Журнал международного права и международных отношений. 2020. № 1-2 (92-93). С. 52—58.
Journal of International Law and International Relations. 2020. N 1-2 (92-93). P. 52—58.

международные отношения

Обретение Беларусью безъядерного статуса и его влияние на взаимоотношения со странами Запада в 1991—1994 гг.

Сергей Кузьмич

Автор:
Кузьмич Сергей Викторович — аспирант кафедры истории Беларуси нового и новейшего времени исторического факультета Белорусского государственного университета, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Белорусский государственный университет. Адрес: 4, пр. Независимости, Минск, 220030, БЕЛАРУСЬ

В статье рассматривается деятельность Беларуси по обретению безъядерного статуса как важного условия для построения взаимоотношений с западными государствами после распада СССР. Автор приходит к выводу о том, что нахождение на территории Беларуси ядерного оружия способствовало международному признанию ее суверенитета со стороны мирового сообщества. Отмечается, что усилия Республики Беларусь по поддержанию мира и международной безопасности являются гарантом ее территориальной целостности и неприменения мер политического и экономического принуждения со стороны стран Запада и России.

Ключевые слова: безъядерная зона; безъядерный статус; международные отношения; разоружение; стратегические наступательные вооружения; ядерное оружие.


«The Acquisition of a Nuclear-free Status by Belarus and Its Impact on Relations with Western Countries in 1991—1994» (Siarhei Kuzmich)

Author:
Kuzmich Siarhei — post-graduate student of the Department of Modern and Contemporary History of Belarus of the Faculty of History, Belarusian State University, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Belarusian State University. Address: 4, Nezavisimosti ave., Minsk, 220030, BELARUS

The article examines the activities of Belarus to acquire a nuclear-free status as an important condition for building relations with Western States after the collapse of the USSR. The author concludes that the presence of nuclear weapons on the territory of Belarus contributed to the international recognition of its sovereignty by the international community. It has been established that Belarus served as an example in the field of international security and peacekeeping, for which the West and Russia guaranteed its territorial integrity and non-use of political and economic coercion measures.

Keywords: disarmament; international relations; nuclear-weapon-free status; nuclear-weapon-free zone; nuclear weapons; strategic offensive weapons.


Основной задачей Беларуси после распада СССР стало укрепление суверенитета и независимости, для чего необходимо было получить международное признание со стороны мирового сообщества. Исходя из этого Республика Беларусь при формировании внешнеполитического курса определила своими приоритетными направлениями развитие добрососедских отношений, установление взаимоотношений со странами Запада, а также превращение республики в безъядерное и нейтральное государство [19, с. 32]. Для достижения поставленных задач были определены следующие принципы: нейтралитет, равноудаленность, безъядерность и демилитаризованность [14].

Цель данной статьи — раскрыть процесс обретения Беларусью безъядерного статуса и его значение для западных государств.

Для достижения поставленной цели потребовалось решить следующие задачи:

— охарактеризовать ядерный потенциал Беларуси после обретения независимости;

— выявить основные особенности деятельности Беларуси по обретению безъядерного статуса;

— определить роль безъядерного статуса Беларуси в развитии взаимоотношений с западными государствами.

При написании статьи использовались различные виды источников. Наибольшее значение для изучения проблемы разоружения представляют материалы делопроизводства высших органов управления страны, которые хранятся в Национальном архиве Республики Беларусь. Деятельность республики по обретению безъядерного статуса прослеживается в документах Верховного Совета Республики Беларусь [5] и Совета Министров Республики Беларусь [6]. Вторую группу источников представляют мемуары политических деятелей первой половины 1990-х гг.: В. Ф. Кебича [8], П. К. Кравченко [11], С. С. Шушкевича [21]. Они позволяют восстановить те факты, которые не нашли отражения в других видах источников.

Вопросы ядерного разоружения Беларуси в начале 1990-х гг. нашли свое отражение в трудах белорусских исследователей: К. В. Камышева [7], В. Е. Снапковского [17], В. Е. Улаховича [18], В. Г. Шадурского [19] и др. В них прослеживаются динамика развития внешнеполитических связей Республики Беларусь с государствами Запада, а также их общие интересы в области международной безопасности. Кроме того, процесс ядерного разоружения Беларуси отражен в трудах зарубежных авторов, одним из которых является американский исследователь К. Чернелло [22], проанализировавший процесс и проблемы, с которыми столкнулась Беларусь, получившая ядерное наследие.

