Журнал международного права и международных отношений. 2020. № 1-2 (92-93). С. 20—26.
Journal of International Law and International Relations. 2020. N 1-2 (92-93). P. 20—26.

международное право — сравнительное правоведение — междисциплинарные исследования

Зарубежный опыт внедрения систем электронного здравоохранения: критический анализ

Надежда Шакель, Мария Абламейко

Авторы:
Шакель Надежда Валентиновна — кандидат юридических наук, доцент, Адвокатское бюро «Степановский, Папакуль и партнеры», e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Адвокатское бюро «Степановский, Папакуль и партнеры». Адрес: 16, ул. Куйбышева, Минск, 220029, БЕЛАРУСЬ
Абламейко Мария Сергеевна — кандидат юридических наук, доцент кафедры конституционного права юридического факультета Белорусского государственного университета, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Белорусский государственный университет. Адрес: 4, пр. Независимости, Минск, 220030, БЕЛАРУСЬ

Развитие цифровых технологий оказало воздействие на все сферы жизни общества, в том числе затронув и сферу здравоохранения. Несмотря на многообразие существующих в мире подходов к информатизации здравоохранения, в основном такие системы могут быть подразделены на создаваемые в рамках централизованного и децентрализованного подходов. В Республике Беларусь, которая в настоящее время находится на пороге внедрения в рамках всей страны системы электронного здравоохранения, принят централизованный подход ее построения. В этой связи авторами статьи проведено изучение зарубежного опыта и предложены шаги по обеспечению соблюдения прав пациента в условиях электронного здравоохранения (взаимодействие между государственным и частным секторами в рамках электронного здравоохранения, повышение цифровой грамотности медицинских работников, механизмы контроля данных и проверок надлежащей работы системы, разграничение уровней доступа к информации, обеспечение простоты и понятности интерфейса программ, связанных с работой электронного здравоохранения, и др.).

Ключевые слова: информатизация; информационная система; пациент; права человека; электронная медицинская карта; электронное здравоохранение; электронный рецепт.


«Foreign Experience in Implementing e-Health Systems: a Critical Analysis» (Nadzeya Shakel, Maria Ablameyko)

Authors:
Shakel Nadzeya — Candidate of Law, Associate Professor, Stepanovski, Papakul and Partners Attorneys at Law, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Stepanovski, Papakul and Partners Attorneys at Law. Address: 16, Kuybysheva str., Minsk, 220029, BELARUS
Ablameyko Maria — Candidate of Law, Associate Professor of the Department of Constitutional Law of the Faculty of Law, Belarusian State University, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Belarusian State University. Address: 4, Nezavisimosti ave., Minsk, 220030, BELARUS

The development of digital technologies has affected all spheres of society, including the health sector. Despite the variety of world-wide approaches to health informatisation, basically such systems can be subdivided into those created as part of a centralised and decentralised approach. The Republic of Belarus, which is currently on the verge of introducing an e-health system throughout the country, has adopted a centralised approach to building an e-health system. In this regard, the authors of the article has studied foreign experience and proposed steps to ensure the respect of patient rights in e-health (the interaction between the public and private sectors in the framework of e-health, increasing the digital literacy of medical workers, mechanisms for monitoring data and verifying the proper operation of the system, differentiation of access levels to information, ensuring the simplicity and clarity of the interface of e-health software etc.).

Keywords: e-health system; electronic health record; electronic prescription; human rights; information system; informatisation; patient.


В настоящее время в Республике Беларусь осуществляется комплекс мероприятий по внедрению в стране централизованной системы электронного здравоохранения (ЭЗ), что предусмотрено как в документах, определяющих стратегическое развитие страны (программы, стратегии, концепции), так и в Соглашении о займе (проект «Модернизация системы здравоохранения Республики Беларусь»), заключенном между Республикой Беларусь и Международным банком реконструкции и развития 25 ноября 2016 г. [8—10; 12].

Анализ внедрения систем ЭЗ за рубежом показал, что определенное количество проектов по внедрению информационных технологий в здравоохранении терпят неудачу ввиду дефектов систем ЭЗ, связанных с IT-решением; наличия вопросов безопасности данных; сопротивления пользователей внедрению системы; отсутствия основных навыков работы с компьютером и надлежащей подготовки; недостаточного финансирования для покрытия высоких расходов и иных проблем [см., напр.: 1].

