Журнал международного права и международных отношений. 2018. № 3-4 (82-83). С. 42—46.
Journal of International Law and International Relations. 2017. N 3-4 (82-83). P. 42—46.

международные отношения

Становление взаимоотношений урции и Туркменистана (1991—1995 гг.)

Нурбиби Худайбердиева

Автор:
Худайбердиева Нурбиби — аспирант кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Белорусский государственный университет. Адрес: 4, пр. Независимости, Минск, 220030, БЕЛАРУСЬ

Рецензенты:
Русакович Андрей Владимирович — доктор исторических наук, доцент, заведующий кафедрой дипломатической и консульской службы факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Гурин Александр Валерьевич — кандидат исторических наук, доцент, заместитель декана факультета инновационной подготовки Института управленческих кадров Академии управления при Президенте Республики Беларусь

Статья посвящена вопросам установления связей Турции и Туркменистана в 1991—1995 гг. Автором проанализированы условия и особенности формирования отношений между Анкарой и Ашхабадом в первые годы постсоветского периода. В статье также отмечаются ключевые направления сотрудничества стран в начальный период: культура, образование, гуманитарная сфера. Турецкая политика в отношении Туркменистана в первые годы независимости отличалась высоким вовлечением политических, дипломатических кругов, поступательными попытками установить свой непосредственный авторитет, расширить свои возможности в энерготранзитном секторе. Главным механизмом внешней политики Турции в отношении Туркменистана стала культурная дипломатия, которая имела реальные перспективы. Туркменистан видел в лице Турции важного политического, торгово-экономического и гуманитарного партнера.

Ключевые слова: внешняя политика; дипломатия; Международная организация по совместному развитию тюркской культуры и искусства; Турецкое агентство международного сотрудничества и развития; Туркменистан; Турция.


«Formation of Relations between Turkey and Turkmenistan (1991—1995)» (Nurbibi Khudayberdiyeva)

The article is devoted to issues of establishing relations between Turkey and Turkmenistan in 1991—1995. The author analyzes conditions and peculiarities of the formation of relations between Ankara and Ashgabat in the first years of the post-Soviet period. Key areas of cooperation between the countries in the initial period are also covered in the article: culture, education, humanitarian sphere. The Turkish policy towards Turkmenistan in the first years of independence was marked by the high involvement of political and diplomatic circles, staged attempts to establish its direct authority and expand its capabilities in the energy transit sector. Cultural diplomacy became the main mechanism of the Turkish foreign policy towards Turkmenistan, which had real prospects. Turkmenistan saw Turkey as an important political, trade-economic and humanitarian partner.

Keywords: diplomacy; foreign policy; International Organization for the Joint Development of Turkic Culture and Art; Turkish International Cooperation and Development Agency; Turkey; Turkmenistan.

Author:
Khudayberdiyeva Nurbibi — post-graduate student of the Department of International Relations of the Faculty of International Relations, Belarusian State University, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Belarusian State University. Address: 4, Nezavisimosti ave., Minsk, 220030, BELARUS


Формирование региональной системы международных отношений в Центральной Азии с участием бывших советских республик вызвало интерес как мировых, так и региональных держав. Заинтересованность данным регионом была обусловлена несколькими факторами. Во-первых, Центральная Азия исторически являлась центром пересечения важных транзитных путей из Европы в Азию. Во-вторых, в странах региона сосредоточены внушительные запасы природных ресурсов. В-третьих, в новых условиях регион стал привлекательным с точки зрения расширения торгово-экономических отношений.

Особое значение данный регион имеет для Турции. Находясь в географической близости и обладая важным преимуществом, заключавшимся в общем историческом прошлом центрально-азиатских стран, Анкара спешила воспользоваться предоставленным шансом для укрепления своих позиций. Особенно тесные взаимосвязи были установлены с Туркменистаном. В условиях расширения торгово-экономических и гуманитарных контактов между странами начался рост популярности изучения особенностей выстраивания туркмено-турецких отношений в постсоветский период.

