журнал международного права и международных отношений 2014 — № 4


международные экономические отношения

Обращение интеллектуального капитала на мировом рынке труда

Маргарита Бондарь

Автор:
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. — кандидат экономических наук, доцент кафедры маркетинга факультета маркетинга и логистики Белорусского государственного экономического университета

Рецензенты:
Давыденко Елена Леонидовна — доктор экономических наук, профессор кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Воробьёв Владимир Анатольевич — доктор экономических наук, профессор кафедры экономической теории факультета международных экономических отношений Белорусского государственного экономического университета


В статье освещены аспекты мирового рынка труда и обращения на нем интеллектуального капитала с учетом воздействия на него международной интеллектуальной миграции. Проанализирована категория «утечка умов» и выявлены ее внутренние и внешние составляющие. Выявлены основные тенденции как эмиграции, так и иммиграции интеллектуального капитала в Республике Беларусь и разработаны некоторые рекомендации по привлечению в страну интеллектуального капитала.


Международная интеллектуальная миграция как явление сформировалась на позднем этапе развития международной трудовой миграции и ознаменовала собой становление рынка интеллектуального капитала как сегмента мирового рынка труда. Данное явление находится в поле зрения как экономистов-теоретиков, так и практиков хозяйствования. Изначально интеллектуальная миграция исследовалась в рамках теории человеческого капитала. Разработкой концептуальных, методологических, организационных основ международной миграции рабочей силы и, в частности, интеллектуальной миграции занимались Д. Джоли [21], С. Махрум [22], М. Окульский [23] и ряд других экономистов.

В настоящее время концепция международной интеллектуальной миграции находится в стадии активного развития. В трудах российских ученых рассматриваются генезис и направления движения потоков интеллектуальной миграции (Е. С. Красинец [9]), влияние миграции интеллектуального капитала на демографическое развитие (С. В. Рязанцев [14]), аспект «утечки умов» (И. Г. Ушкалов, И. А. Малаха [20]) и др. Отдельные вопросы, связанные с проблемами интеллектуальной миграции, исследуются отечественными авторами: М. И. Артюхиным [2] (миграция научно-исследовательских кадров), А. В. Бондарем [3] (влияние интеллектуальной миграции на сохранение и накопление интеллектуального капитала), С. С. Ткаченко [17] (демографические аспекты миграции интеллектуального капитала) и др.

Целью данной статьи является обобщение существующей теоретико-методологической базы по проблемам интеллектуальной миграции, изучение отдельных сегментов мирового рынка труда и обращения интеллектуального капитала на нем, выявление подходов к решению проблем эмиграции интеллектуального капитала и разработка рекомендаций по его привлечению в Республику Беларусь.

Отличительной чертой современного этапа международной трудовой миграции является вовлечение в нее сотен тысяч интеллектуалов. Изначально этот процесс связан с принятием в 1930-е гг. американским Конгрессом специального постановления, суть которого сводилась к реализации политики «активного приглашения» в страну одаренной молодежи и научной элиты со всех континентов, независимо от национальности и расы. Эта политика предусматривала создание особых условий, облегчающих адаптацию в социуме и на национальном рынке труда интеллектуальных мигрантов. В основу данного и ряда других постановлений Конгресса были положены результаты фундаментальных исследований в области психологии, проведенных в ХХ в. Основные из них заключаются в следующем: в любой национальной популяции количество людей, способных к формированию новых прорывных идей, весьма ограничено и не превышает 3—5 % населения в целом; интеллектуальная элита общества формируется столетиями и тысячелетиями и является самовоспроизводящейся и достаточно хрупкой системой; интеллектуал — это особый, в какой-то степени искусственный тип [24, p. 512].

Данные положения послужили основой для создания в США государственной системы по выявлению детей с «ранним умственным подъемом», который позволяет им опережать сверстников на протяжении всей последующей жизни. В связи с этим появился специальный термин «охотники за головами» (headhunters). Немаловажную роль в привлечении талантливых детей играет Международная ассоциация по одаренным детям. В рамках программы такому ребенку даются значительные преференции как в экономическом, так и в социальном планах, по сути представляющие собой совокупность ценовых и неценовых факторов спроса на рынке интеллектуального капитала. При этом период их реализации растягивается на время формирования интеллектуального капитала у его будущих носителей [24, p. 514].