Различные аспекты информатизации системы здравоохранения, в том числе электронная медицинская карта (ЭМК), электронный рецепт, телемедицина, становятся сегодня предметом широкого изучения отечественных и зарубежных исследователей (Е. И. Зверко [4], В. В. Кугач, Е. И. Давидович [5], О. А. Ковтун, Е. В. Лысенко, О. В. Соколенко, А. А. Михедько, А. В. Курдус, А. Н. Коротич, И. В. Кузин [7], М. Ю. Сурмач, О. Л. Зеньков [14], З. Якаб [17], Р. Джолли [19]). Вместе с тем анализ работ как указанных авторов, так и многих иных исследователей демонстрирует, что они акцентируют свое внимание на изучении лучших практик, положительного опыта, что является не в полной мере обоснованным.

В результате появляется так называемая «систематическая ошибка выжившего» (англ. survivor bias), когда во внимание принимают только «путь к успеху», тогда как во избежание серьезных проблем следует учитывать, какие действия при внедрении стратегии оказались неудачными. В этой связи в настоящей статье нами исследованы примеры из зарубежного опыта, оказавшиеся не в полной мере удачными, а также предложены соответствующие шаги по корректировке отечественной стратегии в сфере ЭЗ для обеспечения ее успешности с учетом проанализированных аспектов, а также соблюдения прав человека.

Целью статьи является проведение критического анализа зарубежного опыта развития систем ЭЗ в целях выработки рекомендаций по обеспечению соблюдения прав пациента в условиях ЭЗ.

Повсеместное внедрение информационных технологий привело к цифровой трансформации всех сфер общества, включая отрасль здравоохранения. В связи с тем, что одной из основных целей внедрения ЭЗ является повышение качества предоставления медицинских услуг и медицинского обслуживания населения, сегодня в значительном числе стран мира имеются такие системы и переход на использование цифровых технологий в медицине является значительным. Так, например, в медицинских учреждениях США использование ЭМК выросло с 9 % в 2008 г. до 96 % в 2019 г. [11].

Схожие тенденции демонстрирует и проведенный Европейским региональным бюро Всемирной организации здравоохранения анализ стран европейского региона по вопросу внедрения ЭЗ (в исследовании приняло участие 47 из 53 стран региона) [11]. Как показало данное исследование, на 2015 г. большинство государств (28 стран, или 74 %) имели национальные программы в сфере здравоохранения, предусматривающие использование ЭЗ или информационно-коммуникационных технологий в здравоохранении [11, с. 11]. В рамках конкретных направлений реализации информационных систем здравоохранения о наличии ЭМК сообщили 27 стран (59 %), телемедицины (а точнее, такой ее программы, как телерентгенология) — 38 стран (83 %) [11, c. xii, 40]. Нет сомнений, что сегодня эти показатели стали еще более высокими.

При этом анализ международного опыта создания и формирования систем ЭЗ демонстрирует отсутствие единых подходов к информатизации здравоохранения. Конкретный внедряемый механизм зависит от локальных условий, исторически сложившихся систем здравоохранения и целей, которые стоят перед государством в определенный период времени.

Следует отметить, что выделяется централизованный и децентрализованный подходы при построении систем ЭЗ. Во многом это зависит от того, готово ли государство взять на себя главенствующую функцию, т. е. создать единую базу данных ЭЗ с обеспечением контроля ее функционирования, либо остаться регулятором, предоставив возможность не только частным, но и государственным учреждениям здравоохранения право выбора поставщика услуг по разработке программно-технических решений и дальнейшей ее поддержке, а также возможности создания информационных систем с их дальнейшей интеграцией в единую систему ЭЗ. В мире в целом и в европейском регионе в частности существуют примеры обоих подходов.

