Журнал международного права и международных отношений. 2018. № 3-4 (86-87). С. 62—69.
Journal of International Law and International Relations. 2018. № 3-4 (86-87). С. 62—69.

международные отношения — материалы «круглого стола»

«Восточное партнерство» и его значимость для Беларуси

Александр Тихомиров

Автор:
Тихомиров Александр Валентинович — кандидат исторических наук, доцент кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Белорусский государственный университет. Адрес: 4, пр. Независимости, Минск, 220030, БЕЛАРУСЬ

Рецензенты:
Селиванов Андрей Владимирович — кандидат исторических наук, заместитель декана факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Володькин Андрей Александрович — кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института истории Национальной академии наук Беларуси

В статье проанализированы основные результаты взаимодействия Республики Беларусь с Европейским союзом (ЕС) в контексте осуществления инициативы «Восточное партнерство». Обращено внимание на то, что «Восточное партнерство» являлось элементом политики соседства ЕС и его основные параметры определяли именно европейские политики. В отношении Беларуси цели ЕС в рамках «Восточного партнерства» заключались в изменении основ внутренней и внешней политики белорусских властей (внутренняя либерализация и ослабление влияния России). Для белорусского руководства приоритетными направлениями в развитии сотрудничества с ЕС в рамках «Восточного партнерства» являлись развитие торгово-экономического сотрудничества, получение финансовой помощи со стороны Евросоюза, реализация совместных энергетических и транспортных проектов. Важным (но не приоритетным) элементом переговоров являлся вопрос облегчения перемещения граждан Беларуси и ЕС. В статье определены основные периоды взаимодействия Беларуси и ЕС в рамках «Восточного партнерства». Констатируется, что различие позиций сторон снизило эффективность их взаимодействия. К началу 2019 г. Беларусь и ЕС не смогли юридически закрепить Основные приоритеты партнерства, значительно увеличить объем торговли товарами, решить проблему перемещения белорусских граждан в страны ЕС. В целом «Восточное партнерство» не рассматривалось белорусскими властями в качестве первоочередного приоритета внешней политики.

Ключевые слова: внешняя политика; «Восточное партнерство»; Европейский союз; политика соседства; Республика Беларусь; торговля; экономика.


«Eastern Parthership and its Importance for Belarus» (Alexander Tikhomirov)

The article analyses the main results of the cooperation between the Republic of Belarus and the European Union (EU) under the Eastern Partnership (EaP) initiative. The author emphasises the fact that the Eastern Partnerpship was an element of the EU policy and that the European politicians were those who defined its parameters. In relation to Belarus the principal objectives of the EU under the EaP were to change the basis of the internal and foreign policy of the Belarusian authorities (internal liberalisation and weakening of the Russian influence). For the Belarusian leadership the priorities in the cooperation within the European Parthership were the development of the trade and economic cooperation, obtaining financial support from the European Union and realisation of the joint projects in the spheres of energy and logistics. An important element of the negotiations was the issue of the facilitation of the Belarusian and EU citizen’s movement (yet it was not a priority). Periodisation of the cooperation of the EU and Belarus under the European Partnership framework is presented in the article. The author concludes that the difference of the parties’ positions reduced the effectiveness of their cooperation. By the beginning of 2019 Belarus and the EU have not been able to legally bind the main priorities of the partnership, drastically increase the trading volume and solve the problem of the movement of the Belarusians to the EU states. In general, the Eastern Partnership was not considered as a foreign policy highest priority by the Belarusian authorities.

Keywords: Eastern Partnership; ecomony; European Union; foreign policy; neighbourhood policy; Republic of Belarus; trade.

Author:
Tikhomirov Alexander — Candidate of History, Associate Professor of the Department of International Relations of the Faculty of International Relations, Belarusian State University, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Belarusian State University. Address: 4, Nezavisimosti ave., Minsk, 220030, BELARUS


26 мая 2008 г. Польша и Швеция предложили разработать новую программу соседства для государств СНГ, которая получила название «Восточное партнерство» (далее — ВП) и начала действовать с 2009 г. Действие программы было распространено и на Беларусь.

В последующие годы белорусские и зарубежные исследователи пытались оценить результативность ВП в целом и применительно к Беларуси. Общие оценки ВП в целом совпадали. В частности, директор Центра европейских исследований Университета Абериствут Е. Коростелева утверждала, что реализация ВП предполагала преодоление проблемы легитимности Европейской политики соседства (ЕПС) и должна была подвигнуть соседей на более тесное сотрудничество с ЕС, но при этом унаследовала от ЕПС логику «договорного согласия» с «однонаправленным потоком ЕС-директив» постсоветским государствам [21, с. 25].

В свою очередь, профессор факультета международных отношений СПбГУ Н. Межевич высказывал мнение, что инициатива ВП является политическим проектом, призванным продемонстрировать универсальность европейских ценностей и эффективность политической организации. Он утверждал, что «целью проекта Евросоюза ‘‘Восточное партнерство’’» никогда не было и не могло быть повышение уровня жизни населения стран-участников, равным образом не ставилась и задача подготовки к вступлению в ЕС. Ставилась важная задача — втянуть как можно больше стран, имеющих выбор интеграционного вектора, в бесконечную гонку за критериями соответствия тем или иным европейским нормам» [28].

Польский исследователь Р. Чахор, напротив, считал, что инициатива ВП была направлена на снижение уровня политической и экономической напряженности на восточном фланге ЕС. Он подчеркивал, что соответствующая инициатива возникла благодаря новым членам Евросоюза, но смогла осуществиться на практике благодаря поддержке государств Западной Европы [54, s. 302—303].

