Журнал международного права и международных отношений. 2020. № 1-2 (92-93). С. 79—83.
Journal of International Law and International Relations. 2020. N 1-2 (92-93). P. 79—83.

международные отношения — «круглый стол»

Перспективы реализации проекта «Один пояс, один путь» в контексте современных вызовов

Антон Дударёнок

Автор:
Дударёнок Антон Сергеевич — кандидат исторических наук, доцент, начальник отдела Белорусского института стратегических исследований, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Белорусский институт стратегических исследований. Адрес: 7, пр. Победителей, Минск, 220004, БЕЛАРУСЬ

Сложившаяся вокруг COVID-19 ситуация несет серьезные вызовы для китайской инициативы «Один пояс, один путь», построенной именно на тех принципах, которые способна разрушить пандемия. На мировой арене сегодня наблюдается расширение тенденций установления разного рода барьеров и ограничений.

2020 г. стал своего рода пограничной линией, которая четко разделила процесс развития инициативы «Один пояс, один путь» на до и после пандемии. В этой связи представляется важным проанализировать, как изменится роль указанного китайского масштабного геополитического проекта для КНР и для стран-партнеров.

С учетом усиления давления на Китай со стороны коллективного Запада в посткоронавирусную эпоху возвращение к прежнему уровню внешнеполитической активности КНР будет сопровождаться возрастанием значения инициативы «Один пояс, один путь».

Ключевые слова: внешняя политика КНР; «дипломатия масок»; Европейский союз; коронавирус; «Один пояс, один путь»; система социального кредита; торгово-транспортные маршруты; Центральная Азия.


«Prospects for the Implementation of the Belt and Road Project in the Context of Modern Challenges» (Anton Dudaronak)

Author:
Dudaronak Anton — Candidate of History, Associate Professor, Head of the Department, Belarusian Institute for Strategic Research, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Belarusian Institute for Strategic Research. Address: 7, Pobediteley ave., Minsk, 220004, BELARUS

The current situation around COVID-19 poses serious challenges for the Chinese «One Belt, One Road» initiative, which is built on the principles that the coronavirus pandemic can destroy. On the world stage today takes place an increasing tendency to establish various kinds of barriers and restrictions.

The year of 2020 became a kind of borderline, that provided a clear distinction between the development of the Belt and Road for the period before and after the coronavirus. In this regard it is important to analyse how will change the role of this large-scale Chinese geopolitical project for China and for its partners.

Considering the reinforcement of pressure on China from the collective West, in the post-coronavirus era a return to the former level of PRC foreign policy will be accompanied by the growth of the importance of the Belt and Way initiative.

Keywords: Central Asia; coronavirus; European Union; foreign policy of China; «mask diplomacy»; «One Belt, One Road»; social credit system; trade and transport routes.


Существенная неопределенность, сложившаяся для человечества в 2020 г., оказала значительное воздействие на восприятие международных тенденций и процессов и оценки исследователей. В настоящее время происходит пересмотр ключевых параметров современного мироустройства, в первую очередь с учетом фактора пандемии коронавируса.

В этой связи изучение вопроса о перспективах реализации проекта «Один пояс, один путь» предполагает дополнение научных публикаций по стратегическим направлениям развития КНР [8], принципам внешней политики Китая [14; 17] и в целом изменению роли азиатского континента в XXI в. [18; 22] другими материалами прогнозно-аналитического характера по отдельным аспектам функционирования указанного масштабного геополитического проекта, охватывающими в первую очередь развитие отношений в треугольнике Китай — Центральная Азия — Европа [2; 7; 19; 22]. В свою очередь актуальные заявления официальных лиц и статистические сведения, появляющиеся в новостных агентствах и медиасфере [1; 3—5; 9; 20—26 и др.], дают возможность оценить направления развития инициативы «Один пояс, один путь» на ближайшую и отдаленную перспективу.

Пекин осуществляет многоуровневую внешнюю политику. В соответствии с китайской формулой «четырех главных опор» отношения с великими державами являются ключом, с окружающими странами — приоритетом, с развивающимися странами — основой, а многосторонние институты — трибуной [14, с. 47].

