитические инициативы нового российского руководства относительно постсоветского пространства, которые рассматривались в ЕС как реакция на расширение Европейского союза и новую политику соседства. В частности, были рассмотрены перспективы создания Единого экономического пространства Беларуси, Казахстана, России и Украины, о создании которого руководители четырех государств объявили в феврале 2003 г. [80, s. 1606].

Заметной вехой в исследовании внешней политики Беларуси была коллективная монография, посвященная анализу отношений Европейского союза с Россией, Беларусью, Украиной и Молдовой, опубликованная в 2005 г. [54]. В монографии в отдельном разделе, подготовленном Х. Тиммерманном, были рассмотрены основные направления внешней политики Беларуси, значительное внимание было уделено отношениям с Россией [54, s. 285—288]. Общий формат отношений республики с ЕС, ОБСЕ, Советом Европы и НАТО авторами был представлен с точки зрения официальных подходов данных структур в контексте координации белорусской политики этих организаций. Вместе с тем, авторы издания обратили внимание на заявления представителей белорусского МИД о присоединении Беларуси к Европейской политике соседства и о намерении в перспективе стать ассоциированным членом ЕС [54, s. 300—301]. В отдельном подразделе была рассмотрена «стратегия двойного диалога» ЕС с Беларусью [54, s. 310—317]. Особое внимание авторы исследования отвели анализу политики Германии и Польши в отношении Беларуси. В монографии была отмечена тесная взаимосвязь белорусской политики Германии с политикой ЕС в отношении Беларуси и подчеркнуто значение Германии в выработке «конструктивной» политики ЕС в отношении Беларуси [54, s. 317]. В издании также представлен краткий анализ экономических белорусско-германских отношений, отмечена важная роль сотрудничества в сфере гражданского общества [54, s. 320]. Авторы подчеркнули важную роль Польши и Литвы в реализации белорусской политики ЕС в период после 2004 г. [54, s. 320].

Парламентские выборы и референдум в 2004 г., президентские выборы 2006 г. в Беларуси и реакция на них западных организаций и государств также находились в центре внимания «белорусских» экспертов ФРГ. Специальный номер журнала «Osteuropa» в 2004 г. в котором были опубликованы статьи ряда германских и белорусских исследователей, был посвящен белорусской проблематике [см.: 38]. Внешнеполитические аспекты парламентских выборов и референдума в Беларуси 17 октября 2004 г. были освещены в статье А. Зам [см.: 63]. Автор отметила, что это были первые выборы в Беларуси после 1996 г., на которых присутствовали наблюдатели из ОБСЕ, что само по себе уже являлось определенным сигналом в процессе нормализации отношений Беларуси и европейских структур [63, s. 83]. Оценку выборов автор дала на основе подходов ОБСЕ и других европейских организаций, а также отметила относительную поддержку руководства Беларуси в период выборов со стороны России и продолжение изоляции Беларуси со стороны европейских структур [63, s. 85].

Проблема развития отношений с Западом через призму политического развития, продвижения демократических реформ после президентских выборов 2006 г. в Беларуси была рассмотрена в работе бывшего главы КНГ ОБСЕ в Минске Х.-Г. Вика [85]. В частности, автор отметил, что в Восточной Европе наблюдается определенный дефицит содействия развитию демократии со стороны Германии; в отношении Беларуси уменьшены программы германской технической помощи, возможности фондов и программ ФРГ в Беларуси также ограничены. Немецкий политик сделал вывод, что осуществляемая в предыдущие годы европейскими структурами посредством поддержания диалога с руководством Беларуси «пошаговая стратегия» продвижения демократических реформ и улучшения двусторонних отношений до 2006 г. не принесла существенных изменений [см.: 85]. Х. Тиммерманн отмечал, что в ходе президентских выборов 2006 г. германское правительство выразило солидарность с лидерами белорусской оппозиции и заявило о своей заинтересованности в хороших отношениях между Беларусью и Россией [11, с. 104]. Р. Линднер в своей работе выдвинул предположение, что «внешнеполитическая самоизоляция» Беларуси после президентских выборов 2006 г. создает определенные риски для европейской внешней политики и политики безопасности (безопасность энерготранзита, ухудшение отношений с Россией в случае повышения последней цены на газ, ухудшение отношений с Польшей и прибалтийскими государствами и др.) [47, s. 22]. В работе было отмечено, что в предыдущие годы произошли политические изменения в Украине и Грузии, на основе которых руководство ЕС и США в своей политике в отношении Беларуси в определенном смысле также исходило из возможности подобного сценария. Однако предполагаемый сценарий не состоялся, в связи с чем немецкий исследователь отметил недостаточность и слабую эффективность механизмов ЕС и высказал мнение о необходимости обновления политики Европейского союза относительно Беларуси [47, s. 23]. Критический анализ политической ситуации в Беларуси в период президентских выборов представлен в работе научного сотрудника Университета Геттингена Ф. Гарбе [см.: 29].

После расширения Европейского союза во второй половине 2000-х гг. германские эксперты значительное внимание уделяли политике новых членов ЕС относительно Беларуси. Например, политика Польши в аспекте общих подходов ЕС в отношении Беларуси в середине 2000-х гг. была рассмотрена в статье А. Зам [64]. Автор отметила, что до 2005 г. правительство Польши и правительство ФРГ в отношении Беларуси совместно осуществляли политику «изменения через сближение», однако после конфликта вокруг Союза поляков Беларуси и смены правящей коалиции польская политика относительно Беларуси изменилась. В частности, часть польской элиты заняла жесткую позицию санкций в отношении руководства Беларуси, в то время как германское правительство занимало взвешенную позицию по введению визовых ограничений с целью сохранения возможностей для диалога с Минском [64, s. 112]. Польская политика относительно Беларуси, России и Украины в контексте восточной политики ЕС была рассмотрена также в работе сотрудника Фонда науки и политики К.-О. Ланга [см.: 40]. Изучению причин политического конфликта Беларуси с Польшей, анализу «дефицита» политики ЕС относительно Беларуси, возможности координации политики ЕС и России и усилению сотрудничества Германии с Польшей в «белорусском вопросе» посвящена работа Р. Линднера [см.: 48].