Этот подход разделял и белорусский исследователь П. Барахвостов, который утверждал, что политика ЕС в отношении стран — участниц ВП была нацелена на формирование «кольца» политически и экономически стабильных государств, разделяющих с ЕС общие ценности и имеющих сходные внешнеполитические приоритеты. Создание такого «кольца», по его мнению, укрепляло безопасность Европейского союза и повышало его роль как глобального и регионального игрока [2, с. 4].

Более вариативными были оценки результативности воздействия ВП на Беларусь. Соответствующая проблематика нашла отражение в работах белорусских исследователей П. Барахвостова [1; 2], П. Бригадина, Н. Веремеевой, Д. Ротмана [5], Е. Достанко [11; 12], А. Казакевича, А. Володькина, А. Филиппова [17], С. Кизимы [18], В. Конобеева [19], Ю. Лукашевича [23], Д. Мельянцова [29—35], П. Морозова [36], А. Русаковича [45; 46], В. Шадурского [53], российских ученых О. Неменского [37], В. Перельмута [43], Е. Трещенкова [51; 52], польских авторов Р. Чахора [54], Е. Тымановского [55].

Большинство белорусских исследователей оценивали возможности и результаты сотрудничества Беларуси с ЕС в рамках ВП оптимистично, обращая внимание на заинтересованность европейцев в модернизации и стабилизации Беларуси и ослаблении ее зависимости от России. В их работах присутствовали суждения о том, что такое сотрудничество придает белорусской внешней политике реальную многовекторность и способствует сближению Беларуси с государствами — членами ЕС и со странами СНГ, нацеленными на обретение членства в Евросоюзе. Вместе с тем некоторые исследователи (к примеру, Е. Достанко) обращали внимание на то, что Республика Беларусь находится в наименее выгодном положении по сравнению с другими странами ВП в силу субъективности европейской политики [11, с. 34].

Российские исследователи признавали, что взаимодействие в рамках ВП способствует расширению диалога между Беларусью и ЕС, и указывали на то, что участие в ВП позволяет Беларуси воздействовать на Россию [51, с. 124].

Польские исследователи, напротив, оценивали результативность участия Беларуси в ВП скептически. Они утверждали, что инициатива ЕС стала демонстрацией готовности европейских политиков к диалогу с белорусскими властями, но, в конечном счете, не сопровождалась усвоением белорусами европейских ценностей и не привела к снижению российского влияния в Беларуси.

Таким образом, с учетом 10 лет, прошедших с момента возникновения ВП и подключения к нему Республики Беларусь, существует потребность еще раз обратиться к проблеме взаимодействия Республики с ЕС в рамках ВП в 2008—2018 гг.

Цель данной статьи заключается в раскрытии общих характеристик и особенностей взаимодействия Республики Беларусь с государствами — членами ЕС в контексте реализации политики «Восточное партнерство».

Исследовательские задачи сводятся к следующему:

— выявить особенности подключения Беларуси к инициативе ВП, определить основные цели ее участия в соответствующем проекте;

— выделить основные этапы взаимодействия Беларуси с ЕС в контексте реализации инициативы ВП в 2008—2018 гг.;

— оценить результативность участия Беларуси в ВП и выявить факторы, оказывающие воздействие на параметры сотрудничества Беларуси с Евросоюзом в контексте интересов сторон.

Подключая Республику Беларусь к ВП, европейские политики исходили из того, что курс на ее изоляцию, который осуществлялся с 1997 г., в итоге оказался неэффективным. В частности, польский МИД в 2008 г. отмечал, что изоляция Беларуси «усиливает авторитарный режим А. Лукашенко и способствует его дрейфу в сторону Москвы» [37, с. 157]. В пользу подключения Беларуси к ВП сыграли отказ белорусского руководства признать де-юре независимость Абхазии и Южной Осетии и освобождение ряда лиц, которых европейские политики считали политзаключенными.

В апреле 2009 г. министр иностранных дел Чехии К. Шварценберг вручил Президенту Республики Беларусь официальное приглашение принять участие в учредительном саммите «Восточного партнерства» в Праге. На учредительном саммите ВП в мае 2009 г. белорусскую сторону представляли министр иностранных дел С. Мартынов и вице-премьер
В. Семашко.

В 2009—2010 гг. белорусские дипломаты представили ЕС ряд конкретных предложений по развитию взаимодействия в рамках ВП. В перечень проектов вошли развитие инфраструктуры панъевропейских транспортных коридоров (коридора № 2 «Варшава — Минск — Москва», коридора № 9 «Клайпеда — Вильнюс — Минск — Киев»), обустройство границ, восстановление водного пути Днепр — Висла — Одер, стыковка энергосистем бывшего СССР и ЕС путем строительства новых трансграничных линий электропередачи, улучшение экологической ситуации в бассейнах трансграничных рек и т. п. [53, с. 43]. Белорусские предложения поддержали Литва (государство — член ЕС) и Украина. Белорусская сторона также подчеркивала, что сотрудничество с ЕС не должно быть направлено против интересов третьих стран.

Однако представители ЕС и отдельные европейские политики во главу угла ставили политические аспекты, добиваясь изменения внутренней политики Беларуси. В перечень их требований входили изменение избирательного законодательства и характера проведения выборов, изменение практики работы со СМИ, упрощение условий регистрации неправительственных организаций, обеспечение прав граждан на свободу собраний [3].

Таким образом, уже на этапе запуска ВП просматривалось явное несовпадение позиций сторон по стратегическим аспектам сотрудничества. Европейский союз не признал белорусскую экономику рыночной, не отменил торговые ограничения, введенные в отношении Беларуси в предшествующие годы, не оказал белорусскому государству поддержки по присоединению к Всемирной торговой организации и не воспрепятствовал введению в действие газопровода «Nord Stream» («Северный поток»), который ограничивал возможности Беларуси выступать в качестве транзитного энергетического звена между Россией и ЕС. Не удалось решить до конца 2010 г. и проблему перемещения белорусских граждан в страны ЕС на основе облегчения визового режима.

