Журнал международного права и международных отношений. 2018. № 3-4 (86-87). С. 88—98.
Journal of International Law and International Relations. 2018. N 3-4 (86-87). P. 88—98.

международные экономические отношения

Анализ субъектов туристического рынка Беларуси с точки зрения развития инклюзивного туризма

Наталья Борисенко-Клепач

Автор:
Борисенко-Клепач Наталья Михайловна — аспирант кафедры международных экономических отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Белорусский государственный университет. Адрес: 4, пр. Независимости, Минск, 220030, БЕЛАРУСЬ

Рецензенты:
Юрова Наталья Вячеславовна — кандидат экономических наук, доцент, заведующий кафедрой международных экономических отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Курадовец Аркадий Иосифович — кандидат экономических наук, доцент кафедры международного бизнеса факультета международных экономических отношений Белорусского государственного экономического университета

В статье рассмотрены результаты первого в Беларуси исследования, направленного на анализ готовности отечественного туристического рынка к развитию инклюзивного туризма. Проанализированы зарубежные и отечественные подходы к пониманию инклюзивного туризма, предложено его авторское определение. Автор описывает методику проведенного исследования и приводит основные результаты, среди которых информация о степени осведомленности субъектов туристического рынка Беларуси об инклюзивном туризме, доступности объектов для людей с особыми потребностями, готовности туристических объектов работать с целевым сегментом инклюзивного туризма, в том числе инвестировать средства в адаптацию инфраструктуры. Рассмотрены основные барьеры с точки зрения представителей сферы туризма на пути к повышению инклюзивности инфраструктуры и услуг и необходимые изменения. На основе проведенного исследования автор предлагает комплекс мероприятий, направленных на стимулирование развития инклюзивного туризма в Беларуси, охватывающих правовой, социально-экономический и информационный блоки.

Ключевые слова: Беларусь; инклюзивные подходы; инклюзивный туризм; люди с инвалидностью; сегмент; туристический рынок.


«Analysis of the Subjects of the Belarusian Tourist Market from the Point of the Development of Inclusive Tourism» (Natallia Barysenka)

The article deals with the results of the first research in Belarus aimed at analysing the readiness of the domestic tourism market for the development of inclusive tourism. The article analyses foreign and domestic approaches to the understanding of inclusive tourism, at the same time offers the author’s definition. The author also describes the methodology of the research and provides the main results, including information about the degree of the subjects’ awareness of the Belorusian tourist market about inclusive tourism, the availability of facilities for people with special needs, the readiness of tourism sites to work with the target segment of inclusive tourism, including investment in infrastructure adaptation. The main barriers from the point of view of representatives of the tourism sector on the way to increase the inclusiveness of infrastructure and services and the necessary changes are considered. On the basis of the research the author proposes a set of measures aimed at stimulating the development of inclusive tourism in Belarus, covering the legal, socio-economic and informational blocks.

Keywords: Belarus; inclusive approaches; inclusive tourism; persons with disabilities; segment; tourist market.

Author:
Barysenka Natallia — post-graduate student of the Department of International Economic Relations of the Faculty of International Relations, Belarusian State University, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Belarusian State University. Address: 4, Nezavisimosti ave., Minsk, 220030, BELARUS


За последние десятилетия в структуре современного международного рынка туристических услуг имели место определенные качественные изменения, которые были вызваны появлением как новых видов туристических услуг, так и новых сегментов потенциальных потребителей. Одним из таких качественных изменений выступает внедрение инклюзивных подходов в функционирование туристического рынка.

В странах, аккумулирующих основные турпотоки, таких как США, страны ЕС, уже более двух десятилетий развивается инклюзивный туризм, направленный на предоставление туристических услуг людям, имеющим особые потребности (людям пожилого возраста, людям с инвалидностью, родителям с маленькими детьми и т. д.). Однако в Беларуси в настоящее время можно говорить лишь о начальной стадии развития инклюзивного туризма. Его развитие требует качественных изменений в сфере туризма (правовых, инфраструктурных, информационных и пр.).

В зарубежной практике уже накоплен определенный опыт исследований региональных и национальных туристических рынков с точки зрения наличия спроса на инклюзивные туристические услуги и соответствующего предложения со стороны туристической отрасли. Подобные исследования проводились на национальном уровне в Австралии [20], США [27], Германии [28], Великобритании [31], а также на уровне Европейского союза как регионального объединения. Так, в 2015 г. Европейская комиссия опубликовала отчет «Исследование и оценка предложения услуг в сфере инклюзивного туризма в Европе» [26]. В данном документе проанализирована структура предложения инклюзивных туристических услуг в ЕС, выявлена специфика данных поставщиков, рассмотрены особенности предоставления информации о доступности туристических объектов, проиллюстрировано географическое распределение поставщиков инклюзивных туристических услуг в границах ЕС.

В отчете «Экономический эффект и тенденции в сфере инклюзивного туризма в Европе» [24], проведенном рядом европейских университетов и исследовательских компаний по запросу Европейской комиссии, особое внимание уделяется исследованию потенциальных потребителей инклюзивных туристических услуг (проведен анализ их половозрастной структуры, специфики потребностей, мотивов путешествий, предыдущего опыта поездок). В отчете представлена оценка экономического вклада инклюзивного туризма в развитие туристического рынка ЕС, а также рассмотрены три сценария роста туристического рынка под влиянием растущего спроса на инклюзивные туристические услуги и возможных качественных изменений со стороны предложения.