При этом одной из основ китайской экономики и ее самой существенной чертой выступает концепция стрессоустойчивости, которую Китай стремится применять к двустороннему сотрудничеству, чтобы подчеркнуть важность отношений с теми или иными партнерами [17, с. 85]. В качестве примера можно привести использование Пекином термина «железное братство» по отношению к Беларуси и Пакистану — его важнейшим партнерам в рамках китайской геоэкономической инициативы «Однн пояс, один путь».

Такое видение системы международных отношений позволяет структурировать современную внешнюю политику КНР, представив ее как комбинацию центральных «осей» и вспомогательных «опор», проходящих вдоль жизненно важных для китайской экономики торгово-транспортных магистралей. Механизм сотрудничества государств в рамках инициативы «Один пояс, один путь» выступает в этой формуле как эффективный способ усиления их взаимосвязанности, формирования взаимных интересов на двустороннем уровне, а также поддержания региональной безопасности в многостороннем формате.

Поэтому рассматривая перспективы трансрегионального проекта «Один пояс, один путь» в современных условиях, следует учитывать, что Китай выстраивает отношения с его участниками, исходя из идеи о необходимости сохранения внутреннего равновесия и баланса в окружающем его стратегическом пространстве.

С этих позиций на европейском треке «осевым» государством для КНР выступает Россия, а Беларусь и Казахстан рассматриваются как важные точки «опоры», содействующие реализации инициативы «Один пояс, один путь».

Одновременно все настойчивее о потенциале «Нового Шелкового пути» КНР заявляет Украина. Одним из сигналов готовности Киева развивать сотрудничество с Пекином можно рассматривать недавнее заявление представителя офиса президента страны В. Зеленского о важности для внешней политики азиатского направления в целом [9], а также предложение главы украинского государства отменить визы для граждан КНР [10].

Представляется, что данная тенденция будет поддержана Китаем с учетом множества серьезных вызовов, с которыми столкнулась страна в последние годы, и ее стремления диверсифицировать торгово-транспортные пути. В частности, через мультимодальный коридор «Китай — Кыргызстан — Узбекистан», порты Каспия и Южно-кавказский коридор КНР планирует осуществлять доставку грузов в страны Ближнего Востока и Южной Европы [19].

На фоне распространения глобального влияния КНР на Западе обратили пристальное внимание на поиск слабых мест и возможных рисков в реализации геоэкономической стратегии страны.

Критика Пекина включала следующие обвинения в адрес инициативы «Один пояс, один путь»:

— недостаток информации об инициативе на местах;

— преобладание краткосрочных совместных проектов над долгосрочными;

— недостаточное присутствие крупных брендовых компаний;

— сложные бюрократические процедуры;

— отсутствие согласованных стандартов;

— возможное негативное воздействие на экологию;

— более низкий уровень инвестиций, технологий и высококвалифицированных специалистов по сравнению с американскими и западными компаниями.

Данные претензии не исчезли с началом пандемии. Более того, между Пекином и Вашингтоном наблюдается рост недоверия по отношению друг к другу, а фактор коронавируса оказал дополнительное сдерживающее влияние на китайскую экономику, где в последнее 10-летие итак наблюдалось постепенное снижение темпов роста.

Если в 2010 г. рост ВВП КНР составлял 10,4 %, то по итогам 2019 г. этот показатель уменьшился до 6,1 %, а падение товарооборота КНР и объема внешних инвестиций за год снизилось примерно на 1 %. В июне 2020 г. Международный валютный фонд вновь понизил годовой прогноз по росту экономики Китая до 1 % [15].

В течение последних месяцев стало очевидным, что благодаря глобальности и открытости современного мира проблема одного небольшого региона стала всеобщей и открыла новые уровни социально-экономических рисков.

Эпицентром эпидемии COVID-19 на начальном этапе стал г. Ухань провинции Хубэй. Этот регион называют «узловым пунктом девяти провинций Центрального и Юго-Западного Китая», одним из главных транспортных узлов в самом сердце страны, центром авиа, железнодорожных, речных и автоперевозок КНР [7].

В I квартале 2020 г. наиболее сложная ситуация с эпидемической точки зрения сложилась в провинциях, которые, по официальным данным, ранее показали рост товарооборота с партнерами по проекту «Один пояс, один путь» в пределах от 13 до 30 % (Гуанси-Чжуанский автономный район — 13,2 % [16], Юньнань — 14,9 % [11], Чжэцзян — 16,7 % [3], Сычуань — 20 % [4], Чунцин — 30 % [13] и др.).