В 2010 г. Европейский союз открыто увязал перспективы развития сотрудничества с Беларусью с исходом президентских выборов, намеченных на декабрь этого же года. В ноябре 2010 г. Европейский комиссар по вопросам расширения и политики добрососедства ЕС Ш. Фюле заявил, что ЕС сможет подписать с Республикой Беларусь Совместный промежуточный план («дорожную карту» сотрудничества) лишь в случае одобрения результатов выборов БДИПЧ ОБСЕ [53, с. 44].

Финал белорусских президентских выборов в декабре 2010 г. спровоцировал «заморозки» в отношениях Республики Беларусь с ЕС, что сказалось и на результатах взаимодействия в рамках ВП. В частности, в феврале 2011 г. Европарламент решил не приглашать представителей Беларуси на первое заседание парламентского объединения ВП (ЕВРОНЕСТ). В свою очередь, белорусские парламентарии приостановили процесс ратификации соглашений о «малом приграничном движении» с Польшей, Литвой и Латвией, подписанных в 2010 г. (соглашение с Латвией все же вступило в силу в 2012 г., но вопрос о «малом приграничном движении» с Польшей и Литвой не был решен к концу 2018 г.).

Коллизия возникла и при проведении первого саммита ВП в Варшаве 29—30 сентября 2011 г. Организаторы саммита отказались направить официальное приглашение Главе белорусского государства и не санкционировали участие в мероприятии посла Республики Беларусь в Польше В. Гайсёнка. После этого белорусская сторона вообще отказалась от участия в работе саммита [15].

В 2012 г. белорусско-европейские отношения продолжали развиваться в конфронтационном русле. В феврале 2012 г. послы стран ЕС в очередной раз демонстративно покинули Минск в знак солидарности с Польшей, которую белорусские власти обвинили во вмешательстве во внутрибелорусские дела [16]. В том же году из-за непреодолимых политических разногласий были закрыты посольства Швеции в Беларуси и Беларуси в Швеции (деятельность посольств возобновилась лишь в 2016 г.). В сентябре 2012 г. Евросоюз отказался признать легитимными результаты парламентских выборов в Беларуси, сославшись на то, что они не соответствовали стандартам ОБСЕ и не были свободными и справедливыми [34, с. 91].

Из конфронтационного состояния отношения Беларуси с ЕС начали выходить в 2013 г. В феврале указанного года министр иностранных дел Республики Беларусь В. Макей принял участие во второй встрече неформальных министерских диалогов государств — участников ВП в Тбилиси, призвав соблюдать основополагающие принципы ВП, учитывать интересы всех стран-партнеров и наполнить инициативу ЕС конкретным практическим содержанием [39]. Намерение сделать взаимодействие с европейскими государствами в рамках ВП более активным и результативным было подтверждено на очередной неформальной встрече министров иностранных дел государств — участников ВП в Ереване в сентябре 2013 г. [40].

29 ноября 2013 г. В. Макей на саммите ВП в Вильнюсе подчеркнул, что инициатива ЕС не должна представлять собой инструмент геополитического соперничества и противопоставляться отношениям Беларуси с Россией и другими странами — участницами евразийского интеграционного объединения, а взаимодействие с государствами — членами ЕС нужно выстраивать на основе равноправия и взаимной выгоды для всех [10].

Осуществляя диалог с Евросоюзом, белорусское руководство придерживалось установки о возможности и желательности «интеграции интеграций». Однако нарастание конфронтации в отношениях России с Украиной и поддержавшим ее Евросоюзом в конце 2013 — начале 2014 г. сделало реализацию данной установки невозможной.

Белорусская сторона пыталась поспособствовать урегулированию конфликта в отношениях между Россией и ЕС. В августе 2014 г. в Минске прошли переговоры с участием представителей ЕС, Украины, Беларуси, России и Казахстана, на которых были обсуждены вопросы взаимодействия между ЕС, ЕАЭС и Украиной [7]. Летом 2014 г. белорусская столица стала местом проведения переговоров по урегулированию конфликтной ситуации в Украине. В Брюсселе и других европейских столицах положительно оценили отказ официального Минска де-юре признать факт включения Крыма в состав Российской Федерации и оказать поддержку сепаратистам в Донбассе. В феврале 2015 г. в рамках встречи руководителей государств — участников «нормандского формата» по урегулированию конфликта в Украине Минск постеили Федеральный канцлер ФРГ А. Меркель и Президент Франции Ф. Олланд.

В мае 2015 г. В. Макей принял участие в саммите ВП в Риге. Он в очередной раз высказался за диалог между странами ЕС и ЕАЭС и призвал страны ЕС сконцентрировать усилия на реализации совместных экономических проектов [9]. В латвийской столице состоялись также консультации между Беларусью и ЕС по вопросам модернизации и была обсуждена возможность упрощения визовых процедур и реадмиссии.

В октябре 2014 г. структуры Евросоюза приостановили действие санкций, ранее введенных в отношении официального Минска. В 2015 г. это решение было подтверждено. В 2016 г. большинство ограничений, ранее введенных в отношении белорусских политиков и бизнесменов, было отменено. Итоги президентских и парламентских выборов, состоявшихся в Беларуси в 2015 и 2016 гг., не привели к ухудшению ее отношений с ЕС.

Расширился политический диалог между официальным Минском и представителями Еврокомиссии и отдельных европейских государств. Наиболее активным он был с Австрией, Германией, Италией, Латвией, Польшей, Словакией, Эстонией. Положительные изменения наблюдались в отношениях с Францией, Испанией и Швецией.

В 2016 г. для структурированного диалога по всему спектру взаимодействия между Республикой Беларусь и ЕС была создана Координационная группа. К началу 2019 г. она провела шесть заседаний (заседания Координационной группы проходили дважды в год). С 2015 г. Беларусь и ЕС осуществляли также Диалог по правам человека.