Исследования рынка инклюзивных туристических услуг на национальном уровне в Великобритании осуществляет национальная туристическая администрация VisitBritain [31]. В них подчеркивается существенный экономический вклад инклюзивного туризма в развитие въездного и внутреннего туризма, а также рассматривается динамика основных экономических показателей, характеризующих рынок инклюзивного туризма в Великобритании. В Германии исследование спроса и предложения инклюзивных туристических услуг было проведено Министерством экономики и технологий в 2004 г. [28]. Аналогичные исследования проводились в США в 2002 и 2005 гг. организацией Mandala Research и в 2015 г. Open Doors Organization [27].

Следует подчеркнуть, что в Беларуси ранее не проводились подобные исследования. В целом вопросы развития туристического рынка Беларуси рассматриваются в работах значительного числа отечественных авторов, среди которых Л. М. Гайдукевич [3; 14], И. И. Пирожник [11], Д. Г. Решетников, М. В. Боровко, А. И. Тарасёнок [12], П. О. Сороко [13] и др. Однако развитие инклюзивного туризма до сих пор не охвачено белорусскими исследователями в должной мере.

В первую очередь при анализе развития инклюзивного туризма в Беларуси необходимо обратить внимание на тот факт, что в нашей стране на сегодняшний день инклюзивный туризм не имеет широкого распространения. Как следствие, субъектами туристического рынка не накоплен соответствующий опыт работы, который позволил бы осуществить оценку экономического вклада инклюзивного туризма в развитие туристического рынка страны. Следовательно, на данном этапе развития целесообразно проанализировать степень осведомленности субъектов белорусского туристического рынка об инклюзивном туризме и готовность развивать это направление.

В связи с этим кафедрой международного туризма факультета международных отношений Белорусского государственного университета в 2017 г. было проведено первое исследование туристического рынка Беларуси в целях изучения степени его готовности к внедрению инклюзивных подходов. Необходимость подобного исследования обоснована тем, что отсутствие фактических данных об актуальной ситуации на рынке делает невозможной разработку адекватного комплекса мер, которые бы способствовали более широкому внедрению инклюзивных подходов в сфере туризма. Поэтому в рамках исследования было запланировано собрать сведения об опыте работы белорусских туристических организаций с целевым сегментом инклюзивного туризма, об уровне их заинтересованности в привлечении новых сегментов потребителей, а также о наиболее существенных барьерах, сдерживающих развитие инклюзивного туризма в Беларуси.

Целью данной статьи является анализ туристического рынка Беларуси с точки зрения перспектив развития инклюзивного туризма, основанный на результатах упомянутого выше исследования, и предложение комплекса мероприятий, направленных на стимулирование развития инклюзивного туризма в нашей стране.

Объектом исследования выступал белорусский рынок туристических услуг в виде различных экономических субъектов, таких как туристические компании, отели, санатории, музеи, информационные центры, субъекты агроэкотуризма, объекты питания и т. д. Предметом данного исследования выступала степень готовности субъектов туристического рынка Беларуси к внедрению инклюзивных подходов в свою деятельность. Данное исследование было призвано решить следующие задачи:

1) оценить осведомленность поставщиков туристических услуг об инклюзивном туризме и его целевой аудитории;

2) выявить наличие у субъектов туристического бизнеса опыта работы с людьми с особыми потребностями и необходимой для этого инфраструктуры;

3) дать оценку заинтересованности турбизнеса в развитии инклюзивного туризма;

4) определить основные барьеры, которые препятствуют развитию данного направления в Беларуси;

5) оценить готовность субъектов туризма улучшать доступность своих услуг, а также предложить необходимые меры на государственном уровне, которые бы этому способствовали [2, с. 9].

При разработке концепции исследования в первую очередь был изучен зарубежный опыт исследований рынка инклюзивного туризма, были обобщены существующие практики сбора первичной информации. Основным методом сбора данных в рамках исследования выступил онлайн-опрос. Анкета, предложенная респондентам, состояла из 13 вопросов, объединенных в четыре тематических блока, направленных:

— оценку осведомленности об инклюзивном туризме и его целевой аудитории;

— выявление наличия опыта работы с клиентами с особыми потребностями и необходимой инфраструктуры;

— оценку заинтересованности в использовании инклюзивных подходов на своем объекте;

— на выявление барьеров, препятствующих развитию инклюзивного туризма, и необходимых изменений, которые бы способствовали более широкому внедрению инклюзивных подходов на белорусском туристическом
рынке.

Первичным этапом проведения исследования выступал сбор данных об объектах туризма, представители которых могли бы выступить потенциальными респондентами. Выбор объектов для рассылки писем определялся спецификой онлайн-исследования: необходимым условием для отправки писем было наличие у объекта действующего адреса электронной почты. В связи с этим из рассылки были исключены объекты, на сайтах которых не была размещена информация об адресах электронной почты. Непосредственный сбор и анализ ответов проходил в период с июня по сентябрь 2017 г. Всего электронной формой информирования были охвачены более 1000 респондентов.

В контексте анализа полученных результатов представляется актуальным рассмотреть, прежде всего, подходы к определению понятия «инклюзивный туризм». Это обусловлено тем, что в работах зарубежных, российских и белорусских авторов встречается различное трактование данного термина.