Беларусь в середине 2000-х гг., после расширения ЕС и усиления России, стала важным участником европейских процессов. По мнению немецких исследователей, Россия и Европейский союз в отношении Беларуси имели в этот период ряд общих интересов, которые заключались в необходимости проведения реформ в Беларуси. Как отметил Х. Тиммерманн, отстраненность Беларуси от общеевропейских процессов препятствовала реализации основного совместного проекта России и ЕС — создания четырех общеевропейских пространств: в области экономики, в сфере правосудия и правопорядка, в области внешней безопасности, в сфере образования и культуры. По мнению германского исследователя, общий интерес России и ЕС в отношении Беларуси заключался в реализации ряда совместных проектов: обеспечение безопасности западной границы Беларуси как существенная предпосылка реализации программы по введению безвизового сообщения между Россией и ЕС; либерализация белорусской экономики и создание благоприятного инвестиционного климата как важная предпосылка формирования единого общеевропейского экономического пространства; обеспечение бесперебойного транзита через территорию Беларуси и др. [11, с. 103—104]. Х. Тиммерманн с учетом стратегического партнерства Германии и России также подчеркивал важность сохранения стабильных отношений Беларуси с Россией: «Европейский союз не заинтересован в возникновении новых конфликтов на своем восточном фланге» [10, с. 86]. Проблемы реализации Европейской политики соседства в отношении Беларуси были рассмотрены в ряде работ Р. Линднера [45; 46].

«Газовый конфликт» между Беларусью и Россией в начале 2007 г. привлек повышенное внимание германских экспертов, которые рассмотрели его значение для развития политических процессов на постсоветском пространстве и в Европе в целом. Данный конфликт также совпал с германским председательством в ЕС и началом процесса улучшения отношений между Беларусью и ЕС. По мнению Ф. Гарбе, отношения в сфере энергетики между Беларусью и Россией в 2000-х гг. являлись «конфликтным очагом» [28, s. 70]. Ф. Гарбе также отметил, что развертывание конфликта в энергетической сфере между Беларусью и Россией в 2007 г. свидетельствовало о том, что российская политика на постсоветском пространстве «всегда больше ориентировалась на экономические интересы» [28, s. 75]. Следует отметить, что именно «газовый конфликт» 2007 г. немецкие исследователи считают важным «поворотным пунктом» во внешней политике Беларуси и в отношениях на постсоветском пространстве [см.: 44; 65; 68]. Как отмечали германские исследователи, ЕС должен использовать новую ситуацию и усилить воздействие на Беларусь, расширив здесь свое присутствие [см.: 34; 44]. Следует отметить, что эксперты ФРГ во второй половине 2000-х гг. уделяли значительное внимание изучению вопросов транзита энергоресурсов через Беларусь и Украину [см., напр.: 31; 32]. По мнению Р. Линднера, Беларусь для ЕС в это время являлась «проблемным соседом» и, вместе с тем, — важной транзитной страной [45, s. 253]. Р. Линднер также отмечал, что с учетом сложного опыта взаимодействия между ЕС и Беларусью в предыдущем десятилетии, наиболее эффективной политикой Европейского союза в отношении Беларуси в сложившейся ситуации может быть сотрудничество в отдельных областях, особенно в таких сферах, как энергетика, транспорт, граница и др. [45, s. 253]. Германский эксперт также пришел к выводу, что важной задачей ЕС в период германского президентства являлось решение вопросов об учреждении постоянного представительства ЕС в Минске, создании рабочей группы по вопросам энерготранзита с участием ЕС, Беларуси, Украины, России, содействии развитию малого и среднего бизнеса, создании альтернативных энергетических концепций, содействии подписанию белорусской стороной Договора к Энергетической хартии [45, s. 255].

По мнению А. Рара, германское правительство в период 2007—2008 гг. предприняло попытку интегрировать Украину и Беларусь в общеевропейскую архитектуру энергетической безопасности, чтобы предоставить им защиту от «российского давления» [см.: 57]. В то же время, как отмечал германский политолог, российское руководство инициировало строительство газопроводов «Северный поток» и «Южный поток», что было поддержано западными государствами именно вследствие нестабильности транзита газа через Украину и Беларусь [4, с. 166—167].

Изменения во внешней политике Беларуси и улучшение отношений с Европейским союзом в 2007—2008 гг. рассмотрены в статье директора Минского международного образовательного центра А. Зам [65]. В статье было подчеркнуто, что в белорусской внешней политике наметился новый курс, направленный на улучшение отношений с Европейским союзом. Отправной точкой этих изменений А. Зам считала «газовый конфликт» Беларуси и России в начале 2007 г. и последовавшее за этим признание Западом Беларуси как важного международного актора [65, s. 53]. В статье было отмечено, что белорусское руководство вступило в прямые контакты с представителями ЕС и в марте 2008 г. стороны подписали соглашение об открытии Представительства Европейского союза в Беларуси. Одной из причин сближения Беларуси с ЕС автор работы видела в необходимости привлечения западных инвестиций в Беларусь для модернизации экономики [65, s. 53]. А. Зам также подчеркнула, что при принятии решения о приостановке визовых санкций в отношении представителей белорусского руководства Европейский союз руководствовался не только геополитическими интересами (позиция белорусского руководства относительно признания Южной Осетии и Абхазии), но и ценностными представлениями (освобождение в августе 2008 г. белорусскими властями лиц, признанных со стороны ЕС политзаключенными) [65, s. 57]. По мнению А. Рара, важным аргументом для ЕС в плане развития отношений с Беларусью стало начало приватизации белорусских предприятий. Как отмечал германский эксперт, в условиях сложностей, вызванных мировым финансово-экономическим кризисом, белорусское руководство было поставлено перед дилеммой, кого привлечь к приватизации экономики — западных или российских инвесторов [4, с. 278]. Курс белорусского руководства на сближение с ЕС и политика демократизации, по мнению А. Рара, привели к осложнению отношений с Россией и налаживанию отношений с Европейским союзом, которые продвигались настолько успешно, что отдельные политики ЕС пришли «к опрометчивому заключению, что Беларусь вполне созрела до настоящего кандидата для вступления в ЕС» [4, с. 278]. Р. Линднер оценивал мероприятия белорусского руководства в 2008 г. как «корректировку политического курса» и отметил такие важные индикаторы данного процесса, как освобождение политзаключенных, расширение возможностей для доступа иностранных инвесторов на внутренний рынок, непризнание Южной Осетии и Абхазии, открытие представительства ЕС, прогресс в проведении парламентских выборов 2008 г. Отношения Беларуси с Россией в этот период германский исследователь оценивал как «напряженные». По мнению Р. Линднера, ЕС в отношениях с Беларусью должен определить ценности и интересы и предпринять ряд мероприятий в духе «пошагового подхода», направленных на расширение сотрудничества с белорусской стороной: сократить политические и экономические санкции, разработать план действий в рамках Европейской политики соседства, уменьшить стоимость виз для граждан Беларуси, образовать трехсторонний консорциум Россия—Беларусь—ЕС для обеспечения транзита энергоресурсов, расширить диалог с белорусским руководством в ряде областей и др. [см.: 43]. Перспективы развития сотрудничества Беларуси с ЕС, Советом Европы и ОБСЕ были рассмотрены в работе А. Зам, а также другими германскими исследователями [см.: 33; 61].