24 ноября 2017 г. В. Макей вновь возглавил белорусскую делегацию на саммите ВП в Брюсселе, призвав европейцев к сближению европейской и евразийской интеграций и повышению внимания к практическим формам сотрудничества регионального значения в сферах транспорта, энергетики и совместимости [8].

В 2018 г. взаимодействие Беларуси и ЕС на дипломатическом уровне стало еще более активным. Несколько раз (в январе, июне и октябре 2018 г.) Минск посещал Европейский комиссар по вопросам расширения и политики добрососедства Й. Хан. Результатами визитов стали обсуждение «дорожной карты» сотрудничества Беларуси и ЕС на 2018—2020 гг., выделение приоритетов сотрудничества (к таковым были отнесены эффективное управление, экономическое развитие, транспорт, энергетика, борьба с негативными изменениями климата, человеческие контакты). Была также достигнута договоренность о продолжении переговоров о либерализации визового режима и диалога по правам человека [4, с. 31].

31 мая 2018 г. Высокий представитель ЕС по вопросам внешней политики и политики безопасности Ф. Могерини встретилась с В. Макеем. На встрече было обсуждено состояние дел относительно переговоров по новым, индивидуально разработанным приоритетам партнерства ЕС и Беларуси и достигнута договоренность об ускорении их завершения. Ф. Могерини подтвердила, что Европейский союз привержен обеспечению стабильного, демократического и процветающего будущего для Беларуси на благо ее народа и будет продолжать работать со всеми заинтересованными сторонами над достижением этой цели. Представители Евросоюза выразили намерение начать первую общенациональную коммуникационную кампанию в Беларуси, призванную обратить внимание на положительные результаты сотрудничества с ЕС для белорусов и проинформировать их о конкретных результатах реализации проектов в области экономического роста, энергоэффективности и здравоохранения, финансируемых ЕС [27].

Евросоюз сохранял значимость в качестве внешнеторгового и инвестиционного партнера Беларуси. В 2017 г. Европейский банк реконструкции и развития допустил возможность расширения операций в Беларуси как за счет новых направлений и форматов совместной работы, так и путем наращивания финансирования по уже имеющимся проектам [38]. Интерес к сотрудничеству с Беларусью проявил и Европейский инвестиционный банк (ЕИБ). В мае 2017 г. он заключил соглашение с правительством Беларуси, выразив готовность профинансировать ряд инфраструктурных проектов (международные транспортные коридоры, муниципальная инфраструктура, энергетика, водоотведение, экология). Первым проектом, осуществленным с помощью ЕИБ, должна была стать модернизация автодороги от Минска до литовской границы с обустройством пропускного пункта «Каменный Лог» на белорусско-литовской границе [14]. В 2018 г. ЕИБ подключился к реализации проекта по реконструкции и модернизации центральной очистной станции Минска, выделив на эти цели 84 млн евро. ЕИБ также предоставил финансовую помощь Белагропромбанку (50 млн евро) и Беларусбанку (25 млн евро) для реализации проектов, связанных с финансированием малого и среднего бизнеса. В 2019 г. банк выразил готовность предоставить Беларуси около 260 млн евро [41].

Однако следует признать, что, несмотря на определенные положительные изменения, прорыва в отношениях Беларуси с ЕС за последние годы достичь не удалось. Расширившийся диалог затронул преимущественно дипломатическую сферу, в то время как контакты на высшем уровне государственной власти и управления остались сдержанными. После посещения Италии в 2015 г. Президент Республики Беларусь не осуществлял визиты в государства — члены ЕС. В 2017 г. он отказался от участия в работе саммита ВП в Брюсселе, хотя формально имел такую возможность.

В свою очередь, представители европейских структур и отдельных стран — членов Евросоюза в 2014—2018 гг. продолжали рассматривать белорусскую политическую модель как несовершенную c точки зрения соответствия европейским ценностям и правилам. Они призывали к реформе белорусского избирательного законодательства, введению моратория на применение смертной казни, изменению политики белорусского руководства в отношении СМИ [25; 42]. Однако такие рекомендации были неприемлемыми для белорусских властей, стремившихся сохранить сформированную в прежние годы модель развития. В июне 2018 г. на встрече с Европейским комиссаром по вопросам расширения и политики добрососедства Й. Ханом Глава белорусского государства выразил намерение увязывать трансформацию белорусского общества со степенью открытости ЕС для Беларуси, прежде всего в сфере экономики [24]. В октябре 2018 г. на открытии заседания Основной группы Мюнхенской конференции по безопасности, собравшейся в Минске, он заметил: «Нам говорят, что Европа заинтересована в суверенитете Беларуси. При этом отдельные наши западные партнеры в восторге от позиции Минска по Абхазии и Южной Осетии, по Крыму и Донбассу. Однако, как только доходит до конкретных вопросов взаимодействия, то у нас, оказывается, есть проблемы с правами человека» [26].

В условиях очередной «оттепели» Беларусь и Евросоюз так и не смогли сформировать полноценную договорно-правовую базу сотрудничества, юридически закрепить Приоритеты партнерства (по неофициальной информации, задержка с определением Приоритетов партнерства была обусловлена позицией Литвы) [20].

Нерешенным оставался вопрос об упрощении допуска белорусских граждан в страны ЕС. В 2015 г. белорусское руководство разрешило гражданам ЕС посещать без виз Беловежскую пущу, в 2016 г. — Августовский канал, Гродно и Гродненский район (срок разрешенного безвизового пребывания составлял 10 суток). В 2017 г. безвизовый режим сроком до 5 суток был предоставлен гражданам ЕС при условии их прибытия в Беларусь через Национальный аэропорт «Минск». В 2018 г. срок безвизового пребывания увеличился до 30 суток.