В зарубежной практике можно выделить три основных подхода. Первый подход предложен австралийскими учеными С. Дарси и Т. Диксоном [23]. Они используют термин «доступный туризм» (accessible tourism), а не «инклюзивный туризм» и в его определении подчеркивают охват максимально широкой целевой аудитории в качестве потенциальных пользователей инклюзивных туристических услуг, указывают на необходимость кооперации и сотрудничества различных игроков туристического рынка для достижения инклюзивности услуг, а также предлагают механизм создания инклюзивного предложения на рынке, т. е. универсальных туристических продуктов, услуг и среды. Аналогичный подход в определении инклюзивного туризма применяют такие авторы, как Э. Микопоулоу, В. Эйхорн [17], Дж. Боутелл [19], С. Дарси, Б. Кэмерон, Ш. Пегг [22] и др.

В рамках второго подхода (авторы Л. Морелли, М. Нокко, А. Петрилло, С. Столфи [18]) предлагается использовать термин «туризм для всех», основанный на философии универсального дизайна, через его инфраструктурное наполнение. Таким образом, подразумевается доступность среды обитания человека для всех людей без исключения.

Третий подход к определению инклюзивного туризма был выдвинут американским исследователем С. Рейнсом [30], который обосновывает, что термин «доступный туризм» (accessible tourism) в первую очередь затрагивает вопросы физической доступности объектов, в то время как термин «инклюзивный туризм» (inclusive tourism) определяет доступность в широком понимании, в том числе подготовленность персонала, универсализацию оказания услуг и т. д. Данный подход основан на трактовании термина «инклюзия» как «вовлечение» либо «включение» всех потенциальных участников в процесс потребления туристических продуктов и услуг. Данный подход разделяют также Р. Коэн [21], Л. Ван Хорн, Х. Изола [32].

В русскоязычном исследовательском поле изучением инклюзивного туризма занимаются А. Д. Бавельский, Г. И. Зорина, А. А. Ручин [1], Н. А. Зайцева, Д. Б. Шуравина [5], К. А. Ионицкая [6], Ю. А. Киреева [7], Н. В. Маньшина [8], Ю. Ф. Педосюк [10] и др. Данные авторы используют такие термины, как «безбарьерный туризм», «доступный туризм», «инклюзивный туризм». Анализ подходов российских исследователей позволяет сделать вывод о том, что предложенные ими определения в основном базируются на правовом подходе, который подразумевает равенство права на отдых и туризм для всех людей без исключения. Вторым важным параметром является физическая доступность туристической инфраструктуры. Подобное рассмотрение инклюзивного туризма представляется достаточно узким, поскольку доступность туристических услуг подразумевает не только физическую, но и информационную доступность, инфраструктурные изменения, изменения менталитета общества и т. п.

Среди белорусских исследователей можно выделить таких авторов, как Н. А. Лазовская, В. А. Клицунова, Л. В. Скрадаль [15]. Так, Н. А. Лазовская в основном рассматривает доступность туристических объектов с точки зрения универсального дизайна городских пространств, а также конкретных зданий или объектов [15, с. 22]. В. А. Клицунова описывает подходы к созданию туристических продуктов с учетом нужд людей с инвалидностью, среди которых ключевым является интерпретация природного и культурного наследия [15, с. 52]. Л. В. Скрадаль предлагает практические рекомендации по организации экскурсионного обслуживания людей с проблемами зрения, слуха, а также когнитивными проблемами [15, с. 41]. Данные авторы не акцентируют внимание на вопросах терминологии, используют понятия как «туризм, доступный для всех», так и «безбарьерный туризм», не рассматривая их с методологической точки зрения. В целом анализ имеющихся теоретических и практических наработок в области инклюзивного туризма в Беларуси показал, что в нашей стране отсутствуют значимые исследования в данной области, поэтому практически не разработан понятийный аппарат и не исследованы его структурные составляющие. Белорусские исследователи в первую очередь делают акцент на инфраструктурной составляющей инклюзивного туризма, оставляя без внимания его социально-экономические параметры, в то время как инклюзивный туризм требует более глубокого рассмотрения.

Проанализировав существующие зарубежные и русскоязычные теоретико-методологические аспекты исследований инклюзивного туризма, предлагаем говорить об инклюзивном развитии туризма, под которым следует понимать концепцию устойчивого функционирования и развития международного рынка туристических услуг, предполагающую вовлечение в планирование, производство и потребление туристического продукта всех людей независимо от наличия у них каких-либо особых потребностей в доступности (постоянного или временного характера), включая ее мобильную, визуальную, слуховую и когнитивную составляющие, что достигается применением универсальных подходов при создании и функционировании туристических продуктов, услуг и инфраструктуры. В данном определении подчеркивается тот факт, что для обеспечения инклюзивности развития туризма необходимо предоставить не только равную возможность потребления созданного турпродукта для всех, но и возможность участия всех людей без исключения в процессе планирования и производства турпродукта. Это отражает как правовую составляющую инклюзивного туризма, а именно равность прав, так и равность людей с точки зрения их экономической активности и трудоустройства. В данном контексте инклюзивный туризм как таковой подразумевает обеспечение доступности туристических продуктов и услуг для всех потенциальных потребителей. Необходимо обратить внимание, что первоочередными потенциальными потребителями инклюзивных туристических услуг являются пожилые люди, люди с инвалидностью, люди с временными проблемами здоровья, родители с маленькими детьми, беременные женщины, люди нестандартных размеров и роста, люди с аллергией или пищевой непереносимостью, люди, не владеющие иностранным языком (которые сталкиваются с языковым барьером во время путешествия).