Автором проанализированы труды белорусских, украинских и российских исследователей, посвященные проблемам ядерного разоружения и создания зон, свободных от этого вида оружия. Детальный анализ создания в Восточной и Центральной Европе пространства, свободного от ядерного оружия, содержится в работах белорусских специалистов Ю. П. Бровки [3], А. А. Розанова [16], А. В. Шарапо [20]. Данные авторы рассматривают предпосылки и проблемы осуществления инициативы о создании безъядерного пространства в центре Европы. В. Е. Улахович исследует перспективы юридического закрепления безъядерного статуса Республики Беларусь [18, с. 151]. Особый интерес представляет работа украинского юриста Р. А. Коцюба [9], которая анализирует теоретические и практические аспекты правового статуса Украины как безъядерного государства и политико-правовые подходы к созданию на ее территории безъядерной зоны. В исследованиях российских ученых В. А. Орлова, Р. М. Тимербаева и А. В. Хлопкова [15] определяются основные подходы России к проблеме ядерного разоружения. В частности, рассматриваются вопросы международной безопасности, нераспространения оружия массового уничтожения и контроля над вооружениями (прежде всего ядерными).

Начало 1990-х гг. для Беларуси стало периодом международного признания. По состоянию на 10 января 1992 г., независимость республики была признана 45 иностранными государствами, а к 29 января эта цифра увеличилась до 70 государств [5, д. 193, л. 38]. 23 декабря 1991 г. во время встречи в Гааге руководителями государств — членов ЕЭС было принято решение о признании независимости бывших республик СССР, а 27 декабря этого же года Беларусь была признана США. Последними европейскими странами, которые признали независимость Беларуси, стали Люксембург (9 июля 1992 г.), Ватикан (11 ноября 1992 г.) и Португалия (7 декабря 1992 г.) [7, с. 55]. Большинство из указанных государств в той или иной форме выразили готовность установления с Беларусью дипломатических отношений и обмена посольствами.

В геополитических построениях западных аналитиков Беларусь чаще рассматривалась не в качестве самостоятельного объекта, а как часть восточнославянского мира. Интересы Запада в отношении Беларуси, прежде всего, были связаны с военным потенциалом (особенно ядерным), оставшимся на ее территории после распада СССР. Став самостоятельным государством, Беларусь получила весьма внушительное военное наследство. Запад внимательно следил за тем, насколько ее действия в отношении этого наследия будут вписываться в обязательства, принятые еще СССР по Договору о сокращении стратегических наступательных вооружений (далее — ДСНВ) и парижскому Договору о сокращении вооруженных сил и обычных вооружений в Европе [2, л. 6].

Запад был обеспокоен тем, что в новых независимых государствах бывшего СССР, на территории которых находилось ядерное оружие, появятся идеи об использовании «ядерной карты» в своих политических целях, что будет подрывать режим нераспространения [2, л. 7].

Как отмечают многие белорусские специалисты и политики (В. Ф. Кебич [8, с. 230], П. К. Кравченко [11, с. 323], А. А. Розанов [16, с. 38], В. Е. Снапковский [17, с. 46], С. С. Шушкевич [21, с. 231]), а также российские исследователи В. А. Орлов, Р. М. Тимербаев, А. В. Хлопков, судьба ядерного оружия сразу же после распада СССР оказалась в центре внимания лидеров СНГ. Она же привлекла к себе повышенный интерес политических кругов большинства стран мира. В данном случае произошло полное совпадение интересов США и России. И для одного, и для другого государства в равной степени было неприемлемо, если бы Беларусь, Украина или Казахстан попытались заявить свои права на ядерное оружие, оказавшееся на их территории. Таким образом, де-факто они становились бы обладателями ядерного оружия. Необходимо отметить, что проблем по данному вопросу с Беларусью не возникало, в то время как с Украиной и Казахстаном по данной проблеме велись напряженные консультации [15, с. 26].

