журнал международного права и международных отношений 2015 — № 3


международные отношения

Развитие сотрудничества Беларуси и России в сфере обороны

Никита Дунец

Автор:
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. — аспирант кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Фрольцов Владислав Валерьевич — кандидат исторических наук, доцент кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Ковяко Ирина Ивановна — кандидат исторических наук, доцент кафедры всеобщей истории и методики преподавания истории исторического факультета Белорусского государственного педагогического университета имени Максима Танка


Статья посвящена анализу взаимодействия Республики Беларусь и Российской Федерации в области обороны. В ней определяются основные направления двустороннего сотрудничества в данной сфере, дается их краткая характеристика, а также оценивается его развитие с учетом военно-политических процессов, происходящих на европейском континенте.


Тематика двустороннего оборонного сотрудничества Беларуси и России получила достаточно широкое освещение в трудах таких белорусских исследователей, как Ф. П. Куденко [3], Н. Е. Бузин, Н. Н. Левчук [5], А. П. Бобовик, А. В. Макаров, О. А. Горупай [11], Л. С. Мальцев [15], а также ряда российских исследователей, среди которых следует отметить В. П. Комоедова [9], А. В. Фадеева [24], А. Л. Чечевишникова [25], Т. А. Шаклеину [29] и др. Целью статьи является анализ настоящего состояния оборонного сотрудничества Беларуси и России на современном этапе. В контексте значительных изменений геополитической обстановки в связи с военными действиями на территории Украины затрагивается ряд новых аспектов оборонного сотрудничества Беларуси и России, среди которых важно отметить интенсификацию совершенствования общей нормативно-правовой базы, усиление совместной военно-технической и военно-научной деятельности двух государств в начале второго десятилетия XXI в. Научная новизна статьи определяется комплексным анализом военно-научного и военно-технического сотрудничества в контексте актуальных геополитических изменений в Восточной Европе.

Важно отметить, что консолидация усилий государств в интересах обеспечения национальной безопасности является распространенным явлением в современных международных отношениях. При этом в большинстве случаев соответствующие интеграционные процессы происходят в рамках военных блоков и других международных организаций. Можно отметить, что военное сотрудничество Республики Беларусь и Российской Федерации частично выстраивается на основе классических институциональных элементов — Организации Договора о коллективной безопасности и в меньшей степени Содружества Независимых Государств. В то же время взаимодействие двух стран выходит далеко за рамки данных организаций и реализуется преимущественно в формате уникального в некоторой степени интеграционного объединения, которым является Союзное государство [6, с. 9]. Данный формат, несомненно, играет первостепенную роль в рассматриваемом контексте, в связи с чем акцент при анализе изучаемого вопроса целесообразно сделать именно на нем.

Необходимо также отметить, что в России и Беларуси существуют различия в концептуальных подходах к совместному оборонному сотрудничеству. Это во многом обусловлено различным военным потенциалом двух государств. Для Беларуси оборонное сотрудничество с Россией является одним из ключевых элементов военной безопасности, включая поставки современного вооружения и возможный «ядерный зонтик» в случае серьезного обострения геополитической ситуации в регионе. В своей Военной доктрине Беларусь не рассматривает потенциальную угрозу от конкретных стран, военных блоков или международных организаций [16]. Для России Беларусь является одним из важных рубежей обороны в непосредственной близости у границ стран — членов НАТО, в которых Россия видит потенциальную военную угрозу в рамках своей национальной Военной доктрины [7]. Именно с этой угрозой связано желание России увеличить военное присутствие в Беларуси. Несмотря на высокий уровень двустороннего военно-политического сотрудничества в целом, Беларусь не всегда поддерживает и признает военно-политические действия Российской Федерации. Так, например, Беларусь до сих пор официально не признает независимость Абхазии и Южной Осетии, а также придерживается безоговорочного выполнения Будапештского меморандума от 5 декабря 1994 г. [27] в отношении Украины после присоединение полуострова Крым к Российской Федерации, несмотря на голосование против резолюции Генеральной Ассамблеи ООН A/RES/68/262 [26; 31]. Это, в первую очередь, обусловлено потенциальной угрозой значительного ухудшения отношений, в частности экономического сотрудничества, со странами ЕС и США. Кроме того, военный потенциал и геополитические амбиции у России значительно выше, чем у Беларуси, в связи с чем сложно говорить о равноправном сотрудничестве. Таким образом, в то время как Россия решает свои геополитические задачи в рамках оборонного сотрудничества двух стран, Беларусь в первую очередь преследует свои национальные интересы.

