Права человека в истории и традициях Беларуси

Александр Кохановский, Сергей Ходин

Александр Кохановский — кандидат исторических наук, заместитель декана исторического факультета Белорусского государственного университета
Сергей Ходин — кандидат исторических наук, доцент кафедры источниковедения и музееведения исторического факультета Белорусского государственного университета

Беларусь — это древняя земля, на которой сформировалась богатая и самобытная полуторатысячелетняя культура. В VI—VIII вв. землю Беларуси колонизировали славянские племена, ассимилировавшие и частично вытеснившие балтов. Так был дан первоначальный импульс формированию белорусского этноса. С IX века известно первое государственное образование в бассейнах рек Западная Двина и Днепр — Полоцкая земля, а затем и Туровское княжество, которые сдержали натиск крестоносцев на Восток и не подчинились монголо-татарам. Белорусское Понеманье в XIII веке стало центром образования одной из крупнейших феодальных монархий Европы — Великого княжества Литовского, Русского и Жемойтского. Город Новогрудок был первой столицей этого федеративного государства, а политическая и духовная культура Полотчины — определяющей в его эволюции на протяжении ряда столетий. Старобелорусский язык в Великом княжестве Литовском являлся и официальным государственным и повседневным разговорным.

Проблема прав человека имеет довольно большую историю в Беларуси. Ее истоки многие ученые связывают с распространением христианства, христианской морали, а также появлением первых памятников права, поскольку важнейшим способом защиты прав человека остается кодификация и публикация законов. В этой связи следует отметить свод княжеских постановлений X—XII вв., имевших общерусский характер ("Русская правда"). Полоцкие и Смоленские грамоты XIII—XIV вв., в которых закреплены права отдельных категорий граждан этих земель, не только продолжали данные традиции, но и содержали целый ряд существенных отличий: холопы (рабы) обладали правом владеть и распоряжаться недвижимым имуществом, вести торговлю и др.

Существенным продвижением на пути к решению вопроса прав человека явилось законодательство Великого княжества Литовского, Русского и Жемойтского (Литовско-Белорусского государства). В памятниках права этого периода нашли отражение многие принципы, сформулированные позже во Всеобщей декларации прав человека. Так, уже в Судебнике Казимира IV 1468 г. утверждался принцип презумпции невиновности.

Выражением стремления к правовому государству стали статуты Великого княжества Литовского. Прежде всего, необходимо отметить Статут 1588 г., где в статье 1 раздела 1 провозглашался принцип единства права для всего населения княжества. В Статут вошли нормы государственного (конституционного) права, что было новым явлением в законодательной практике европейских государств. В нем отражена богатая правовая культура белорусского народа, на языке которого Статут написан.

Статуты Великого княжества Литовского формировались на основе традиций местного, идущего со времени Полоцкой земли права. Важное значение придавалось созданию справедливого беспристрастного суда. В Полоцкой Руси прибегали к большому количеству присяжных. Так, в Правде Ярослава Мудрого сказано, что истец во всякой тяжбе должен идти с ответчиком "на извод перед двенадцатью гражданами", которые должны были разобраться в деле и определить степень вины. Существенным шагом в данном направлении явилось учреждение независимых от администрации выборных судов в каждом повете и разделение судебной и исполнительной власти в целом, закрепленное учреждением Главного Литовского Трибунала в 1581 г. Задачей выборных судей являлась защита не только интересов государства, но и отдельной личности (возможность обжаловать решения и действия должностных лиц). Статут 1588 г. закрепил гласность судебного процесса, участие защитников, состязательность сторон. В статье 2 Статута говорилось о том, что государство не имеет права наказывать по заочному обвинению, даже если это касалось оскорбления его или государственной измены.

Впервые в законодательной практике европейских стран в Статуте 1588 г. была разграничена законодательная и исполнительная власть. Законы могли издаваться только выборным представительным органом — Соймом и только подписывались великим князем.