Инклюзивный туризм играет всевозрастающую роль в структуре международного рынка туристических услуг. Российские исследователи Н. А. Зайцева и Д. Б. Шуравина приводят данные о том, что на сегодняшний день около 8 % всех мировых туристических потоков приходится на инклюзивные путешествия [5, с. 62]. Н. В. Маньшина утверждает, что доля инклюзивного туризма в структуре мировых турпотоков составляет 7 %, тогда как в Европе данный показатель достигает 11 % [8].

Европейская комиссия рассматривает инклюзивный туризм как одно из направлений диверсификации туристического продукта ЕС в целях повышения его конкурентоспособности [25]. В 2012—2015 гг. Еврокомиссией был инициирован ряд исследований рынка инклюзивного туризма, о которых упоминалось выше. Результаты исследований показали, что в 2012 г. на инклюзивный туризм приходилось 9,2 % всего туристического предложения ЕС. При этом спрос на инклюзивные туруслуги оценивался в 37 % от общего спроса на европейском туристическом рынке. Это позволяет говорить о том, что разрыв между существующим спросом и предложением в сфере инклюзивного туризма в ЕС составляет 27,8 % [26]. Несмотря на недостаток необходимой информации, инфраструктуры и услуг, туристы с особыми потребностями в 2012 г. совершили 783 млн путешествий в границах ЕС. Согласно прогнозам, данный показатель к 2020 г. вырастет на 10 % (до 862 млн путешествий). Лидерами в области инклюзивного туризма в ЕС выступают Великобритания и Германия [24].

Английский исследователь Дж. Боутелл также предпринял попытку оценить объем рынка инклюзивного туризма в Европе [19]. Согласно его расчетам, потенциальный доход от инклюзивного туризма к 2025 г. может составить около 88,6 млрд евро при условии, что туристы с особыми потребностями путешествуют самостоятельно. Однако необходимо учитывать, что чаще всего данная категория туристов путешествует в сопровождении друзей или родственников, что приводит к эффекту мультипликации. С учетом мультипликатора потенциальный доход от инклюзивного туризма к 2025 г. может достичь 265 млрд евро [19].

В США попытки оценить экономический вклад инклюзивного туризма были предприняты еще в 2002 г. В рамках исследования было выявлено, что туристы с инвалидностью потратили на свои путешествия 13,6 млрд дол. США. В результате аналогичного исследования, проведенного в 2015 г., выяснилось, что данный показатель вырос на 21 % (до 17,3 млрд дол. США). Важно подчеркнуть, что с учетом упомянутого выше мультипликатора экономический вклад инклюзивного туризма в США оценивается в 34,6 млрд дол. США [29].

Австралийские исследователи Д. Бугалис и С. Дарси сделали попытку оценить вклад инклюзивного туризма в экономику Австралии с использованием вспомогательного счета туризма. Согласно их данным, на инклюзивный туризм приходится около 11 % туристического ВВП Австралии и около 12 % занятых в сфере туризма [20, p. 235].

Приведенные данные, несмотря на различие подходов к оценке экономического вклада, позволяют сделать вывод о том, что инклюзивный туризм является растущим сегментом международного туристического рынка. Это подтверждается и ростом потенциального спроса на инклюзивные туристические услуги, что обусловлено мировыми демографическими тенденциями. Ключевую роль в данном процессе играет старение населения. В 2015 г. люди в возрасте старше 60 лет составляли 12 % населения планеты. При этом данный сегмент населения является наиболее быстро растущим: рост составляет 3,26 % в год [33]. Необходимо отметить тот факт, что человек в возрасте старше 65 лет может иметь инвалидность с вероятностью в 14 раз больше, чем 4-летний ребенок [19, p. 207], что также способствует росту спроса на инклюзивные туристические услуги.

В Беларуси вопросы развития инклюзивного туризма обрели особую актуальность в свете ратификации в 2016 г. Конвенции ООН о правах инвалидов и последующей разработки Национального плана действий по реализации в Республике Беларусь положений Конвенции о правах инвалидов на 2017—2025 годы, принятого Советом Министров Республики Беларусь 13 июня 2017 г. В Национальном плане действий в пункте 17 по реализации задачи 2 «Создание условий для интеграции инвалидов во все сферы жизнедеятельности» отмечается, что «должны быть приняты меры по созданию условий и расширению участия инвалидов в туристических, спортивных и досуговых мероприятиях» [9]. Разработка подобных мер требует объективной информации о современном уровне развития инклюзивного туризма. До сих пор в Беларуси на государственном уровне не были реализованы системные подходы, которые бы способствовали инклюзивному развитию туристического рынка.

Важно также подчеркнуть, что в Беларуси присутствует потенциальный спрос на инклюзивные туристические услуги. По данным Министерства труда и социальной защиты Республики Бларусь, на 1 января 2018 г. 564 967 человек с инвалидностью получали пенсию в органах по труду, занятости и социальной защите [16]. Кроме того, согласно данным Национального статистического комитета, в Беларуси проживают 1 996 707 человек в возрасте старше 60 лет (по данным за 2017 г.) [4, с. 52]. Для более полной характеристики потенциального спроса необходим глубокий экономический анализ, однако на сегодняшний день подобный анализ в Беларуси не проводился. В то же время оценка результатов проведенного автором исследования позволяет сделать ряд выводов о современном состоянии предложения инклюзивных туристических услуг.