Беларусь была изначально ориентирована на безъядерный статус. Впервые о своем намерении стать безъядерной зоной Беларусь заявила в 1990 г. В соответствии со статьей 10 Декларации Верховного Совета «О государственном суверенитете Белорусской ССР» от 27 июля 1990 г. республика поставила цель сделать территорию безъядерной зоной и стать нейтральным государством [13]. В данном направлении решительные шаги были сделаны министром иностранных дел Республики Беларусь П. К. Кравченко. 23 октября 1990 г. на сессии Генеральной Ассамблеи ООН он обнародовал инициативу о создании безъядерной зоны в Восточной и Центральной Европе. Для реализации этой инициативы и усиления международной позиции Беларуси П. К. Кравченко ввел тезис «о безъядерной части ядерного целого» [10, с. 12].

На 46-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в октябре 1991 г. П. К. Кравченко предложил провести предметные консультации со всеми заинтересованными сторонами о необходимых мерах по реальному созданию такой зоны, а также о процедурах, методах и путях ее оформления, включая международно-правовые аспекты ее легитимизации [10, с. 13]. В своем выступлении П. К. Кравченко заявил: «Белорусский народ устал быть заложником чьих-либо военных решений. Будущее ядерного потенциала на территории Беларуси, его использование, дислокация или передислокация, контроль над ним — могут и должны решаться только с прямым участием Беларуси, а не за ее спиной» [4, с. 6]. Было отмечено, что реализация этого приоритета продиктована коренными интересами белорусов, особенно в постчернобыльскую эпоху, а также что контроль за ядерным оружием, оперативное управление им должно, безусловно, принадлежать единому центру.

Такую же позицию по вопросу ядерного разоружения на заседаниях Верховного Совета разделял С. С. Шушкевич. «Никакой компенсации мы не должны требовать, — вспоминал он в мемуарах, — потому что большей опасности для людей Беларуси, чем ядерное оружие на ее территории, быть не может» [21, c. 230].

С. С. Шушкевич придерживался той точки зрения, что вывод ядерного оружия — это важнейшее дело, прежде всего для населения самой Беларуси. По его мнению, «если не хочешь погубить свой народ, не держи ядерного оружия на своей территории, особенно на территории такой небольшой страны, как Беларусь» [21, c. 231].

Как указывает В. Е. Улахович, «белорусская делегация при поддержке украинской приложила значительные усилия, чтобы реализовать свою инициативу по созданию безъядерного пространства в Центральной и Восточной Европе, однако потенциальные участники безъядерной зоны ее не поддержали» [18, c. 153]. Прежде всего, это было связано с тем, что предложение Беларуси не соответствовало интересам большинства потенциальных участников безъядерной зоны (Польши, Прибалтийских государств и других стран Центральной Европы), их стратегическим целям по включению в НАТО и в другие западноевропейские структуры безопасности. Североатлантический альянс также не поддержал белорусскую инициативу, хотя и не привел существенных доводов [18, с. 154].

Таким образом, Беларусь впервые в полный голос заявила о своих приоритетах и национальных интересах, что способствовало росту ее международного авторитета. Однако, несмотря на многократные заявления правительства Беларуси о создании безъядерного государства, в международном сообществе данный вопрос не переставал быть актуальным и вызывал особый интерес.

Больше всего ядерной проблемой, связанной с распадом СССР и отсутствием надлежащего контроля над советским ядерным оружием, дислоцированным в Беларуси, Украине, Казахстане и России, были обеспокоены США. В указанный период основные геополитические и геостратегические интересы Америки на постсоветском пространстве сводились к предотвращению возникновения источников угрозы как для национальной безопасности США, так и для их интересов в Восточной Европе. Правительство США в связи с этим готово было оказать финансовую и материально-техническую помощь [2, л. 8]. Как отмечал П. К. Кравченко, в рамках пяти конкретных программ («Стоп-уран», «Конверсия», «Жилье для военнослужащих», «Рекультивация почв загрязненных районов», «Передвижные средства контроля»), разработанных МИД в связи с распространением действия американской программы Нанна — Лугара на Беларусь, финансовая помощь из США превысила 100 млн дол. США [12, с. 355].