События 19 декабря 2010 г. вызвали дискуссию в среде германских экспертов относительно изменений во внешней политике Беларуси. Данной проблеме был посвящен специальный выпуск журнала «Osteuropa» [24]. Р. Линднер и А. Зам при обсуждении ситуации в Беларуси после президентских выборов отметили, что Россия оказалась в выигрыше от произошедших событий, так как белорусское руководство поддержало проект создания Единого экономического пространства и обеспечило российские интересы относительно транзита энергоресурсов и участия в приватизации белорусских предприятий [24, s. 12]. По мнению германских экспертов, белорусское правительство, которое осуществляло в 2008—2010 гг. политику балансирования между ЕС и Россией, существенно ухудшило свои отношения с Европейским союзом и тем самым сузило поле возможностей для участия в европейских отношениях. А. Зам в ходе дискуссии отметила, что «политика диалога» с официальным Минском потерпела неудачу, но вместе с тем необходимо помнить, что «политика изоляции» также не имела успеха [24, s. 16]. Как отметили германские эксперты, в дальнейшем для Европейского союза важно сохранить участие Беларуси в программе «Восточное партнерство» и продолжить с ней диалог, решить вопрос снижения стоимости шенгенских виз для белорусских граждан, активизировать контакты с гражданским обществом [24, s. 17]. А. Рар обратил внимание на факт поддержки вновь избранного белорусского Президента со стороны российского руководства [4, с. 279]. Р. Линднер в отдельной работе рассмотрел экономические последствия ухудшения отношений между ЕС и Беларусью и, в частности, отметил, что в 2007—2010 гг. между Беларусью и Германией активно развивалось сотрудничество в экономической сфере и стороны приступили к реализации ряда важных проектов, например с белорусской стороны был очень высоким интерес к опыту Германии в сфере развития предпринимательства [50, s. 58]. По мнению автора, события декабря 2010 г. нанесли существенный урон инвестиционному имиджу Беларуси за рубежом [50, s. 53].

В последующие годы в связи с очередным периодом охлаждения политических отношений между Беларусью и Европейским союзом интерес германских исследователей к изучению внешней политики республики несколько снизился. Вместе с тем, германские специалисты уделяли значительное внимание анализу перспектив Таможенного союза/Единого экономического пространства Беларуси, Казахстана, России [см.: 4; 55]. По мнению А. Рара, «Таможенный союз (России) с соседними странами Казахстаном и Беларусью станет фундаментом общего евразийского рынка. Новое экономическое объединение способно стать историческим поворотным пунктом после признаков распада постсоветского пространства» [4, с. 231].

Общая информация о внешней политике Беларуси в 2000-х гг. изложена в научно-популярном издании о внешней политике европейских государств. Автор статьи о Беларуси, сотрудник Университета Зигена Х. Виртц, отметил значительное влияние Президента Беларуси на формирование внешней политики государства и выделил два основных вектора во внешней политике страны — отношения с ЕС и Россией, а также формирование стратегического партнерства с Китаем и Венесуэлой во второй половине 2000-х гг. [86]. Проблемы участия Беларуси в субрегиональных организациях государств Балтийского моря были рассмотрены в работе Г. Кетшау, Х. Тиммерманна, У. Цапф [37].

Отдельным направлением германских исследований внешней политики в 2000-х гг. являлось изучение белорусско-германских отношений. Подход германских исследователей к рассмотрению этой сферы основывался на том, что германская политика относительно Беларуси определяется рамочными решениями ЕС, и в то же время Германия с учетом своих интересов на постсоветском пространстве оказывает существенное влияние на формирование общей внешней политики Европейского союза, в том числе и ее «белорусского» направления. Как отмечал директор Института немецких исследований в Минске Т. Кнуббен, «в чисто межгосударственном виде отношения можно встретить только в исключительных случаях — поскольку дело приходится иметь с международным контекстом и связанными с ним ограничениями... Общение между государствами осуществляется посредством множества акторов, действующих на различном уровне с различной интенсивностью — однако и эти действующие лица со своей стороны редко ограничиваются только двусторонними рамками» [1, с. 71]. Вместе с тем, германские исследователи выделяли и традиционные национально-государственные интересы Германии в Беларуси: экономическое и культурное влияние, вопросы, связанные с репарациями, воинскими захоронениями, и др.