В рамках исследования разработанная онлайн-анкета была направлена в различные туристические организации Беларуси (турфирмы, отели, санатории, субъекты агроэкотуризма, музеи, инфоцентры, объекты питания). Всего было направлено 1038 писем, из них более 700 — в туристические фирмы, более 130 — субъектам агроэкотуризма. За указанный период было получено 105 ответов, из них пригодной для анализа была 101 анкета. В целом процентная доля ответивших на отправленные письма невысокая — около 10 %, однако если сопоставить количество писем и ответов по отдельным категориям, то доля ответивших в ряде случаев повышается (для субъектов агроэкотуризма этот показатель составил 19 %, для санаториев и отелей — 17 %, для музеев — 42 %, для информационных центров — 100 %) [2, с. 10]. Структура респондентов по видам объектов проиллюстрирована на рис. 1. Наибольшее количество ответов поступило от представителей туристических фирм (41 %), на втором месте — субъекты агроэкотуризма (26 %). Более 60 % респондентов — руководители соответствующих организаций [2, с. 10].

 2018_3-4_barysenka_pic1.jpg

Рис. 1. Структура респондентов по видам объектов

И с т о ч н и к: составлено автором на основе [2, с. 10].

Исходным моментом в анализе результатов исследования является первый блок вопросов, который был направлен на оценку осведомленности об инклюзивном туризме и его целевой аудитории. Анализ ответов респондентов показал, что более 66,3 % всех участников опроса разделяют мнение о том, что инклюзивный туризм — это туризм для всех категорий туристов. 22 % полагают, что это туризм для людей с инвалидностью [2, с. 12]. Полученные данные свидетельствуют о том, что осведомленность об инклюзивном туризме среди респондентов достаточно высока. Однако можно предположить, что участие в опросе принимали именно те субъекты, которые уже имеют некоторый опыт работы в данном направлении, что нашло свое отражение в ответах на данный вопрос. Существенным аспектом при анализе осведомленности об инклюзивном туризме выступает понимание респондентами термина «люди с особыми потребностями», т. е. целевого сегмента потребителей инклюзивных туристических услуг. Совокупность ответов респондентов, проиллюстрированная на рис. 2, отражает сложившееся в белорусском обществе стереотипное понимание того, кого можно отнести к людям с особыми потребностями. 60 % респондентов указали, что люди с особыми потребностями — это люди с инвалидностью [2, с. 14]. Однако необходимо подчеркнуть, что более трети респондентов отнесли к этой категории также пожилых людей и родителей с маленькими детьми, что отражает более широкое понимание целевого сегмента инклюзивного туризма. Особого внимания заслуживает тот факт, что 35,6 % респондентов указали в качестве людей с особыми потребностями все предложенные в анкете категории клиентов [2, с. 14].

 2018_3-4_barysenka_pic2.jpg

Рис. 2. Понимание термина «люди с особыми потребностями» , %

И с т о ч н и к: составлено автором на основе [2, с. 14].

Второй тематический блок онлайн-опроса был направлен на выявление наличия опыта работы с клиентами с особыми потребностями и необходимой инфраструктуры для их обслуживания. Анализ ответов показал, что около 70 % респондентов имеют опыт работы с пожилыми клиентами и клиентами с маленькими детьми — одними из первоочередных бенефициаров доступности туристических услуг. Интересным представляется тот факт, что 49,5 % респондентов сталкивались в своей работе с клиентами с инвалидностью [2, с. 14].

Доступность туристической инфраструктуры является одним из ключевых элементов обеспечения инклюзивности туристического предложения. Однако результаты исследования показали низкий уровень доступности существующей туристической инфраструктуры. Практически половина респондентов (45,5 %) отметили, что на их объектах полностью отсутствуют какие-либо элементы доступности. Среди наиболее частых элементов доступности, которые встречаются на объектах, пандусы (38,6 %), а также санузел (24,8 %) и парковочное место (25,7 %), адаптированные для людей с инвалидностью [2, с. 16]. При анализе полученных ответов на вопрос об элементах доступности была выявлена определенная специфика. Наиболее адаптированными к приему туристов с особыми потребностями, в первую очередь людей с инвалидностью, оказались санатории. Как видно из рис. 3, все санатории, принимавшие участие в анкетировании, располагают пандусами, 70 % имеют санузлы для людей с инвалидностью, 30 % — специализированную парковку. Это обусловлено тем, что наличие элементов доступности является одним из критериев оценки санаторно-курортных учреждений в рамках государственной аттестации, а также спецификой самих объектов (оздоровление туристов, в первую очередь имеющих проблемы со здоровьем). Реже всего элементы доступности встречаются в агроусадьбах, что в первую очередь обусловлено использованием для приема туристов частных домов, на которые не распространяются требования в области безбарьерной среды.

 2018_3-4_barysenka_pic3.jpg

Рис. 3. Наличие основных элементов доступности в разрезе видов туристических объектов, %

И с т о ч н и к: [2, с. 17].