Так, в Швеции создание ЭЗ было изначально начато силами регионов, и даже на сегодняшний день нельзя говорить о действующей во всей стране централизованной системе. Тем не менее, можно отметить, что в настоящее время Швеция является одной из стран, которую часто приводят в качестве примера успешного развития системы ЭЗ в европейском регионе. В данном государстве предприняты достаточно серьезные организационные шаги для информатизации здравоохранения. Создана система уполномоченных организаций, отвечающих за различные аспекты ЭЗ:

— Национальный центр по внедрению информационных технологий в здравоохранение;

— организация по менеджменту проектов в рамках национальной стратегии ЭЗ;

— организация, ответственная за электронное выписывание рецептов [16].

Вместе с тем имеются и определенные проблемы. В связи с тем, что системы ЭЗ Швеции изначально развивались в каждом конкретном регионе страны, т. е. были децентрализованными, при попытке создать единую систему ЭЗ возникла проблема, связанная с невозможностью выработки единого стандарта передачи данных и их удобного обмена. Это вызвало трудности у граждан, так как при переезде в иной регион Швеции они не имели возможности свободно «перенести» свою карту в новое учреждение здравоохранения.

В связи с большой загруженностью системы ЭЗ в настоящее время (увеличившиеся миграционные потоки влекут рост количества пациентов) все большее развитие получают частные системы ЭЗ, которые позволяют, например, получать консультацию врача с помощью мобильного приложения без необходимости посещения специалиста, более того, в любое время суток (MinDoktor.se и др.). Однако обмен данными между частными и государственными системами ЭЗ не осуществляется.

Напротив, в Эстонии с начала введения системы ЭЗ ведущую роль играло центральное правительство. Отметим, что в Эстонии основные шаги в части создания системы ЭЗ начались в 2005 г., когда Министерство социальных дел страны получило от ЕС финансирование четырех проектов для создания системы e-Tervis (цифровая история болезни (медицинская история пациента), цифровая регистратура (возможность поиска свободного времени приема у врачей всех специальностей во всей стране, онлайн запись на прием); цифровой снимок и цифровой рецепт (получение лекарства по выписанному рецепту в любой аптеке) [6]. В дальнейшем программные продукты разрабатывались разными компаниями и внедрялись на разных уровнях медицинских учреждений. В результате возникла проблема с предоставлением данных в общую систему ЭЗ. В связи с этим следует констатировать, что не все элементы системы ЭЗ Эстонии находятся на одинаково высоком уровне, что свидетельствует о необходимости использования более централизованного подхода для дальнейшего совершенствования функционирования системы.

Тем не менее, имеется страна, и пациенты, и врачи которой с момента создания первых элементов системы ЭЗ и до настоящего времени высказывают высокую степень удовлетворенности данной системой, — Дания [20].

Начало введения системы ЭЗ в Дании относится к 1996 г., когда после серии пилотных проектов, направленных на создание ЭМК, было принято решение о выработке общих стандартов и терминологии, что позволило создать действительно единую систему ЭМК. После этого Дания последовательно имплементировала четыре стратегии в сфере ЭЗ с тем, чтобы достичь максимально эффективного ее развития [19, p. 7].

Значительная роль в этом принадлежала организации «Medcom» (Датская сеть данных о здоровье, Danish Health Data Network), созданной в 1994 г. Министерством здравоохранения, администрациями регионов и местными властями Дании. Ее основной целью является сбор данных и обеспечение возможности обмена ими. Организация и сегодня отвечает за развитие, тестирование, распространение и контроль качества обмена информацией в сфере здравоохранения.

Кроме того, в 2003 г. был создан Национальный портал ЭЗ «Sunhed». Он является единой «точкой доступа» и для пользователей (пациентов), и для медицинских работников. В нем аккумулируются все медицинские сведения о пациенте, его пожеланиях (например, желает ли он быть донором органов и тканей после смерти — при этом, поставив «флажок» в соответствующем поле ЭМК, пациент декларирует свое желание, чтобы последнее слово по данному вопросу осталось за родственниками).

Пациенты имеют право отслеживать, кто и на каком основании делал записи в его ЭМК (о результатах лечения в больнице, лабораторных анализах, прививках и т. п.). Создан механизм реагирования в ситуации, когда лицо полагает, что в его ЭМК имеются несанкционированные записи.