Отдельным вопросам формирования туркмено-турецких отношений посвящены труды таких российских авторов, как Е. Ф. Парубочая [4], Г. З. Рахмуллина [6], И. А. Свистунова [7]. Однако указанная проблема рассматривается в трудах зарубежных исследователей фрагментарно. Существующие пробелы в вопросах формирования туркмено-турецких отношений затрагивают такие важные вопросы, как условия становления и развития двусторонних отношений, договорно-правовую базу по торгово-экономическим и культурным вопросам.

Цель статьи — исследование особенностей, в которых формировались туркмено-турецкие отношения, основных направлений сотрудничества Туркменистана и Турции в первые годы постсоветского периода.

Распад Советского Союза привел к появлению в регионе Центральной Азии временного геополитического вакуума. Каждая из стран региона обладала разными экономическими и политическими возможностями, которые определили заинтересованность региональных и мировых лидеров в развитии с ними многоформатных связей в будущем. Именно Турция, понимая геополитическое, экономическое и транзитное значение региона, одной из первых включилась в борьбу за влияние в Центральной Азии. Географическая близость, общие история, язык и культура содействовали установлению взаимоотношений Анкары с бывшими азиатскими республиками Советского Союза.

Следует отметить, что геополитическое положение, крупные месторождения энергоресурсов, комплекс исторических, культурных и религиозных факторов Туркменистана с первых дней формирования туркменского внешнеполитического вектора определили формат сотрудничества Анкары и Ашхабада. В свою очередь, Анкара в постсоветский период имела привлекательный образ «турецкой модели» развития (наличие в государстве мусульманского населения с прочной исламской традицией, государственное управление, основанное на светской политической системе с элементами западной демократии) [10, c. 84]. В 1991—1992 гг. туркменское руководство во главе с С. Ниязовым остро нуждалось в качественных переменах не только в политической жизни страны, а также в духовной и социальной сферах. Комплекс национальных традиций оказал глубокое влияние на расширение контактов с региональными державами. Для туркменской политической элиты стала очевидной необходимость установить тесные контакты с Турцией.

Для расширения влияния в регионе Анкара активно использовала исторические связи, в частности фактор тюркского единства. Главным идеологом и вдохновителем тюркского единства, по мнению российского исследователя Г. З. Рахимуллиной, в постсоветский период стала Турция. В рамках данного направления турецким руководством была выдвинута инициатива создания наднационального тюркского единого политико-экономического пространства. Как отметила Г. З. Рахимуллина, инициатива включала в себя «формирование общего рынка, единой региональной энергосистемы и системы транспортировки энергоресурсов, а также определение общего языка для тюркских государств» [6, с. 139].

Первый визит туркменского руководства во главе с С. Ниязовым в Турцию состоялся уже в декабре 1991 г. В ходе данного визита был подписан Протокол о сотрудничестве стран в вопросах образования. Принятый протокол предусматривал совместное планирование и координацию деятальности министерств образования Турции и Туркменистана. С этой целью был создан Постоянный комитет, под руководством которого поочередно в Анкаре и Ашхабаде проходили встречи делегаций обеих стран в целях формирования связей в области образования [14, p. 23].

Кроме того, протоколом предусматривались оказание помощи турецкой стороной туркменской в переходе с кириллицы на латиницу, подготовке и издании учебников, а также обмен опытом в области образования [15, p. 26]. Подписание данного документа имело особое значение для туркменского народа. В новых условиях формирования национальной политической элиты и интеллигенции помощь в образовательной сфере со стороны турецких организаций имела большое значение для Туркменистана. Этот шаг позволил туркменским учреждениям познакомиться с совершенно новой системой координации и проведения учебного процесса.

3 февраля 1992 г. между Турцией и Туркменистаном был подписан второй Протокол о сотрудничестве, направленный на двустороннее развитие сотрудничества в сфере культуры, образования, науки, информации, спорта, расширение контактов между общественными организациями, творческими союзами, ассоциациями и фондами [16, p. 29].

Протокол предусматривал создание в течение 1993—1994 гг. сети турецких школ. Для реализации данной цели предусматривалось предоставление Анкарой помощи в образовательных кадрах. Протоколом признавалась эквивалентность документов об образовании обеих стран, ученых степенях и званиях [16, p. 29].