Для более детального исследования двустороннего сотрудничества Беларуси и России в военной сфере необходимо выделить его основные направления. На современном этапе таковыми являются:

— совершенствование нормативной правовой базы, регламентирующей вопросы коллективной обороны;

— обеспечение эффективного функционирования региональной группировки войск (сил);

— повышение возможностей единой региональной системы противовоздушной обороны;

— наращивание военно-технического взаимодействия;

— совместная военно-научная деятельность;

— обмен военнослужащими с целью обучения в высших военно-учебных заведениях (ввузах) [19].

— координация деятельности по контролю над вооружениями;

Основополагающим элементом военного сотрудничества Беларуси и России является нормотворческая деятельность в сфере регулирования оборонных вопросов. Важно отметить, что ключевыми документами в оборонном сотрудничестве являются национальные военные доктрины Российской Федерации и Республики Беларусь [7; 16], а также Концепция национальной безопасности Республики Беларусь [14] и Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года [21]. Военная доктрина Республики Беларусь была принята в 2002 г. и является по своей сути исключительно оборонительной, т. е. не рассматривает потенциальную военную угрозу от конкретных стран, военных блоков или международных организаций [16]. Новая Военная доктрина Российской Федерации была принята в 2014 г. и также носит оборонительных характер, несмотря на то, что в пункте 12 раздела 2 рассматривается прямая потенциальная угроза со стороны Организации Североатлантического договора [7]. Концепция национальной безопасности Республики Беларусь была утверждена в 2010 г. и оперирует понятием «военная безопасность», трактуя его как «состояние защищенности национальных интересов Республики Беларусь от военных угроз» [14]. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года утвержденная в 2009 г. и пришедшая на смену Концепции национальной безопасности Российской Федерации, принятой в 1997 г., также оперирует термином «военная безопасность», но не дает ему конкретного определения. В то же время военная безопасность в рамках данного документа рассматривается как неотъемлемая часть национальной обороны Российской Федерации [21]. Следует отметить, что все двусторонние военные соглашения заключаются в строгом соответствии с национальными военными доктринами Беларуси и России, а также Концепцией национальной безопасности Республики Беларусь и Стратегией национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года.

На сегодняшний день совместная договорная база включает более 35 международных договоров, которые охватывают весь комплекс двусторонних отношений в военной и военно-технической областях [19]. Руководящим документом является Военная доктрина Союзного государства, принятая в 2001 г. [8]. Следует также отметить создание в 2000 г. Региональной группировки войск России и Беларуси, заключение в 2009 г. российско-белорусского Соглашения о совместной охране внешней границы Союзного государства в воздушном пространстве и создании Единой региональной системы ПВО, которым предусматривается формирование объединенного командования ПВО двух стран [9].

При этом работа над совершенствованием, конвергенцией и адаптацией руководящих документов к изменениям военно-политической обстановки в Европе, а также появлению новых вызовов и угроз национальной безопасности ведется безостановочно. Наиболее актуальным примером обновления общей нормативной правовой базы является подписание в октябре 2014 г. ряда соглашений: Соглашение между правительством Республики Беларусь и правительством Российской Федерации о сотрудничестве в области военной фельдъегерско-почтовой связи; Соглашение между Министерством обороны Республики Беларусь и Министерством обороны Российской Федерации о взаимодействии в области выявления и оценки радиационной, химической и биологической обстановки в интересах региональной группировки войск (сил) Республики Беларусь и Российской Федерации, а также План сотрудничества между Министерством обороны Республики Беларусь и Министерством обороны Российской Федерации на 2015 г. [12].