Результаты третьего тематического блока позволяют сделать определенные выводы о заинтересованности поставщиков туристических услуг в работе с целевым сегментом инклюзивного туризма и готовности повышать собственную доступность. В первую очередь анализ результатов позволяет сделать вывод о том, что каждая группа потребителей в структуре целевого сегмента инклюзивного туризма является достаточно привлекательной для белорусского туристического бизнеса. Однако наиболее привлекательными для респондентов являются такие категории, как родители с маленькими детьми, пожилые люди и люди, не владеющие иностранным языком. Кроме того, следует подчеркнуть, что более 90 % респондентов согласны с тем, что доступность повышает конкурентоспособность туристического объекта [2, с. 19]. При этом значительная часть респондентов не готова инвестировать в повышение доступности своих объектов: только 34,7 % респондентов готовы направлять финансирование на повышение инклюзивности своих услуг, причем сумма, которую готовы вложить респонденты, в основном не превышает 1000 белорусских рублей [2, с. 21]. Одновременно в ближайшие 5 лет респонденты готовы предпринимать определенные шаги (рис. 4), не требующие значительного финансирования: провести оценку доступности своего объекта самостоятельно (38,6 %), разработать и предложить туристический продукт, доступный всем туристам без исключения (37,6 %), а также изучить литературу до данной теме (33,7 %). Около четверти
респондентов считают возможным организовать обучение персонала по теме инклюзивного туризма, а также создать необходимую безбарьерную инфраструктуру [2, с. 20].

 2018_3-4_barysenka_pic4.jpg

Рис. 4. Действия респондентов по улучшению собственной доступности в ближайшие 5 лет, %

И с т о ч н и к: составлено автором на основе [2, с. 20].

Четвертый блок анкеты был направлен на выявление барьеров, препятствующих развитию инклюзивного туризма в Беларуси, и необходимых изменений, которые бы стимулировали данное направление. Полученные результаты позволили выявить следующие основные барьеры, с точки зрения представителей туристического бизнеса (барьеры расположены по степени важности):

1) недостаток финансирования на улучшение доступности туристических объектов;

2) нехватка информации об особых потребностях туристов;

3) отсутствие безбарьерной среды в целом;

4) отсутствие специалистов в данной области;

5) сложность реализации требований в области доступности;

6) недостаток действующих примеров доступных туристических объектов;

7) отсутствие законодательства в данной области;

8) негативное отношение сотрудников к клиентам с особыми потребностями.

Следует подчеркнуть, что перечисленные барьеры затрагивают не только сферу туризма. Так, отсутствие элементов безбарьерной среды на различных общественных объектах и низкий уровень доступности городских и иных пространств в целом сдерживают активное развитие инклюзивного туризма, поскольку сокращают возможности для свободного перемещения туристов. Помимо этого, негативное отношение сотрудников к клиентам с особыми потребностями может иметь место в различных организациях, что косвенно может оказать влияние на впечатление туриста о той или иной туристической дестинации.

Важную роль в разработке мер по развитию инклюзивного туризма в Беларуси играет представление представителей туристической отрасли о том, какие изменения необходимы. В некоторой мере ответы респондентов на данный вопрос связаны с теми барьерами, которые были описаны выше. Так, наиболее важным, по мнению респондентов, является создание системы финансовой поддержки бизнеса, готового повышать доступность своих услуг (77,2 %), на втором месте по значимости стоит разработка стратегии развития инклюзивного туризма в Беларуси (52,5 %), на третьем — позитивные примеры других организаций (50,5 %). Далее по важности располагаются такие изменения, как появление большого количества информации по данной теме (49,5 %), формирование специализированного законодательства в области инклюзивного туризма (37,6 %), а также создание системы повышения квалификации кадров по вопросам инклюзивного туризма (32,7 %) [2, с. 24].

Анализ результатов исследования, а также зарубежного опыта развития инклюзивного туризма стал основой разработки представленного комплекса мероприятий по стимулированию внедрения инклюзивных подходов в развитие туристического комплекса Беларуси (см. таблицу). Предложенные мероприятия сгруппированы в три тематических блока (правовой, социально-экономический и информационный). Данные мероприятия могут быть реализованы в рамках деятельности Министерства спорта и туризма Республики Беларусь при взаимодействии с другими профильными организациями.

Комплекс мероприятий, направленных на стимулирование развития инклюзивного туризма в Беларуси

 2018_3-4_barysenka_t1.jpg

И с т о ч н и к и: составлено автором на основе [2, с. 27].

Важно подчеркнуть, что именно комплексный подход в стимулировании развития инклюзивного туризма может дать определенный положительный результат. Это продиктовано как зарубежным опытом, так и результатами исследования. Разрыв между значимостью необходимых изменений в ответах респондентов незначителен, что подтверждает необходимость их параллельного осуществления.

Одним из важных аспектов в исследовании данной темы выступает анализ подходов к определению термина «инклюзивный туризм». Автором были изучены зарубежные и отечественные исследования в данной области, в результате чего было предложено определение инклюзивного развития туризма, которое учитывает как доступность туристических услуг и инфраструктуры для всех людей, независимо от наличия у них каких-либо особых потребностей, так и возможность равного участия в туризме как экономической деятельности. Кроме того, в данном определении подчеркивается, что инклюзивный туризм базируется на использовании подходов универсального дизайна при разработке туристических услуг и инфраструктуры.

Особое внимание в статье уделено экономическому эффекту инклюзивного туризма в разрезе международного рынка туристических услуг. По оценкам ряда авторов, инклюзивный туризм составляет около 7—8 % мирового турпотока. Одновременно прослеживается тенденция роста потенциального спроса на данные услуги, что обусловлено, в первую очередь, демографическими изменениями. Лидерами в области инклюзивного туризма в мире являются Германия, Великобритания, Австралия и США.

Актуальность проведенного автором исследования обусловлена отсутствием объективных данных о современном уровне развития инклюзивного туризма в Беларуси. До сих пор подобные исследования не проводились, в связи с чем отсутствовала возможность анализировать сложившуюся ситуацию на туристическом рынке.

