журнал международного права и международных отношений 2015 — № 4


международные экономические отношения

Опыт развития западноевропейской интеграции

Елена Давыденко, Юлия Киреева

Автор:
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. — доктор экономических наук, профессор кафедры международных экономических отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. — студент специальности «Мировая экономика» факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Ботеновская Екатерина Сергеевна — кандидат экономических наук, доцент кафедры международных экономических отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Павловская Светлана Владимировна — кандидат экономических наук, доцент кафедры мировой экономики факультета международных экономических отношений Белорусского государственного экономического университета


Статья посвящена изучению развития Европейского союза как модели международной экономической интеграции, определению особенностей построения и оценке возможностей использования его опыта на постсоветском пространстве, что крайне актуально в условиях углубления евразийской интеграции, а также на фоне кризисных явлений в Евросоюзе в настоящее время. Проведен анализ динамики основных экономических показателей стран и регионов Европейского союза за последние 13 лет (до и после вхождения в ЕС), что позволило обосновать взаимовлияние и взаимозависимость участников объединения, включенных в единый организм — европейскую интеграцию. Проведенный анализ выявил характерные особенности построения интеграции, которые способствовали успеху Евросоюза на мировой арене, а также ряд ключевых проблем Европейского союза на данном этапе, на основании которых была проведена аналогия с развитием евразийской интеграции. Доказано, что для ЕАЭС возможно лишь частичное использование европейского опыта из-за ряда внутренних и внешних факторов. В то же время необходимо учитывать положительные аспекты и уроки ЕС в процессе дальнейшего формирования Евразийского экономического союза.


Европейский союз (ЕС) является влиятельным участником международного сообщества и одним из трех основных и наиболее развитых центров современного мирового хозяйства, наряду с США и Японией. ЕС — это сплоченная политическая и экономическая сила, один из главных полюсов мировой политики и экономики. Однако с начала нового века Евросоюз испытывает ряд проблем и кризисных явлений, а его перспективы и успешное будущее у многих экспертов вызывают сомнения. В настоящее время большую актуальность приобрели научные попытки объяснить причины такой стагнации и даже спада и определить возможные пути развития ЕС, а также оценить возможность применения классического опыта Европейского союза в развитии интеграции между другими странами, в частности в рамках формирующегося Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

Теоретико-методологическую основу статьи составили работы отечественных и зарубежных ученых по истории и особенностям развития ЕС, а также оценке возможностей использования его опыта другими начинающими интеграционными объединениями. Это монографии и статьи таких авторов, как С. А. Бобков [1], Л. Б. Вардомский [3], В. Г. Введенский [4], В. В. Заварзина [6], А. П. Киреев [8], В. Б. Рыжов [11], С. Л. Ткаченко [12], И. Э. Точицкая [13], Ю. В. Шишков [15] и др.

Для того чтобы определить, насколько выгодным для стран стало вхождение в ЕС, проведем анализ динамики основных экономических показателей стран — участниц Европейского союза за последние 13 лет, которые для большинства стран охватывают период как до, так и после присоединения к интеграции. Таким образом, цель настоящей статьи — оценить опыт создания и развития Европейского союза, а также выделить те позитивные особенности интеграционного процесса, которые могли бы быть использованы для построения интеграции на постсоветском пространстве.

Разделим страны — участницы западноевропейской интеграции на три группы на основе регионального размещения и схожести их экономического развития: 6 стран Западной Европы (Бельгия, Германия, Италия, Люксембург, Нидерланды, Франция), 5 стран Центральной Европы (Венгрия, Польша, Словакия, Словения, Чехия) и 3 страны Прибалтийского региона (Литва, Латвия и Эстония). Для анализа выберем следующие показатели, которые наиболее полно характеризуют социально-экономическое развитие стран: ВВП на душу населения, валовой национальный доход на душу населения, сальдо платежного баланса по торговле товарами и услугами, уровень безработицы, уровень инфляции, индекс развития человеческого потенциала и индекс инновационной активности стран. Изучив показатели по каждой стране, выведем средний показатель по всей группе, который будем использовать в анализе.