Необходимость постоянного совершенствования имеющихся документов обусловлена беспрерывностью процесса эволюции форм и методов ведения войны. Корректировки договорной базы требует, например, аналогичная деятельность Североатлантического альянса. В частности, на Ньюпортском саммите НАТО, прошедшем в сентябре 2014 г., был утвержден План действий по повышению уровня готовности к реагированию, предусматривающий проведение комплекса мероприятий военного характера в Польше и странах Прибалтики [30]. Изменения национального законодательства активно осуществляются и в сопредельных с Беларусью государствах. К примеру, в период с октября по декабрь 2014 г. сейм Литвы внес поправки к законам «О военном положении» и «Об использовании национальных вооруженных сил» [28]. Анализ принимаемых изменений позволяет отметить, что их лейтмотивом стало создание правового поля для незамедлительного реагирования на ситуации, аналогичные событиям, произошедшим весной 2014 г. в Крыму и на Донбассе.

В связи с указанными обстоятельствами перспективность рассматриваемого направления взаимодействия не подвергается сомнению. При этом возросшая активность объединенных вооруженных сил (ОВС) Североатлантического альянса на его восточных рубежах позволяет спрогнозировать интенсификацию соответствующей деятельности. В частности, в ближне- и среднесрочной перспективах представляется целесообразным провести комплексный анализ принятых странами — членами альянса документов и адекватно отреагировать на них посредством внесения необходимых корректировок в собственную нормативную правовую базу вплоть до изменения национальных военных доктрин Беларуси и России, а также Военной доктрины Союзного государства [8].

Следует отметить, что обеспечение функционирования региональной группировки войск (сил) Республики Беларусь и Российской Федерации в существующем формате осуществляется с 2000 г. В частности, проводится работа по совместному планированию ее применения, повышению эффективности систем управления, улучшению качества предоставляемой военнослужащим медицинской помощи, совершенствованию материально-технической базы и модернизации объектов военной инфраструктуры, спланированных к совместному использованию [2].

Будучи ядром военной организации Союзного государства, региональная группировка войск (сил) является объектом особого внимания и постоянно подвергается совершенствованию. Актуальные тенденции показывают, что одним из наиболее перспективных видов взаимодействия в данном контексте может стать создание российских военных объектов на территории Беларуси. Для сравнения, на сегодняшний день расширение военной инфраструктуры в интересах приема коалиционных войск каким-либо входящим в НАТО государством является одной из ключевых составляющих в подходах к обеспечению функционирования ОВС.

Неотъемлемой частью рассматриваемого направления деятельности будут оставаться совместные мероприятия оперативной и боевой подготовки. На территории Беларуси они, как правило, проводятся в ее западной части. Вместе с тем внешнеполитический выбор Украины в пользу евроатлантической интеграции и растущая роль Североатлантического альянса в реформировании украинских вооруженных сил дают основания полагать, что в географическом плане может появиться и «южный» вектор проведения Беларусью и Россией военных учений.

Важная роль, которая отводится в современных концепциях ведения войны способностям отражать удары противника с воздуха, предопределила приоритетность сотрудничества Беларуси и России в области совершенствования единой системы противовоздушной обороны как в двустороннем формате, так и в рамках СНГ. Так, в рамках СНГ сегодня оно включает несение совместного боевого дежурства по ПВО, автоматизированный обмен информацией о воздушной обстановке, подготовку белорусских специалистов в России, а также проведение совместных учений с боевыми стрельбами [22].

