журнал международного права и международных отношений 2015 — № 4


международные экономические отношения

Миграционная политика Великобритании как основа возникновения разногласий страны с Европейским союзом

Алексей Данильченко, Наталия Баламут

Автор:
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. — доктор экономических наук, профессор, проректор по учебной работе Белорусского государственного университета
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. — студент специальности «Мировая экономика» факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Давыденко Елена Леонидовна — доктор экономических наук, профессор кафедры международных экономических отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Солодовников Сергей Юрьевич — доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой «Экономика и право» факультета технологий управления и гуманитаризации Белорусского национального технического университета


В статье на основе обобщения статистических данных рассматриваются демографическая ситуация, сложившаяся в Великобритании в настоящее время, и рынок труда страны, анализируются миграционные потоки в период 2005—2015 гг. и определяются основные причины иммиграции. Проводится сравнительный анализ населения Великобритании и иммигрантов по возрастным группам, изучаются государственные расходы на социальную защиту населения и приводятся результаты исследования Университетского колледжа Лондона по вопросу вклада иммигрантов в экономику страны. Определяются причины возникновения разногласий в вопросе миграции, дается характеристика текущего состояния миграционного конфликта Великобритании и Европейского союза и делается прогноз его дальнейшего развития.


На пути к созданию интегрированного сообщества Европейский союз (ЕС) сталкивается с серьезными противоречиями, которые возникают между национальными интересами отдельных стран-участниц и общеевропейскими интересами. Решение данной проблемы затруднено из-за специфики политико-правовой составляющей интеграции в Европейском союзе. Стремление ЕС ускорить процесс создания подлинно единого экономического, правового, образовательного и информационного пространства вызывает неоднозначную реакцию экономистов, политической элиты и общества в целом и способствует активизации конфликтных ситуаций между некоторыми государствами-участниками и самим Европейским союзом. Как никогда остро встает вопрос возможных последствий подобных споров для отдельно взятой страны и мира в целом.

В отношениях Великобритании и Европейского союза всегда существовали проблемы и противоречия, квинтэссенцией которых может стать намеченный на 2017 г. референдум о выходе Великобритании из Европейского союза. В своей речи в 2013 г. премьер-министр Великобритании Д. Кэмерон заявил о том, что консервативное правительство будет добиваться пересмотра отношений Великобритании и Европейского союза, что впоследствии будет вынесено на референдум, а также отметил рост уровня евроскептицизма, который привел к увеличению напряженности отношений Великобритании и Европейского союза [13, p. 9].

Одной из основных причин возникновения разногласий между Великобританией и ЕС является миграционный вопрос.

В русскоязычной литературе миграционной проблеме в Великобритании на современном этапе уделено недостаточно внимания. Наибольший вклад в ее изучение внесли такие ученые и исследователи, как Т. А. Васильева [1], К. В. Каргашина [2], А. А. Нестерова [5] и А. Е. Шапаров [6]. Европейские исследования являются более многочисленными и глубокими по своей сути. Особого внимания заслуживают работы П. Крэйга [8], С. Дугласа-Скотта [11] и Дж. Найта [12].

Составной частью процесса общеевропейской интеграции является выработка государствами — членами Европейского союза общей иммиграционной политики. Проблема заключается в том, что традиционно иммиграционная политика находится в компетенции национального правительства и связана с безопасностью и национальным суверенитетом. Общий иммиграционный режим предполагает согласование задач, целей, приоритетов и масштабов иммиграционной политики стран-участниц [6, c. 113].

В 2012 г. Д. Кэмерон, выступая на ежегодной конференции Конфедерации британской промышленности (The Confederation of British Industry, CBI), заявил, что Великобритании нужен полноценный контроль иммиграции и в качестве меры по его осуществлению он рассматривает введение квот или ограничений на въезд в государство из других европейских стран [3]. С точки зрения Европейского союза, такая политика недопустима, так как Великобритания обязана придерживаться общеевропейской иммиграционной политики [2].