К десятилетию восстановления дипломатических отношений двух государств посольством Германии в Минске при содействии ряда германских экспертов было подготовлено информационно-аналитическое издание, в котором была представлена информация о достижениях и проблемах отношений Германии с Беларусью [88]. Анализ политических отношений был осуществлен на основе сформированных руководством ЕС и Германии подходов относительно Беларуси, в частности было отмечено, что их состояние «является неудовлетворительным для всех сторон» [88, с. 87]. Следует отметить также и подход составителей издания к перспективам отношений, которые основывались на следующем утверждении: «Ни ЕС, ни Германия не заинтересованы в изоляции страны, но готовы к серьезному диалогу с целью поэтапной нормализации отношений. При этом никто не имеет намерения предписывать Беларуси определенный путь развития. Страна должна найти свой собственный, избранный ей самой путь. Но ЕС ожидает соблюдения международно признанных основных ценностей и принципов, которые Беларусь сама политически признала на основе своего членства в ОБСЕ и желания быть принятой в Совет Европы» [88, с. 89]. В издании также были рассмотрены основные направления экономического сотрудничества, взаимодействия в сфере культуры, образования и науки, гражданского общества.

Проблемы политики Германии в отношении Беларуси в контексте общей политики ЕС рассматривались также в уже упомянутых работах Р. Линднера, А. Зам, А. Рара, Х. Тиммерманна и др. Например, А. Рар пронализировал интересы России и Германии на постсоветском пространстве, отметил роль Восточного комитета немецкой экономики и, в частности, его руководителя К. Мангольда, который умело позиционировал немецкие фирмы на постсоветских рынках и выстраивал конструктивные деловые отношения с представителями власти, «убеждая их в необходимости взять курс на ''перемены через торговлю'' у себя дома» [4, с. 60].

Германские исследователи в 2000-е гг. также уделяли внимание отдельным сферам белорусско-германских отношений. Например, П. Юнге-Вентруп проанализировал состояние белорусско-германского сотрудничества в сфере преодоления последствий Чернобыльской катастрофы, партнерства между городами, молодежные инициативы и т. д. По мнению автора, существующие между Германией и Беларусью совместные проекты направлены на предотвращение нового раскола Европы и содействуют развитию отношений Беларуси с европейскими организациями [35, s. 125]. Достижения и проблемы международного сотрудничества в сфере преодоления последствий Чернобыльской катастрофы были рассмотрены в статье А. Зам [60]. Автор отметила со ссылкой на работы белорусских специалистов, что в середине 1990-х гг. в Германии действовало свыше 1000 организаций и инициатив, которые оказывали помощь Беларуси [60, s. 108]. В статье также была отмечена тенденция усиления государственного регулирования гуманитарной помощи со стороны руководства Беларуси во второй половине 1990-х — начале 2000-х гг. [60, s. 109]. Как подчеркнула автор, после санкций со стороны ЕС, осуществляемых в отношении Беларуси после 1996 г., чернобыльские программы помощи были продолжены, в частности, одним из основных направлений «Программы содействия Беларуси» правительства ФРГ в 2000-х гг. являлось содействие в преодолении последствий ядерной аварии [60, s. 111]. Сложности реализации проектов технической помощи со стороны западных государств в Беларуси рассмотрены в статье Б. Кунтера, координатора «Программы содействия Беларуси» [39]. В целом германские исследователи придавали большое значение сотрудничеству в сфере гражданского общества. Как отметил Т. Кнуббен, «наблюдается феномен, когда на фоне политической ситуации смог развиться такой гуманитарный обмен, который, несмотря на внешнеполитические разногласия, по-особому сплотил обе нации» [1, с. 76—77].

Необходимо также отметить и появление в германской историографии обобщающих работ по двусторонним отношениям. Научный сотрудник Манхаймского центра социальных исследований А. Бабаев опубликовал в 2011 г. работу, в которой осуществил сравнительный анализ политики США и Германии в отношении Беларуси во второй половине 1990—2000-х гг. [см.: 15]. Исследование было проведено на основе использования официальных документов ЕС, Германии, США. Оценки автором германо-белорусских и американо-белорусских отношений близки к официальным западным подходам. В частности, автор отметил, что до середины 1990-х гг. отношения Германии с Беларусью развивались позитивно, проведение конституционного референдума в Беларуси в 1996 г. обозначило важный поворотный пункт [15, s. 8]. А. Бабаев проанализировал германские интересы в отношении Беларуси, подчеркнув, что значение Беларуси для государств ЕС приобрело особую важность после расширения Европейского союза 2004 г. Автор также отметил, что основой германской политики по отношению к Беларуси является тезис о том, что Беларусь — это европейская страна с европейскими традициями [15, s. 8]. В работе подчеркнута историческая ответственность Германии за последствия Второй мировой войны для Беларуси, что, по мнению автора, также играет важную роль в белорусской политике ФРГ [15, s. 8—9]. А. Бабаев также изучил общее состояние экономических отношений Беларуси с Германией, выделив значение Беларуси как транзитной страны для Германии. Автор подчеркнул, что общие подходы ЕС определяют и политику Германии в отношении Беларуси, вместе с тем именно ФРГ являлась основным инициатором «критически-конструктивного» подхода Европейского союза к Беларуси [15, s. 10]. Значительное внимание автор уделил позиции руководства ФРГ относительно Беларуси после парламентских и президентских выборов в 2000-х гг. германского бундестага и представил официальную позицию Германии и ЕС в отношении Беларуси после президентских выборов 2010 г. [15].

В 2012 г. Институт немецких исследований подготовил к 20-летию восстановления дипломатических отношений между Беларусью и Германией специальный выпуск журнала «IfD focus», в котором были представлены статьи ряда белорусских и германских специалистов. Председатель правления Немецко-белорусского экономического клуба К. Байер в своей статье охарактеризовал достижения этой организации за 18 лет и подчеркнул, что данная структура является одной из немногих организаций, представляющих интересы зарубежных предприятий в Беларуси и «заслужила признание как компетентный партнер белорусского правительства» [16, s. 14]. Рассмотрению различных аспектов белорусско-германского сотрудничества в области высшего образования и науки посвящена статья руководителя филиала DAAD в Москве Г. Бергхорна [20].