Политика «активного приглашения» способствовала формированию центров притяжения интеллектуалов из разных регионов мира, усиливая экономические причины внешней миграции из стран с низким уровнем доходов в страны, где этот показатель высок. Она оказала значительное влияние на формирование и регулирование мирового рынка интеллектуального капитала. Так, в XVIII—XIX вв. центрами притяжения рабочей силы стали Канада, США, Австралия, в течение XX в. в их число вошли нефтедобывающие и государства Тихоокеанского региона, а также Африка, Латинская Америка, Россия. Одним из самых значительных центров притяжения до сих пор остается Европа, но и из нее выезжает большое количество трудовых мигрантов, в основном в США и Канаду.

В мировой практике существует несколько теорий, объясняющих международную трудовую миграцию. Все они не противоречат, а дополняют друг друга с точки зрения методов и целей изучения международной трудовой миграции. В конечном счете в каждой из них объектом миграции, обусловленной различными факторами, является человеческий капитал.

В этой связи неоклассическая теория акцентирует внимание на проблемах саморегулирования движения человеческого капитала; неокейнсианская — на формах и методах государственного регулирования его движения; неоклассического синтеза — на сочетании саморегулирования и государственного регулирования этого процесса; институциональная — на использовании системы институтов, регулирующих данное движение; теория мировой глобальной системы: в рамках мировой миграционной системы — на глобализации как факторе движения человеческого капитала, в рамках теории двойственности рынка труда — на подходе к увеличению количества трудовых мигрантов как общемировому росту спроса и предложения, предопределяющих интенсификацию перемещения человеческого капитала, теория сегментированного рынка труда — на рассмотрении направления движения данного капитала на национальном и региональном уровнях [см.: 4].

Таким образом, анализ данных теорий показал, что все они в той или иной мере выявляют особенности процессов межстранового движения человеческого капитала. В научной литературе существуют различного рода трактовки категории «человеческий капитал». Так, одна группа ученых подразумевает под ним имеющиеся у индивида врожденные способности к труду и предпринимательству, талант и приобретенные знания, квалификацию, навыки, которые могут приносить доход [3, с. 7; 5, с. 53]; другая уделяет основное внимание накопленным человеком знаниям и способностям, полученным в результате формального обучения, образования и приобретения практического опыта [6, с. 260; 10, с. 141]. Обобщение точек зрения на данную категорию позволяет согласиться с определением, сформулированным первой группой авторов, как в наибольшей степени охватывающим все ее аспекты, и подчеркнуть способность человеческого капитала, используемого в различных точках рынка труда, в том числе и за границей, приносить доход в форме не только заработной платы, но и предпринимательской прибыли, получаемой за счет интеллектуального ресурса предпринимательской способности, перемещаемой в мировом экономическом пространстве за пределы национальных границ.

В условиях превращения науки в важнейшую производительную силу существенно возрастает роль человеческого капитала, который, по мнению Т. Стоуньера, является важнейшим ресурсом постиндустриального общества [15, с. 394]. При этом в процессе экономического развития его роль многообразна. Он может иметь значение как фактора производства, так и источника знаний. Работники, получившие определенные навыки в результате образования и приобретения опыта, могут считаться носителями ресурса знаний. Накопленный ими человеческий капитал является источником инноваций и становится движущей силой экономического роста. На его формирование большое влияние оказывают новые источники информации — глобальные информационные сети [7]. По мере их расширения создается глобальное информационное поле, генерирующее знания, т. е. происходит формирование рынка высококвалифицированных специалистов и ученых, по существу являющегося мировым рынком интеллектуального капитала, и, как следствие, нарастает миграция интеллектуального капитала, выступающая формой реализации отношений обмена в его воспроизводственном движении.

Интеллектуальный капитал представляет собой совокупность знаний, навыков, умений человека, его мобильности (способности к восприятию новой информации, обучению, переподготовке, адаптации к новым условиям) и способности к творчеству (уникальной деятельности человека), обеспечивающих возможность создания продукта в процессе движения данного капитала как части человеческого капитала [16, с. 102]. Он тесно связан с интеллектуальной собственностью, а носителями данного типа капитала выступают интеллектуалы. Американский ученый Х. Донован, определяя эту категорию, подчеркивал, что интеллектуалы — это люди, которые по призванию и профессии имеют в основном дело с идеями, а не с изделиями, обладают достаточно глубоким или оригинальным умом и испытывают настоятельную потребность поделиться с окружающими своими мыслями на бумаге или вслух [см.: 16, с. 53].