Анализируя полученные в результате исследования данные, можно сделать следующие основные выводы:

— отмечается довольно высокая степень осведомленности респондентов об инклюзивном туризме, при этом доминирует стереотипное восприятие людей с особыми потребностями исключительно как людей с
инвалидностью;

— 70 % респондентов имеют опыт работы с пожилыми людьми и родителями с маленькими детьми, однако можно предположить, что представители турбизнеса не рассматривают данные категории клиентов как клиентов с особыми потребностями;

— наблюдается низкий уровень физической доступности туристической инфраструктуры, при этом, несмотря на отсутствие необходимой инфраструктурной базы, респонденты заинтересованы в работе с целевым сегментом инклюзивного туризма;

— отмечается низкая степень готовности респондентов к изменениям в плане доступности туристической инфраструктуры, так как большинство респондентов не готовы инвестировать в необходимую адаптацию своих объектов и указывают финансовый барьер как основной на пути к инклюзивному туризму.

Комплекс мер, предложенный автором, основан на результатах проведенного исследования и анализ имеющегося зарубежного опыта. Он предполагает одновременное осуществление мероприятий по стимулированию развития инклюзивного туризма, что коррелирует с результатами
исследования.

В заключение необходимо отметить, что проведенное исследование, а также разработанные автором предложения являются одним из первых шагов на пути к более широкому распространению инклюзивного туризма в Беларуси. В перспективе необходимы более детальный социально-экономический анализ потенциального спроса на инклюзивные туристические услуги, а также оценка возможностей со стороны туристического предложения, что позволит глубже проанализировать потенциальный экономический эффект от развития инклюзивного туризма в Республике Беларусь.