Однако разработчики датской системы признают, что их система, относящаяся к числу лучших, может быть относительно успешно скопирована только в том случае, если в стране-реципиенте будут соблюдены следующие базовые условия:

— однородная система здравоохранения;

— один источник финансирования здравоохранения;

— свободный выбор поставщика медицинских услуг в рамках сотрудничающего сектора;

— равное внимание к прозрачности для граждан, улучшению качества и снижению затрат;

— согласованные стандарты обмена данными между операторами и органами власти;

— высокий уровень доверия в отношении публичного сектора и доступа к личной информации [21, p. 17].

Таким образом, для внедрения и успешного функционирования системы ЭЗ необходимо учитывать интересы как государства в целом, так и частных медицинских учреждений. Анализ опыта стран, которые уже используют систему ЭЗ, показывает, что не всегда возможно учесть интересы всех участников при взаимодействии в системе, однако следует учитывать, в первую очередь, интересы самого человека. В случае создания единой централизованной системы ЭЗ, которая будет принадлежать государству и поддерживаться им, необходимо предусмотреть возможность ее использования частными медицинскими учреждениями. В данном случае надо предусмотреть единые стандарты использования ЭЗ, которые будут включать вопросы идентификации, внесения данных, доступа и т. д. В противном случае человек может столкнуться с рядом проблем, которые присущи децентрализованным системам.

Следует отметить, что в Республике Беларусь предусмотрен централизованный подход к построению системы ЭЗ, которая будет принадлежать государству. Вместе с тем в настоящее время отсутствует механизм взаимодействия в системе ЭЗ между государственными и частными медицинскими учреждениями в части предоставления доступа к ЭМК: внесение медицинских записей, возможность ознакомления с ЭМК пациента, созданной в государственном учреждении здравоохранения.

Таким образом, применение как централизованного, так и децентрализованного подходов к построению и дальнейшему функционированию системы ЭЗ в чистом виде нецелесообразно. Считаем обоснованным сохранение за государством главенствующей функции в части создания системы, а также определения правил и стандартов в правовом поле для остальных участников. Однако элементы децентрализации должны быть в части возможности подключения и доступа к данной системе при соблюдении определенных условий как частных медицинских учреждений, так и соответствующих подразделений пенитенциарной системы (о возможных планах по интеграции медицинских карт пациента после перевода их в электронный формат с системой ЭЗ, создаваемой Министерством здравоохранения, говорил в 2017 г. заместитель начальника Департамента исполнения наказаний МВД Беларуси А. Дайлида [см.: 2].), иных субъектов, задействованных в оказании медицинской помощи населению. Кроме того, в рамках интеграционных образований, участником которых является Республика Беларусь, возможно оказание медицинской помощи ее гражданам за рубежом, что ставит вопрос о том, каким образом можно обеспечить интеграцию соответствующих сведений в ЭМК пациента. Решение последнего вопроса возможно только в перспективе с учетом необходимости согласования не только технических, но и правовых аспектов, в том числе в части трансграничной передачи данных.

Еще одним важным аспектом ЭЗ является повышение цифровой грамотности, в первую очередь медицинского персонала, а также технических специалистов, провайдеров и других работников, имеющих отношение к системе ЭЗ (в связи с тем, что информация о здоровье относится к информации ограниченного доступа, а именно — к врачебной тайне).

Опыт Эстонии показывает, что в ходе эксплуатации системы ЭЗ выяснилось, что заполнение данных для отправки сведений в общую систему (e-Tervis) требовало достаточно много времени у самого врача, поэтому вместо создания эпикриза с итоговым описанием болезни достаточно часто включали в него «все сведения подряд», что усложняло процесс анализа данных, на который порой у врачей просто не хватало времени. Многие врачи продолжали использовать привычные и более быстро действующие «локальные» системы ЭЗ, отправляя в e-Tervis только самые общие данные (тем более, что ответственность за ненаправление данных не была предусмотрена) [6].

В настоящее время предпринимаются шаги решения данной проблемы, в частности требуется осуществить проверку данных, удалить дублирующиеся, некорректные и устаревшие записи, в целом повысить достоверность имеющихся в системе сведений: с 1 января 2017 г. начал работу Центр инфосистем здоровья и благополучия [15, с. 1].

