журнал международного права и международных отношений 2014 — № 4


международные экономические отношения

Новый подход к изучению деятельности транснациональных корпораций

Павел Корзик

Автор:
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. — выпускник аспирантуры кафедры международных экономических отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Малашенкова Ольга Фёдоровна — кандидат экономических наук, доцент, заместитель декана факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Углов Василий Владимирович — кандидат экономических наук, старший менеджер Евразийского банка развития


Цель настоящей статьи — разработать новый подход к изучению развития международных компаний и их взаимодействия с национальными экономиками. Изучение накопленного теоретического наследия в сфере международного бизнеса выявило отсутствие общепризнанной универсальной модели генезиса ТНК. Предложенная схема предполагает анализ условий развития ТНК и мотивов деятельности компаний. В рамках разработанного подхода различные теории ТНК могут быть универсальным образом использованы для объяснения как самого решения об интернационализации бизнеса, так и для выбора варианта присутствия на зарубежных рынках.


Транснациональные корпорации (ТНК), объединяя прямые иностранные инвестиции, международную торговлю, трансферт технологий и глобальные финансы, представляют собой главную движущую силу мировой экономики [20, p. x]. Теории функционирования ТНК являются ключевым элементом в процессе изучения этого феномена и понимания роли корпораций в развитии национальных экономик.

Вопросы генезиса фирмы разрабатывались еще Р. Коузом в начале ХХ в. [11], однако до 1960-х гг. все инвестиции компаний за рубеж рассматривались как движение потоков капитала и анализировались вне связи с развитием ТНК [10, p. 12]. Впервые (в рамках подхода рыночной власти) прямые и «портфельные» инвестиции были разграничены в диссертации Ст. Хаймера [16]. В дальнейшем изучением вопросов интернационализации бизнеса занималось значительное число зарубежных экономистов.

Сводный обзор теорий развития ТНК, включая последние достижения в этой области, приведен в работах Дж. Кантвелла [10], М. Форсгрена [15], И. Мусы [17], а также в первом томе энциклопедии ООН, посвященном вопросам ТНК [20].

К сожалению, в отечественной экономической науке вопросу изучения моделей и теорий интернационализации деловой активности достаточного внимания не уделялось [7, с. 4]. Белорусских экономистов, как правило, интересовали лишь отдельные аспекты динамики прямых иностранных инвестиций (ПИИ) (например, работы Д. Калинина [3], Е. Петрушкевич [4; 5]).

Существование большого количества порой противоречащих друг другу теорий ТНК затрудняло эмпирический анализ воздействия международных компаний на национальную экономику. Для преодоления данного обстоятельства исследователи, начиная с 1980-х гг., пытались создавать «универсальные» либо «интегрированные» теории ТНК [8, с. 105], наиболее известной из которых является эклектическая парадигма Дж. Даннинга [13].

Среди белорусских экономистов проблему разработки комплексного подхода к интернационализации деловой активности решали в своих работах, прежде всего, А. Данильченко [1; 2; 7], а также Е. Семак, И. Турлай [6] и П. Трапезников [8].

В свете актуальности задачи построения интегрированной модели динамики ТНК цель настоящей статьи — предложить новый подход к решению данной проблемы, который бы позволял универсальным образом использовать многочисленные наработки в сфере теоретического анализа международного бизнеса для объяснения и прогнозирования особенностей взаимодействия ТНК и национальных экономик. В отличие от существующих подходов предлагаемая модель не ограничивается рассмотрением исключительно момента принятия решения об инвестициях за рубеж, но анализирует деятельность компаний в динамике, предполагает существование универсальных мотивов деятельности для национальных и международных компаний и не основывается на анализе заранее фиксированного набора теорий интернационализации.

В разработке интегрированной модели динамики ТНК мы солидарны с А. Данильченко [1, с. 137] в том, что объектом изучения теории интернационализации должна быть компания на микроуровне. При этом предприятие рассматривается нами сквозь призму ресурсов (капитальных, человеческих, материальных), технологий (совокупность методов и процессов использования ресурсов с целью их трансформации в готовый продукт или услугу) и рынков (факторов производства и сбыта). Нематериальные ресурсы компании (предпринимательский капитал, маркетинг, менеджмент, корпоративная культура) учитываются с помощью интегрального фактора эффективности.

Важный элемент предлагаемой концепции — мотивы деятельности предприятия, которые являются одной из основных движущих сил процесса интернационализации [6, с. 83]. Для ответа на вопрос о структуре взаимодействия и соподчиненности различных теорий интернационализации при объяснении эволюции ТНК, обусловленной определенными мотивами, воспользуемся предложением А. Данильченко по применению ситуационного и системного подходов в теоретическом конструировании [1, с. 141].

