Белорусский журнал международного права и международных отношений 2002 — № 4


международные отношения

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВСТУПЛЕНИЯ В ЕВРОСОЮЗ ВОСТОЧНОЕВРОПЕЙСКИХ ГОСУДАРСТВ

Александр Шарапо

Шарапо Александр Викторович — доктор исторических наук, профессор, декан факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Для того, чтобы лучше понять суть проблем, связанных со вступлением восточноевропейских стран в Европейский cоюз, а также политических и экономических процессов, происходящих в них в настоящее время, хотелось бы коротко напомнить предысторию этих событий. Как известно, после демократических "бархатных" революций страны этого региона встали на путь движения в направлении традиционного западного общества — демократии и рыночной экономики. Именно формирование демократической политической системы в начале 1990-х гг. предопределило суть процесса трансформации в этих странах в последнее десятилетие и их решимость связать свою дальнейшую политическую и экономическую судьбу с Евросоюзом. В этот период им удалось создать относительно прочные государственные институты демократии, обеспечить разделение и баланс между различными ветвями власти, стабилизировать парламентскую систему. Ни в одном из государств Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) не сложилась президентская республика, не утвердилась, как, например, в Беларуси, сильная президентская власть. В условиях парламентской республики президент никогда не берет на себя определение политической и экономической стратегии и ответственность за их реализацию. Следует подчеркнуть, что решение о вступлении этих стран в ЕС является не прерогативой того или иного президента, а продуктом работы всей законодательной и исполнительной власти, всего общества.

Немалую роль в этом сыграла новая сложившаяся в этих государствах социальная структура и определенные ею новые социальные интересы. Анализ политических платформ ведущих политических партий (а ими являются либеральные посткоммунистические партии — новые социал-демократические, аграрные, христианско-демократические) показывает, что все они стоят на позициях рыночных отношений, западных ценностей и являются сторонниками тесного сближения со странами Евросоюза. Вместе с тем, следует отметить, что в ряде стран ЦВЕ наряду с господствующими партиями нового толка имеются и те, которые вышли из "реального социализма". В одних государствах этого региона возродившиеся довоенные партии играют важную роль, в других — являются анахронизмом. Однако во всех странах экстремистские и прокоммунистические партии и группы находятся на периферии политической жизни. Благодаря этому фактору в восточноевропейских странах удалось достигнуть значительного общественного согласия о присоединении к ЕС. Как показали опросы общественного мнения, вступление в Европейский союз поддерживало от 40 до 80 % населения1. Такие колебания объясняются тем, что вместе с общими чертами процесс политической трансформации в разных странах ЦВЕ имел свои различия. Они были обусловлены особенностями демократических революций 1989 г. в том или ином государстве, разной социально-экономической ситуацией, разным соотношением политических сил, различным уровнем политической культуры элит и населения. В качестве главных различий можно назвать: создание в одних странах однопалатного, в других — двухпалатного парламента; применение разных демократических процедур при формировании одних и тех же государственных институтов; наличие различных институтов и форм контроля за деятельностью правительства и государственной администрации; различные по своей структуре правительства и отличный от других уровень децентрализации управления.

Однако, несмотря на имеющиеся различия, общим для всех государств ЦВЕ является их стремление в кратчайшие сроки избавиться от коммунистического прошлого и влиться в общеевропейские военно-политические и экономические организации — Североатлантический альянс и Европейский союз. Основным мотивом таких устремлений стал фактор своеобразной "страховки" от возможного повторения поствоенных событий в Венгрии, Чехословакии, Польше и, в меньшей степени, в ряде других бывших стран социалистического содружества, когда появляющиеся ростки демократии в этих странах подавлялись любыми, в том числе и военными, средствами. В этом плане их можно понять, хотя, как известно, одним из первых объявленных принципов созданного Содружества Независимых Государств стал принцип невмешательства во внутренние дела других, в том числе и восточноевропейских, государств и признание их суверенитета.

Говоря о подобного рода опасениях, следует подчеркнуть, что они, по мнению политиков стран ЦВЕ, могли не только исходить из "восточного направления", но и быть связанными с западноевропейскими странами. Можно напомнить, что в начале 1990-х гг. отмечались обеспокоенность чехов и поляков угрозой экспансии, которая могла бы исходить из объединенной Германии, страх перед германским влиянием, политической и культурной "германизацией". Парадоксально, но в то время и в самой Германии стали появляться опасения, что вступление восточноевропейских стран в ЕС и НАТО и усиление в этой связи их политического веса в европейских структурах приведут к снижению роли самой ФРГ в регионе и утрате ею позиций "осевой" державы в Центральной Европе2.