Прежде всего, рассмотрим один из наиболее важных показателей — ВВП на душу населения (табл. 1). «Ядро» Европейского союза, ВВП на душу населения которого значительно отличается от центральноевропейских и прибалтийских стран, быстрыми темпами развивалось в рамках ЕС вплоть до 2008 г., когда начался мировой финансовый, а позже экономический кризис. В посткризисный период можно наблюдать замедление роста и его снижение, представленные мелкими нестабильными колебаниями. Расширения ЕС в 2004 и 2007 гг., вызванные присоединением Венгрии, Кипра, Латвии, Литвы, Мальты, Польши, Словакии, Словении, Чехии, Эстонии, а также Болгарии и Румынии [23], обозначены увеличением среднего ВВП на душу населения стран Прибалтики и Центральной Европы. В первом случае, по данным статистики, с 8220,7 до 9972 дол. США в 2004 г. и с 11 454 до 14 400,3 дол. США в 2007 г., а во втором случае с 6598,9 до 7895,5 дол. США в 2004 г. и с 10 242,1 до 12 697,9 дол. США в 2007 г., учитывая то факт, что до расширения ежегодное изменение составляло не больше 1000 дол. США [16].

Таблица 1

ВВП на душу населения европейских стран, дол. США

 

2015_4_davydenkokireeva_t1

И с т о ч н и к: собственная разработка на основе [16]. 

Страны Центральной Европы вступили в ЕС в основном в 2004 г. С этого времени можно наблюдать ускоренный экономический рост стран. Однако, достигнув своего пика в 2008 г., началось снижение темпов роста, вызванное мировым кризисом. В двух странах, Болгарии и Румынии, которые вошли в состав ЕС в 2007 г., наблюдался большой скачок ВВП на душу населения в период 2006—2008 гг., когда страны вошли в ЕС. Если прирост ВВП на душу населения в Болгарии был в среднем 100—300 дол. США до присоединения к ЕС, то уже в 2007 г. он составил 1477,2 дол. США (2006 г. — 4455,7 дол. США, 2007 г. — 5932,9 дол. США), а в 2008 г.— 1363,2 дол. США (2008 г. — 7296,1 дол. США) [16]. Тем не менее, обратный эффект можно наблюдать в прибалтийских странах, экономический рост которых практически не увеличился или же снизился после вступления в ЕС; в некоторых случаях изменение составило не больше 200 дол. США, что незначительно в сравнении, например, с ростом в 2001—2002 гг., равным 1292,3 дол. США на душу населения [16]. Можно судить о том, что условия ЕС, казавшиеся такими привлекательными для Литвы, Латвии и Эстонии, оказались на деле не настолько выгодными. Данные страны столкнулись, в первую очередь, с такими проблемами, как сильная европейская конкуренция, обязательное выделение средств на «спасение» других экономик, таких как Греция, и т. д. Стоит отметить, что сами эти страны жили за счет финансирования Европейским союзом, проходившего в несколько этапов. Так, на первом этапе выплат помощь от ЕС Эстонии в 2004—2006 гг. составила 800 млн евро, что повлияло на улучшение экономической ситуации и вызвало рост показателей.

Рассмотрим такой показатель, как уровень совокупного дохода на душу населения (табл. 2).

Таблица 2

Национальный доход на душу населения, дол. США 

 

2015_4_davydenkokireeva_t2

И с т о ч н и к: собственная разработка на основе [18].

Как свидетельствуют данные, уровень благосостояния стран Западной Европы закономерно возрастал с начала тысячелетия, что объясняется их взаимовыгодным сотрудничеством в рамках ЕС, однако в посткризисный период этот показатель заметно снизился с 52 884 дол. США в 2008 г. до 45 653 дол. США в 2009 г. [18]. Анализ динамики развития прибалтийских и центральноевропейских стран показывает, что в отношении уровня благополучия населения они шли практически по одинаковому пути развития и с момента вступления ЕС также испытывали постепенное улучшение уровня жизни населения, который достиг своего пика перед началом мирового экономического кризиса.