В качестве исходного предположения допустим возможность возникновения в ходе процесса интернационализации не только зарубежной инвестиционной активности, но и иных форм интернационализации, не связанных с участием в капитале.

Графическое изображение предлагаемого подхода приведено на рисунке.

 

2014_4_korzik_pic1

Универсальная модель функционирования ТНК

И с т о ч н и к: собственная разработка.

Цель деятельности любой фирмы — получить прибыль и увеличить рыночную стоимость [21, p. 142]. Из сегмента «А» рисунка следует, что ТНК, как и национальные предприятия, испытывают со стороны владельцев давление, вызванное требованием достижения поставленных целей. Для удовлетворения интересов собственников ТНК должны наиболее эффективным образом использовать имеющиеся ресурсы и технологии, производить товары и услуги, отвечающие требованиям рынка (сегмент «Б» рисунка).

Мотивы деятельности (сегмент «В» рисунка) объясняют активность компаний, направленную на получение доступа к ресурсам, рынкам, технологиям, а также повышение общего уровня эффективности операций. По своей сути мотивы являются универсальными — не привязаны к национальному либо зарубежному рынку, и могут быть связаны с эксплуатацией или изменением активов либо не иметь определенного отношения к активам (прочие мотивы) [21, p. 142—143].

У компаний, обладающих конкурентными преимуществами, мотивы базируются на использовании в неизменном виде конкурентных производственных активов [21, p. 142] и предполагают получение доступа к рынкам и ресурсам, а также повышение эффективности. В случае, если компания не обладает конкурентными преимуществами, основным мотивом развития будет доступ к технологиям для изменения имеющихся активов [21, p. 142]. К числу прочих мотивов относятся отношения с другими ТНК, а также, например, стремление обеспечить доступ к стратегически важным для страны источникам полезных ископаемых (актуально для государственных ТНК) [21, p. 162].

На практике мотивы редко встречаются в чистом виде — потребность в новых технологиях обычно сопряжена со стремлением получить доступ к ресурсам либо проникновением на новые рынки в рамках глобальной стратегии развития [21, p. 162]. Мотивы также могут эволюционировать, когда первоначальные причины для инвестиций с течением времени трансформируются с учетом изменений во внутренней и внешней среде компании [21, p. 159].

Помимо универсальных существуют специфические мотивы (сегмент «Г» рисунка), обусловливающие возникновение иностранных инвестиций вне связи с общей логикой функционирования компании. К таким мотивам относят, например, стремление инвестировать за рубеж с целью преодоления нетарифных ограничений в международной торговле.

Условия возникновения иностранных инвестиций в контексте имеющихся у компании мотивов объясняются теориями ТНК (сегмент «Д» рисунка, узловая точка 1). У предприятия есть выбор — решать задачи, поставленные в ходе реализации мотивов, на национальном либо зарубежном рынке. Теории ТНК объясняют этот выбор.

В случае принятия принципиального решения об осуществлении деловой активности за рубежом (руководствуясь универсальными или специфическими мотивами) компания должна определить способ интернационализации (сегмент «Е» рисунка, узловая точка 2). Выбор пути интернационализации также описывается теориями динамики ТНК.

С позиции инвестора ПИИ могут быть вертикальными, горизонтальными или конгломератного типа [17, p. 4]. Горизонтальные ПИИ предполагают производство за рубежом товаров и услуг, которые компания выпускает на внутреннем рынке. Цель инвестиций — более полное использование имеющихся конкурентных преимуществ. Вертикальные ПИИ предусматривают движение вверх или вниз по технологической цепочке. Конгломератные инвестиции сочетают в себе свойства вертикальных и горизонтальных ПИИ.

С позиции реципиента ПИИ бывают импортозамещающие, экспортоориентированные и инициированные государством [17, p. 5]. Импортозамещающие ПИИ включают в себя производство товаров и услуг, ранее импортировавшихся на внутренний рынок. Однозначный эффект импортозамещающих ПИИ спрогнозировать сложно, так как часто им сопутствует торговля компонентами, оборудованием и запасными частями, что может привести как к снижению, так и к увеличению общего объема импорта [12, p. 71].

При экспортоориентированных ПИИ инвестор стремится получить доступ к материальным ресурсам и полуфабрикатам, производимым в принимающей стране. Результат — рост экспорта страны-реципиента. Инициированные государством ПИИ возникают, когда государство создает специальные стимулы для инвестиций, например для решения проблем с платежным балансом.