Следует отметить, что практически на всех важных встречах и переговорах правительств США и Беларуси вопрос о скорейшем решении проблемы ядерного разоружения стоял на первом месте. Многие из членов правительства США открыто заявляли о том, что вопрос разоружения Беларуси является основой для дальнейших взаимоотношений [8, с. 230].

В сентябре 1991 г. на сессии Генеральной Ассамблеи ООН состоялась встреча министра иностранных дел П. К. Кравченко с госсекретарем Дж. Бейкером. Суть данной встречи была сведена американской стороной к проблеме ядерного разоружения. Дж. Бейкер даже не пытался скрывать, что проблема ядерного разоружения в отношениях с Беларусью беспокоит США больше всего. Он отмечал, что от позиции Беларуси по ядерной проблеме прямо зависит готовность США рассмотреть варианты оказания конкретной помощи — как на чернобыльском направлении, так и при ликвидации последствий нахождения ядерного оружия на территории республики. В целях выяснения этой позиции 18 декабря 1991 г. госсекретарь США Дж. Бейкер совершил визит в Беларусь [11, c. 323].

Во время переговоров речь шла о трех аспектах политики Беларуси: об отношениях с Россией, об отношениях с европейскими странами и о ядерном оружии. Последний вопрос интересовал американцев больше всего. Вспоминая о встрече с Дж. Бейкером, В. Ф. Кебич отмечал следующее: «Приехав прежде всего поинтересоваться судьбой ядерного оружия, но будучи искушенным политиком, Дж. Бейкер дипломатично обсуждал со мной эту проблему в последнюю очередь. Обсуждение проблемы ядерного оружия проходило напряженно» [8, c. 230].

После визита Дж. Бейкера Беларусь часто посещал его заместитель Дж. Тэлбот. Отмечая результаты этих встреч, В. Ф. Кебич указывал, что всякий раз переговоры сводились к проблеме ядерного разоружения. «Не скупясь на официальные заявления о поддержке молодых независимых государств, — отмечал политик, — прагматичная Америка заботилась о собственных интересах и не спешила выходить с Беларусью на полноценные межгосударственные отношения. При этом Вашингтон по-прежнему думал о ней как о части Советского Союза» [8, c. 230].

30 июня 1992 г. в Минске состоялась встреча министра иностранных дел Республики Беларусь П. К. Кравченко с заместителем помощника госсекретаря США Р. Козларичем, непосредственно отвечавшим за развитие отношений с Беларусью, и послами НАТО. В ходе переговоров было обозначено, что ключевым моментом в белорусско-американских отношениях является скорейшая ратификация Беларусью Договора о нераспространении ядерного оружия (далее — ДНЯО), а также Договора об обычных вооруженных силах в Европе (далее — ДОВСЕ). Р. Козларич отметил, что если ДОВСЕ не будет ратифицирован, то это существенно отразится на отношениях между Беларусью и США [6, л. 251].

Министр обороны Республики Беларусь П. П. Козловский по результатам анализа предложенного США проекта Протокола к ДСНВ отмечал: «США понимают и объективно учитывают ситуацию, возникшую в связи с распадом СССР и образованием вместо него новых независимых государств, в том числе и таких, на территории которых размещены стратегические наступательные вооружения» [5, д. 152, л. 235]. Однако, по словам министра, стремление США навязать Беларуси обязательство присоединиться к ДНЯО в кратчайшие сроки было для республики неприемлемо. Как отмечал П. П. Козловский, такой шаг Беларуси должен быть добровольным, без каких-либо условий со стороны других государств. Тогда он будет иметь политическое значение [5, д. 152, л. 236].

Для скорейшего воплощения объявленного Беларусью курса по обретению безъядерного статуса проводились совместные семинары с экспертами из США по проблемам разоружения. При этом во время встречи послов происходил обмен мнениями по вопросам ДСНВ и Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности.