Значимым направлением германских исследований в 2000-е гг. являлась политика России в отношении Беларуси. Кроме уже упомянутых исследований эта проблема была освещена в работах С. Шпан [68; 69]. В издании 2011 г. автор рассмотрела внешнеполитические подходы России к Беларуси и Украине в период с 1991 по 2007 г. В частности, были проанализированы интеграционные процессы на пространстве СНГ, особое внимание при этом было уделено деятельности Евразийского экономического сообщества и инициативе России по созданию Единого экономического пространства. В отдельной главе автор рассмотрела российско-белорусские отношения в формате Сообщества, Союза, Союзного государства Беларуси и России. По мнению исследователя, в политике России центральную роль играла идея восточнославянского объединения, тогда как интересы белорусской стороны при реализации интеграционных процессов с Россией находились в основном в экономической сфере [69, s. 173]. Автор проследила основные этапы развития Союзного государства в 2000—2007 гг. и отметила, что в этот период наблюдались кризисные явления в двусторонних отношениях, связанные с различными подходами руководства обеих стран к реализации Договора о создании Союзного государства. По мнению исследователя, в период 2003—2006 гг. отношения Беларуси и России наиболее успешными были в сфере внешней торговли и безопасности, в целом же проект Союзного государства в это время не получил развития [69, s. 220]. «Газовый конфликт» 2007 г., по мнению автора, усилил тенденцию определенного дистанцирования руководства Беларуси от интеграционных проектов Российской Федерации и обозначил стремление к сбалансированным отношениям как с Россией, так и с Западом. В целом же, по мнению германского ученого Г. Симона, в своем исследовании С. Шпан пришла к парадоксальному выводу: «Особый путь Беларуси гласит: через (виртуальный) союз с Россией — к национальному государству» [см.: 69, s. 12]. В 2008 г. в Штутгарте была опубликована монография А. Высоцкой, посвященная проблеме национальных меньшинств и свободе передвижения в Европейском союзе, России и Беларуси. Издание было подготовлено на основе защищенной автором в 2006 г. в Университете Эрлангена-Нюрнберга диссертации. В частности, в работе автор предприняла попытку проанализировать подходы Беларуси и ЕС относительно визового вопроса после расширения Европейского союза 2004 г. [83].

В 2000-е гг. в Германии были продолжены исследования по изучению проблем формирования белорусской государственности, развития политической и экономической системы Республики Беларусь [см.: 25; 26; 30; 41; 49; 51; 56; 66; 71]. В германских научных изданиях были опубликованы работы белорусских исследователей, в которых были освещены различные направления внешней политики Беларуси [26; 52; 58; 59; 82].

Подводя итог, можно сделать вывод, что в Германии в 2000-х гг. были продолжены научные исследования внешней политики Беларуси на основе сложившихся в 1990-е гг. методологических подходов и организационных структур [см.: 9]. Важной отличительной чертой развития германских исследований являлось создание обобщающих работ по проблемам отношений Беларуси с Россией, Европейским союзом, Германией. Можно отметить несколько важных узловых моментов, когда интерес к исследованию внешней политики Беларуси в Германии существенно возрастал: внешнеполитические подходы белорусского руководства относительно дальнейшей интеграции с Россией, сложившиеся после прихода к власти в России В. Путина; взаимодействие руководства республики и международных организаций в разрешении отдельных вопросов политической ситуации в республике в начале 2000-х гг.; расширение Европейского союза и НАТО в 2004 г. и необходимость выработки новой политики Европейского союза относительно Беларуси; политика сближения Беларуси и ЕС, осуществляемая в 2008—2010 гг.; очередной этап осложнения политических отношений между Беларусью и Европейским союзом после президентских выборов 2010 г.; участие Беларуси в новых интеграционных структурах — Таможенный союз/Единое экономическое пространство; проблемы транзита энергоресурсов через Беларусь. Важным аспектом германских исследований в 2000-е гг. являлось признание Республики Беларусь в качестве важного субъекта европейских отношений, который имеет собственные национально-государственные интересы. Вместе с тем, анализ внешней политики Беларуси германскими экспертами проводился на основе критического отношения к существующей в республике социально-экономической и политической модели. В целом исходя из достигнутого в 1990-е гг. в германской науке уровня исследований внешней политики Беларуси, количественных и качественных показателей работ немецких специалистов необходимо отметить, что германская школа в 2000-х гг. сохранила свои позиции одной из ведущих в области изучения внешней политики Республики Беларусь за рубежом.