Касаясь конкретных перспектив развития данного направления, необходимо, прежде всего, выделить планы размещения в 2016 г. российской авиабазы в Бобруйске, на которой будут базироваться истребители Су-27 [10]. Данный шаг следует рассматривать в качестве ответа на беспрецедентное увеличение в 2014 г. контингента объединенных военно-воздушных сил НАТО, задействованного в миссии по охране воздушного пространства стран Прибалтики.

Не лишено оснований также предположение, что прекращение использования Россией двух радиолокационных станций наблюдения за космическим пространством «Днепр» в Украине, а также станции «Дарьял» в Азербайджане может в будущем стать поводом для размещения еще одного подобного объекта на территории Республики Беларусь (помимо станции «Волга» в пос. Озеречье) [18].

В плановый ход развития взаимодействия двух государств в области ПВО вносят коррективы определенные конъюнктурные моменты. Яркий пример — проведенная шведскими гражданами в 2012 г. акция «Плюшевый десант», которая получила широкий международный резонанс. После того, как она продемонстрировала недостатки белорусской системы ПВО в части, касающейся обнаружения низколетящих целей, выработка мер по недопущению подобных инцидентов стала приоритетным направлением.

Данная тема становится еще более актуальной в связи со строительством Белорусской АЭС — потенциально опасного объекта с точки зрения террористических атак. Исходя из разрушительных последствий чернобыльской трагедии не вызывает сомнений заинтересованность как Беларуси, так и России в его надежной защите, в том числе и от воздушных средств нападения. Как следствие, с большой долей вероятности можно утверждать, что новым аспектом двустороннего взаимодействия станет передача Россией опыта обеспечения военной безопасности подобных объектов [20].

Наиболее многогранным и одним из самых перспективных направлений белорусско-российской оборонной консолидации является военно-техническое сотрудничество. Оно включает двусторонние беспошлинные поставки комплектующих к продукции военного назначения, оказание Россией услуг по модернизации белорусского вооружения, военной и специальной техники (ВВСТ), координацию действий при экспорте соответствующих товаров в третьи страны, формирование межгосударственных финансово-промышленных групп и создание совместных предприятий [19].

Долгосрочный характер кооперации в данной области подтверждается наличием перечня охватывающих продолжительный период времени двусторонних соглашений, таких, например, как программа военно-технического сотрудничества Беларуси и России до 2020 г. [13]. При этом планомерное развитие национальных военно-промышленных комплексов (ВПК) двух государств создает предпосылки для наращивания форм и объемов взаимодействия, а также выхода на новый уровень «индустриальной капитализации». В 2012 г. во время официального визита в Минск по вопросам оборонного сотрудничества заместитель председателя правительства Российской Федерации Д. О. Рогозин подчеркнул: «Есть большая потребность в сложении интеллектуального потенциала, промышленной кооперации. И тогда стратегическое партнерство, к которому мы в каком-то смысле привыкли, приобретет новый отсвет высокого уровня индустриальной капитализации наших отношений» [11, с. 4].

Особое внимание в рамках оборонного сотрудничества ВПК России и Беларуси уделяется высокотехнологичным инновационным разработкам, созданным на основе информационных и телекоммуникационных технологий. В качестве примера можно привести «создание нового поколения электронно-компонентной базы и унифицированных рядов приемно-передающих модулей для современных активных фазированных антенных решеток 4-го и 5-го поколения сантиметрового и миллиметрового диапазонов; разработку и освоение производства образцов тепловизионных устройств с высокими функциональными и точностными характеристиками и соответствующей группой стойкости к специальным внешним воздействующим факторам; а также разработку информационно-навигационных технологий мониторинга, управления и предоставления услуг государственным органам управления, участникам процессов перемещения пассажиров и грузов по территориям двух государств на основе использования сигналов глобальных навигационных спутниковых систем» [11, с. 4].