Данные специального исследования, проведенного Евробарометром в 2006 г., показали, что проблема иммиграции вынесена в Великобритании на первый план. Основными причинами были названы конкуренция со стороны иммигрантов за рабочие места, государственные услуги, социальное жилье, образование и здравоохранение. Причем, по мнению респондентов, решаться данная проблема должна была на национальном уровне [6, с. 113]. Это породило противоречие международных обязательств и требований общественности.

В табл. 1 рассмотрена демографическая ситуация, которая сложилась в Великобритании в период 2010—2014 гг. В отличие от таких европейских стран, как, к примеру, Германия, в Великобритании нет проблемы старения населения и естественный прирост населения всегда положительный. Со вступлением Великобритании в Европейский союз значительно увеличился прирост населения и за счет иммигрантов, который периодически по своим объемам превышает естественный. К 2020 г. ожидается увеличение населения до 67 359 640 человек, к 2025 г. — до 69 444 050 человек, а к 2030 г. — до 71 352 687 человек. Учитывая размеры территории страны, рано или поздно может возникнуть вопрос перенаселенности. Уже сейчас в Англии плотность населения составляет 350—400 чел./км2 (в зависимости от региона), в Уэльсе — 150, в Северной Ирландии — 135, в Шотландии — 70 чел./км2 [10]. Для сравнения: плотность населения в Республике Беларусь составляет 45 чел./км2 (по состоянию на 1 января 2016 г.) [7].

Уровни занятости и безработицы на протяжении нескольких лет остаются довольно стабильными. Таким образом, иммигранты не отнимают рабочие места у коренного населения, а, напротив, заполняют именно те ниши, где не хватает рабочих рук (преимущественно работы, не требующие высокой квалификации).

Таблица 1

Демографическая ситуация и ситуация на рынке труда Великобритании

 

2015_4_danilchenkobalamut_t1

И с т о ч н и к: собственная разработка на основании данных Eurostat [9]. 

Миграционные потоки в динамике (2005—2014 гг.) рассмотрены на рис. 1. Чистая миграция в Великобритании с июля 2014 г. по июнь 2015 г. составила 336 тыс. человек, что значительно больше миграции с июля 2013 г. по июнь 2014 г. (254 тыс.). При этом количество иммигрантов в рассматриваемый период составило 636 тыс. (против 574 тыс. годом ранее), в то время как эмигрировали 300 тыс. человек (против 320 тыс.) [10].

 

2015_4_danilchenkobalamut_pic1

Рис. 1. Динамика миграционных потоков в Великобритании, тыс. чел.

И с т о ч н и к: собственная разработка на основании данных Office for National Statistics [10].

Иммиграция в Великобританию граждан стран — членов ЕС (рис. 2) с июля 2014 г. по июнь 2015 г. составила 265 тыс. человек (по сравнению с 223 тыс. годом ранее), что объясняется притоком мигрантов из Болгарии и Румынии. Чистая миграция граждан стран ЕС составила 180 тыс., что тоже больше, чем ранее (138 тыс.). Иммиграция граждан других стран составила 286 тыс. (против 269 тыс. годом ранее). Чистая миграция составила 196 тыс. (157 тыс. годом ранее). Количество граждан Великобритании, проживавших в других странах и вернувшихся в период с июля 2014 г. по июнь 2015 г. в Соединенное Королевство, составило 85 тыс. человек (82 тыс. годом ранее), чистая миграция составила минус 45 тыс. человек (минус 49 тыс. человек годом ранее) [10].

 

2015_4_danilchenkobalamut_pic2

Рис. 2. Состав иммигрантов по их гражданству (по состоянию на июнь 2015 г.)

И с т о ч н и к: собственная разработка на основании данных Office for National Statistics [10].

Сравнительный анализ возрастной структуры населения Великобритании и иммигрантов (табл. 2) показал, что в то время, как само население распределяется по возрастным группам довольно гармонично, среди иммигрантов наблюдается значительный перевес людей в возрасте от 20 до 24 лет (34 % приезжих) и от 25 до 29 лет (21 % приезжих).

Таблица 2

Возрастная структура населения Великобритании и иммигрантов в 2014 г. 

 

2015_4_danilchenkobalamut_t2

И с т о ч н и к: собственная разработка на основании данных Eurostat [9].