22 октября 1992 г. в Вашингтоне было подписано Соглашение между Республикой Беларусь и США относительно ликвидации последствий аварийных ситуаций и предотвращения распространения оружия массового уничтожения. В целях его реализации был создан межведомственный координационный совет, который отвечал за решение вопросов, связанных с предоставлением США помощи Республике Беларусь в связи с выводом с ее территории ядерного оружия [5, д. 167, л. 165].

28 октября 1993 г. в ходе официального визита делегации Республики Беларусь в США был подписан Меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве в военной области между Министерством обороны Республики Беларусь и Министерством обороны США. Целью подписанного Меморандума являлось обеспечение мира и международной безопасности в Европе, укрепление доверия и углубление понимания между государствами, установление отношений между военными учебными заведениями для обмена преподавателями, курсантами, слушателями и учебными материалами и опытом в области образования и обучения [5, д. 167, л. 170].

Знаменательным событием в истории независимой Беларуси стал визит 15 января 1994 г. президента США Б. Клинтона. В ходе переговоров обсуждались вопросы ядерной безопасности в мире и дальнейшего развития двусторонних отношений между Беларусью и США. В результате визита было подписано более десяти двусторонних договоров и соглашений, а также было заявлено, что Экспортно-импортный банк США готов открыть для Беларуси кредитную линию почти на 1 млрд дол. Особое значение имело Соглашение об изменении двойного налогообложения, крайне важное для развития бизнеса двух стран [10, c. 19].

Представители европейских государств также были обеспокоены отсутствием прогресса со стороны стран СНГ в разоружении и ратификации важнейших международно-правовых договоров. Особую обеспокоенность вызывала позиция по данным вопросам Украины и Казахстана. Их представители предлагали, что сторонами ДСНВ, а значит и обладателями ядерного оружия, должны стать все государства СНГ, на территории которых оно находится. Такая позиция ставила под угрозу ДНЯО, где указывалось только пять ядерных государств. В случае принятия предложений Украины количество таких стран автоматически увеличивалось до восьми, что создало бы опасный прецедент для дальнейшего расширения «ядерного клуба». При этом для Германии вопрос экономической стабилизации и экономического сотрудничества с Россией, Украиной и Беларусью имел гораздо большее значение, чем для США. Поэтому основные задачи «новой политики сдерживания», по мнению немецких экспертов в области внешней политики, состояли в создании защитных механизмов против всевозможных угроз, которые могли бы исходить от республик бывшего СССР.

Достижение указанных целей предполагало тесное сотрудничество с ЕС и США. Для этого следовало сохранить американское военное присутствие в Европе в качестве противовеса непредсказуемым поворотам во внешней политике России, а также Украины. Последняя и вовсе заявляла о своем намерении ввести административный контроль над ядерным оружием, размещенным на ее территории [2, л. 7].

14—16 марта 1992 г. в Беларуси находилась миссия СБСЕ. По результатам визита было заявлено о действиях республики в правильном направлении в области международной безопасности в целях обретения безъядерного статуса [6, с. 229].

16 апреля 1992 г. посол ФРГ Р. Краус передал МИД Республики Беларусь заявление НАТО о присоединении стран СНГ в качестве неядерных государств к ДНЯО. При этом дипломат отметил, что государства НАТО придают большое значение указанному договору, рассматривая его как один из важнейших инструментов укрепления мира и обеспечения международной безопасности [5, д. 152, л. 140].

13 мая 1992 г. представители посольств США, ФРГ, Италии и Турции вручили правительству Беларуси памятную записку по вопросам ДОВСЕ. Иностранные дипломаты высказали обеспокоенность отсутствием прогресса в переговорах между странами — участниками СНГ и выразили надежду на достижение положительных результатов по этим вопросам на встрече в Ташкенте. В документе также указывалось, что данный договор является основой коллективной безопасности и оказывает значительное влияние на все взаимоотношения между государствами СБСЕ. В свою очередь, представители Беларуси подтвердили значение, которое придавалось ДОВСЕ как одному из основных элементов укрепления европейской безопасности [6, л. 238].