В настоящее время оборонное сотрудничество двух стран приобретает новые очертания: экспортно-импортные операции дополняются, а в некоторых случаях замещаются привлечением в Беларусь инновационных технологий и разработок. Формируется единый оборонный заказ, разрабатываются программы вооружения, реализуются совместные научно-исследовательские разработки. Следует также упомянуть появление межгосударственных предприятий, специализирующихся на модернизации ВВСТ в интересах расширения их боевых возможностей при одновременном снижении расходов на эксплуатацию. Здесь, к слову, можно провести аналогию с натовской многоаспектной программой «Разумная оборона», смысл которой заключается, в том числе в совместном использовании производственной базы с целью экономии финансовых средств, расходуемых на оборонный сектор [4, с. 7].

Что касается экспорта белорусской продукции в Россию, то наибольшие перспективы, пожалуй, имеют поставки оптико-электронного оборудования, автоматизированных систем управления, а также колесных тягачей. Высокий потенциал национального ВПК прослеживается и в области разработки средств радиосвязи различного назначения. Кроме того, Беларусь может занять лидирующую позицию в сфере производства беспилотных летательных аппаратов типа дирижаблей и аэростатов. Необходимые для этого производственные мощности имеются у центра «БАК и технологии» физико-технического института НАН — единственного в СНГ предприятия, которое имеет сертификат на серийный выпуск беспилотных авиационных комплексов собственного производства [11, с. 6]. Учитывая активное наращивание Россией своего оборонного потенциала, особенно посредством формирования крупной группировки войск (сил) в Крыму, вся вышеуказанная продукция будет иметь повышенный спрос на российском рынке вооружений.

Помимо этого, из-за конфликта с Украиной Россия вынуждена искать альтернативных поставщиков широкого перечня импортируемых комплектующих для ВВСТ. Принимая во внимание, что многие из них способна произвести белорусская сторона, с определенной долей уверенности можно спрогнозировать рост военно-технического сотрудничества по данному направлению.

Экспорт ВВСТ в третьи страны осуществляется планово, однако здесь также необходимо обозначить один представляющий интерес конъюнктурный момент. Речь идет о том, что внутриполитическая ситуация в Украине вынуждает руководство страны аннулировать ранее заключенные контракты в области военно-технического сотрудничества. В качестве примера можно привести разрыв в октябре 2014 г. соглашения на поставку Демократической Республике Конго 50 модернизированных танков Т-64 «Булат» [23]. Таким образом, можно констатировать, что в условиях ведения боевых действий в Донецкой и Луганской областях Украина не в состоянии экспортировать ВВСТ в ранее намеченных объемах, что открывает дополнительные возможности для освоения Союзным государством новых рынков сбыта продукции национального ВПК.

Сопряженной с военно-техническим сотрудничеством областью является военно-научная кооперация. На сегодняшний день ее направления включают: прогнозирование военных угроз Союзному государству, формирование научно обоснованных предложений по внедрению инновационных технологий в процесс обеспечения деятельности национальных вооруженных сил, а также концептуальную разработку продукции военного и двойного назначения. Развитие данной сферы существенно затруднено из-за ограниченности финансовых ресурсов, которые требуются для реализации совместных наработок. Кроме того, не богата и необходимая для исследований институциональная база. Теоретически расширение последней может произойти в том случае, если руководство двух государств возьмет пример с распространенной в Организации Североатлантического договора тенденции — учреждения так называемых «центров изучения передового опыта НАТО», которые специализируются в различных сферах. В Польше, например, функционирует центр применения военной полиции, в Литве — энергетической безопасности, в Латвии — стратегических коммуникаций, в Эстонии — «кибербезопасности» [1]. В целом, сравнивая уровень развития данного направления сотрудничества в НАТО и в Союзном государстве, нужно отметить, что последнее существенно уступает по всем показателям. Однако по мере возможности отечественные ученые также уделяют внимание теоритическому анализу таких современных аспектов военной безопасности, как «кибервойна» и «кибербезопасность» [3]. Так, например, следует отметить деятельность Научно-исследовательского института Вооруженных Сил Республики Беларусь под руководством доктора военных наук, доцента, полковника Н. Е. Бузина [17].