Сальдо торгового баланса, основанное на разнице экспорта и импорта стран (табл. 3), в странах Западной Европы удалось удержать в профиците на протяжении всего исследуемого периода, даже в момент мирового кризиса. Среди стран Центральной Европы также наблюдается положительная тенденция улучшия торговой ситуации: после вступления в ЕС страны расширяют торговые отношения, получают возможность развивать экспорт и выходить в профицит торгового баланса. На примере Румынии, которая вступила в ЕС в 2007 г., можно более подробно рассмотреть эту ситуацию. Имея в 2007 г. дефицит в размере –23,822 млн дол. США, уже к 2009 г. она вышла на уровень –9,956 млн дол. США, так как после вхождения в ЕС Румыния смогла успешно интегрироваться в торговлю в рамках рынка ЕС, присоединилась к ряду торговых соглашнений, например Соглашению о свободной торговле с отдельными странами — региональными партнерами (страны Средиземноморья и Центральной Европы), получила возможность наращивать экспорт в Германию и Италию (главные торговые партнеры). Положительный результат в отношении торговли после присоединения получили и страны Прибалтики, выйдя, наконец, в посткризисный период в профицит в 2011—2012 гг. (более 60 % как экспорта, так и импорта Литвы приходится на страны ЕС) [19].

Таблица 3

Сальдо торгового баланса по торговле товарами и услугами, млн дол. США

 

2015_4_davydenkokireeva_t3

И с т о ч н и к: собственная разработка на основе [19].

Однако, несмотря на ряд выявленных положительных тенденций, существуют и очевидные проблемы. Это прежде всего касается таких показателей, как уровень безработицы (табл. 4) и инфляции (табл. 5).

Таблица 4

Уровень безработицы, %

 

2015_4_davydenkokireeva_t4

И с т о ч н и к: собственная разработка на основе [24].

Таблица 5

Уровень инфляции, % 

 

2015_4_davydenkokireeva_t5

И с т о ч н и к: собственная разработка на основе [20].

Так, независимо от региона, членство в ЕС неизменно приводило к повышению уровня безработицы, а самые проблемные в этом отношении страны — Греция и Испания. Высокий уровень безработицы в ЕС является явным последствием кризиса, который привел к сокращению доходов и рабочих мест. В качестве причин высокой безработицы можно также выделить отсутствие опыта среди молодого населения, высокие пособия по безработице, иногда превышающие заработную плату, высокий процент найма «нелегальной» рабочей силы и трудоустройство иностранных граждан. Инфляция также является одной из наиболее серьезных проблем Европейского союза, несмотря на ее снижение в последние годы и прогноз ее постепенного снижения и далее. К концу июля 2014 г. потребительские цены в 18 странах валютного блока, по данным Всемирного банка, выросли в годовом исчислении лишь на 0,4% — это самый низкий показатель с октября 2009 г. [20]. Наибольшая амплитуда уровня инфляции наблюдается в странах Прибалтики, особенно в период мирового кризиса. Рост доходов населения в Латвии привел к раскручиванию механизма инфляции, которому способствовали решения и деятельность правительства, навязываемые банковские кредиты и так называемый «кредитный перегрев».

Индекс развития человеческого потенциала (табл. 6) — это показатель, учитывающий уровень жизни, грамотности, образованности и долголетия населения страны. На основе данного показателя можно увидеть преимущество и большой отрыв в развитии стран Западной Европы от остальных членов ЕС, в то время как уровни развития Центральной Европы и Прибалтики практически совпадают. Однако после вступления в ЕС уровень развития стран Центральной Европы существенно повысился (с 0,76 до 0,82) в результате роста доходов, интегрированности в развитую социальной европейскую сферу, возможности получения европейского образования и т. д. [7].

Таблица 6

Индекс развития человеческого потенциала 

 

2015_4_davydenkokireeva_t6

И с т о ч н и к: собственная разработка на основе [7, с. 28].