Безусловно, Статут 1588 г. явился памятником права феодального периода и отразил все его противоречия. Равенство всех перед законом соседствовало с сохранением привилегий шляхты и т. д. Однако Статут оказал огромное влияние на развитие права во всей Европе. На основе его традиций была составлена первая в Европе конституция (Конституция Речи Посполитой 1791 г.). После включения Беларуси в состав России власти значительный период сохраняли на ее территории действие положений Статута. С учетом его традиций предполагалось разработать особый Свод законов западных губерний. Однако после шляхетского восстания 1830—1831 гг. позиция российских властей резко меняется, указанный свод не был создан и действие Статута отменено.

Влияние традиций Статута 1588 г. можно проследить в Беларуси даже в советский период. В 1920-е годы, когда советское государство в Беларуси пыталось опираться на местные национальные силы и способствовало изучению белорусской истории и права, была принята Конституция БССР (1927 г.). В ней закреплялись различные формы собственности: от частной до государственной, равенство всех граждан независимо от вероисповедания и национальности и т. д. Самое интересное, что в отличие от конституций других советских республик и Конституции СССР, здесь было закреплено четкое разделение законодательной (Центральный исполнительный комитет) и исполнительной власти (Совет народных комиссаров), более четко регламентировалось участие адвокатов в процессе и т. д.

Когда речь идет о правах человека, важно учесть влияние обычаев, нравов, особенностей национального характера, степень осознания обществом необходимости создания правового государства. История распорядилась так, что Беларусь оказалась на границе двух христианских конфессий: православия и католичества, между Востоком и Западом. Это предопределило формирование таких черт национального характера белорусов, как национальная и религиозная толерантность и гостеприимство. Поэтому независимо от существовавших законов, а иногда и вопреки им, в белорусском обществе присутствовало осознание того факта, что "все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах", что "они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства".

В период средневековья, когда в Западной Европе разрастались влияние инквизиции и борьба с инакомыслием, белорусский менталитет отрицал унитарность общественно-политической жизни, нетерпимость к инакомыслию, концентрацию власти в одних руках и одновременно западный индивидуализм. В Беларуси XVI в. сосуществовали без конфликтов на конфессиональной почве православие, католицизм, ислам, иудаизм и самые радикальные течения реформационного движения. Подчеркнем, что последнее явление стало нереализованной альтернативой становления в Беларуси консолидированного толерантного общества европейского образца с очерченным национальным содержанием, уважением прав представителей национальных и конфессиональных групп, национальных меньшинств.

Терпимость к иному образу жизни, поведению, обычаям, чувствам, верованиям, идеям очень ярко проявилась в стереотипах поведения, фольклоре населения Беларуси. Эта черта формировалась на протяжении более чем тысячелетней истории Беларуси и уже в позднем средневековье — начале нового времени была довольно широко распространена в правящих слоях белорусского общества, что отражалось в политике, проводимой государственными органами Великого княжества Литовского. Это государство, а еще ранее Полоцкая земля стали второй родиной для сотен тысяч евреев, изгонявшихся из стран Средиземноморья и Западной Европы в период средневековья. Здесь они смогли развивать свои национальные традиции, практически беспрепятственно занимались торгово-промышленной деятельностью и донесли свой национальный генофонд до XX столетия. В Беларуси родились первый президент Израиля Хаим Вейцман, премьер-министры этой страны Менахем Бегин и Шимон Перес.

В XVI веке в Беларуси широкое распространение получили идеи эпохи Возрождения и Реформации. Их объединял гуманизм с его утверждением самоценности человека и его жизни. Один из крупнейших представителей общественной мысли Беларуси этого направления А. Волан писал: "А то является нерушимым и вечно длящимся правом человеческой природы: никому не делать обиды, каждому отдать то, что ему принадлежит".

В Беларуси XV—XVI веков могли найти убежище, поддержку и даже меценатов представители гонимых в большинстве стран Европы и Азии радикальных течений. В середине XVI в. на белорусской земле получили поддержку и развитие идеи испанского философа, идеолога наиболее радикального течения Реформации Мигеля Сервета, а также изгнанного из Русского государства представителя еретического направления Феодосия Косого. В Беларуси развертывали свою деятельность ариане с их социальным идеалом коммун.