Учитывая важность для Запада скорейшего решения проблемы ядерного разоружения, Беларусь начала проводить в данном направлении активные действия. Однако на пути достижения поставленной задачи республика столкнулась со многими трудностями. К ним следует отнести отсутствие международно-правовой базы, структур и специалистов по разоружению, недостаточное материально-техническое и финансовое обеспечение в области разоружения.

Для выработки согласованных взглядов на вопросы ядерной политики государствами — участниками СНГ 4 ноября 1992 г. был образован Комитет по ядерной политике [5, д. 149, л. 225]. В целях исполнения Беларусью взятых на себя международных обязательств по ядерному разоружению при Министерстве обороны Республики Беларусь было создано Национальное агентство по контролю и инспекциям. В его функции входила реализация международных договоренностей по созданию безъядерной зоны [5, д. 152, л. 243].

Благодаря совместной деятельности Беларуси с государствами Запада, в вопросах разоружения удалось достичь значительных результатов. В 1992 г. Беларусь была принята в Совет Североатлантического сотрудничества, получила статус специально приглашенной страны в Совете Европы, а в 1993 г. подала заявку на прием в эту организацию.

21 декабря 1991 г. Беларусь, Россия, Украина и Казахстан заключили Соглашение о совместных мерах по контролю над ядерным оружием. В соответствии со статьей 6 этого документа предусматривался вывод к 1 июля 1992 г. всего арсенала тактических ядерных боезарядов на территорию России. При этом процесс их вывода из БССР в РСФСР был начат еще в конце 1980-х гг. Он был инициирован военными, опасавшимися возможной потери контроля над ядерным оружием вследствие «парада суверенитетов» советских республик, а также обострения межнациональных конфликтов в ряде регионов СССР [15, с. 175]. По состоянию на 1989 г., в Беларуси на 28 базах и объектах было размещено 318 ракет средней и 271 — меньшей дальности. К ним относились: 45 ракет Р-12 (SS-4 Sandal), 6 единиц Р-14 (SS-5 Skean), 179 мобильных ракет ОТР-22 «Темп С» (SS-12B Skaleboard), 92 единицы ОТР-23 «Ока» (SS-23 Spider) и 267 пусковых установок ракетного комплекса мобильного базирования РСД-10 (SS-20 Saber). На вооружении стояли также «Эльбрус» (известный как Scud), менее знаменитые «Точка», «Луна», а также большое количество авиационных атомных боеприпасов [1]. Однако участия в решении вопроса о судьбе этого вооружения Беларусь не принимала. Вывод тактического ядерного оружия из Беларуси был завершен 27 апреля 1992 г.

4 февраля 1993 г. Верховный Совет Республики Беларусь ратифицировал ДСНВ и Лиссабонский протокол, который был подписан 23 мая 1992 г., предусматривавший присоединение республики к ДНЯО в качестве неядерной державы. 14 января 1993 г. Беларусью была подписана Конвенция о запрещении химического оружия. Кроме того, республика в числе первых подписала такие многосторонние международно-правовые соглашения, как Хельсинский заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, Парижскую хартию для Новой Европы, Договор о сокращении вооруженных сил в Европе [17, с. 43].

Как справедливо отмечал В. Ф. Кебич, «стремясь перестраховаться от непредсказуемого развития событий, Запад постепенно привязывал Беларусь различными международными соглашениями к европейским структурам. А это означало, что Беларусь уже была в какой-то мере подотчетна западному сообществу. Проявлялись рычаги, которыми ЕС, НАТО, а через них и США могли воздействовать на республику, если бы она действовала вопреки принятым нормам» [8, c. 233].

Активная деятельность Беларуси в то время наполняла ее инициативу о безъядерной зоне реальным содержанием. Тем самым она демонстрировала миру, что умеет держать слово. Примечательно, что президент США Б. Клинтон во время переговоров с Индией и Пакистаном во второй половине 1990-х гг. неоднократно ссылался на позитивный пример Беларуси. Он высоко оценивал ее вклад в процесс ядерного разоружения в мире [10, с. 13].

Выступая в Академии наук Беларуси перед молодыми учеными, Б. Клинтон заявил: «Вы стали первыми из вновь созданных государств, кто ратифицировал ДСНВ и присоединился к ДНЯО. Вы пережили ядерную трагедию. Мы полны решимости не допустить для вас еще одной» [12, с. 355].