Характер международной трудовой миграции в постиндустриальном обществе ХХI в. существенно меняется. Прежде всего, это связано с тем, что знания становятся объектом и фактором конкуренции и хозяйствующие субъекты все чаще строят системы мониторинга и маркетинга данного ресурса. Настоящим капиталом развитой экономики, по мнению американского ученого П. Дракера, являются знания, а работники интеллектуального труда превратились в группу, определяющую ценности и нормы общества [5, с. 53]. При этом на современном этапе развития общества работник становится интересен не как носитель способности к малоквалифицированному, монотонному труду, а как обладатель уникальных интеллектуальных способностей, являющихся результатом обучения и творческого поиска, а также особой природной одаренности, которые все в большей мере втягиваются в сферу обмена мирового рынка интеллектуального капитала.

Международная трудовая миграция имеет сложную структуру, идет процесс ее дифференциации по профессиональным признакам, уровню квалификации с выделением потоков обладателей интеллектуального капитала в рамках соответствующего сегмента мирового рынка труда. С данных позиций правомерно выделение категории «международная интеллектуальная миграция» как формы движения интеллектуального капитала. Увеличение ее доли, объемов и интенсивности выступает одной из особенностей миграционных трудовых потоков современности и фактором реструктуризации данного рынка. Нарастанию международной интеллектуальной миграции способствуют развитие системы транспорта и связи, разветвленные информационные сети, трансграничный характер социально-экономических процессов, возросшее число межправительственных и общественных организаций, фондов различного профиля, интенсификация научных обменов, выступающих элементами развивающейся инфраструктуры мирового рынка интеллектуального капитала. В интеллектуальную миграцию оказываются втянутыми все большее количество как высокоразвитых, так и развивающихся стран. Причем донорами в основном являются развивающиеся, а реципиентами — развитые государства мира. Все это свидетельствует как о расширении мирового рынка интеллектуального капитала, так и о неравноправном положении на нем различных стран и континентов. Вместе с тем перед учеными и специалистами открываются широкие возможности участия в международном кадровом обмене, долго-, средне- и краткосрочных командировках, различных курсах без изменения гражданства и места работы в стране постоянного проживания.

Наряду с категорией международной интеллектуальной миграции при характеристике системы обращения на мировом рынке интеллектуального капитала правомерно использование категорию «утечка умов», при которой вектор движению интеллектуального капитала является однонаправленным: от страны-донора к стране-реципиенту. При этом данное движение может осуществляться как с обратным движением в страну донора доходов, получаемых носителями интеллектуального капитала, так и без такового, когда они порывают отношения со своими странами. Термин «утечка умов» впервые был озвучен в докладе Британского королевского общества в 1962 г. в связи с эмиграцией английских ученых и инженерно-технических работников в США. Позднее он широко использовался при изучении социальных и психологических причин эмиграции высококвалифицированных специалистов из развивающихся и постсоциалистических стран в развитые государства мира.

Необходимо отметить, что в зависимости от целей и объекта исследования «утечка умов» может трактоваться в широком смысле как выезд из страны специалистов, занимающихся квалифицированным, интеллектуальным или творческим трудом, а также потенциальных специалистов (студентов и стажеров) и в «узком» смысле как одна из составляющих международной интеллектуальной миграции (поток научных и преподавательских кадров высшей и высокой квалификации, т. е. работников, реально или потенциально занятых научными исследованиями и разработками, а также обслуживанием этой отрасли) [20, с. 19]. Существует мнение о том, что «утечка умов» включает и работу по контрактам тренеров, спортсменов, артистов, лиц других творческих специальностей высшей и высокой квалификации, не связанных по роду своей деятельности с наукой как таковой [10, с. 391].

На наш взгляд, данная точка зрения адекватно раскрывает категорию «утечка умов», так как наиболее полно отражает реальное количество мигрирующих носителей интеллектуального капитала.