По способу доступа на зарубежный рынок ПИИ разделяют на инвестиции «с нуля» и международные слияния и поглощения [19, p. 97]. Инвестиции «с нуля» предполагают постепенное вхождение ТНК на зарубежный рынок, строительство новых заводов, офисов, научно-исследовательских центров. В случае с международными слияниями и поглощениями ТНК инвестируют в работающий бизнес за рубежом.

Особенности функционирования мирового рынка на современном этапе (фрагментация производственных процессов, высокое значение отраслевых стандартов, улучшение защиты интеллектуальной собственности [22, p. 143]) создали благоприятную среду для возникновения способов организации международного производства, не связанных с участием в капитале. Росту значения альтернативных форм интернационализации способствовали также ужесточение законодательства в области иностранных инвестиций и рост управленческого и технологического потенциала в принимающих странах.

Развитие обозначенных выше тенденций позволило принимающим странам избирательно заключать соглашения по отдельным элементам сотрудничества вместо комплексных проектов в рамках ПИИ [18, p. 41]. По состоянию на 2010 г., объем торговли в рамках альтернативных форм интернационализации составлял 30 % от объема торговли, осуществляемой ТНК [22, p. 132].

ПИИ предполагают наличие большего контроля над финансовыми потоками. Механизмы реализации контроля в случае зарубежного инвестирования связаны с владением активами и наличием длительного интереса [22, p. 128], в то время как для альтернативных форм характерна контрактная форма контроля, когда компания является координатором в глобальной производственной цепочке. Альтернативные формы интернационализации редко существуют обособленно, что связано с комплексным характером деятельности ТНК. Способы организации международного производства, не предполагающие участия в капитале, органично дополняют и развивают деятельность ТНК, связанную с ПИИ.

В отличие от эклектической парадигмы предлагаемый нами подход не предусматривает искусственного синтеза элементов (часто плохо совместимых) различных теорий либо построения избыточных классификаций (для охвата всего многообразия возможных сценариев интернационализации) [9, p. 34]. В рамках используемых ситуационного и системного подходов для объяснения динамики развития ТНК применяются те теории и гипотезы, которые являются уместными в каждой конкретной ситуации.

В интегрированном подходе к пониманию природы ПИИ, предложенном Е. Семак и И. Турлаем, разработанная авторами концепция базируется на трех теориях: эклектической парадигме, модели капитала знаний Дж. Маркусена, а также модели пространственного распределения ПИИ [6, с. 82]. При этом процесс интернационализации анализируется в неразрывной связи с мотивами компаний. В свою очередь, в модели, предложенной нами в статье, число объясняющих теорий потенциально неограниченно — разные компании и ситуации могут требовать различных теорий и гипотез, объясняющих процесс интернационализации.

Всеобщая интегрированная теория интернационализации (ВИТИ), предложенная А. Данильченко, базируется на исходных предпосылках теорий конкурентно-монополистических преимуществ, концепции предпринимательской политики или стратегии, подходе транзакционных издержек, а также макроэкономических теориях внешней торговли [1, с. 139—140]. В ВИТИ также содержится ссылка на возможность выдвижения новых гипотез для объяснения интернационализации в ходе реализации различных сценариев в рамках ситуационного подхода [1, с. 141], что согласуется с предложениями, сформулированными в настоящей статье.

С другой стороны, акцент на важности мотивов компании в подходе А. Данильченко выражен не так ярко. При описании механизма построения ВИТИ автор подхода в качестве одного из этапов называет выдвижение поведенческой гипотезы, в рамках которой могут анализироваться мотивы деятельности компаний [1, с. 143]. Считаем, что предложенное в настоящей статье рассмотрение мотивов деятельности компании не в составе одной из теорий, а в качестве ключевого элемента модели, позволяет приблизить разработанную концепцию к практике.

К недостаткам изложенного нами метода следует отнести предположение об эволюционном развитии ТНК. В условиях современного динамично развивающегося рынка не кажется невероятной ситуация, когда компания пропускает национальный этап и начинает деятельность в рамках единой глобальной стратегии сразу в нескольких странах [7, с. 91]. Кроме того, в предложенном подходе игнорируются неэкономические факторы внешней среды (политические, социальные) [14, p. 308].

Результаты настоящей статьи не претендуют на статус новой теории ТНК. Скорее, речь идет об инструменте эмпирического анализа, позволяющем эффективно использовать уже существующие теории для оценки и прогнозирования нюансов взаимодействия ТНК и национальных экономик. Использование в рамках предлагаемого метода разработанных ранее теорий позволяет применять различные подходы для объяснения действий компаний на каждом из этапов их развития (узловые точки 1 и 2 на рисунке).