Последний из рассматриваемых показателей — инновационный индекс. В соответствии с Европейским инновационным табло «инновационный индекс описывает инновационный потенциал каждой из стран, его инновационную технологическую базу, финансирование и инвестирование инновационных проектов и человеческий потенциал в этой сфере…» [21; 22] (табл. 7).

Таблица 7

Динамика инновационного индекса стран 

 

2015_4_davydenkokireeva_t7

И с т о ч н и к: собственная разработка на основе [21, p. 92; 22, p. 51].

В период вступления в ЕС стран Центральной и Восточной Европы наблюдается положительная динамика данного индекса. Это обусловлено позитивными эффектами от присоединения к интеграции, такими как увеличение доходов и возможностей финансирования, доступ на европейские рынки высоких технологий и обмен знаниями, возможность получения европейского образования и т. д.

Таким образом, исходя из анализа приведенных данных, можно отметить, что основными актуальными проблемами Европейского союза являются:

1) безработица — «проблема № 1» в ЕС, в частности молодежная безработица. В 2012—2013 гг. безработица в ЕС достигла рекордного уровня — 17,3 млн человек [см.: 2];

2) сильное экономическое различие «новых» и «старых» участников ЕС (согласно рейтингу глобальной конкурентоспособности: Германия —4-е место, Швеция — 6-е, Франция — 23-е, Италия — 49-е, Португалия — 51-е, Болгария — 57-е, Румыния — 76-е, Греция — 91-е [5]);

3) выделение страны-лидера — Германии (обладает наибольшим профицитом торгового баланса по сравнению с другими странами Западной Европы: если в 2012 г. в Бельгии дефицит составлял –3,67 млрд дол. США, то Германия получила профицит 197,6 млрд дол. США) [см.: 2; 19];

4) проблема миграции — ведет к снижению индекса развития человеческого потенциала, старению населения, сокращению трудоспособного населения, провоцирует «утечку мозгов»;

5) кризис госдолга, особенно для стран еврозоны. Государственный долг стран еврозоны за 2013 г. составил 9 047 436,6 млн евро, или 92,6 % от совокупного ВВП всех стран — членов еврозоны (в 2011 г., для сравнения, — 8 413 319,6 млн евро, или 87,4 % от совокупного ВВП) [17];

6) тенденция к снижению или «замораживанию» показателей за последние годы по сравнению с первоначальным резким ростом экономики сразу после вступления в ЕС практически во всех странах Евросоюза;

7) вопрос об эффективности еврозоны, т. е. экономические показатели, соответствующие критериям конвергенции, явились результатом консолидации усилий именно на момент вступления в еврозону;

8) тенденция снижения влияния ЕС на решение экономических кризисов и конфликтов.

Необходимо учитывать и тот факт, что в Евросоюз исключительно в интересах евроатлантической политики были приняты государства со слабой экономикой. Вскоре после этого ранее успешное и многообещающее объединение стало испытывать ряд проблем, что повлекло за собой множество вопросов о будущем ЕС. Нынешние проблемы ЕС вызваны возросшим влиянием политической составляющей, а разница национальных экономик постепенно отходит на второй план. Наиболее ярким примером является экономика Греции. За годы пребывания в ЕС, а особенно в зоне евро, в стране происходила быстрая деиндустриализация экономики, почти не осталось собственной промышленности, за исключением легкой индустрии, а сельское хозяйство составляет менее 5 % ВВП. Основная часть продукции, потребляемой греками, — импорт из других стран ЕС. Получается, что страна практически полностью утратила экономическую самостоятельность и живет и питается за счет «общего организма» — Евросоюза. Если Греция уйдет от евро и вернется к драхме, этот импорт подорожает в разы. Поэтому важно сохранять национальную идентичность государств и учитывать особенности национальных экономик [см.: 10].