Литература

1. Кнуббен, Т. Немецко-белорусские отношения в послевоенное время: ситуация сегодня и перспективы на будущее / Т. Кнуббен // Беларусь і аб’яднаная Еўропа: рэаліі і перспектывы: матэрыялы канф.; гал. рэд. В. Голубеў. — Мінск, 2006. — С. 71—77.
2. Преодоление финансово-экономического кризиса: опыт Германии и Беларуси: материалы междунар. науч.-практ. конф., Минск, 19 окт. 2010 г. / Фонд им. Фридриха Эберта [и др.]. — Минск: И. П. Логинов, 2010. — 186 с.
3. Рар, А. Германия и Беларусь в ХХI веке / А. Рар // Беларусь в мире. — 2001. — № 2. — С. 29—30.
4. Рар, А. Куда пойдет Путин? Россия между Китаем и Европой / А. Рар. — М.: Олма Медиа Групп, 2012. — 352 с.
5. Республика Беларусь между Востоком и Западом / науч. ред.: Ю. Тымановски [и др.]. — Варшава: Варшав. ун-т, 2012. — 246 с.
6. Русакович, А. В. Новые тенденции белорусско-германских политических отношений на современном этапе / А. В. Русакович // Журн. междунар. права и междунар. отношений. — 2009. — № 2. — С. 25—31.
7. Русакович, А. В. Основные направления исследований внешней политики Беларуси в Германии в 1990-х гг. / А. В. Русакович // Там же. — 2014. — № 1. — С. 15—26.
8. Снапкоўскі, У. Е. Знешняя палітыка Рэспублiкi Беларусь: курс лекцый / У. Е. Снапкоўскi. — Мінск: БДУ, 2007. — 183 с.
9. Социально-ориентированная модель экономического развития: опыт Германии и Беларуси: материалы междунар. науч.-практ. конф., Минск, 18 мая 2011 г. / Фонд им. Фридриха Эберта [и др.]. — Минск: И. П. Логинов, 2011. — 108 с.
10. Тиммерманн, Х. Внутреннее развитие и внешнеполитические перспективы Белоруссии и Украины / Х. Тиммерманн // Мировая экономика и междунар. отношения. — 2007. — № 7. — С. 82—88.
11. Тиммерманн, Х. Особый случай Белоруссии / Х. Тиммерманн // Россия в глобальной политике — 2006. — № 2. — С. 95—105.
12. Тиммерманн, Х. Украина и Белоруссия: «новые соседи» Европейского союза / Х. Тиммерманн // Мировая экономика и междунар. отношения. — 2004. — № 6. — С. 49—60.
13. Улахович, В. Е. Формирование основ внешней политики Республики Беларусь (1991—2005 гг.) / В. Е. Улахович. — Минск: Харвест, 2009. — 352 с.
14. Фрольцов, В. В. Постсоветские государства во внешней политике ФРГ (1991—2005 гг.) / В. В. Фрольцов. — Минск: БГУ, 2013. — 431 c.
15. Babajew, A. Demokratieförderung zwischen Annäherung und Sanktionen: der US-amerikanische und deutsche Umgang mit dem Lukaschenko-Regime in Belarus / A. Babajew. — Frankfurt am Main: Hess. Stiftung Friedens- und Konfliktforschung, 2011. — 41 S.
16. Baier, K. 18 Jahre Deutsch-Belarussischer Wirtschaftsclub — 18 Jahre Interessenvertretung deutscher Unternehmen vor Ort / K. Baier // IfD focus. 20 Jahre Deutsch-Belarussische Kooperation. — 2012. — N 1. — S. 13—15.
17. Belarus-Analysen / hrsg. von der Forschungsstelle Osteuropa an der Universität Bremen; Deutsche Gesellschaft für Osteuropakunde [Electronic resource] // laender-analysen. — Mode of access: <http://www.laender-analysen.de/index.php?topic=belarus&url=../belarus/home.html>. — Date of access: 04.02.2014.
18. Belarus and the EU: from isolation towards cooperation / ed. by H.-G. Wieck and S. Malerius. — Vilnius: Konrad-Adenauer-Stiftung, 2011. — 160 p.
19. Belarus at the crossroads / ed. by S. W. Garnett. — Washington, D.C.: Carnegie Endowment for International Peace, 2002. — 199 p.
20. Berghorn, G. Der deutsch-belarussische Wissenschaftsaustausch — Zur Arbeit des DAAD in Belarus / G. Berghorn // IfD focus. 20 Jahre Deutsch-Belarussische Kooperation. — 2012. — N 1. — S. 19—26.
21. Clement, H. Belarus — wirtschaftliche Entwicklung und Möglichkeiten der Zusammenarbeit mit Deutschland: Gutachten im Auftrag des Bundesministeriums für Wirtschaft und Arbeit / H. Clement. — München: Osteuropa-Inst., 2003. — 40 S.
22. Clement, H. Die neuen Nachbarn und die Europäische Union — Möglichkeiten und Grenzen der Integration am Beispiel Ukraine und Belarus / H. Clement. — München: Osteuropa-Inst., 2005. — 107 S.
23. Colschen, L. C. Deutsche Außenpolitik / L. C. Colschen. — Paderborn: Fink, 2010. — 461 S.
24. Der Fall Belarus. Analysen, Interpretationen, Konsequenzen / J. Forbrig [u a.] // Osteuropa. — 2010. — N 12. — S. 5—22.
25. Die Ukraine und Belarus’ in der Transformation: eine Zwischenbilanz / hrsg. R. Lindner und B. Meissner. — Köln: Verl. Wiss. und Politik, 2001. — 277 S.
26. Ein weißer Fleck in Europa ...: die Imagination der Belarus als einer Kontaktzone zwischen Ost und West / hrsg. T. M. Bohn, V. Shadurski. — Bielefeld: Transcript, 2011. — 266 S.
27. Europäische Zukunft von Belarus: Seminardokumentation / Friedrich-Ebert-Stiftung. Regionalbüro Ukraine, Belarus und Moldau. hrsg. H. Kurth. — Minsk, 2004. — 108 S.
28. Garbe, F. Energische Integration? Rußlands Energiekonflikt mit Belarus / F. Garbe // Оsteuropa. — 2007. — № 4. — S. 65—75.
29. Garbe, F. Wahlfarce in Belarus. Inszenierter Urnengang und neuer Widerstand / F. Garbe, R. Lindner. — Berlin: SWP, Arbeitspapiere FG 5 2006/N 03, April 2006. — 5 S.
30. Gieler, W. Das politische System von Belarus: Geschichte, Grundlagen und Entwicklungsperspektiven / W. Gieler, D. Postler. — Münster: LIT Verlag, 2013. — 179 S.