В целом предложенная концепция углубляет наше понимание сути международного бизнеса и механизма его воздействия на национальную экономику. Помимо этого, возможность использования теорий развития международного бизнеса для объяснения зарубежной инвестиционной активности компаний может служить инструментом эмпирической верификации и сравнения различных теоретических подходов к анализу динамики
ПИИ.

Литература

1. Данильченко, А. В. Методология построения всеобщей интегрированной теории интернационализации предпринимательства / А. В. Данильченко // Проблемы экономической науки на пороге XXI века. Ч. I. — Гомель: ГГУ, 1999. — С. 135—151.
2. Данильченко, А. В. Теории интернационализации предпринимательства: становление и развитие / А. В. Данильченко. — Минск: НИО, 1997. — 135 с.
3. Калинин, Д. С. Транснационализация деловой активности машиностроительных предприятий России и Беларуси: сравнительный анализ / Д. С. Калинин // Журн. междунар. права и междунар. отношений. — 2008. — № 3. — С. 94—99.
4. Петрушкевич, Е. Н. Структура и характер прямых иностранных инвестиций в Республике Беларусь / Е. Н. Петрушкевич // Банкаўскi веснiк. — 2010. — № 16 (489). — С. 20—27.
5. Петрушкевич, Е. Н. Экспорт прямых инвестиций странами с транзитивной экономикой / Е. Н. Петрушкевич // Белорус. экон. журн. — 2012. — № 2. — С. 72—85.
6. Семак, Е. А. Современное представление о природе прямых иностранных инвестиций: интегрированный подход / Е. А. Семак, И. С. Турлай // Журн. междунар. права и междунар. отношений. — 2009. — № 2. — С. 79—84.
7. Транснационализация промышленного и банковского капитала / А. В. Данильченко [и др.]. — Минск : БГУ, 2007. — 183 с.
8. Трапезников, П. С. Методологические принципы построения интегрированной теории прямых иностранных инвестиций как формы заграничной деловой активности фирмы / П. С. Трапезников // Белорус. журн. междунар. права и междунар. отношений. — 1999. — № 4. — С. 104—108.
9. Buckley, P. New the ories of international business: some unresolved issues / P. Buckley // The growth of international business / ed. by M. Cusson. — London, 1983. — P. 34—50.
10. Cantwell, J. A survey of the the ories of international production / J. Cantwell // The nature of the transnational firm / ed. C. Pitelis, R. Sugden. — London, 2000. — P. 10—57.
11. Coase, R. H. The nature of the firm / R. H. Coase // Economica. — 1937. — Vol. 4, N 16. — P. 386—405.
12. Cohen, S. D. Multinational corporations and foreign direct investment / S. D. Cohen. — New York: Oxford University Press, 2007. — 371 p.
13. Dunning, J. H. Explaining changing patterns of international production: in defence of the eclectic theory / J. H. Dunning // Oxford bulletin of economics and statistics. — 1979. — Vol. 41, N 3. — P. 269—295.
14 Dunning, J. H. Explaining international production / J. H. Dunning. — London: Unwin Hyman, 1988. — 378 p.
15. Forsgren, M. Theories of the multinational firm / M. Forsgren. — Cheltenham: Edward Elgar, 2008. — 206 p.
16. Hymer, St. H. The international operations of national firms: a study of direct foreign investment: PhD thesis / St. H. Hymer. — Cambridge, 1960. — 198 p.
17. Moosa, I. A. Foreign direct investment: theory, evidence and practice / I. A. Moosa. — New York: Palgrave, 2002. — 311 p.
18. Transnational corporations in world development: third survey / United Nations Centre on Transnational Corporations. — New York: United Nations, 1983. — 385 p.
19. UNCTAD training manual on statistics for FDI and the operations of TNCs. In 3 vol. Vol. 1: FDI flows and stock data / ed. M. Fujita. — New York; Geneva: United Nations, 2009. — 164 p.
20. United Nations Library on Transnational Corporations. In 20 vol. Vol. 1: The Theory of Transnational Corporations / Ed. by J. H. Dunning. — London: Routledge, 1993. — 454 p.
21. World investment report 2006: FDI from developing and transition economies: implications for development / UNCTAD. — New York; Geneva: United Nations, 2006. — 340 p.
22. World investment report 2011: Non-equity modes of international production and development / UNCTAD. — New York; Geneva: United Nations, 2011 — 226 p.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.