29 февраля 1992 г. были установлены дипломатические отношения между двумя странами. В марте 1992 г. состоялся визит министра иностранных дел Турции Х. Четина в Туркменистан. Итогом визита турецкого дипломатического корпуса стало открытие посольства Турции в Ашхабаде [10, с. 84].

В 1992 г. Турция направила свои усилия на установление влияния в регионе Центральной Азии. Для координации, расширения контактов, оказания помощи странам постсоветского пространства было создано новое ведомство — Турецкое агентство международного сотрудничества и развития (ТИКА) [11, с. 39]. В рамках ТИКА планировалось создание турецкой зоны влияния на территории тюркских народов путем формирования и расширения образовательных и культурных контактов.

Как в рамках ТИКА, так и в рамках МИД и руководства Турции на протяжении 1992 г. Анкара оказывала поддержку, в частности способствовала вступлению Туркменистана в Организацию экономического сотрудничества (ОЭС), Организацию Исламская конференция (ОИК), Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ). Кроме этого, для преодоления постсоветского кризиса Турция оказывала разностороннюю помощь Туркменистану как гуманитарного, так и экономического и технического характера.

В новых условиях туркменское руководство приняло решение о необходимости разработать программу государственного развития, которая была принятая в 1992 г. и получила название «10 лет стабильности». Программа включала в себя комплекс реформ, направленных на сохранение планового управления хозяйством при либерализации экономики. При этом сохранились прямое государственное управление и регулирование экономики [2, с. 34]. Реализация данной программы должна была осуществляться в контексте происходящих перемен в туркмено-турецких отношениях. Ашхабад рассчитывал на установление тесных контактов с турецкой стороной для выполнения поставленных целей.

Первый визит турецкого премьер-министра С. Демиреля в Туркменистан состоялся в апреле—мае 1992 г. В итоге был достигнут ряд договоренностей, в том числе в инвестиционном и торгово-экономическом сотрудничестве стран. Представители Турции уделяли большое внимание необходимости расширить контакты в области образования и культуры, в том числе открыть совместные школы на территории Туркменистана [см.: 7].

Кроме визитов турецкого премьер-министра в Туркменистан и другие страны Центральной Азии весной 1992 г. серию визитов в государства Центральной Азии нанес министр иностранных дел Турции Х. Четин. Целью визитов турецкого дипломата стало укрепление влияния Анкары на государственные дела центрально-азиатских стран. В частности, турецкая сторона выдвигала несколько предложений. В большей степени предложения касались предоставления Турции возможности быть посредником между Туркменистаном и третьей страной, а также представления туркменскому руководству своего варианта проекта национальной конституции для Ашхабада. Для туркменского руководства данные предложения были неприемлемы. По этой причине у туркменской политической элиты сложилось негативное представлене к позиции Турции в отношении стран региона [9, с. 69].

Конституция Туркменистана была принята 18 мая 1992 г. В соответствии с Основным Законом страны основами конституционного строя стали президентализм, светскость, нейтралитет, статус туркменского языка как государственного, рыночная экономика, разделение властей, ряд прав человека, суверенитет народа, статус Ашхабада как столицы страны. Принятым документом была сформирована эффективная система власти, включающая: президентскую власть, законодательную власть — Меджлис (парламент), местную представительную власть (халк маслахаты), исполнительную власть на местах, осуществляемую хякимами, и систему местного самоуправления (Генгеши) [1].

Еще одним важным механизмом сотрудничества Турции и Туркменистана стала Международная организация по совместному развитию тюркской культуры и искусства (ТЮРКСКОЙ). Во время заседания министров культуры Азербайджана, Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана, Туркменистана и Турции в 1993 г. было принято решение о создании и основных принципах функционирования ТЮРКСКОЙ.

Подписание 23 апреля 1993 г. между Правительством Туркменистана и Правительством Турецкой Республики Соглашения в области образования, науки, культуры и спорта укрепило гуманитарные связи стран. Новая договоренность расширила направления и формы сотрудничества в гуманитарном секторе. Соглашением планировалось расширение контактов в области культуры, образования, науки, информации и спорта [15, p. 26].

Документом также были определены направления по ознакомлению с культурой и культурными ценностями стран, доступу к библиотечным, архивным и музейным фондам. Также стороны договорились о расширении контактов между молодежными организациями, творческими коллективами, научными работниками [15, p. 26].