Евросоюз приветствовал соответствующие решения белорусского руководства, но не спешил отвечать взаимностью. Более того, в рассматриваемый период посольства стран ЕС стали переходить на процедуру выдачи виз для белорусов через специальные визовые центры, что привело к дополнительному повышению стоимости виз. Облегчение визового режима страны ЕС увязывали с заключением соглашения о реадмиссии и повышением гарантий безопасности для владельцев белорусских дипломатических паспортов. Оптимальным, с точки зрения европейцев, был бы переход на выдачу биометрических паспортов всем категориям белорусских граждан, но белорусское правительство отказывалось пойти на такой шаг, ссылаясь на дороговизну изготовления большого количества паспортов [13].

Дополнительные нюансы в переговорный процесс относительно облегчения визового режима вносила позиция отдельных государств — членов ЕС. К примеру, Польша увязывала подписание соглашения об облегчении визового режима с увеличением количества сотрудников польской дипмиссии в Минске, а белорусская сторона с этим не соглашалась, выражая опасение, что польские дипломаты будут выдавать белорусам не столько визы, сколько «карты поляка» [31; 44].

Противоречивыми выглядели результаты экономического взаимодействия Беларуси с ЕС. Европейский союз оставался в числе наиболее значимых торговых и инвестиционных партнеров белорусского государства. По товарообороту в 2017 г. он занимал вторую позицию после России (в целом на ЕС приходилось 23 % от общего объема внешней торговли Беларуси), а по объему иностранных инвестиций, поступивших в Беларусь, — первую позицию [6, с. 64, 67]. В феврале 2017 г. структуры ЕС отменили квоты на белорусский текстиль, действовавшие с 1993 г. Однако объем торговли товарами между Беларусью и ЕС в конце второго десятилетия XXI в. был ниже, чем в его начале: на пике конфронтации в 2011 г. он составлял 24,5 млрд дол. США, на начальном этапе нормализации отношений в 2015 г. — 14,4 млрд, а в благополучном с политической точки зрения 2017 г. — 14,5 млрд [48, с. 212; 49, с. 212; 50, с. 242]. В экспортных поставках преобладали нефтепродукты и сырая нефть. В 2011 г. на их долю приходилось 25,4 % экспорта из Беларуси в страны ЕС, в 2015 г. — 19 %, в 2017 г. — 13,3 % [6, с. 261; 49, с. 218; 50, с. 246].

Проблемы сохранялись и при реализации совместных энергетических проектов. В 2018 г. страны Прибалтики и Польша фактически отказались от энергетического сотрудничества с Беларусью, отдав предпочтение созданию «энергокольца», соединенного с континентальными энергосетями ЕС (предположительно, отсоединение от энергосетей Беларуси и России произойдет в 2025 г.) [47]. Серьезным «раздражителем» в отношениях Беларуси с Литвой стала проблема строительства Белорусской АЭС в Островце, причем литовская сторона настойчиво стремилась вовлечь Евросоюз в энергетический спор с Беларусью.

Не удалось реализовать в рамках ВП и масштабные проекты с участием государств СНГ, находившихся в партнерских отношениях с ЕС. Каждое из этих государств осуществляло взаимодействие с ЕС самостоятельно, без учета интересов и возможностей других стран-партнеров. Эта линия поведения стала определяющей после подписания Украиной, Грузией и Молдовой соглашений об ассоциации с ЕС в 2014 г.

В целом можно сделать следующие выводы.

1. ВП представляло собой соседскую инициативу ЕС, и его основные параметры определяли политики государств — членов Евросоюза. Во главу угла соответствующей инициативы были положены критерии сближения европейских государств — участников СНГ с Европейским союзом, т. е. политические аспекты. ВП объективно не предполагало равноправного диалога с государствами-партнерами и выстраивалось по «евроцентричной» схеме, которая ранее успешно использовалась при выстраивании отношений ЕС с государствами Центральной и Восточной Европы, нацеленными на обретение членства в ЕС. При этом вовлечение Беларуси в ВП в значительной мере было связано со стремлением европейских политиков изменить белорусскую политическую систему в желательном для себя духе и поспособствовать отделению Беларуси от России.

2. Для белорусского руководства при присоединении к ВП превалирующими являлись возможности расширения сотрудничества с ЕС в сферах экономики и энергетики, получения европейских инвестиций и технологий. Политический интерес заключался в расширении возможности маневрирования на мировой арене, придании белорусской внешней политике реальной многовекторности. Однако реализовывать на практике пожелания европейцев об изменении внутренней и внешней политики белорусского государства официальный Минск не спешил.

3. Особенности подходов Беларуси и ЕС к проблематике сотрудничества в рамках ВП предопределили периодизацию взаимодействия. Можно выделить три периода:

а) 2008 — конец 2010 гг. — период формирования основ сотрудничества в рамках ВП;

б) конец 2010 — 2012 гг. — период охлаждения в отношениях Беларуси и ЕС, сузивший возможности двустороннего взаимодействия;

в) 2013—2018 гг. — период нормализации отношений Беларуси с ЕС, расширения дипломатического диалога, поиска взаимоприемлемого формата сотрудничества.

4. Несмотря на некоторые позитивные изменения в отношениях, произошедшие после 2013 г., Беларусь и ЕС к началу 2019 г. не смогли сформировать полноценную договорно-правовую базу, юридически закрепить Приоритеты партнерства, урегулировать проблему облегчения допуска в Евросоюз белорусских граждан и «малого приграничного движения». Существенных изменений не претерпела структура торговых операций Беларуси и ЕС, совместные инвестиционные проекты сохраняли «точечный» характер. Европейский союз не воспринял предложение белорусской стороны о выстраивании сотрудничества на основе идеи «интеграции интеграций».