Пекину предъявляются масштабные финансовые претензии, связанные с требованиями погасить нанесенный COVID-19 ущерб, который некоторые западные СМИ в рамках информационных атак называют «уханьским вирусом».

Только в мае 2020 г. через СМИ были обнародованы содержание доклада альянса разведслужб США, Австралии, Великобритании, Канады и Новой Зеландии «Пять глаз» с обвинениями КНР в «намеренном сокрытии Китаем данных о коронавирусе» [25], информация со ссылкой на Федеральную разведывательную службу Германии о личной просьбе председателя КНР Си Цзиньпина к главе ВОЗ Т. А. Гебрейесусу скрыть информацию о передаче коронавируса от человека человеку [23], а также американского ЦРУ о том, что в январе «Китай пытался воспрепятствовать тому, чтобы ВОЗ провозгласила чрезвычайное положение в глобальном масштабе» [24].

Представляется, что западная политика сдерживания КНР будет продолжена в этом же направлении и одной из основных мишеней будет выступать инициатива «Один пояс, один путь».

В 2019 г. Китай стал крупнейшим торговым партнером для 25 стран в рамках проекта, которые сегодня оказались подвержены вызовам со стороны усиления позиций сторонников «жестких границ» и экономической самодостаточности. Существует также значительная вероятность роста антикитайских настроений в этих странах, обострения скрытых или застарелых конфликтов (по примеру событий в Кордайском районе Казахстана) либо использования синофобии теми или иными движениями в узкополитических целях. В 2020 г. коронавирус приостановил масштабные инвестиционные программы инициативы «Один пояс, один путь» (в частности, реализуемые в Центральной Азии промышленные, нефтегазовые, инфраструктурные проекты) [22].

Тем не менее, масштабная геоэкономическая стратегия Китая может быть пересмотрена, но не отменена. О потенциальной важности евразийских торгово-транспортных маршрутов для Пекина может свидетельствовать то, что в наименьшей степени эпидемией оказались затронуты Западный и Северо-Восточный Китай. Вместе с тем пандемия является фактором, влияющим на диверсификацию трансъевразийских торгово-транспортных путей из Китая в Европу.

По данным китайской статистики, при тенденции к уменьшению объема международной торговли КНР (с начала 2020 г. экспорт КНР упал на 7,7 %, а импорт на 8,2 %) товарооборот Китая со странами-партнерами по инициативе «Один пояс, один путь» в 2019 г. составил 9,27 трлн юаней (около 1,34 трлн дол. США), увеличившись на 10,8 % по сравнению с 2018 г. [5].

Принятое Госсоветом КНР в 2000 г. «Уведомление о реализации некоторых политических мер по масштабному освоению запада Китая» позволило заложить основу для реализации политики «идти вовне», а затем стать основой для инициативы «Один пояс, один путь». Меры по выравниванию уровня благосостояния внутриконтинентальных и прибрежных провинций осуществлялись даже в условиях пандемии.

В центральноазиатских республиках многие стимулирующие экономику правительственные программы связаны с ожиданиями реализации транзитного потенциала региона. В этой связи возможна некоторая переориентация торговли и инвестиций стран Центральной Азии в сторону России и других стран СНГ. Так, в соответствии с вступившим в силу 1 марта 2020 г. соглашением о расширенном партнерстве и сотрудничестве между Евросоюзом и
Республикой Казахстан будет наращиваться взаимодействие в ряде областей, включая торговлю, борьбу с терроризмом и распространением оружия массового уничтожения [2].

Позицию Брюсселя по вопросу выстраивания отношений с КНР отражают призыв к странам Евросоюза главы внешнеполитического ведомства ЕС Ж. Борреля к разработке «более выверенной стратегии по Китаю, которая также требует улучшения отношений с остальной частью демократической Азии» [26], и аналогичное заявление министра иностранных дел Германии Х. Мааса. В свою очередь, аналитики Economist Intelligence Unit прогнозируют, что после пандемии баланс сил будет решительно смещаться от Запада к Востоку, что облегчит переход к более жизнеспособной модели мирового порядка [18].