С учетом степени востребованности специалистов «утечка умов» рассматривается как отъезд, эмиграция, выезд за границу на постоянную работу высококвалифицированных кадров, не находящих применения своим способностям и не востребованных в стране проживания [18]. Однако в приведенной формулировке «утечки умов» отсутствует понятие внутренней «утечки умов», которая, на наш взгляд, является одной из форм миграционного поведения, связанной с решением специалистов высокой квалификации в рамках национального рынка труда перейти из одного экономического сектора (сферы) страны в другой, не требующего такого, как на мировом рынке интеллектуального капитала, высокого квалификационно-образовательного уровня работников, обычно из-за более высокой оплаты (как это ни парадоксально) менее квалифицированного труда или возможности самореализоваться, а иногда, особенно в условиях кризиса, чтобы, образно говоря, найти себе «кусок хлеба» ввиду падения внутреннего спроса на интеллектуальный капитал. В этом случае носители интеллектуального капитала зачастую покидают внутренний рынок интеллектуального капитала и обосновываются на других сегментах национального рынка труда. Такое перемещение работников-интеллектуалов на внутреннем рынке труда связано с потерей, недоиспользованием интеллектуального потенциала страны и снижением уровня национальной интеллектуальной безопасности.

Внешняя «утечка умов» — это одна из форм миграционного поведения, связанная с решением представителей высококвалифицированного умственного труда, являющихся носителями интеллектуального капитала, мигрировать из одной страны в другую и остаться в ней. В отличие от международной интеллектуальной миграции внешняя «утечка умов» является односторонним процессом оттока, реального или виртуального, работника интеллектуального труда из страны-донора, что грозит последней невосполнимыми потерями из-за безвозвратных потерь инвестиций, осуществленных в интеллектуальный капитал, и доходов, которые он бы мог принести. Она обусловлена неудовлетворенностью личности заработками и (или) возможностями творческого самовыражения в своей стране и предположением решения этих проблем в стране-реципиенте.

При разграничении внешней и внутренней «утечки умов» целесообразно учитывать мнение ряда экспертов, что последняя представляет собой «перелив» интеллектуального потенциала в ненаучные сферы деятельности [9, с. 69; 11, с. 82].

Таким образом, составляющими международной трудовой миграции как формы движения человеческого капитала на мировом рынке труда являются интеллектуальная миграция и «утечка умов», в рамках которых интеллектуальный капитал циркулирует на мировом рынке интеллектуального капитала, являющемся сегментом мирового рынка труда.

Динамика и направленность международной интеллектуальной миграции в значительной степени зависит от развития науки в стране и отношения к ней. В результате реализации мероприятий по различным аспектам жизнедеятельности науки, упорядочению ее финансирования, созданию системы обновления приборного парка, сохранению основного научного потенциала (наиболее квалифицированных кадров) деструктивные процессы в отечественной науке в последнее время существенно замедлились. Так, если в 2000 г., по оценкам экспертов, «преподающий профессор готов был ехать за границу за 1,5 тыс. дол. США в месяц, то на сегодняшний момент он может заработать такие же деньги в Республике Беларусь» [19, с. 12].

Если же учесть, что, по некоторым оценкам, оплата труда отечественного ученого-эмигранта на Западе в среднем в 4 раза ниже специалиста аналогичной квалификации, то эмиграционные мотивы, обусловленные ценовыми факторами спроса на мировом рынке интеллектуального капитала еще больше уменьшаются по этическим соображениям [см.: 3].

Согласно данным исследования Национальной академии наук Беларуси, в 1996—2009 гг. из Республики Беларусь выехали около 900 человек ученых и преподавателей ВУЗов, т. е. ежегодно страну покидали в среднем 60—65 деятелей науки, в числе которых 3—4 доктора и 20—25 кандидатов наук и научные работники без ученой степени. Данный факт ввиду низкого процента «вымывания» высококвалифицированной части научной элиты страны можно охарактеризовать как положительный. Однако вызывает обеспокоенность высокий процент выехавших из Беларуси кандидатов наук, так как в основном — это молодые люди, на которых возлагаются надежды, связанные с будущим развитием науки [13].