31. Götz, R. Energietransit von Russland durch die Ukraine und Belarus: ein Risiko für die europäische Energiesicherheit? / R. Götz. — Berlin: SWP, 2006. — 31 S.
32. Götz, R. Ukraine and Belarus: Their Energy Dependence on Russia and their Roles as Transit Countries / R. Götz // The New Eastern Europe: Ukraine, Belarus, Moldova / ed. G. Mangott, D. Hamilton. — Washington, D.C., 2007. — P. 149—170.
33. Hausotter, T. Die Belarus-Politik der EU. Handlungsspielräume und Politikoptionen / T. Hausotter, A. Niemann, A. Schratz // Osteuropa. — 2007. — N 7. — S. 57—70.
34. Hett, F. Belarus unter Druck? Die belarussisch-russischen Energiekonflikte und ihre Folgen / F. Hett. — Berlin: SWP, Arbeitspapiere FG 5 2007/N 16, November 2007. — 17 s.
35. Junge-Wentrup, P. Kooperation statt Konfrontation. Deutsch-belarussische Partnerinitiativen / P. Junge-Wentrup, B. Kunter // Osteuropa. — 2004. — N 2. — S. 111—126.
36. Kempe, I. Risiken und Herausforderungen jenseits der EU-Erweiterung. Eine Strategie für Rußland, die Ukraine, Moldova und Belarus’/ I. Kempe // Osteuropa. — 2002. — N 12. — S. 1547—1561.
37. Kötschau, G. Belarus: ein Außenseiter in der Ostseeregion / G. Kötschau, H. Timmermann, U. Zapf. — Kiel, SCHIFF, 2003. — 34 S.
38. Konturen und Kontraste. Belarus sucht sein Gesicht // Osteuropa. — 2004. — N 2. — S. 1—245.
39. Kunter, B. Belarus: Do No Harm. Forderungen an externe Demokratieförderung / B. Kunter // Osteuropa. — 2007. — N 1. — S. 35—48.
40. Lang, K.-O. Polen und der Osten. Polens Beziehungen zu Rußland, Belarus und der Ukraine im Kontext europäischer «Ostpolitik» / K.-O. Lang. — Berlin: SWP-Aktuell 2005/A 22, Mai 2005. — 8 S.
41. Leppert, M. Akzeptierte Diktatur?: Lukašenkos Herrschaft über Weißrussland / M. Leppert. — Marburg: Tectum, 2008. — 163 S.
42. Lindner, R. Am Ende des Latains? Belarus, die EU und das europäische Erbe / R. Lindner // Osteuropa. — 2004. — N 2. — S. 195—206.
43. Lindner, R. Belarus gerät in Bewegung. Kurskorrekturen, aber kaum Fortschritte im Umfeld der Parlamentswahlen / R. Lindner. — Berlin: SWP-Aktuell, 2008/A 73, Oktober 2008. — 4 S.
44. Lindner, R. Blockaden der «Freundschaft». Der Russland—Belarus-Konflikt als Zeitenwende im postsowjetischen Raum / R. Lindner. — Berlin: SWP-Aktuell 2007/A 03, Januar 2007. — 4 S.
45. Lindner, R. ENP für Osteuropa. Die Nachbarschaftspolitik der EU während der deutschen EU-Ratspräsidentschaft / R. Lindner // Osteuropa heute Entwicklungen — Gemeinsamkeiten — Unterschiede / hrsg. J. Böhmer, M. Viëtor. — Hamburg, 2007. — S. 245—258.
46. Lindner, R. Neighborhood in Flux: EU—Belarus—Russia. Prospects for the European Union’s Belarus Policy / R. Lindner // The New Eastern Europe: Ukraine, Belarus, Moldova / ed. G. Mangott, D. Hamilton. — Washington, D.C., 2007. — P. 55—77.
47. Lindner, R. «Präsidentschaftswahl» in Belarus. Autoritäres Regime, abhängige Staatswirtschaft, internationale Isolation / R. Lindner. — Berlin: SWP-Studien 2006/S 06, März 2006. — 27 S.
48. Lindner, R. Selbstisolierung von Belarus. Konflikte mit Polen und anderen Nachbarstaaten als Sicherheitsproblem der EU / R. Lindner. — Berlin: SWP-Aktuell, 2005/A 43, September 2005. — 4 S.
49. Lindner, R. The Lukashenka Phenomenon / R. Lindner // Independent Belarus. Domestic Determinants, Regional Dynamics, and Implications for the West / ed. M. M. Balmaceda, J. I. Clem, L. L. Tarlow. — Cambrigde: Harvard University Press, 2002. — P. 77—108.
50. Lindner, R. Wirtschaft braucht Rechtssicherheit. Der Ost-Ausschuss blickt mit Sorge auf Belarus / R. Lindner // Osteuropa. — 2010. — N 12. — S. 53—59.
51. Lorenz, A. Vorwärts in die Vergangenheit?: der Wandel der politischen Institutionen in der Republik Belarus’ seit 1991 / A. Lorenz. — Berlin: Humboldt-Univ., 2001.
52. Manaeŭ, A. Langer Marsch — bloß wohin? Integrationsvorstellungen im Wandel / A. Manaeŭ // Osteuropa. — 2004. — N 2. — S. 228—237.
53. Obermann, A. Die Beziehungen der Europäischen Union zu nicht-demokratischen Staaten: Europäische Außenpolitik gegenüber Algerien, Indonesien und Belarus / A. Obermann. — Saarbrücken: Verlag Dr. Müller, 2007. — 125 S.
54. Piehl, E. Die offene Flanke der Europäischen Union: Russische Föderation, Belarus, Ukraine und Moldau / E. Piehl, P. W. Schulze, H. Timmermann. — Berlin: Berliner Wiss.-Verl., 2005. — 557 S.
55. Polownikow, A. Die Zollunion zwischen Belarus, Kasachstan und Russland. Motive, Entwicklungen und Perspektiven / A. Polownikow. — Berlin: SWP, Arbeitspapiere FG 5 2012/N 1, Juni 2012. — 43 S.
56. Preiß, F. Militärpolitik und Streitkräfte der Republik Belarus / F. Preiß. — Dresden: Dresdener Studiengemeinschaft Sicherheitspolitik e.V., 2007. — 99 S.
57. Rahr, A. Der «Kalte Krieg» ist Geschichte / A. Rahr // Internationale Politik. — 2007. — N 3. — S. 12—17.
58. Russakowitsch, A. Russland / A. Russakowitsch // Außenpolitik im europäischer Vergleich. Ein Handbuch der Staaten Europäs von A — Z / hrsg. W. Gieler. — Berlin: LIT Verlag, 2012. — S. 393—407.