С учетом того, что распространение COVID-19 никак не связано с железнодорожными маршрутами, Китай смог быстрее всего восстановить грузовые перевозки по железной дороге и запустить маршрут «Китай — Европа». В частности, уже с конца февраля 2020 г. возобновилось движение грузовых поездов между Северным Китаем и Центральной Азией [6]. Более того, сложившаяся ситуация способствовала возрастанию значения железнодорожного сообщения, создавая дополнительные преимущества для государств, обладающих наиболее развитой сетью дорог и возможностями по обеспечению транзита товаров, в том числе подкрепляя статус Республики Беларусь как «моста в Европу». В ходе состоявшегося 12 июня 2020 г. телефонного разговора белорусского и китайского лидеров председатель КНР Си Цзиньпин подчеркнул необходимость для Беларуси и Китая «превратить вызовы в возможности и углубить сотрудничество в деле совместного строительства проекта ‘‘Один пояс, один путь’’» [21].

Поэтому в перспективе по линии данной инициативы следует ожидать изменения формата взаимодействия КНР с «третьими странами», включая Россию, Центральную Азию и Европу.

При этом можно выделить ряд ключевых тенденций.

С одной стороны, экономические последствия пандемии продемонстрировали многим государствам важность диверсификации экономических связей. В 2019 г. Китай инвестировал 12,78 млрд дол. США в 56 стран — партнеров инициативы «Один пояс, один путь», что составило 12,9 % от общего объема внешних инвестиций Китая [12].

В 2020 г. на фоне замедления развития экономики КНР (пандемия COVID-19 привела к падению ВВП Китая в первом квартале на 6,8 % [26]) следует ожидать готовности Пекина к переформатированию маршрутов и условий реализации инфраструктурных проектов инициативы «Один пояс, один путь» с учетом интересов стран-партнеров.

С другой стороны, в 2019 г. страны-партнеры инвестировали более 7 млрд дол. США в экономику КНР, создав около 5000 предприятий, и Пекин продолжает заявлять о своей потребности в иностранных инвестициях [12]. Об этом, в частности, свидетельствует высказанная Си Цзиньпином еще до пандемии готовность Китая к интернационализации своих инфраструктурных проектов с участием в инвестициях и финансировании международных государственного и частного капиталов.

Еще одной устойчивой тенденцией становится задействование КНР потенциала «дипломатии масок», способствующей укреплению в ряде регионов мира геополитических позиций страны. Китай уже выходит на лидерские позиции в мире по производству медицинских изделий. Данный процесс подкрепляется инициативой Пекина выступить в качестве медицинского хаба [20], при этом проект «Один пояс, один путь» будет служить инфраструктурной основой, благоприятствующей распространению достижений китайской медицины и фармацевтики.

В качестве отдельного направления можно указать и экспорт опыта КНР по формированию системы социального кредита — комплексной системы обеспечения социального благополучия на основе использования новейших технологий, интернета вещей и массивов больших данных. По мнению экспертов, «декларируя стремление к строительству мирового сообщества единой судьбы, руководство Китая не исключает, что после отработки системы общественного доверия (кредита) ее отдельные модули, а также упрощенные варианты могут продаваться либо безвозмездно передаваться третьим странам» [8, с. 64].

Таким образом, на фоне попыток коллективного Запада сдержать невыгодные глобальные сдвиги авторитет и влияние Китая и его международных инициатив, в том числе проекта «Один пояс, один путь», будут возрастать. Многие государства будут проявлять естественное стремление следовать за КНР, которая демонстрирует эффективность своей модели реагирования на пандемию и активно оказывает международную помощь в борьбе с COVID-19.