5. Нежелание обеих сторон поступаться принципами предопределило недостаточно высокую эффективность сотрудничества Беларуси и ЕС, включая их взаимодействие в рамках ВП. Для белорусского руководства более важными направлениями внешней политики являлись участие в евразийских интеграционных процессах и поддержка китайской инициативы «Один пояс, один путь». В свою очередь, европейские политики предпочитали выстраивать отношения с «передовиками» ВП — Украиной, Грузией и Молдовой.

Список использованных источников

1. Барахвостов, П. А. От санкций к диалогу / П. А. Барахвостов // Беларус. думка. — 2016. — № 11. — С. 74—79.
2. Барахвостов, П. А. Участие Республики Беларусь в «Восточном партнерстве» (2013—2016 гг.) / П. А. Барахвостов // Дипломатия Беларуси: прошлое и настоящее: сб. материалов науч. семинара (Минск, 16 марта 2016 г.) / под ред. А. В. Русаковича. — Минск: БГУ, 2016. — С. 4—8.
3. Бенита Ферреро-Вальднер: «Восточное партнерство» — осознанный выбор ЕС [Электронный ресурс] // Deutsche Welle. — 07.05.2009. — Режим доступа: <https://p.dw.com/p/HlQf>. — Дата доступа: 27.05.2018.
4. Борко, Ю. А. Восточное партнерство: проект, реальность, будущее / Ю. А. Борко. — М.: Ин-т Европы РАН, 2018. — 70 с.
5. Бригадин, П. Беларусь в контексте Европейской политики: между ЕС и Россией / П. Бригадин, Н. Веремеева, Д. Ротман // Восточное партнерство: проблемы и перспективы / под науч. ред. Е. Коростелевой. — Минск: ГИУСТ БГУ, 2011. — С. 130—169.
6. Внешняя торговля Республики Беларусь: стат. сб. — Минск: Б.и., 2017. — 389 с.
7. Встреча президентов стран таможенной «тройки», Украины и высоких представителей Евросоюза, 26 авг. 2014 г. [Электронный ресурс] // Официальный интернет-портал Президента Республики Беларусь. — 26.08.2014. — Режим доступа: <http://president.gov.by/ru/news_ru/view/vstrecha-prezidentov-stran-tamozhennoj-trojki-ukrainy-i-vysokix-predstavitelej-evrosojuza-9627/>. — Дата доступа: 26.12.2018.
8. Выступление Министра иностранных дел Беларуси В. Макея на пленарной сессии саммита Восточного партнерства «Достижения после Рижского саммита и новые приоритеты» (Брюссель, 24 нояб. 2017 г.) [Электронный ресурс] // Министерство иностранных дел Республики Беларусь. — 25.11.2017. — Режим доступа: <http://mfa.gov.by/press/statements/a5a8140c6164bce4.html>. — Дата доступа: 05.12.2017.
9. Выступление министра иностранных дел Республики Беларусь Владимира Макея на пленарной сессии саммита инициативы «Восточное партнерство» (Рига, 22 мая 2015 г.) [Электронный ресурс] // Министерство иностранных дел Республики Беларусь. — 23.05.2015. — Режим доступа: <http://mfa.gov.by/press/news_mfa/db9a7111dc650d31.html>. — Дата доступа: 23.12.2018.
10. Выступление министра иностранных дел Республики Беларусь Владимира Макея на пленарном заседании саммита «Восточного партнерства» (Вильнюс, 29 нояб. 2013 г.) (пер. с англ. яз.) [Электронный ресурс] // Министерство иностранных дел Республики Беларусь. — 29.11.2013. — Режим доступа: <http://mfa.gov.by/press/news_mfa/ee9cf823287b46c4.html>. — Дата доступа: 12.12.2018.
11. Достанко, Е. А. Республика Беларусь и ЕС: сотрудничество в рамках Восточного партнерства в 2008—2009 гг. / Е. А. Достанко // Беларусь в современном мире: материалы VIII Междунар. конф., посвящ. 88-летию образования Белорус. гос. ун-та (30 окт. 2009 г.) / редкол.: В. Г. Шадурский [и др.]. — Минск: Тесей, 2009. — С. 34—35.
12. Достанко, Е. А. Республика Беларусь и ЕС: сотрудничество в рамках «Восточного партнерства» / Е. А. Достанко // Проблемы управления. — 2010. — № 1. — С. 236—241.
13. Дубина, Ю. Безвиз для белорусов: Минск хочет больше, чем способен дать Евросоюз? / Ю. Дубина [Электронный ресурс] // Беларус. праўда. — 21.06.2017. — Режим доступа: <https://belprauda.org/bezviz-dlya-belarusov-minsk-hochet-bolshe-chem-sposoben-dat-evrosoyuz/>. — Дата доступа: 21.12.2018.
14. Европейский инвестиционный банк собирается финансировать белорусский малый бизнес [Электронный ресурс] // Select.by. Все банки Беларуси. — 01.12.2017. — Режим доступа: <https://select.by/content/view/13937/>. — Дата доступа: 01.12.2018.
15. Заявление Министерства иностранных дел Республики Беларусь [Электронный ресурс] // Министерство иностранных дел Республики Беларусь. — 01.10.2011. — Режим доступа: <http://www.mfa.gov.by/press/news_mfa/b9843f846435be1c.html>. — Дата доступа: 12.10.2018.
16. Заявление начальника управления информации — пресс-секретаря МИД Андрея Савиных в связи с решением Совета ЕС [Электронный ресурс] // Министерство иностранных дел Республики Беларусь. — 28.12.2012. — Режим доступа: <http://mfa.gov.by/press/news_mfa/a61ec799fc09f2a3.html>. — Дата доступа: 28.12.2018.