Таким образом, в настоящее время многие эксперты прогнозируют хронические структурные проблемы в отдельных странах — членах ЕС и подтверждают отсутствие эффективных решений значительной части долгосрочных проблем (старение населения и адаптация мигрантов, поиск модели интеграции с восточноевропейскими соседями, отсутствие баланса между Германией, другими крупными, а также малыми странами — членами ЕС). В качестве причины таких негативных оценок и прогнозов некоторые называют сохранение ситуативной экономической политики, в том числе наднациональной, и отсутствие каких-либо кардинальных мер, направленных на долгосрочную перспективу, которые бы вывели страны ЕС на путь стабильного роста.

Однако, несмотря на ряд существующих проблем, Евросоюз до сих пор является образцом построения успешной интеграции, и его опыт должен быть интересен участникам других интеграционных объединений, например Республике Беларусь как участнице развивающейся евразийской интеграции.

При проведении сравнительного анализа ЕС и ЕАЭС можно обнаружить как схожие черты, проблемы и тенденции, так и ряд ключевых различий.

Во-первых, можно отметить схожие элементы в стратегиях, программных документах, целях и задачах, организационных структурах и порядке принятия решений евразийской и европейской интеграций.

Кроме того, изучив ряд показателей, можно по аналогии с ЕС отметить наличие больших различий социально-экономического развития стран — участниц ЕАЭС. Экономический потенциал России более чем в 8 раз превосходит суммарный потенциал остальных членов интеграционного объединения [см.: 3].

Анализ показателей торговли в рамках Таможенного союза (ТС) показывает, что Россия обладает наибольшими объемами экспорта и импорта и, следовательно, является основным торговым партнером остальных участников. Таким образом, как и в ЕС, можно наблюдать выделение явного лидера интеграции.

Тем не менее, существуют довольно значительные различия между ЕАЭС и ЕС, ввиду которых становится невозможным использование опыта западноевропейской интеграции странами — участницами ЕАЭС без учета отличительных особенностей евразийской интеграции. Это, в первую очередь, различные целевые ориентиры, нежелание поступиться собственным суверенитетом, неполная реализация этапов, неэффективность принятия решений, отсутствие слаженного наднационального управления, невыполнение или нарушение сторонами принимаемых решений, различие механизмов трансформации принятых международных документов в национальные законодательства, принятие сторонами национальных законодательных актов по вопросам формирования ТС без согласования с другими членами союза, отсутствие санкций к сторонам-нарушителям, недостаточно высокий статус организации.

Кроме того, существуют значительные различия в процессе построения интеграции. Если ЕС формировался медленно, поступательно, на протяжении 40 лет, то развитие ЕАЭС происходит быстро: 1994 г. — идея формирования зоны свободной торговли; 1995 г. — ТС (Российская Федерация и Республика Беларусь); 2000 г. — ЕврАзЭС (5 стран); 2007 — ТС (Россия, Беларусь и Казахстан); 2010 г. — Единое экономическое пространство, общий рынок (3 страны); 2014 г. — ЕАЭС [14].

Cуммируя все вышесказанное, можно сделать ряд общих выводов относительно использования европейского опыта евразийскими странами. Ввиду различных первоначальных экономических условий, выбранных стратегий, а также целей и задач построения интеграций можно судить о том, что опыт ЕС не пригоден к использованию «в пакете». Для того чтобы вычленить полезные составляющие этого опыта, необходим глубокий анализ и селективный подход к его практическому применению в странах ЕАЭС.

Однако можно выделить следующие основные классические элементы успешной европейской интеграции, которые в теории должны быть основой любого перспективного объединения.

В первую очередь необходимо отметить, что интеграция имеет шансы на успех только в том случае, если ее участники достаточно четко определили ее стратегию, главные этапы и их последовательность. В стратегию европейской интеграции по мере ее выполнения не раз вносились коррективы, но ее общий вектор оставался неизменным.