Такая ситуация объясняется тем, что наиболее распространенной причиной для иммиграции является работа (рис. 3). В период с июля 2014 г. по июнь 2015 г. по этой причине в страну приехали 294 тыс. мигрантов (241 тыс. годом ранее). 64 % из них (187 тыс.) предварительно уже получили рабочее место, 36 % (107 тыс.) приехали на его поиски [10].

 

2015_4_danilchenkobalamut_pic3

Рис. 3. Причины иммиграции в Великобританию (2005—2014 гг.), тыс. чел.

И с т о ч н и к: собственная разработка на основании данных Office for National Statistics [10].

Многие британцы недовольны тем, что одновременно с ростом количества мигрантов в стране увеличиваются и государственные расходы на социальные нужды (рис. 4). Однако это скорее субъективное мнение. Данный вид расходов стабильно составляет 55—60 % от совокупных государственных расходов, и его объем в денежном эквиваленте не увеличивается исключительно благодаря росту притока мигрантов.

Кроме того, согласно исследованию Университетского колледжа Лондона (UCL), в период с 2001 по 2011 г. мигранты из Восточной Европы заплатили налогов в британский бюджет на 7,9 млрд дол. США больше, чем получили из него. Мигранты из «старого ЕС» (французы, немцы, итальянцы, греки и т. д.) также оказались полезными для британского бюджета — они внесли в него на 24,3 млрд дол. США больше, нежели получили в виде государственных услуг или пособий. Мигранты из-за пределов ЕС тоже внесли положительный вклад, оцениваемый в 8,3 млрд дол. США [см.: 3].

 

2015_4_danilchenkobalamut_pic4

Рис. 4. Государственные расходы на социальную защиту населения в общем объеме государственных расходов, млн евро

И с т о ч н и к: собственная разработка на основании данных Eurostat [9].

Следует отметить, что за последние четыре десятилетия иммиграционная политика Великобритании накопила балласт из многих законов и подзаконных актов, зачастую противоречащих друг другу. Сложность и громоздкость нормативно-правового каркаса иммиграционной политики осложняет правоприменение, создает нишу для многочисленных посредников между мигрантами и органами власти, делает «непрозрачными» принимаемые решения. Все это объективно снижает эффективность осуществления иммиграционной политики.

Эксперты также указывают на устойчивый разрыв между электоральной риторикой и реальными действиями правительства при осуществлении иммиграционной политики. Требованиям ужесточения подходов к иммиграции сопутствует либерализация иммиграционного законодательства, лоббируемая бенефициарами выгод от иммиграции. Ими являются работодатели, использующие дешевую рабочую силу, и этнические сообщества, способные мобилизовать своих членов для поддержки определенных политических сил. Большой вклад в увеличение притока мигрантов привносят суды. Их позиция по вопросам соблюдения прав человека и международных норм по защите беженцев может ограничивать правительственные действия по ужесточению иммиграционного режима.

Можно сделать вывод, что негативное отношение британцев к иммигрантам в настоящее время базируется преимущественно на общественных стереотипах восприятия мигрантов как конкурентов за рабочие места, источник социальной нагрузки и преступности, а не на реальных экономических данных. И если до недавнего времени сторонникам европейской интеграции удавалось одерживать верх над своими оппонентами в Великобритании, используя в качестве главного аргумента вклад иммигрантов в экономику, то сейчас все правительственные аргументы об экономическом вкладе иммигрантов разбиваются о коллективное восприятие.

Дебаты в Великобритании по поводу ограничения иммиграции рассматриваются многими странами Европейского союза (особенно такими странами Центральной и Восточной Европы, как Польша и Румыния) как прямая атака на фундаментальное право свободного передвижения людей и трудового капитала в границах свободного рынка. Одновременно с этим Австрия, Нидерланды, Финляндия и Италия опасаются влияния британского евроскептицизма на решение подобных вопросов их правительствами [13, p. 108].