О неоднозначности процесса присоединения стран ЦВЕ к Евросоюзу говорят и сомнения, исходящие из самих структур этой организации, суть которых сводилась к вопросу: выдержат ли европейские институты, созданные еще в начале 1950-х гг. в расчете на 6 стран-членов, проверку на прочность после доведения количества членов до 25—27. Известно, что в начале 1990-х гг. они едва справлялись с противоречивыми отношениями и взаимными претензиями 15 стран — членов Евросоюза. Немало споров вызывала проблема финансирования процесса расширения ЕС за счет западноевропейских стран, так как согласно программе "Повестка-2000" эти страны должны отчислять до 4 % своего ВВП в пользу экономически отсталых "новичков". Хотелось бы напомнить в этой связи слова Г. Шредера: "Мы не можем и не хотим следовать политике, при которой мы расчитываемся деньгами… Мы больше не желаем решать проблемы Европы с помощью германской чековой книжки"3. Как известно, на Совете ЕС в Берлине в марте 1999 г. он добился сокращения расходов ФРГ по программе "Повестка-2000" до 220 млн евро.

Это лишь часть обоюдных опасений, связанных с расширением ЕС и высказываемых в 1990-е гг. Каково состояние дел в этом плане сегодня? Нужно сказать, что если вопрос с обеспокоенностью постепенно утих, то, что касается нестыковок, несогласованностей, они имеют место, и в немалом количестве. Возьмем в качестве примера недавний раунд переговоров Еврокомиссии со странами — кандидатами на вступление в ЕС, когда Польше фактически были навязаны дорогостоящее укрепление ее границ с Россией, Украиной и Беларусью и модернизация всей пограничной инфраструктуры. Вместе с тем, Польшу предупредили, что даже после ее вступления в ЕС ее граждане пока будут подвергаться паспортному контролю на границах Евросоюза и только после 2006 г., когда восточная часть польской границы будет обустроена, может быть рассмотрен вопрос о распространении на Польшу шенгенских правил. Несмотря на то что все десять "подходящих" к вступлению в ЕС стран преодолели на сегодняшний день уже 25—27 разделов соответствия общим нормам ЕС из 30 существующих, впереди остаются самые важные вопросы — вклады в общий бюджет ЕС и дотации из него для вступающих стран, а также болезненная тема субсидий аграрному сектору новых членов ЕС. Этот нелегкий торг был сознательно перенесен на самый финал переговорного процесса.

Несмотря на формальное завершение большинства переговорных разделов, сама Еврокомиссия в своих документах отмечает наличие крупных изъянов и пробелов в практическом выполнении этих договоренностей. Так, для многих стран и во многих главах предусмотрены переходные периоды, зачастую касающиеся жизненно важных проблем. К примеру, в главе "Свободное перемещение людей" предусмотрен семилетний переходный период для свободного перемещения рабочей силы с Востока на Запад. Это подразумевает, что граждане вступивших в ЕС стран не смогут свободно отправляться на поиски работы на Запад Европы.

В то же время по настоянию стран-кандидатов установлен переходный период в главе "Свободное перемещение капиталов". Страны-кандидаты боятся наплыва покупателей сельскохозяйственных земель и участков для дач со стороны богатых западных соседей. Отмечается проблематичность применения в полном объеме главы "Свободная конкуренция" из-за неготовности многих стран отказаться от государственной поддержки таких отраслей, как металлургия. Не готовы страны-кандидаты и к введению высоких ставок НДС, например, на табачные изделия, которые сейчас в ЕС в несколько раз дороже, чем в Восточной Европе4.

Длительные переходные периоды предусмотрены и для либерализации энергетического рынка, где население стран-кандидатов ждет повышения тарифов вкупе с закрытием их неэффективных электростанций, включая АЭС.

Но все это относится к легким, преодолимым проблемам. Главный торг начнется за бюджетные отчисления и вливания и аграрные субсидии. Это вполне объяснимо, поскольку страны-кандидаты намного беднее стран — членов ЕС и рассчитывают хоть крохами от богатых соседей поправить свои финансы. По данным ЕС, ныне только Словения и Кипр имеют ВВП на душу населения, сопоставимый со среднедушевым ВВП в ЕС, составляющий, соответственно, 71 % и 86 %. ВВП на душу населения Чехии составляет 59 %, Венгрии — 52 %, Мальты — 52 %, Словакии — 48 %, Польши — 39 %, Эстонии – 36 %, Литвы — 29 %, Латвии — 28 % от среднего уровня в ЕС5.

Большинству этих стран с крупным аграрным сектором ЕС предлагает только 25 % дотаций на сельскохозяйственное производство по сравнению с существующим уровнем в ЕС с последующим пропорциональным повышением до 100 % в течение 10 лет6. Такая перспектива является убыточной для таких стран, как Польша, Венгрия, Словакия, которые пытаются выбить уступки от стран-членов. В связи с этим представители ЕС открыто говорят не просто о торге между странами-членами и кандидатами, но и о возможностях закулисной борьбы с формированием коалиций "обиженных" стран.