17. Казакевіч, А. Беларусь у рэгіёне краін Усходняга партнёрства (1992—2012 гг.) / А. Казакевіч, А. Валодзькін, А. Філіпаў. — Вільнюс; Мінск: Ін-т паліт. даслед. «Палітычная сфера», 2014. — 35 с.
18. Кизима, С. Белорусские интересы в Восточном партнерстве / С. Кизима // Актуальные проблемы международных отношений и глобального развития: сб. науч. ст. Вып. 4 / Белорус. гос. ун-т. — Минск, 2016. — С. 240—243.
19. Конобеев, В. «Восточное партнерство»: перспективы и скрытые смыслы / В. Конобеев // Беларус. думка. — 2009. — № 7. — C. 46—50.
20. Коровенкова, Т. Что мешает Минску и Брюсселю подписать соглашение о приоритетах партнерства / Т. Коровенкова [Электронный ресурс] // Naviny.by: белорусские новости. — 05.10.2018. — Режим доступа: <https://naviny.by/article/20181005/1538717261-chto-meshaet-minsku-i-bryusselyu-podpisat-soglashenie-o-prioritetah>. — Дата доступа: 15.10.2018.
21. Коростелева, Е. Восточное партнерство: новая возможность для стран-соседей? / Е. Коростелева // Восточное партнерство: проблемы и перспективы. — Минск: ГИУСТ БГУ, 2011. — С. 10—41.
22. Литвинюк, А. И. Трансграничное сотрудничество и «Восточное партнерство» как инструменты взаимодействия Республики Беларусь и Европейского союза / А. И. Литвинюк // Республика Беларусь — Европейский союз: проблемы и перспективы партнерства / А. А. Коваленя [и др.]; под ред. Л. Ф. Евменова; Нац. акад. наук Беларуси, Ин-т философии. — Минск: Беларус. навука, 2013. — С. 322—336.
23. Лукашевич, Ю. В. Эволюция подходов ЕС к Беларуси. Перспективы и возможности сотрудничества / Ю. В. Лукашевич // Проблемы управления. — 2010. — № 3. — С. 142—146.
24. Лукашенко, А. Г. Встреча с еврокомиссаром по европейской политике соседства и переговорам о расширении ЕС Йоханнесом Ханом / А. Г. Лукашенко [Электронный ресурс] // Официальный интернет-портал Президента Республики Беларусь. — 21.06.2018. — Режим доступа: <http://www.president.gov.by/ru/news_ru/view/vstrecha-s-evrokomissarom-po-evropejskoj-politike-sosedstva-i-peregovoram-o-rasshirenii-es-joxannesom-xanom-18968/>. — Дата доступа: 21.06.2018.
25. Лукашенко настаивает, чтобы Европейский союз открылся для Беларуси [Электронный ресурс] // Sputnik Беларусь. — 21.06.2018. — Режим доступа: <https://sputnik.by/politics/20180621/1036145505/lukashenko-nastaivaet-chtoby-evrosoyuz-otkrylsya-dlya-belarusi.html>. — Дата доступа: 21.06.2018.
26. Лукашенко, А. Г. Открытие встречи Основной группы Мюнхенской конференции по безопасности / А. Г. Лукашенко [Электронный ресурс] // Официальный интернет-портал Президента Республики Беларусь. — 31.10.2018. — Режим доступа: <http://www.president.gov.by/ru/news_ru/view/otkrytie-vstrechi-osnovnoj-gruppy-mjunxenskoj-konferentsii-po-bezopasnosti-19782/>. — Дата доступа: 31.10.2018.
27. Макей встретился в Брюсселе с вице-президентом Еврокомиссии Федерикой Могерини [Электронный ресурс] // TUT.by: белорусский портал. — 31.05.2018. — Режим доступа: <https://news.tut.by/economics/595043.html>. — Дата доступа: 31.12.2018.
28. Межевич, Н. «Утром деньги — вечером стулья», или «Восточное партнерство» перед рижским саммитом / Н. Межевич [Электронный ресурс] // Российский совет по международным делам. — 14.05.2015. — Режим доступа: <http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/utrom-dengi-vecherom-stulya-ili-vostochnoe-partnerstvo-pered/>. — Дата доступа: 18.12.2018.
29. Мельянцов, Д. Беларусь — Европейский союз: количество не переходит в качество / Д. Мельянцов // Белорус. ежегодник. 2017. — Вильнюс: Логвінаў, 2017. — С. 74—82.
30. Мельянцов, Д. Беларусь — Евросоюз: второе издание «разрядки» / Д. Мельянцов // Белорус. ежегодник. 2016. — Вильнюс: Логвінаў, 2016. — С. 80—91.
31. Мельянцов, Д. Координационная группа Беларусь — ЕС: на западном фронте без перемен / Д. Мельянцов [Электронный ресурс] // Наше мнение. — 21.12.2018. — Режим доступа: <https://nmnby.eu/news/analytics/6772.html>. — Дата доступа: 25.12.2018.
32. Мельянцоў, Дз. Беларусь — Еўрапейскі саюз: напярэдадні чарговага пацяплення / Дз. Мельянцоў // Белорус. ежегодник. 2013. — Минск: Логвинов, 2014. — С. 88—96.
33. Мельянцоў, Дз. Беларусь — Еўрапейскі саюз: новы парадак дня на фоне ўкраінскага крызісу / Дз. Мельянцоў // Белорус. ежегодник. 2014. — Вильнюс: Логвінаў, 2015. — С. 73—82.
34. Мельянцоў, Дз. У тупіку: развіццё адносінаў Беларусі з Еўрапейскім саюзам / Дз. Мельянцоў // Белорус. ежегодник. 2012. — Минск: Белорус. ин-т стратег. исследований, 2013. — С. 85—93.
35. Мельянцоў, Дз. У ценю 19 снежня: развіццё адносінаў Беларусі з Еўрапейскім саюзам / Дз. Мельянцоў // Белорус. ежегодник. 2011. — Минск: Белорус. ин-т стратег. исследований, 2012. — С. 69—77.