Список использованных источников

1. Бавельский, А. Д. Безбарьерный туризм в Москве: учеб. пособие / А. Д. Бавельский, Г. И. Зорина, А. А. Ручин; под науч. ред. И. В. Зорина. — М.: Логос, 2011. — 167 с.
2. Борисенко-Клепач, Н. М. Степень готовности туристического рынка Беларуси к внедрению инклюзивных подходов: результаты исследования / Н. М. Борисенко-Клепач, А. Я. Глушакова, С. В. Живалковская. — Минск: БГУ, 2017. — 35 с.
3. Гайдукевич, Л. М. Некоторые итоги подготовки и проведения Чемпионата мира по хоккею 2014 г. в контексте развития событийного туризма в Республике Беларусь / Л. М. Гайдукевич // Туризм и гостеприимство. — 2014. — № 1. — С. 9—12.
4. Демографический ежегодник Республики Беларусь 2017 [Электронный ресурс] / Национальный статистический комитет Республики Беларусь. — Режим доступа: <http://www.belstat.gov.by/ofitsialnaya-statistika/publications/izdania/public_compilation/index_8031/>. — Дата доступа: 20.03.2018.
5. Зайцева, Н. А. Безбарьерный туризм: учеб. пособие / Н. А. Зайцева, Д. Б. Шуравина. — М.: КНОРУС, 2016. — 176 с.
6. Ионицкая, К. А. Социально-экономические аспекты развития доступного туризма / К. А. Ионицкая // Вестн. РМАТ. — 2011. — № 3. — С. 53—57.
7. Киреева, Ю. А. Проблемы развития безбарьерного туризма в России / Ю. А. Киреева // Там же. — 2014. — № 2. — С. 41—45.
8. Маньшина, Н. В. Россия без барьеров: туризм, доступный для всех — перспективы развития, экономическая выгода и социальная значимость / Н. В. Маньшина [Электронный ресурс] // Санкуртур. — Режим доступа: <http://sankurtur.ru/press/item/3000/>. — Дата доступа: 20.01.2016.
9. Об утверждении Национального плана действий по реализации в Республике Беларусь положений Конвенции о правах инвалидов на 2017—2025 годы: постановление Совета Министров Респ. Беларусь от 13 июня 2017 г. № 451 [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс: Беларусь / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2018.
10. Педосюк, Ю. Ф. Проблемы формирования безбарьерной среды для развития доступного туризма / Ю. Ф. Педосюк // Вестн. РМАТ. — 2014. — № 3. — С. 29—34.
11. Пирожник, И. И. Структурные и территориальные диспропорции туристского сектора Беларуси / И. И. Пирожник // Acta Geographica Silesiana. — 2018. — 12/3 (31). — S. 17—35 [Электронный ресурс] // Uniwersytet Śląski w Katowicach. — Mode of access: <http://www.ags.wnoz.us.edu.pl/download/wydawnictwa/ags/ags_31_3.pdf>. — Date of access: 25.03.2018.
12. Предложения реформ, направленные на улучшение состояния въездного туризма с учетом его инвестиционной привлекательности в Республике Беларусь / Д. Г. Решетников [и др.] [Электронный ресурс] // Белорусский институт стратегических исследований. — Режим доступа: <http://belinstitute.eu/sites/biss.newmediahost.info/files/attached-files/BISS_SA14_2016ru.pdf>. — Дата доступа: 24.01.2018.
13. Сороко, П. О. Конкурентные позиции Беларуси как туристской дестинации на российском рынке / П. О. Сороко // Экономическое образование и современные педагогические технологии. Экономика и предпринимательство: сб. науч. работ. Вып. 6. — Минск: БГПУ, 2012. — С. 165—168.
14. Стратегия развития экологического туризма в Республике Беларусь / Л. М. Гайдукевич [и др.]; под общ. ред. Л. М. Гайдукевича, С. А. Хомич. — Минск: БГУ, 2008. — 352 с.
15. Туризм и отдых для всех — продвигаем всеобщую доступность / Н. М. Борисенко-Клепач [и др.]. — Минск: Экоперспектива, 2017. — 64 с.
16. Численность инвалидов, получающих пенсию в органах по труду, занятости и социальной защите [Электронный ресурс] // Министерство труда и социальной защиты Республики Беларусь. — Режим доступа: <http://www.mintrud.gov.by/ru/chislinv>. — Дата доступа: 20.03.2018.
17. Accessibility market and stakeholder analysis. One-Stop-Shop for Accessible Tourism in Europe (OSSATE) / S. Buhalis [et al.] [Electronic resource] // European Network for Accessible Tourism. — Mode of access: <https://www.accessibletourism.org/resources/ossate_market_analysis_public_final.pdf>. — Date of access: 18.07.2017.
18. Accessible Destination / L. Morelli [et al.] [Electronic resource] // European Network for Accessible Tourism. — Mode of access: <http://www.accessibletourism.org/resources/5_accessible_destination_en.pdf>. — Date of access: 16.05.2016.
19. Bowtell, J. Assessing the value and market attractiveness of the accessible tourism industry in Europe: a focus on major travel and leisure companies / J. Bowtell // Journal of Tourism Futures. — 2015. — Vol. 1, N 3. — P. 203—222.
20. Buhalis, D. Accessible tourism: Concepts and Issues / D. Buhalis, S. Darcy. — Channel View Publications, 2011. — 336 p.
21. Cohen, R. Inclusive Tourism: International Perspectives, Accessibility and Inclusion in the Brazilian Tourism / R. Cohen // A Publication of Design for All Institute of India. — 2013. — Vol. 8, N 9 [Electronic resource] // SlideShare. — Mode of access: <https://www.slideshare.net/srains/inclusive-tourism-in-brazil-design-for-all-india-september-2013>. — Date of access: 28.04.2017.
22. Darcy, S. Accessible tourism and sustainability: a discussion and case study / S. Darcy, B. Cameron, S. Pegg // Journal of Sustainable Tourism. — 2010. — Vol. 18, N 4. — P. 515—537.
23. Darcy, S. A Whole-of-Life Approach to Tourism: The Case for Accessible Tourism Experiences / S. Darcy, T. Dickson // Journal of Hospitality and Tourism Management. — 2009. — Vol. 16, N 1. — P. 32—44.
24. Economic impact and travel patterns of accessible tourism in Europe [Electronic resource] // European Commission. — Mode of access: <http://ec.europa.eu/DocsRoom/documents/5566/attachments/1/translations>. — Date of access: 03.04.2017.
25. Enhancing what European tourism has to offer [Electronic resource] // European Commission. — Mode of access: <https://ec.europa.eu/growth/sectors/tourism/offer_en>. — Date of access: 14.04.2016.
26. Mapping and Performance Check of the Supply of Accessible Tourism Services: Final Report: Doc. 220/PP/ENT/PPA/12/6491, 02.04.2015 / European Commission [Electronic resource] // European Network for Accessible Tourism. — Mode of access: <http://www.accessibletourism.org/resources/2015-04-02-eu-supply-study-final_report.pdf>. — Date of access: 06.02.2017.
27. Marketing Outlook Forum 2015 — Open Doors Organization (ODO) Forecast [Electronic resource] // Open Doors Organization. — Mode of access: <http://opendoorsnfp.org/wp-content/uploads/2016/05/ODOMarketingForecast2015.pdf>. — Date of access: 07.04.2017.
28. Neumann, P. Economic Impulses of Accessible Tourism for All / P. Neumann, P. Reuber. — Berlin: Study commissioned by the Federal Ministry of Economics and Technology & Federal Ministry of Economic and Labour (BMWA), 2004. — 64 p.
29. New Market Study: Disability Travel Generates US$17.3 Billion in Annual Spending [Electronic resource] / European Network for Accessible Tourism. — Mode of access: <http://www.accessibletourism.org/?i=enat.en.news.1812>. — Date of access: 18.04.2017.
30. Rains, S. Inclusive Tourism — The Way to Go! Travel / S. Rains [Electronic resource] // SideShare. — Mode of access: <https://www.slideshare.net/guest6390726/what-is-inclusive-tourism-scott-rains>. — Date of access: 05.06.2016.
31. The Purple Pound Volume and Value of Accessible Tourism in England [Electronic resource] // VisitBritain. — Mode of access: <https://www.visitbritain.org/sites/default/files/vb-corporate/ve_purplepound2016_d3.pdf>. — Date of access: 08.03.2017.
32. Van Horn, L. Toward a Global History of Inclusive Travel / L. Van Horn, J. Isola [Electronic resource] // Open Doors Organization. — Mode of access: <http://opendoorsnfp.org/wp-content/uploads/2016/05/Toward-a-Global-History-of-Inclusive-Travel.pdf>. — Date of access: 13.08.2016.
33. World Population Prospects: The 2015 Revision, Key Findings and Advance Tables [Electronic resource] // United Nations. — Mode of access: <https://esa.un.org/unpd/wpp/Publications/Files/Key_Findings_WPP_2015.pdf>. — Date of access: 16.10.2017.

Статья поступила в редакцию в апреле 2018 г.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.