Одним из важных результатов движения Беларуси к обретению безъядерного статуса стало подписание 5 декабря 1994 г. в Венгрии (г. Будапешт) Меморандума о гарантиях без-
опасности в связи с присоединением Беларуси к ДНЯО [9]. Аналогичные гарантии Великобритания, Россия, США предоставляли Украине и Казахстану. Указанные ядерные государства подтвердили свои обязательства в соответствии с Заключительным актом СБСЕ уважать их независимость, суверенитет и существующие границы, а также воздерживаться от угрозы силой и экономического принуждения.

Как справедливо отмечала украинский исследователь Р. А. Коцюба, обретение «безъядерного статуса» предусматривает определенные права и обязанности. При этом ядерные государства становились гарантом этих прав и обязанностей для добровольно отказавшихся от ядерного оружия стран. Однако создание такого правового режима должно не только обеспечивать гарантии национальной безопасности, но и в полной мере раскрыть содержание безъядерного статуса государства [9, с. 7].

Таким образом, деятельность Республики Беларусь в вопросе ядерного разоружения в полном объеме соответствовала интересам Запада, России и мирового сообщества. Это способствовало выстраиванию Беларусью взаимоотношений со странами Запада. В 1992—1994 гг. США продемонстрировали на высоком уровне свое уважение к Беларуси и признали ее вклад в процесс ядерного разоружения в мире. Однако необходимо отметить, что Беларусь получила гораздо меньше дивидендов за выведенное ядерное оружие, чем Украина и Казахстан, что вызвало по данному вопросу полемику многих политических деятелей и специалистов.

Процесс обретения Беларусью безъядерного статуса был сложным и требовал больших финансовых затрат и усилий. Однако, несмотря на сложности, Беларусь легче всех на постсоветском пространстве отказалась от данного вида оружия. Это было сделано в интересах мира и безопасности. Своей деятельностью Беларусь также продемонстрировала международному сообществу умение держать слово. Не требуя настойчиво каких-либо компенсаций за отказ от ядерного оружия, она становилась примером для всех стран в области международной безопасности и поддержания мира. В результате Запад и Россия гарантировали Беларуси неприменение впоследствии мер политического и экономического принуждения. Кроме этого, поддержка России выразилась в снижении цен на энергоносители и оказании помощи в Чернобыльском вопросе.