Список использованных источников

1. Ар линь ар линь нянь и цзиду гонэй шэнчань цзунчжи (GDP) чубу хэсуань цзего // Гоцзя тунцзицзюй = Предварительные результаты учета валового внутреннего продукта (ВВП) в первом квартале 2020 года [Электронный ресурс] // Национальное бюро статистики. — 18.04.2020. — Режим доступа: <http://www.stats.gov.cn/tjsj/zxfb/202004/t20200417_1739602.html>. — Дата доступа: 01.06.2020 (на кит. яз.).
2. Ашимов, А. Наступает новая эра партнерства между Казахстаном и ЕС в области безопасности и торговли / А. Ашимов [Электронный ресурс] // Каравансарай. — 03.03.2020. — Режим доступа: <https://central.asia-news.com/ru/articles/cnmi_ca/features/2020/03/03/feature-01>. — Дата доступа: 03.03.2020.
3. В 2019 году в восточнокитайской провинции Чжэцзян наблюдался рост внешней торговли со странами вдоль «Пояса и пути» [Электронный ресурс] // Синьхуа Новости. — 22.01.2020. — Режим доступа: <http://russian.news.cn/2020-01/22/c_138726347.htm>. — Дата доступа: 18.03.2020.
4. В 2019 году объем внешней торговли провинции Сычуань вырос на 13,8 % [Электронный ресурс] // Синьхуа Новости. — 18.01.2020. — Режим доступа: <http://russian.news.cn/2020-01/18/c_138716050.htm>. — Дата доступа: 17.03.2020.
5. В 2019 году объемы торговли между Китаем и странами вдоль «Одного пояса и одного пути» значительно выросли [Электронный ресурс] // Международное радио Китая. — 20.02.2020. — Режим доступа: <http://russian.cri.cn/economy/weekly/356/20200220/424078.html>. — Дата доступа: 03.03.2020.
6. Возобновлено движение грузовых поездов между Северным Китаем и Центральной Азией [Электронный ресурс] // Синьхуа Новости. — 28.02.2020. — Режим доступа: <http://russian.news.cn/2020-02/28/c_138826455.htm>. — Дата доступа: 15.03.2020.
7. Габуев, А. Си и коронавирус. Чем обернется эпидемия для руководства Китая [Электронный ресурс] / А. Габуев, А. Журавлев, А. Муравьева // Московский центр Карнеги. — 28.01.2020. — Режим доступа: <https://carnegie.ru/commentary/80890>. — Дата доступа: 25.03.2020.
8. Голубев, С. Г. Система общественного доверия как инструмент управления цифровым обществом: китайский опыт / С. Г. Голубев, В. К. Сугак // Журн. Белорус. гос. ун-та. Социология. — 2019. — № 4. — С. 62—74.
9. Заместитель руководителя Офиса Президента: Владимир Зеленский — абсолютно равный игрок на мировой арене [Электронный ресурс] // Президент Украины: официальное интернет-представительство. — 05.05.2020. — Режим доступа: <https://www.president.gov.ua/ru/news/zastupnik-kerivnika-ofisu-prezidenta-volodimir-zelenskij-abs-61005>. — Дата доступа 28.05.2020.
10. Зеленский хочет отменить визы для Китая и других стран для развития туризма [Электронный ресурс] // УНИАН. — 04.06.2020. — Режим доступа: <https://www.unian.net/tourism/news/viza-v-ukrainu-zelenskiy-hochet-otmenit-vizy-dlya-kitaycev-novosti-11024372.html>. — Дата доступа: 08.06.2020.
11. Китайская провинция Юньнань нарастила товарооборот со странами вдоль «Пояса и пути» [Электронный ресурс] // Синьхуа Новости. — 30.01.2020. — Режим доступа: <http://russian.news.cn/2020-01/30/c_138743265.htm>. — Дата доступа: 19.03.2020.
12. Китайские инвестиции в страны вдоль «Пояса и пути» превысили 12 млрд дол. США [Электронный ресурс] // Синьхуа Новости. — 13.01.2020. — Режим доступа: <http://russian.news.cn/2020-01/13/c_138700119.htm>. — Дата доступа: 15.03.2020.
13. Китайский мегаполис Чунцин нарастил товарооборот со странами вдоль «Пояса и пути» [Электронный ресурс] // Синьхуа Новости. — 16.01.2020. — Режим доступа: <http://russian.news.cn/2020-01/16/c_138709603.htm>. — Дата доступа: 16.03.2020.
14. Мамонов, М. В. Инерции и новации во внешней политике Китая / М. В. Мамонов // Междунар. процессы. — 2010. — № 3. — С. 40—56.