Совместный контроль над вооружениями ограничивается рядом документов, содержащих перечень императивных норм для его подписантов. Основными из них являются Договор об обычных вооруженных силах в Европе, Договор по открытому небу и Венский документ 2011 г. В рамках их реализации белорусская и российская стороны осуществляют совместные инспекции зарубежных государств на предмет несоответствия их вооруженных сил установленным документами ограничениям. Интенсификация данного вида взаимодействия не представляется возможной ввиду четкого лимитирования количества проверочных мероприятий. Вместе с тем повышение военной активности Североатлантического альянса в Польше и странах Прибалтики позволяет спрогнозировать, что в ближайшем будущем доля проведения инспекций именно в этих государствах существенно возрастет.

Такой вид взаимодействия, как обмен военнослужащими в интересах их обучения, на данном этапе имеет односторонний характер: белорусские курсанты и офицеры проходят подготовку в военно-учебных заведениях Министерства обороны Российской Федерации. На сегодняшний день cвыше 400 военнослужащих обучаются в 23 российских ввузах, причем динамика указывает на планомерный рост квоты представителей белорусских вооруженных сил, ежегодно делегируемых в Россию [19].

Определяющим моментом при этом является ограниченность Беларуси в учебно-материальных ресурсах, которые сосредоточены в Военной академии и на семи военных факультетах гражданских вузов.

С учетом наличия в России значительно большего количества образовательных учреждений и существенного превосходства материально-технической базы, задействуемой в процессе обучения военнослужащих, в обозримом будущем изменение концепции двустороннего взаимодействия в данном направлении маловероятно. Не представляет интерес для российской стороны и обучение новым в Республике Беларусь специальностям (к примеру, «прикладная криптография»). Причина заключается в том, что преподаватели этих дисциплин приобретали навыки в учебных заведения России и, соответственно, отправка российских курсантов в Беларусь неоправданна [4, с. 7]. Аналогичное сотрудничество в рамках НАТО находится на значительно более высоком уровне. Повышенное внимание к вопросам военного образования уделяется практически на всех переговорах представителей военно-политического руководства стран — членов блока. Множество военнослужащих из европейских государств проходят стажировку в США, равно как и представители американской армии приезжают в Европу для обмена опытом. Более того, в последнее время наметилась тенденция к расширению количества лиц, привлекаемых к соответствующим мероприятиям.

Таким образом, в настоящее время тесное сотрудничество Беларуси и России в области обороны позволяет им обеспечивать свою военную безопасность на должном уровне и гарантировать нанесение потенциальному противнику ущерба в случае проявления им вооруженной агрессии. В то же время актуальные изменения военно-политической обстановки в Европе, к которым в первую очередь следует отнести наращивание военного потенциала НАТО в Прибалтийских странах и гражданскую войну в Украине, требуют от Союзного государства постоянного совершенствования всех направлений двустороннего взаимодействия. При этом анализ показывает, что в целом перспективы их развития благоприятные, несмотря на наличие ряда проблем технологического и финансового характера.