Вплоть до XIX в. в белорусской истории не встречаются случаи осуждения на смертную казнь за вольнодумство, атеизм и т. д., а также массовые проявления религиозного фанатизма. Напротив, здесь находили убежище и защиту диссиденты соседних стран, например русские старообрядцы, потомки которых сохранили веру предков по сей день. Ощущение реальности соблюдения прав человека, отсутствие гонений по социальным и политическим мотивам в Великом княжестве Литовском и Речи Посполитой, привлекли внимание французских ученых-энциклопедистов. Государственное устройство Речи Посполитой они считали одним из высших достижений в Европе того времени, образцом для подражания. Жан-Жак Руссо даже планировал переезд в Беларусь, где известный меценат Антоний Тизенгауз обещал ему всемерное содействие, и только случай помешал реализации этого плана.

В Беларуси в конце XVIII — начале XIX в., даже в условиях Российской империи, были популярны идеи физиократов с их планами реальной поддержки крепостного крестьянства. Эти же идеи нашли отчетливое выражение в деятельности общества "шубрбвцы", которое объединяло в начале XIX в. профессуру Виленского университета. Деятельность этого общества наложила значительный отпечаток на дальнейшее развитие общественно-политического движения в Беларуси XIX в. В значительной степени планы, связанные с соблюдением и уважением прав человека, были представлены в программных документах представителей национально-освободительного движения. Активными участниками восстаний 1794 г. и 1830—1831 гг. были жители городов, рассчитывавшие на возвращение более широких прав городского самоуправления по магдебургскому образцу, и прежде всего шляхта, которая выступала не только за восстановление Речи Посполитой, но и за возвращение былых вольностей, за реализацию популярного в то время лозунга "За нашу и вашу свободу".

Эпоха "белорусизации" 1920-х гг., когда советское и партийное руководство пыталось учесть этническое преобладание белорусского населения, также ярко характеризует традиции толерантности, стремление к соблюдению прав человека. Не было отмечено никаких существенных проявлений национализма, высокомерного отношения к другим языкам и культурам. Более того, создание условий, способствовавших расцвету белорусской культуры, привело к развитию культур этнических меньшинств. В 1920-е гг. в местах их компактного проживания создавались национальные административные единицы, где не только обучение в школах, но и делопроизводство велось на национальном языке. Четыре языка — польский, еврейский, белорусский и русский — были объявлены государственными. Стремление восстановить права всех народов в равной степени проявилось даже в земельной политике. Были созданы, например, общество по наделению землей еврейского населения и специальная комиссия (ее возглавил известный белорусский государственный деятель, историк В. Игнатовский). Организуемые еврейские земледельческие общины (в соответствии с традициями преимущественно в виде земледельческих артелей) получали большие участки земли. Отношение к ним, даже в условиях малоземелья белорусских крестьян, характеризовалось терпимостью и даже сочувствием.

Во времена фашистской оккупации белорусское население укрывало военнопленных (русских, украинцев, представителей других национальностей), рискуя жизнью старалось спасти от расстрелов и репрессий еврейское население.

В сознании белорусского общества с давних времен утверждалось представление о том, что правительства не дают, не жалуют основные права, а призваны защищать свободы и права, которыми человек наделен от рождения, что законы должны защищать человека. Еще в середине XVII в. известный политический мыслитель и правовед Беларуси и Литвы Александр (Адам) Олизаровский писал: "Правители не могут ввергнуть своих подданных в неволю не только силой, но и установлением прав. Этому принципиально противится божественное право, естественное право и право народов. Ибо никакие законы не могут санкционировать несправедливость". Все отмеченное выше позволяет утверждать, что соблюдение прав человека имеет в Беларуси глубокую историю и богатые традиции, заложенные в самой психологии, способе поведения, национальном характере белорусов.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2019 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.