Миграционная проблема стала причиной возрастания с 2012 г. уровня скептического, негативного отношения среди населения Великобритании к процессам интеграции в рамках Европейского союза. Вместе с тем, согласно опросам, проведенным в начале июня 2015 г. американским исследовательским центром Pew Research Center, более половины британцев (55 %) хотят, чтобы их страна сохранила членство в ЕС [4]. Это, однако, не исключает того, что в связи с резко обострившимся в последнее время кризисом с беженцами и мигрантами в Европе общественное мнение вновь может измениться и более половины подданных Королевства поддержат идею о выходе Великобритании из состава Европейского союза.

Список использованных источников

1. Васильева, Т. А. Миграционная политика, гражданство и статус иностранцев в странах западной демократии: сравнительно-правовое исследование: автореф. дис. ... д-ра юрид. наук: 12.00.02 / Т. А. Васильева; Ин-т государства и права РАН. — М., 2010. — 38 с.
2. Каргашина, К. В. Проблема выхода Великобритании из ЕС: причины и ключевые противоречия / К. В. Каргашина [Электронный ресурс] // VII Международная студенческая электронная научная конференция «Студенческий научный форум 2015». — Режим доступа: <http://www.scienceforum.ru/2015/pdf/14853.pdf>. — Дата доступа: 13.11.2015.
3. Кокшаров, А. Обострение островного синдрома / А. Кокшаров [Электронный ресурс] // Журнал «Эксперт». — 2014. — № 47. — Режим доступа: <http://expert.ru/expert/2014/47/obostrenie-ostrovnogo-sindroma/>. — Дата доступа: 13.11.2015.
4. Красненкова, И. История отношений Великобритании и ЕС. Досье / И. Красненкова [Электронный ресурс] // ТАСС: информационное агентство России. — 08.06.2015. — Режим доступа: <http://tass.ru/info/2027244>. — Дата доступа: 13.11.2015.
5. Нестерова, А. А. Мобильность рабочей силы в Европейском союзе / А. А. Нестерова // Журн. междунар. права и междунар. отношений. — 2012. — № 4. — С. 84—90.
6. Шапаров, А. Е. Иммиграционная политика Великобритании: наследие прошлого — проблемы для будущего / А. Е. Шапаров // Проблемный анализ и государственно-управленческое проектирование. — 2010. — № 6. — С. 104—116.
7. Belarus Population [Electronic resource] // CountryMeters. — Mode of access: <http://countrymeters.info/en/Belarus>. — Date of access: 17.01.2016.
8. Craig, Р. Responsibility, Voice and Exit: Britain Alone? / Р. Craig // Oxford Legal Studies Research Paper. — 2015. — N 22. — 30 p. [Electronic resource] // Social Science Research Network. — Mode of access: <http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=2595292>. — Date of access: 12.11.2015.
9. Database [Electronic resource] // Eurostat. — Mode of access: <http://ec.europa.eu/eurostat/data/database>. — Date of access: 13.11.2015.
10. Datasets and reference tables [Electronic resource] // Office for National Statistics. — Mode of access: <http://www.ons.gov.uk/ons/datasets-and-tables/index.html>. — Date of access: 15.01.2016.
11. Douglas-Scott, S. A UK Exit from the EU: The End of the United Kingdom or a New Constitutional Dawn? / S. Douglas-Scott // Oxford Legal Studies Research Paper. — 2015. — N 25. — 12 p. [Electronic resource] // Social Science Research Network. — Mode of access: <http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=2574405>. — Date of access: 12.11.2015.
12. Knight, J. The Chatham House-YouGov Survey 2012: Hard Choices Ahead. British Attitudes Towards the UK’s International Priorities / J. Knight, R. Niblett, T. Raines // The Royal Institute of International Affairs. — 01.07.2012. — 36 р. [Electronic resource] // Chatham House: International Affairs Think Tank. — Mode of access: <https://www.chathamhouse.org/publications/papers/view/184631>. — Date of access: 17.01.2016.
13. The United Kingdom and the European Union: What would a «Brexit» mean for the EU and other States around the World? / ed. by А. Möller, Т. Oliver // DGAPanalyse. — 2014. — N 16. — 117 р. [Electronic resource] // Deutsche Gesellschaft für Auswärtige Politik e.V. — Mode of access: <https://dgap.org/en/article/getFullPDF/25763>. — Date of access: 12.11.2015.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.