15. МВФ ухудшил прогноз падения мирового ВВП в текущем году до 4,9 %, экономики РФ — до 6,6 % [Электронный ресурс] // Финмаркет. — 11.06.2020. — Режим доступа: <http://www.finmarket.ru/news/5264212>. — Дата доступа: 25.06.2020.
16. Отмечен рост торговли Гуанси-Чжуанского АР Китая со странами вдоль «Пояса и пути» [Электронный ресурс] // Синьхуа Новости. — 25.12.2019. — Режим доступа: <http://russian.news.cn/2019-12/25/c_138656928.htm>. — Дата доступа: 21.03.2020.
17. Павлова, Е. Б. «Cтрессоустойчивость» в официальной риторике КНР / Е. Б. Павлова, С. В. Мазаник // Вестн. СПбГУ. Междунар. отношения. — 2019. — Т. 12, №. 1. — C. 77—92.
18. Пандемия смещает геополитический баланс сил от Запада к Востоку // Stan Radar [Электронный ресурс]. — 28.05.2020. — Режим доступа: <https://stanradar.com/news/full/39756-pandemija-smeschaet-geopoliticheskij-balans-sil-ot-zapada-k-vostoku.html>. — Дата доступа: 03.06.2020.
19. Панфилова, В. Бахтиёр Эргашев: Китай выводит страны Средней Азии к иранским портам и в Турцию / В. Панфилова [Электронный ресурс] // Вестн. Кавказа. — 11.06.2020. — Режим доступа: <https://vestikavkaza.ru/material/307569>. — Дата доступа: 18.06.2020.
20. Си Цзиньпин: Китай готов создать Глобальный гуманитарный склад и хаб [Электронный ресурс] // Синьхуа Новости. — 18.05.2020. — Режим доступа: <http://russian.news.cn/2020-05/18/c_139067006.htm>. — Дата доступа: 25.05.2020.
21. Си Цзиньпин провел телефонный разговор с Президентом Беларуси А. Лукашенко [Электронный ресурс] // Синьхуа Новости. — 12.06.2020. — Режим доступа: <http://russian.news.cn/2020-06/12/c_139132421.htm>. — Дата доступа: 15.06.2020.
22. Центральная Азия и коронавирус. Что ожидать? [Электронный ресурс] // Региональная аналитическая сеть Центральной Азии. — 27.02.2020. — Режим доступа: <https://caa-network.org/archives/19280>. — Дата доступа: 07.03.2020.
23. Court, A. China’s president Xi Jinping ‘personally asked WHO to hold back information about human-to-human transmission and delayed the global response by four to six WEEKS’ at the start of the COVID-19 outbreak, bombshell report claims [Electronic resource] / A. Court // Mail Online. — 10.05.2020. — Mode of access: <https://www.dailymail.co.uk/news/article-8304471/Chinas-president-Xi-Jinping-personally-requested-delay-COVID-19-pandemic-warning.html>. — Date of access: 02.06.2020.
24. Griffith, K. CIA ‘believes China pressured WHO to publicly downplay the risk of coronavirus in January while Beijing hoarded medical supplies’ / K. Griffith [Electronic resource] // Mail Online. — 13.05.2020. — Mode of access: <https://www.dailymail.co.uk/news/article-8313615/CIA-believes-China-pressured-publicly-downplay-risk-coronavirus-January.html>. — Date of access: 04.06.2020.
25. Sabbagh, D. Five Eyes network contradicts theory Covid-19 leaked from lab / D. Sabbagh [Electronic resource] // The Guardian. — 04.05.2020. — Mode of access: <https://www.theguardian.com/world/2020/may/04/five-eyes-network-contradicts-theory-covid-19-leaked-from-lab>. — Date of access: 01.06.2020.
26. Wintour, P. Dawn of Asian century puts pressure on EU to choose sides, says top diplomat / P. Wintour [Electronic resource] // The Guardian. — 25.05.2020. — Mode of access: <https://www.theguardian.com/world/2020/may/25/asian-century-marks-end-of-us-led-global-system-warns-eu-chief>. — Date of access: 01.06.2020.

Статья поступила в редакцию в июне 2020 г.

Статья подготовлена по материалам выступления на международном «круглом столе» «Инициатива ‘‘Шелковый путь’’ для Восточной Европы до и после пандемии: вызовы и перспективные направления», организованном Центром евразийских и европейских исследований факультета международных отношений Белорусского государственного университета и Фондом имени Фридриха Эберта


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2021 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.