Региональная интеграция в силу сложности и многообразия проблем и задач, различия интересов ее участников и т. д. несовместима с поспешностью. Попытки нарушить последовательность задач или действий и т. п. обречены на неудачу и могут поставить под сомнение саму идею интеграции. Именно поэтому в европейскую стратегию был заложен принцип поэтапного движения (таможенный союз и общий рынок товаров — единый внутренний рынок — экономический и валютный союз), рассчитанный на несколько десятков лет [9].

Кроме того, функционирование и развитие ЕС обеспечивается системой институтов, норм, методов и процедур, которые создавались и совершенствовались десятилетиями. Сравнивая институциональное устройство ЕС и ЕАЭС, можно отметить, что институты евразийской интеграции еще находятся на стадии развития и становления, из чего вытекают их несовершенство, несогласованность действий и отсутствие единства в принятии решений и направлениях внешних политик.

Важно также и то, что с самого начала первостепенная роль в развитии европейской интеграции была отведена праву. Это соответствовало послевоенной эволюции западноевропейских государств, вставших на путь последовательного осуществления принципа верховенства права. Евросоюз следует этому принципу. В ходе своего развития он создал собственную правовую систему — право ЕС. Накопленный за несколько десятилетий массив нормативных документов является его законодательной базой.

Важнейшим фактором успешного развития европейской интеграции являются также политические лидеры, возглавившие интеграционный процесс: основатели Европейского сообщества Жан Моне и Робер Шуман (Франция), Конрад Аденауэр и Вальтер Хальштейн (ФРГ), Поль-Анри Спаак (Бельгия), Альчидо де Гаспери (Италия). Таким образом, далеко не последнюю роль в развитии и укреплении мирового положения любого интеграционного объединения играет наличие необходимой политической культуры (культура управления и культура межгосударственных
отношений).

Подводя итог, можно отметить, что страны — участницы ЕАЭС по различным критериям еще не готовы к применению опыта ЕС и переходу к более глубоким этапам интеграции. Опыт ЕС больше пригодится в будущем, когда постсоветские государства смогут подготовить хорошую почву для углубления интеграции, но некоторые конкретные элементы этого опыта могут быть использованы и на нынешней стадии развития ЕАЭС.