59. Russakowitsch, A. Weißrussland / А. Russakowitsch // Handbuch Sozialpolitiken der Welt / hrsg. M. Porsche-Ludwig, W. Gieler, J. Bellers. — Münster: LIT Verlag, 2013. — S. 681—685.
60. Sahm, A. Auf dem Weg in die transnationale Gesellschaft? Belarus und die internationale Tschernobyl-Hilfe / A. Sahm // Osteuropa. — 2006. — N 4. — S. 105—116.
61. Sahm, A. Belarus am Wendepunkt? Perspektiven der Kooperation mit EU, Europarat und OSZE / A. Sahm // OSZE-Jahrbuch 2009 / Institut für Friedensforschung und Sicherheitspolitik an der Universität Hamburg (Hg.). — Baden-Baden, 2010. — S. 137—150.
62. Sahm, A. Integration, Kooperation oder Isolation? Die Ukraine und Belaruś im Vorfeld der EU-Osterweiterung / A. Sahm // Osteuropa. — 2001. — N 11/12. — S. 1391—1404.
63. Sahm, A. Nach der Wahl ist vor der Wahl. Belarus weiter auf Isolationskurs? / A. Sahm / Оsteuropa. — 2005. — N 1. — S. 77—90.
64. Sahm, A. Schwierige Nachbarschaft. Die polnische Belarus-Politik / А. Sahm // Osteuropa. — 2006. — № 11/12. — S. 101—112.
65. Sahm, A. Simulierter Wandel? Belarus’ 08 / A. Sahm // Osteuropa. — 2008. — N 12. — S. 51—58.
66. Scharff, R. Belarus. Wirtschaft, Bevölkerung, Perspektiven / R. Scharff. — Berlin, Deutsch-Belarussiche Gesellschaft e.V., 2006. — 90 S.
67. Schütte, R. Neue Politik gegenüber Belarus? / R. Schütte // Belarus-News. — 2002. — N 17. — S. 2—4.
68. Spahn, S. Die Außenpolitik Rußlands gegenüber der Ukraine und Weißrußland von 1991 bis 1998 / S. Spahn. — Herne: Schäfer, 2000. — 266 S.
69. Spahn, S. Staatliche Unabhängigkeit — das Ende der ostslawischen Gemeinschaft?: Die Außenpolitik Russlands gegenüber der Ukraine und Belarus seit 1991 / S. Spahn. — Hamburg: Kovac, 2011. — 447 S.
70. Staak, M. Weiter in die Isolierung. Weissrussland nach der Präsidentschaftwahl / M. Staak // Internationale Politik. — 2001. — N 10. — S. 53—58.
71. Temper, E. Belarus verbildlichen: Staatssymbolik und Nationsbildung seit 1990 / E. Temper. — Köln: Böhlau, 2012. — 332 S.
72. The new Eastern Europe: Ukraine, Belarus, Moldova / ed. D. Hamilton. — Washington, D.C.: Center for Transatlantic Relations, 2007. — 292 p.
73. Timmermann, H. Der Sonderfall Belarus’ im Spannungsfeld zwischen Rußland und Europäischer Union / H. Timmermann // Osteuropa. — 2002. — N 11. — S. 1436—1455.
74. Timmermann, H. Die Beziehungen Deutschland-Belarus im europäischen Kontext / H. Timmermann. — Dortmund: Internationales Bildungs- und Begegnungswerk gGmbH, 2006. — 56 S.
75. Timmermann, H. Die EU und die «Neuen Nachbarn» Ukraine und Belarus / H. Timmermann. — Berlin: SWP, Oktober 2003. — 21 S.
76. Timmermann, H. Die widersprüchlichen Beziehungen Rußland — Belarus im europäischen Kontext / H. Timmermann. — Berlin: SWP-Studien 2002/S 37, Oktober 2002. — 44 S.
77. Timmermann, H. Erwartungen der Neuen Nachbarn Ukraine, Belarus und Moldova an die EU / H. Timmermann. — Berlin: SWP, Arbeitspapiere 2003/ N 07, September 2003. — 4 S.
78. Timmermann, H. Koloboks Union. Belarus und Rußland am Wendepunkt / H. Timmermann // Osteuropa. — 2004. — N 2. — S. 218—227.
79. Timmermann, H. Putin: Härtere Gangart gegenüber Minsk. Die Beziehungen Rußland — Belarus im Zeichen des Unionsstaats-Vertrags / H. Timmermann // Deutschland — Polen — Osteuropa: deutsche und polnische Vorüberlegungen zu einer gemeinsamen Ostpolitik der erweiterten Europäischen Union / hrsg. on D. Bingen. — Wiesbaden: Harrassowitz, 2002. — S. 222—231.
80. Timmermann, H. Zur Strategie der EU gegenüber der Neuen Nachbarn Ukraine und Belarus / H. Timmermann // Osteuropa. — 2003. — N 11. — S. 1605—1622.
81. Timmermann, H. Zuspitzung der Konflikte in den Beziehungen Belarus—Rußland. Unsichere Perspektiven für die Bildung eines Unionsstaats / H. Timmermann. — Berlin: SWP-Aktuell, 2003/A 01, Januar 2003. — 7 S.
82. Ulachovič, U. David ohne Goliath. Die Zukunft von Belarus in Europa / U. Ulachovič // Osteuropa. — 2004. — N 2. — S. 206—217.
83. Vysotskaya, A. Russland, Belarus und die EU-Osterweiterung; zur Minderheitenfrage und zum Problem der Freizügigkeit des Personenverkehrs / A. Vysotskaya. — Stuttgart: Ibidem-Verl., 2008. — 306 S.
84. Wiek, H.-G. Demokratieförderung in Belarus’. Eine harte Nuß für die europäischen Institutionen / H.-G. Wiek // Osteuropa. — 2002. — N 7. — S. 871—884.
85. Wiek, H.-G. Demokratieförderung in der Sackgasse. Europa versagt in Belarus / H.-G. Wiek // Osteuropa. — 2006. — N 9. — S. 57—72.
86. Wirtz, H. Weißrussland / H. Wirtz // Außenpolitik im europäischer Vergleich. Ein Handbuch der Staaten Europäs von A—Z / hrsg. W. Gieler. — Berlin: LIT Verlag, 2012. — S. 555—565.
87. Wohlmuth, K. Belarus, die EU-Osterweiterung und die Transformation in der Russischen Föderation: wie wird der Transformationsprozess von Belarus international bewertet? / K. Wohlmuth. — Bremen: Universität Bremen, Institut für Weltwirtschaft und Internationales Management, 2004. — 24 S.
88. 10 Jahre deutsch-belarussische Beziehungen = 10 лет германо-белорусских отношений. 2-е перераб. изд. — Берлин; Минск, 2004. — 150 с.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.