Таким образом, уже в первой половине 1990-х гг. основным направлением сотрудничества Турции и Туркменистана стал гуманитарный сектор. В частности, в 1994 г. было достигнуто еще два соглашения в этом направлении. 10 февраля 1994 г. между министерствами образования Туркменистана и Турции был подписан Протокол о сотрудничестве, предусматривающий формирование связей по обмену студентов и обучению туркменских студентов [12, p. 15]. Целью данного направления взаимодействия стало обучение и поддержка туркменских специалистов, изучающих турецкий язык, культуру. 6 июня 1994 г. между Анкарой и Ашхабадом был подписан Протокол, определивший степень турецкой помощи в переходе на латиницу [13, p. 17].

В рамках достигнутых договоренностей в 1994 г. в Ашхабаде был открыт Международный туркмено-турецкий университет, который стал крупнейшим ВУЗом Туркменистана. Целью учебного заведения стало налаживание связей в области образования, развития общей идеологии, партнерства между молодежью двух стран. В ВУЗе было организовано три факультета: педагогический, инженерный, международного бизнеса [3].

В рамках работы ВУЗа организованы научные центры — Центр по изучению эпохи Великого Возрождения, Центр по изучению и распространению туркмено-турецкой культуры, Технология текстильных продуктов и компьютерной технологии, Информатика и изучение мирового опыта. Целью центров стало развитие интеграции научных работников и студентов Туркменистана и Турции [3].

Как главный посредник западных стран Турция стала инициатором многостороннего сотрудничества Туркменистана в рамках программы НАТО «Партнерство ради мира». Белорусский историк Р. Турарбекова по этому поводу отметила следующее: «Турция сыграла важную роль в присоединении республик Центральной Азии к программе НАТО "Партнерство ради мира"» [11, с. 35]. Для Анкары участие Ашхабада в рамках данного партнерства имело стратегическое значение. Активность Турции в этом вопросе определялась желанием одновременно усилить свой авторитет у западных стран и Туркменистана.

Однако первый период формирования турецко-туркменских отношений был омрачен разными взглядами политических элит стран на формирование и развитие контактов. Более того, стремление Турции стать стратегическим партнером Туркменистана привело к сокращению связей.

Сложные отношения с Российской Федерацией, стремление западных корпораций проникнуть на энергетический рынок Туркменистана, геополитические притязания и соперничество Турции и Ирана, а также обострение угроз региональной безопасности, которые были связаны с исламским фундаментализмом, терроризмом, экстремизмом, незаконным оборотом наркотиков, привели к тому, что туркменское руководство приняло решение стать нейтральным государством. Уже в первой половине 1990-х гг. руководство Туркменистана начало оформление своего нейтрального статуса.

На заседании Движения неприсоединения в г. Картахена в октябре 1995 г. нейтралитет Туркменистана был поддержан странами — членами данной организации. 12 декабря 1995 г. на заседании Генеральной Ассамблеи ООН была принята резолюция № 50/80A «Постоянный нейтралитет», которая была поддержана 185 странами — членами организации. Как отметил российский исследователь Д. В. Скрипучий, «власти страны обращали внимание на то, что принятое решение стало воплощением национальных традиций туркмен, отличавшихся миролюбием и приверженностью принципам добрососедства во все времена» [8, c. 60—61].

Турция, как и большинство других стран, поддержала принятие резолюции № 50/80A, которая кроме придания статуса постоянного нейтралитета Туркменистана также призывала другие государства — члены ООН «уважать и поддерживать статус Туркменистана, уважая также его независимость, суверенитет и территориальную целостность» [5].

Турецкая политика в отношении Туркменистана в первые годы независимости отличалась высоким вовлечением политических, дипломатических кругов, поступательными попытками установить свой непосредственный авторитет, расширить свои возможности в энерготранзитном секторе. Однако условия развития центрально-азиатской республики не позволяли расширить потенциал двусторонних отношений с превалирующей ролью в них Анкары, что стало очевидно уже в 1992 г. Главным механизмом внешней политики Турции в отношении Туркменистана стала культурная дипломатия, которая имела реальные перспективы. Заложенная в первой половине 1990-х гг. нормативная правовая база определила формы сотрудничества, направления взаимодействия стран в гуманитарном секторе. Туркменистан видел в лице Турции важного политического, торгово-экономического и гуманитарного партнера. Однако сложности, с которыми сталкивались бывшие республики Советского Союза в первые годы независимости, не позволили Анкаре и Ашхабаду сформировать необходимый базис сотрудничества.