Список использованных источников

1. Алешкевич, Д. Латвии доверили проработку информационных и психологических операций НАТО / Д. Алешкевич [Электронный ресурс] // Военно-политическое обозрение. — 29.05.2013. — Режим доступа: <http://www.belvpo.com/ru/26847.html>. — Дата доступа: 04.03.2015.
2. Белорусско-российское сотрудничество в области обороны [Электронный ресурс] // Союзное государство: официальный сайт Постоянного комитета Союзного государства. — Режим доступа: <http://www.postkomsg.com/news/bezopasnost/168329/>. — Дата доступа: 12.11.2014.
3. Бобовик, А. П. Понятие «кибервойна» в контексте информационного противоборства / А. П. Бобовик, А. В. Макаров, Ф. П. Куденко // Наука и военная безопасность: научно-теоритическое приложение к журналу «Армия» Министерства обороны Республики Беларусь. — 2013. — № 2. — С. 2—4.
4. Бородин, П. Практические шаги Союзного государства в сфере обеспечения его обороноспособности и безопасности / П. Бородин // Право и безопасность. — 2003. — № 2. — С. 6—7.
5. Бузин, Н. Е. Стратегическая нестабильность в контексте сетевых практик постиндустриального общества / Н. Е. Бузин, Н. Н. Левчук // Беларус. думка. — 2013. — № 7. — С. 64—65.
6. Внешняя политика Республики Беларусь в 2000-е годы / Ю. И. Малевич [и др.]; под общ. ред. А. В. Шарапо. — Минск: БГУ, 2010. — 84 с.
7. Военная доктрина Российской Федерации [Электронный ресурс] // Президент России. — Режим доступа: <http://static.kremlin.ru/media/events/files/41d527556bec8deb3530.pdf>. — Дата доступа: 18.03.2015.
8. Военная доктрина союза России и Белоруссии изменится [Электронный ресурс] // Lenta.ru. — 28.01.2015. — Режим доступа: <http://lenta.ru/news/2015/01/28/doktrina/>. — Дата доступа: 13.11.2014.
9. Время работает на нас [Электронный ресурс] // Белорусская военная газета «Во Славу Родины». — 19.12.2012. — Режим доступа: <http://vsr.mil.by/2012/12/19/vremya-rabotaet-na-nas/>. — Дата доступа: 19.12.2014.
10. Главком ВВС: Россия в 2016 году создаст авиабазу истребителей в Белоруссии [Электронный ресурс] // ТАСС: информационное агентство России. — 15.10.2014. — Режим доступа: <http://tass.ru/armiya-i-opk/1508457>. — Дата доступа: 10.11.2014.
11. Горупай, О. А. Беларусь — Россия: дорожная карта для оборонки / О. А. Горупай // ВПК. Беларусь. — 2012. — № 4. — С. 2—9.
12. Заседание совместной Коллегии министерств обороны Республики Беларусь и Российской Федерации [Электронный ресурс] // Посольство Республики Беларусь в Российской Федерации. — 29.10.2014. — Режим доступа: <http://www.embassybel.ru/news/7cd55ea328c1.html>. — Дата доступа: 12.11.2014.
13. Информация по проекту Закона Республики Беларусь «О ратификации Соглашения между Правительством Республики Беларусь и Правительством Российской Федерации о реализации Программы военно-технического сотрудничества между Республикой Беларусь и Российской Федерацией до 2020 года» [Электронный ресурс] // Палата представителей Национального собрания Республики Беларусь. — Режим доступа: <http://house.gov.by/index.php/,17696,80203,,,,,,0.html>. — Дата доступа: 17.11.2014.
14. Концепция национальной безопасности Республики Беларусь: [утв. Указом Президента Республики Беларусь от 9 нояб. 2010 г. № 575] [Электронный ресурс] // Министерство внутренних дел Республики Беларусь. — Режим доступа: <http://mvd.gov.by/ru/main.aspx?guid=14961>. — Дата доступа: 11.12.2014.
15. Мальцев, Л. С. Обеспечение национальной безопасности Республики Беларусь как важнейший фактор развития государства в современных условиях. Основные положения новой редакции Концепции национальной безопасности Республики Беларусь / Л. С. Мальцев // Проблемы управления. — 2010. — № 4. — С. 15—22.