Список использованных источников

1. Бобков, С. А. Социально-экономическое развитие Евразийского экономического сообщества на современном этапе: проблемы, противоречия и перспективы: автореф. дис ... канд. экон. наук: 08.00.14 / С. А. Бобков; Гос. ун-т упр. — М., 2011. — 22 с.
2. Булатова, А. С. Экономика: учеб. пособие: 3-е изд., перераб. и доп. / А. С. Булатова. — М.: Юристъ, 2002. — 896 с.
3. Вардомский, Л. Б. Евразийское экономическое сообщество: особенности и проблемы развития / Л. Б. Вардомский, Е. М. Кузьмина, А. В. Шурубович // Проблемы прогнозирования. — 2005. — № 6. — C. 116—132.
4. Введенский, В. Г. Современные проблемы регионального сотрудничества России и Европейского союза / В. Г. Введенский. — М.: Серебряные нити, 2010. — 256 с.
5. Всемирный экономический форум: Рейтинг глобальной конкурентоспособности 2013—2014 [Электронный ресурс] // Центр гуманитарных технологий: информационно-аналитический портал. — Режим доступа: <http://gtmarket.ru/news/2013/09/05/6219>. — Дата доступа: 17.01.2015.
6. Заварзина, В. В. Совершенствование международно-правового статуса таможенных союзов / В. В. Заварзина. — М., 2009. — 24 с.
7. Индекс человеческого развития стран мира / Human Development Report 2015 [Электронный ресурс] // Центр гуманитарных технологий. — Режим доступа: <http://gtmarket.ru/ratings/human-development-index/human-development-index-info>. — Дата доступа: 17.01.2016.
8. Киреев, А. П. Международная экономика: учеб. пособие. В 2 ч. Ч. 1 / А. П. Киреев. — М.: Междунар. отношения, 1997. — 415 с.
9. Носов, М. Г. ЕврАзЭС и интеграционный опыт ЕС / М. Г. Носов, А. Ю. Бочевер, Ю. А. Борко. — М.: Ин-т Европы РАН, 2009. — 192 с.
10. Панина, Е. В. Социально-экономические и законодательные аспекты развития Eвразийского экономического союза / Е. В. Панина // Евразийская интеграция: экономика, право, политика: междунар. науч.-практ. журн. — 2012. — № 12. — С. 15—20 [Электронный ресурс] // Центр Евразийской интеграции при МПА ЕврАзЭС. — Режим доступа: <http://www.evrazes.spb.ru/files/Issue_12.pdf>. — Дата доступа: 17.11.2016.
11. Рыжов, В. Б. Международно-правовые модели региональных интеграционных объединений / В. Б. Рыжов. — М.: Nota bene, 2007. — 28 с.
12. Ткаченко, С. Л. Европейская валютная интеграция: три ключевые подхода для изучения и анализа / С. Л. Ткаченко // Вестн. Белорус. гос. политех. ун-та. Сер. 2. — 2008. — № 4. — С. 70—73.
13. Точицкая, И. Э. Евразийское экономическое сообщество: исследование экономических эффектов интеграции на примере Беларуси / И. Э. Точицкая; Ин-т экономики Нац. акад. наук Беларуси. — Минск: Право и экономика, 2004. — 95 с.
14. Хронология развития [Электронный ресурс] // Официальный сайт Евразийского экономического союза. — Режим доступа: <http://www.eaeunion.org/#about-history>. — Дата доступа: 17.01.2016.
15. Шишков, Ю. В. Интеграционные процессы на пороге ХХI века: почему не интегрируются страны СНГ / Ю. В. Шишков. — М.: 3-е тысячелетие, 2001. — 480 с.
16. GDP per capita [Electronic resource] // The World Bank. — Mode of access: <http://data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.PCAP.CD?page=1>. — Date of access: 17.01.2016.
17. General government gross debt [Electronic resource] // European Union. — Mode of access: <http://ec.europa.eu/eurostat/tgm/refreshTableAction.do?tab=table&plugin=1&pcode=teina225&language=en>. — Date of access: 17.01.2016.
18. GNI, PPP (constant 2011 international $) [Electronic resource] // The World Bank. — Mode of access: <http://data.worldbank.org/indicator/NY.GNP.MKTP.PP.KD>. — Date of access: 17.01.2016.
19. Goods and services (BPM5): Trade balance indicators, annual, 1980—2013 [Electronic resource] // UNCTADESTAT. — Mode of access: <http://unctadstat.unctad.org/wds/TableViewer/tableView.aspx?ReportId=16418>. — Date of access: 17.01.2016.
20. Inflation, consumer prices (annual %) [Electronic resource] // The World Bank. — Mode of access: <http://data.worldbank.org/indicator/FP.CPI.TOTL.ZG>. — Date of access: 17.01.2016.
21. Innovation Union Scoreboard 2015 [Electronic resource] // European Commission. — Mode of access: <http://ec.europa.eu/growth/industry/innovation/facts-figures/scoreboards/files/ius-2015_en.pdf>. — Date of access: 17.01.2016.
22. Innovation Union Scoreboard 2007 [Electronic resource] // EUBookShop. — Mode of access: <http://bookshop.europa.eu/en/european-innovation-scoreboard-2007-pbNBNA23101/;pgid=Iq1Ekni0.1lSR0OOK4MycO9B00002PRV2Zjf;sid=2Svz9vZp_mLz86DI4RxtUZRM3vj1JVSqpXs=?CatalogCategoryID=Gj0KABst5F4AAAEjsZAY4e5L>. — Date of access: 17.01.2016.
23. List of EU-members [Electronic resource] // European Union. — Mode of access: <http://europa.eu/about-eu/countries/index_en.htm>. — Date of access: 17.01.2016.
24. Unemployment, total (% of total labor force) [Electronic resource] // The World Bank . — Mode of access: <http://data.worldbank.org/indicator/SL.UEM.TOTL.ZS>. — Date of access: 17.01.2016.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2021 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.