На протяжении практически 70 лет в Северной Америке работает система так называемого «активного приглашения», обеспечивающая солидными грантами талантливых учащихся школ, студентов, стажеров, аспирантов и докторантов из других государств. Эти средства не направлены напрямую на привлечение в страну обучаемых кадров, но они работают, как система неценовых факторов спроса на мировом рынке интеллектуального капитала, и поэтому большинство этих кадров в дальнейшем становятся эмигрантами [8, с. 40].

Посредством аналогичных программ в США привлекаются талантливые школьники и студенты. Не попав в ряды самых перспективных, последние стремятся попасть за рубеж по рабочим программам. Примечательно, что это далеко не худшие из учащихся вузов, так как кроме соответствующего студенческого статуса в данном случае необходимо еще и хорошее знание иностранного языка. Несмотря на то, что легально остаться за границей практически невозможно, значительная часть выехавшей молодежи старается осуществить это любыми способами, хотя «нелегалы» не обеспечиваются медицинской страховкой, постоянно подвергаются угрозам депортации и наложения штрафа. Данный контингент является менее устойчивым на мировом рынке интеллектуального капитала и зачастую вынужден покидать этот сегмент мирового рынка труда и переходить в сегмент низкоквалифицированного труда.

Необходимо отметить, что Республика Беларусь выступает не только донором, но и реципиентом интеллектуального капитала. По данным Министерства образования, в 2013/2014 учебном году количество иностранных граждан, обучающихся в белорусских учреждениях образования, увеличилось на 3886 человек и превысило 16 тыс. В магистратуру зачислено 769 человек, в аспирантуру и ординатуру — 410 человек. Всего в 2013/2014 учебном году количество иностранных граждан, которые были приняты на обучение в белорусские учреждения образования, достигло 4384 человек, причем основной экспорт образовательных услуг приходится, в том числе, и на Россию [12].

Невысокий уровень числа иностранцев связан, в первую очередь, с проблемами, с которыми сталкиваются как потенциальные (большинство вузов республики не работают с посредниками, не создают английских версий сайтов в Интернете, не выпускают рекламных буклетов), так и реальные иностранные студенты: длительный процесс согласования документов, получения виз; сложный и затратный порядок регистрации и получения разрешения на временное проживание; относительно низкий уровень бытовых условий в общежитиях и др. Кроме того, для большинства иностранцев существует проблема овладения русским языком и понимания, особенно для китайцев.

Об угрозе вымывания интеллектуального ядра Беларуси свидетельствуют и результаты социологических исследований, проведенных Белорусским институтом стратегических исследований в 2012—2013 гг. В группе тех, кто выражает желание покинуть страну, большая доля людей с экономическим образованием (24,5 %, при их доле, равной 13,5 %, в общем населении) и высшим образованием в целом (42,2 %), а также активных пользователей сети Интернет. Последнее обстоятельство объясняется возрастным составом — миграционные настроения преобладают в группе населения в возрасте 18—29 лет, которые активно пользуются Интернетом. При этом лишь 13,7 % молодых людей не хотят уехать из страны, с какой бы то ни было целью (постоянное место жительства, временная работа, учеба и др.) [1].

Опрос также выявил, что среди желающих покинуть Беларусь навсегда непропорционально большая доля граждан с доходом 3—4 млн руб. на члена семьи (22,1 %, при общей доле группы в населении страны 16,5 %). Возможно, именно в данной группе сосредоточены работники, которые воспринимают сложившуюся ситуацию с оплатой их труда несправедливой и поэтому в наибольшей степени подвержены воздействию ценовых факторов спроса на мировом рынке интеллектуального капитала. Так, в связи с особенностью экономической политики, проводимой в нашей стране, белорусский рынок труда недостаточно дифференцирует оплату труда в зависимости от квалификации и умений работников. Это стимулирует эмиграционные настроения высококвалифицированных кадров в Республике Беларусь [1].