Список использованных источников

1. Имамкулиева, И. Конституция Туркменистана — основа демократического развития страны / И. Имамкулиева [Электронный ресурс] // Turkmenistan. Золотой век. — Режим доступа: <http://www.turkmenistan.gov.tm/?id=1412>. — Дата доступа: 08.06.2017.
2. Кузьмина, Е. М. Экономическое развитие стран Центральной Азии / Е. М. Кузьмина. — М.: Ин-т экономики РАН, 2010. — 54 с.
3. Международный туркмено-турецкий университет [Электронный ресурс] // Академия наук Туркменистана. — Режим доступа: <http://science.gov.tm/organisations/ttu/>. — Дата доступа: 08.06.2017.
4. Парубочая, Е. Ф. Саммиты тюркоязычных государств (1992—2001 гг.): реальная платформа для сближения? / Е. Ф. Парубочая // Вестн. Волгоград. гос. ун-та. Сер. 4: История. Регионоведение. Международные отношения. — 2011. — № 1 (19). — С. 113—120.
5. Постоянный нейтралитет Туркменистана: док. ООН A/RES/50/80A [Электронный ресурс] // Организация Объединенных Наций. — Режим доступа: <http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=A/RES/50/80> — Дата доступа: 07.06.2017.
6. Рахимуллина, Г. З. Тюркский фактор в процессе интеграции стран Центральной Азии / Г. З. Рахимуллина // Каспийский регион: политика, экономика, культура. — 2010. — № 4 (25). — С. 138—144.
7. Свистунова, И. А. Турция — Туркменистан. «Два государства — один народ» / И. А. Свистунова [Электронный ресурс] // ЦентрАзия. — Режим доступа: <http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1307512620>. — Дата доступа: 07.06.2017.
8. Скрипучий, Д. В. Туркменский нейтралитет: внутригосударственное строительство и геополитический проект / Д. В. Скрипучий // Актуальные вопросы современной науки. — 2013. — № 25. — C. 60—72.
9. Троицкий, Е. Ф. Внешняя политика Туркменистана в 1992—2006 гг.: от нейтралитета к самоизоляции / Е. Ф. Троицкий // Вестн. Томск. гос. ун-та. История. — 2014. — № 4. — С. 67—71.
10. Троицкий, Е. Ф. Политика Турции в Центральной Азии (1992—2000 гг.) / Е. Ф. Троицкий // Вестн. Томск. гос. ун-та. — 2009. — № 238. — С. 84—88.
11. Турарбекова, Р. М. Особенности внешней политики Турции в отношении постсоветских стран / Р. М. Турарбекова // Беларус. думка. — 2012. — № 4. — С. 34—39.
12. Türkiye Milli Eğitim ve Türkmenistan Bilim Bakanlıkları Arasında İşbirliği Protokolü — Şubat 1994 — Ankara // Türkiye cumhuriyeti makamlari ile Türkmenistan makamlari arasinda yapilan protocol ve anlaşmalar. — Aşkabat: Eğtim Müşavirliği, 2013. — P. 15—17.
13. Türkiye Milli Eğitim Bakanlığı ve Türkmenistan Devlet «Senet» Birleşiği Başkanlığı Arasında İşbirliği Protokolü — 6 Haziran 1994 — Ankara // Ibid. — P. 17—21.
14. Türkiye ve Türkmenistan Milli Eğitim Bakanlıkları (1991) // Ibid. — P. 23—25.
15. Türkmenistan Cumhuriyeti Hükümeti ile Türkiye Cumhuriyeti Hükümeti (23 nisan 1992) // Ibid. — P. 26—28.
16. Türkmenistan ve Türkiye Milli Eğitim Bakanlıktan (3 şubat 1992) // Ibid. — P. 29—31.

Статья поступила в редакцию в декабре 2017 г.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.