Список использованных источников

1. Алесин, А. Ядерные «Тополя» вряд ли вернутся в Беларусь / А. Алесин [Электронный ресурс] // TUT.BY: белорусский портал. — 20.04.2010. — Режим доступа: <https://news.tut.by/politics/167556.html>. — Дата доступа: 23.12.2019.
2. Аналитические записки. Беларусь в системе геополитических приоритетов Запада (1993) // Нац. архив Респ. Беларусь (НАРБ). — Ф. 461. — Оп. 1. — Д. 13. — Л. 5—27.
3. Бровка, Ю. П. Республика Беларусь и проблемы формирования правовой базы европейской безопасности / Ю. П. Бровка // Тр. фак. междунар. отношений БГУ: науч. сб. Вып. 2. — Минск: Тесей, 2011. — С. 51—54.
4. Выступленне міністра замежных спраў Рэспублікі Беларусь П. К. Краўчанкі на 46-й сесіі Генеральнай Асамблеі ААН, Нью-Йорк, 26 верас. 1991 г. — Мінск: Беларусь, 1991. — 29 с.
5. Дела комиссии Верховного Совета Республики Беларусь по вопросам национальной безопасности, обороны и борьбы с преступностью // НАРБ. — Ф. 968. — Оп. 12. — Д. 149, 152, 167, 193.
6. Документы о рассмотрении вопросов внешнеполитического и внешнеэкономического сотрудничества Республики Беларусь с зарубежными странами // Там же. — Ф. 7. — Оп. 12. — Д. 391.
7. Камышев, К. В. Международное признание Республики Беларусь / К. В. Камышев // Журн. междунар. права и междунар. отношений. — 2005. — № 1. — С. 30—39.
8. Кебич, В. Ф. Искушение властью: из жизни премьер-министра / В. Кебич. — Минск: Парадокс, 2008. — 480 с.
9. Коцюба, Р. А. Конституционно-правовое регулирование статуса Украины как безъядерного государства / Р. А. Коцюба [Электронный ресурс] // Электронный научный журнал «Наука. Общество. Государство». — 2016. — Т. 4, № 4. — Режим доступа: <https://cyberleninka.ru/article/n/konstitutsionno-pravovoe-regulirovanie-statusa-ukrainy-kak-bezyadernogo-gosudarstva>. — Дата доступа: 15.12.2019.
10. Кравченко, П. Беларусь на переломе. Восстановление государственности и дипломатический прорыв в мир / П. Кравченко // Беларус. думка. — 2016. — № 12. — С. 9—21.
11. Кравченко, П. Беларусь на распутье, или Правда о Беловежском соглашении. Записки дипломата и политика / П. Кравченко. — М.: Время, 2006. — 456 с.
12. Кравченко, П. К. Беларусь на переломе: дипломатический прорыв в мир. Выступления, статьи, интервью, беседы, дипломатические документы и переписка: учеб.-метод. пособие / П. К. Кравченко. — Минск: БИП-С Плюс, 2009. — 636 с.
13. О государственном суверенитете БССР: Декларация Верховного Совета БССР от 27 июля 1990 г. № 193-ХII [Электронный ресурс] // ЭТАЛОН. Законодательство Республики Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2019.
14. О Заявлении Верховного Совета Республики Беларусь «О принципах внешнеполитической деятельности Республики Беларусь»: постановление Верховного Совета Респ. Беларусь от 2 окт. 1991 г. № 1114-XII [Электронный ресурс] // Там же.
15. Орлов, В. А. Проблемы ядерного нераспространения в российско-американских отношениях: история, возможности и перспективы дальнейшего взаимодействия / В. А. Орлов, Р. М. Тимербаев, А. В. Хлопков. — М.: ПИР-Центр, 2001. — 328 с.
16. Розанов, А. А. Политика Республики Беларусь в сфере обеспечения безопасности / А. А. Розанов, О. М. Бычковская // Тр. фак. междунар. отношений БГУ: науч. сб. — 2012. — Вып. 3. — С. 33—41.
17. Снапковский, В. Е. Внешняя политика Республики Беларусь: первые итоги первого десятилетия / Е. В. Снапковский // Журн. междунар. права и междунар. отношений. — 2000. — № 4. — С. 42—49.
18. Улахович, В. Е. Формирование основ внешней политики Республики Беларусь (1991—2005 гг.) / В. Е. Улахович. — Минск: Харвест, 2009. — 352 с.
19. Шадурскі, В. Г. Фарміраванне канцэптуальных асноў знешняй палітыкі Рэспублікі Беларусь (1991—2011) / В. Г. Шадурскі // Весн. БДУ. Сер. 3. Гісторыя. — 2011. — № 3. — С. 31—36.
20. Шарапо, А. В. Некоторые аспекты актуальности военной проблематики в системе глобальной безопасности / А. В. Шарапо // Тр. фак. междунар. отношений БГУ: науч. сб. — 2012. — Вып. 3. — С. 85—90.
21. Шушкевич, С. С. Моя жизнь, крушение и воскрешение СССР. 25 лет спустя / С. С. Шушкевич. — Дніпро: Середняк Т.К., 2018. — 499 с.
22. Cerniello, C. Belarus completes transfer of nuclear warheads to Russia / C. Cerniello // Arms Control Today. — 1996. — Vol 26, N 9 [Electronic resourse] // ProQuest. — Mode of access: <http://search.proquest.com/openview/3153f3a72ed4114a5723da17e20c6773/1?pqorigsite=gscholar&cbl=37049&fbclid=IwAR2uPrijxDV5Zc0rSCN5ltxY1pkOE3JhMlipOknR-3VjCWBb-JGLNWMkJIg>. — Date of access: 14.03.2020.

Статья поступила в редакцию в марте 2020 г.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2021 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.