Одной из наиболее острых проблем сохранения интеллектуального капитала является старение научных кадров в контексте эмиграции их более молодой части, а также в целом старение населения. В этом плане одна часть интеллектуального капитала уходит с его рынка ввиду окончания жизненного цикла в связи с биологическим разрушением носителей этого капитала, а другая часть перемещается в иностранные сегменты рынка данного капитала под воздействием системы ценовых и неценовых факторов спроса. Период с 2005 по 2009 г. — время ускорения темпов старения научных работников. В аналитических данных к 2007 г. появились новые возрастные группы работников, занятых исследованиями и разработками: «60—69 лет» и «70 лет и старше». На сегодняшний день лица пенсионного возраста среди докторов наук составляют более 60 % по сравнению с 35,8 % в 1988 г., среди кандидатов наук их около 40 % (в 1988 г. их доля составляла 5,9 % от общей численности научных кадров Республики Беларусь) [2, с. 52].

Такая картина типична для всех секторов науки, включая академический, вузовский и отраслевой. Иными словами, в республике нарушается процесс воспроизводства «критической массы» наиболее активной части высококвалифицированных научных кадров, которая должна обеспечивать полноценное функционирование научных учреждений страны и ее участие в мировом инновационном процессе. В этой связи значительно актуализируется проблема удержания в стране не только ученых высшей квалификации, но и перспективной, интеллектуально растущей молодежи, обладающей значительными потенциальными возможностями повышения своего интеллектуального капитала. Для реализации данной задачи необходимо точно определить систему ценовых и неценовых факторов спроса и предложения на мировом рынке интеллектуального капитала, вычленить из них наиболее чувствительные для белорусского сегмента и на этой основе строить экономическую политику преимущественно интенсивного воспроизводства интеллектуального капитала, осуществлять его регулирование путем государственного вмешательства в механизм рыночного саморегулирования

Таким образом, усиливающаяся межстрановая конкуренция за интеллектуальный капитал увеличивает его циркуляцию на мировом рынке труда. При этом растут виртуальное перемещение интеллектуального капитала посредством сети Интернет, а также количество международных обменов студентами, научными сотрудниками. В этой связи актуализируется проблема регулирования процессов международной интеллектуальной миграции в зависимости от того, является страна донором или реципиентом интеллектуального капитала. Исходя из того, что Беларусь в основном является страной — донором интеллектуального капитала, возникает необходимость более активного регулирования процессов внешней интеллектуальной миграции. При этом немаловажным является регулирование молодежного сегмента внешней интеллектуальной миграции. Данный процесс следует направить на преодоление тенденции превышения выезда на обучение в заграничных вузах белорусских студентов над въездом иностранцев для обучения в Республике Беларусь за счет как расширения объемов и наращивания качества экспорта образовательных услуг, так и реализации комплекса удерживающих молодежь в рамках белорусского образовательного пространства мероприятий. Вместе с тем, весьма актуально закрепление и приумножение положительной тенденции высокого уровня въездной мобильности аспирантов. В этом контексте необходимо учитывать, что наибольшую востребованность имеют аспирантские программы по гуманитарным и общественным наукам, что является косвенным подтверждением интереса иностранной молодежи к особенностям белорусской модели развития, историческим ценностям белорусского народа.

Снижение же активности в регулировании процессов интеллектуальной миграции может привести к потерям потенциальной интеллектуальной элиты (теперешней молодежи, обучающейся в отечественной образовательной системе); усилению несбалансированности профессионально-квалификационной структуры высококвалифицированных работников; росту масштабов потерь национальной интеллектуальной собственности; недоиспользованию в национальных целях профессиональных знаний, приобретенных интеллектуалами на различных уровнях белорусского образовательного пространства.