36. Морозов, П. А. Восточное партнерство: перспективы реализации и выгоды для Беларуси / П. А. Морозов // Беларусь и современная Европа: политика, экономика, культура: материалы науч. семинаров 2008—2009 гг. / редкол.: А. Зам, В. Балакирев, В. Улахович. — Минск: Тесей, 2010. — С. 26—40.
37. Неменский, О. Б. Участие Белоруссии в программе Восточного партнерства ЕС в контексте восточной политики Польши / О. Б. Неменский // Славян. альманах. — 2017. — № 3—4. — С. 155—177.
38. О встрече Министра иностранных дел Беларуси В. Макея с делегацией Европейского банка реконструкции и развития [Электронный ресурс] // Министерство иностранных дел Республики Беларусь. 14.09.2017. — Режим доступа: <http://mfa.gov.by/press/news_mfa/c00789bc998531b7.html>. — Дата доступа: 21.12.2018.
39. Об участии В. Макея в неформальной встрече глав МИД стран — участниц «Восточного партнерства» [Электронный ресурс] // Министерство иностранных дел Республики Беларусь. — 13.02.2013. — Режим доступа: <http://mfa.gov.by/press/news_mfa/df8ac672afabd973.html>. — Дата доступа: 23.12.2018.
40. Об участии Министра иностранных дел Беларуси В. Макея в неформальной министерской встрече стран — участниц ВП [Электронный ресурс] // Министерство иностранных дел Республики Беларусь. — 13.09.2013. — Режим доступа: <http://mfa.gov.by/press/news_mfa/f236a7510802d747.html>. — Дата доступа: 12.09.2018.
41. Опорный банк Евросоюза пришел в Беларусь. Готов выделять по 200 млн евро в год [Электронный ресурс] // TUT.by: белорусский портал. — 21.11.2018. — Режим доступа: <https://news.tut.by/economics/616339.html>. — Дата доступа: 21.11.2018.
42. Отношения Беларусь — ЕС: справочный материал [Электронный ресурс] // European Union External Action. — 01.11.2017. — Режим доступа: <https://eeas.europa.eu/headquarters/headquarters-homepage_ru/35851/Отношения ЕС-Беларусь. Справочный материал>. — Дата доступа: 01.12.2018.
43. Перельмут, В. В. Политический аспект участия Республики Беларусь в программе «Восточное партнерство» / В. В. Перельмут // Политика и общество. — 2013. — № 4. — С. 428—434.
44. Посол Польши о внешней политике Беларуси, Куропатах и скандале на Белсате [Электронный ресурс] // TUT.by: Белорусский портал. — 21.12.2018. — Режим доступа: <https://news.tut.by/economics/618901.html>. — Дата доступа: 13.12.2018.
45. Русакович, А. В. Беларусь — Европейский союз: основные проблемы партнерства / А. В. Русакович // Актуальныя пытанні беларуска-польскіх адносін: да 20-годдзя Дагавора паміж Рэспублікай Польшча і Рэспублікай Беларусь аб добрасуседстве, сяброўстве і супрацоўніцтве ад 23 чэрвеня 1992 г.: матэрыялы беларус.-поль. «круглага стала» / рэдкал.: В. Г. Шадурскі [і інш.]. — Мінск, БДУ, 2012. — С. 80—86.
46. Русакович, А. В. Политика Европейского союза в отношении постсоветских государств Восточной Европы в 2004—2014 гг. / А. В. Русакович, П. А. Барахвостов // Журн. междунар. права и междунар. отношений. — 2014. — № 4. — С. 9—15.
47. Страны Балтии подписали соглашение о синхронизации энергосетей [Электронный ресурс] // Sputnik Латвия. — 29.06.2018. — Режим доступа: <https://m.lv.sputniknews.ru/Baltics/20180629/8688462/baltic-states-poland-ec-podpisali-soglashenie-sinhronizatsii-elktrosetey.html>. — Дата доступа: 23.12.2018.
48. Таможенная статистика внешней торговли Республики Беларусь: бюл. / Гос. тамож. комитет Респ. Беларусь. — 2011. — Январь—декабрь. — Минск: Белтаможсервис, 2012. — 226 с.
49. Таможенная статистика Республики Беларусь: бюл. / Гос. тамож. комитет Респ. Беларусь. — 2015. — Январь—декабрь. — Минск: Белтаможсервис, 2016. — 254 с.
50. Таможенная статистика внешней торговли Республики Беларусь: бюл. / Гос. тамож. комитет Респ. Беларусь. — 2017. — Январь—декабрь. — Минск: Белтаможсервис, 2018. — 267 с.
51. Трещенков, Е. Ю. «Восточное измерение» политики соседства Европейского союза: возникновение и эволюция / Е. Ю. Трещенков // Вестн. СПбГУ. Сер. 6. — 2010. — Вып. 4. — С. 118—129.
52. Трещенков, Е. Ю. Эволюция политики соседства Европейского союза в отношении Беларуси, Молдовы и Украины (2003—2010 гг.): автореф. дис. … канд. ист. наук / Е. Ю. Трещенков. СПб., 2011. — 26 с.
53. Шадурский, В. Г. Беларусь в «Восточном партнерстве»: поиск баланса интересов / В. Г. Шадурский // Восточная Европа. Перспективы. — 2011. — № 1. — С. 39—48.
54. Czachor, R. Polityka zagraniczna Republiki Białoruś w latach 1991—2011. Studium politologiczne / R. Czachor. — Polkowice: Wydawnictwo Dolnośląskiej Wyższej Szkoly Predsiębiorczości i Techniki w Polkowicach, 2011. — 351 s.
55. Tymanowski, J. Rola i znaczenie Republiki Białoruś we współczesnej Europie / J. Tymanowski. — Toruń: Wydawnictwo Adam Marszałek, 2017. — 245 s.

Статья поступила в редакцию в декабре 2018 г.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.