16. Об утверждении Военной доктрины Республики Беларусь: Закон Республики Беларусь от 3 янв. 2002 г. № 74-З [Электронный ресурс] // Министерство обороны Республики Беларусь. — Режим доступа: <http://www.mil.by/ru/military_policy/doktrina/>. — Дата доступа: 11.11.2014.
17. Работа на перспективу [Электронный ресурс] // Белорусская военная газета «Во Славу Родины». — Режим доступа: <http://vsr.mil.by/2013/06/04/rabota-na-perspektivu/>. — Дата доступа: 20.12.2014.
18. Россия отключила радар в Азербайджане [Электронный ресурс] // Lenta.ru. — Режим доступа: <http://lenta.ru/news/2012/12/10/gabalinskaya/>. — 10.12.2012. — Дата доступа: 11.01.2015.
19. Сотрудничество с вооруженными силами Российской Федерации [Электронный ресурс] // Министерство обороны Республики Беларусь. — Режим доступа: <http://www.mod.mil.by/ru/military_policy/international/cooperation_RF/>. — Дата доступа: 11.11.2014.
20. Стенограмма пресс-конференции Президента Республики Беларусь Александра Лукашенко для представителей российских региональных СМИ [Электронный ресурс] // Официальный Интернет-портал Президента Республики Беларусь. — Режим доступа: <http://president.gov.by/ru/news_ru/view/stenogramma-press-konferentsii-prezidenta-respubliki-belarus-aleksandra-lukashenko-dlja-predstavitelej-7199/>. — 11.10.2013. — Дата доступа: 16.11.2014.
21. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года: [утв. Указом Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. № 537] [Электронный ресурс] // Совет Безопасности Российской Федерации. — Режим доступа: <http://www.scrf.gov.ru/documents/99.html>. — Дата доступа: 12.03.2015.
22. Тренировка сил ПВО СНГ показала надежность объединенной системы [Электронный ресурс] // Официальный сайт Исполнительного комитета СНГ. —
21.10.2014. — Режим доступа: <http://www.cis.minsk.by/news.php?id=3815>. — Дата доступа: 13.11.2014.
23. Украина отказалась от поставок танков Конго [Электронный ресурс] // Lenta.ru. — 11.11.2014. — Режим доступа: <http://lenta.ru/news/2014/11/11/notanks/>. — Дата доступа: 11.11.2014.
24. Фадеев, А. В. Между Москвой и Минском / А. В. Фадеев // Междунар. жизнь. — 2007. — № 3. — С. 105—114.
25. Чечевишников, А. Л. Феномен Лукашенко и российско-белорусский союз / А. Л. Чечевишников // Междунар. процессы. — 2005. — № 1. — С. 107—112.
26. Here are the 11 U. N. members that voted against a resolution on Ukraine’s unity [Electronic resource] // The Washington Post. — 27.03.2014. — Mode of access: <https://www.washingtonpost.com/news/worldviews/wp/2014/03/27/here-are-the-11-u-n-members-that-voted-against-a-resolution-on-ukraines-unity/>. — Date of access: 19.12.2014.
27. Memorandum on Security Assurances in Connection with Ukraine’s Accession to the Treaty on the Non-Proliferation of Nuclear Weapons [Electronic resource] // United Nations. — Mode of access: <http://www.un.org/en/ga/search/view_doc.asp?symbol=A/49/765>. — Date of access: 19.11.2014.
28. Naujausi įregistruoti teisės aktų projektai [Electronic resource] // Lietuvos Respublikos Seimas. — Mode of access: <http://www3.lrs.lt/pls/inter/w5_show?p_r=4005&p_k=1>. — Date of access: 20.11.2014.
29. Shakleina, T. Russia in the New Distribution of Power / T. Shakleina // Emerging Powers in a Comparative Perspective. The Political and Economic Rise of the BRIC Countries / ed. by V. Nadkarni and N. Noonan. — N. Y.: Bloomsbury, 2013. — P. 163—188.
30. Summit meeting of NATO Heads of State and Government [Electronic resource] // NATO. — Mode of access: <http://www.nato.int/cps/en/natohq/news_112236.htm/>. — Date of access: 19.11.2014.
31. Territorial integrity of Ukraine: UN doc. A/RES/68/262 [Electronic resource] // United Nations. — Mode of access: <http://www.un.org/en/ga/search/view_doc.asp?symbol=A/RES/68/262>. — Date of access: 19.12.2014.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.