Особую обеспокоенность в восточноевропейских странах вызывают экономические вопросы, в первую очередь экспортно-импортные квоты, финансирование различных программ и необходимость "играть" в экономике по общеевропейским правилам, зная, что это может привести к негативным последствиям для национальной экономики. Такие настроения усилились в последнее время на фоне экономического спада в странах ЕС по итогам 2001 г. Например, по данным Евростата, в 2001 г. страны Евросоюза вышли на самые низкие за последние 5 лет экономические показатели: ВВП сократился на 0,1%, промышленное производство — на 1,6 %, экспорт — на 0,9 %, импорт — на 0,8 %7. Цифры незначительные по величине, но они характеризуют отрицательную тенденцию, а это, в свою очередь, диктует необходимость реформирования европейской экономической системы. Как недавно заявил министр финансов Великобритании, "Европа должна признать, что не использует полностью свой потенциал… Перед нами стоит задача в течение 10 лет создать более конкурентоспособную и динамично развивающуюся экономику на основании проведения реформ рынков производства, труда и капитала".

Эти и другие отрицательные моменты, связанные с расширением Евросоюза, негативно сказывается на настроениях населения восточноевропейских стран. В частности, как показал опрос общественного мнения, проведенного среди граждан Чехии, в этой стране увеличивается количество противников реализации планов вступления республики в Европейский союз. За последние три месяца число оппонентов европейской интеграции среди чешских граждан удвоилось. Согласно распространенным здесь итогам опроса населения, в референдуме по вопросу о вступлении страны в ЕС против голосовали бы 36 % граждан. В конце прошлого года против реализации планов присоединения Чехии к ЕС высказывались только 19 % граждан8. Чехи опасаются утраты государственной независимости и снижения темпов развития национальной экономики. Многие из них уверены, что в случае вступления в ЕС республика станет экономическим придатком развитых стран Западной Европы, западноевропейские фирмы скупят землю и промышленные предприятия Чехии, усилится эксплуатация относительно дешевой рабочей силы.

Против планов вступления Чехии в ЕС проголосовали бы фермеры, рабочие промышленных предприятий, мелкие предприниматели, жители провинциальных населенных пунктов. Отрицательно в отношении членства своей страны в ЕС настроены граждане Западной Чехии, опасающиеся проведения реституции в пользу изгнанных из Чехословакии после Второй мировой войны судетских немцев.

На этом фоне в странах — "старых" членах ЕС среди населения растет безразличие к процессу его расширения, вызванное "усталостью" от общеевропейской тематики в средствах массовой информации. Безрадостную картину полного незнания жителями стран Евросоюза их будущих партнеров — восточноевропейских государств — высветил опрос общественного мнения, проведенный социологической службой ЕС "Евробарометр". Из 16 тыс. опрошенных западноевропейцев 99 % признали, что они "совершенно не информированы ни о предстоящем расширении ЕС, ни о странах, которые готовятся вступить в него". Меньше 1 % участников опроса смогли перечислить все 10 стран, претендующих на вступление, только 17 % смогли назвать предполагаемую дату расширения Евросоюза — 2004 г.9

Брюссельские социологи явно по политическим соображениям избегали главного вопроса: о поддержке вступления новых стран в ЕС. Однако о сдержанном отношении опрошенных к "бедным родственникам" свидетельствует косвенный вопрос о желании жить и работать в странах-кандидатах. 76 % опрошенных ответили категорически "нет", 12 % затруднились ответить, и только 12 % высказались положительно. При этом подавляющее большинство из них назвали лишь две страны: Мальту и Кипр. Только единицы согласились бы на переезд в остальные страны — очередники — в Польшу, Чехию, Венгрию, Словакию, Словению и страны Балтии10.

Конечно, исходя из вышеназванных и других негативных моментов, не следует делать вывод о нецелесообразности интеграции вообще и в рамках Евросоюза в частности. Речь может идти о том, что нельзя воспринимать вступление в ЕС как абсолютное благо, не требующее никаких издержек. Это же относится и к процессу интеграции в СНГ. Во всем нужен прагматизм и трезвая оценка политической и экономической ситуации и ее перспектив.

1 Политическая трансформация стран Центральной и Восточной Европы. М.: ИМЭПИ РАН, 1997.
2 Вестник научной информации. ИМЭПИ РАН. Эпикон. 2001. № 4.
3 Там же.
4 ИТАР-ТАСС. Пульс планеты. Европа. 2002. 18 апреля.
5 Там же. 23 апреля.
6 Там же. 4 февраля.
7 European economy. European Commission. 2002. N 1.
8 ИТАР-ТАСС. Пульс планеты. Европа. 2002. 24 мая.
9 Там же. 3 июня.
10 Там же.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2022 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.