Литература

1. Артёменко, Е. Человеческий капитал: уехать нельзя остаться: миграция и миграционные настроения белорусов через призму социологии / Е. Артёменко, А. Елисеев, А. Пикулик [Электронный ресурс] // Белорусский институт социологических исследований. — Режим доступа: <http://belinstitute.eu/sites/biss.newmediahost.info/files/attached-files/BISS_SA06_2013ru.pdf>. — Дата доступа 02.09.2014.
2. Артюхин, М. И. Республика Беларусь в контексте новых тенденций развития международной интеллектуальной миграции / М. И. Артюхин, А. В. Зайцев // Социология. — 2005. — № 3. — С. 50—56.
3. Бондарь, А. В. Человеческий капитал — ключевой ресурс постиндустриального общества / А. В. Бондарь, И. В. Корнеевец // Весн. Беларус. дзярж. экан. ун-та. — 2006. — № 1. — С. 5—11.
4. Бондарь, М. А. Международная интеллектуальная миграция: теория, методология исследования и особенности регулирования / М. А. Бондарь // Белорус. экон. журн. — 2014. — № 1. — С. 88—103.
5. Время экономического господства США прошло: П. Дракер о перспективах американской и глобальной экономики // Большой бизнес. — 2004. — № 5. — С. 53—58.
6. Генкин, Б. М. Экономика и социология труда: учебник / Б. М. Генкин. — М.: НОРМА: ИНФРА-М, 1998. — 373 с.
7. Иванов, Н. П. Человеческий капитал и глобализация / Н. П. Иванов // Мировая экономика и междунар. отношения. — 2004. — № 9. — С. 19—31.
8. Ионцев, В. А. Международная миграция населения: Россия и современный мир / В. А. Ионцев // Социс: социол. исслед. — 1998. — № 6. — С. 38—48.
9. Красинец, Е. С. Интеллектуальная миграция / Е. С. Красинец, Е. В. Тюрюканова // Экономист. — 1999. — № 3. — С. 69—75.
10. Международные экономические отношения: учебник / И. П. Фаминский [и др.]; под ред. И. П. Фаминского. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Экономистъ, 2004. — 878 с.
11. Миграция специалистов России: причины, последствия, оценки: докл. конф. (Москва, 29—30 сент. 1993 г.) / Ин-т народнохоз. прогнозирования Рос. акад. наук; рук. программы: Д. Р. Азраэл, Ж. А. Зайончковская. — М., 1994. — 100 с.
12. Николаева, Н. Высшее образование для иностранных граждан в Беларуси: количество студентов, страны, перспективы / Н. Николаева // Звязда. — 2014. — 21 студз. — С. 5.
13. О проекте [Электронный ресурс] // Национальный научно-технический портал Республики Беларусь. — Режим доступа: <http://www.scienceportal.org.by/diaspora/>. — Дата доступа: 17.11.2014.
14. Рязанцев, С. В. Трудовая миграция из России и российская диаспора / С. В. Рязанцев, М. Ф. Ткаченко. — М.; Ставрополь: Мир данных, 2006. — 56 с.
15. Стоуньер, Т. Информационное богатство: профиль постиндустриальной экономики / Т. Стоуньер // Новая технократическая волна на Западе: сб. ст.: переводы / Акад. наук СССР; Ин-т философии; сост. и вступ. ст. П. С. Гуревича. — М., 1986. — С. 392—409.
16. Супрун, В. А. Интеллектуальный капитал: главный фактор конкурентоспособности экономики в XXI веке / В. А. Супрун. — М.: URSS, 2006. — 190 c.
17. Ткаченко, С. С. Современные тенденции внешней трудовой миграции в Беларуси / С. С. Ткаченко, Л. Е. Тихонова // Белорус. экон. журн. — 2005. — № 2. — С. 99—107.
18. Утечка мозгов // Социальная политика, уровень и качество жизни: словарь / под общ. ред. В. Н. Бобкова, А. П. Починка. — М., 2001. — С. 206.
19. Ученым обещают деньги // Аргументы и факты в Белоруссии. — 2002. — 30 янв. — С. 12.
20. Ушкалов, И. Г. «Утечка умов» — масштабы, причины, последствия / И. Г. Ушкалов, И. А. Малаха. — М.: Эдиториал УРСС, 1999. — 176 с.
21. Joly, D. Some structural effects of migration on receiving and sending countries / D. Joly // International Migration. — 2000. — Vol. 38, N 5. — P. 25—40.
22. Mahroum, S. Europe and challenge of the brain drain / S. Mahroum [Electronic resource]// The IPTS Reports. — 1998. — Vol. 29. — Mode of access: <http://www.jrc.es/home/report/english/articles/vol29/SAT1E296.htm>. — Date of access: 28.08.2007.
23. Okolski, M. Migracje a globalizacja / M. Okolski // Bank i kredyt. — 2003. — N 6. — S. 21.
24. Rebelo, S. Long Run Analysis and Long Run Grouwth / S. Rebelo // Journal of Political Economy. — 1999. — Vol. 99, N 3. — P. 500—521.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.