В Украине при введении единой информационной системы по ВИЧ возникли проблемы, в связи с тем, что медперсонал не понимал ее преимуществ, не хотел переходить на ее использование, так как изучение системы «с нуля» требовало больших усилий. Для помощи пользователям были проведены тренинги, создана тестовая площадка и механизм онлайн-помощи в удаленном режиме, налажена обратная связь с помощью специально разработанной электронной формы [7, с. 89].

Еще одним примером недостатков в обучении персонала является случай в США. Там при подозрении на герпетический менингит доктор назначил через электронную систему здравоохранения в больнице анализ на вирусы, включая герпес. Последующее расследование выявило, что, хотя информация о назначении появилась в электронных записях доктора, она не была передана далее в лабораторию, так как он «не нажал требуемую подтверждающую действие кнопку» [18].

Таким образом, само создание системы ЭЗ не подразумевает повышение качества медицинского обслуживания. Одним из главных условий успешного функционирования ЭЗ является подготовка медицинского персонала для работы в системе, а также переподготовка и постоянное повышение квалификации (проведение курсов и тренингов на разных уровнях и для разных медицинских работников — так обучение или переподготовка врача будет отличаться от обучения работника лаборатории, фельдшера и т. д.). Несомненным является тот факт, что все медицинские работники должны постоянно совершенствовать свои навыки в соответствии с внесением изменений в систему ЭЗ. Важным аспектом успешного функционирования системы ЭЗ является также постоянный мониторинг информации, вносимой в систему, контроль ее исполнения (в части назначения анализов, рецептов и др.). В целях его осуществления возможно принятие локальных правовых актов на уровне учреждений здравоохранения, устанавливающих периодичность, а также основные показатели такого мониторинга. Анализ опыта зарубежных стран показывает, что так называемый «человеческий фактор» ошибки необходимо максимально исключать. В этой связи считаем необходимым предусмотреть возможность автоматического контроля системы, т. е. если в листе назначения имеются рекомендации, то сама система должна сигнализировать и блокировать дальнейшие действия, если информация не отправлена в определенном направлении (аптеки, лаборатории и т. д.).

Необходимо также предусмотреть перечень данных, которые необходимо вносить медицинскому работнику в систему для определенных целей (либо эпикриз, если эта информация предусмотрена для ознакомления других медицинских работников, либо полное описание симптомов болезни, назначения, динамику развития и т. д.). В этой связи важно разграничить доступ к ЭМК на разных уровнях медицинского персонала. Строгая регламентация доступа позволит максимально учитывать права человека на сохранность информации о своем здоровье, а также в определенной степени сократить возможность утечки информации и разглашения врачебной тайны.

Кроме того, проблемы может вызвать и предоставление соответствующих услуг в сфере ЭЗ провайдерами, в том числе частными, не обеспечивающими должный уровень функционирования систем. Так, например, в США изучался случай смерти женщины от аневризмы в 2012 г. Выяснилось, что доктор предположил соответствующий диагноз и назначил сканирование головы (a head scan) через электронную систему клиники. Вместе с тем данное назначение в силу некорректных настроек сети не было передано далее в систему, не поступило в лабораторию, что не позволило поставить диагноз. Проблема была вызвана недостатками системы ЭЗ, разработанной и реализуемой компанией eClinicalWorks (eCW), одной из ведущих компаний по производству программного обеспечения для медицинских работников (около 850 000 пользователей в сфере здравоохранения в США) [18].

Приведем еще один пример. Изучение работы системы ЭЗ в США, а именно в тюрьме Райкерс Айлэнд (Rikers Island), где содержались более 100 000 заключенных, показало, что не все выписанные лекарства появлялись в ЭМК пациентов, лекарства, срок выписки которых закончился, отражалась как еще назначенные; около 30 000 назначенных в 2010 г. лекарств не имели точных дат начала и окончания их приема; не была налажена надежная система отслеживания лабораторных анализов, в связи с чем 1884 анализа были назначены, однако их результаты не были получены [18].

Данный опыт показывает, что централизованный подход в построении системы ЭЗ должен определять как техническую составляющую (аккредитация поставщиков услуг в ЭЗ, регламентация доступа к ЭМК и т. д.), так и правовую в части ответственности за принимаемые решения как самих медицинских работников, так и провайдеров. Защита информации должна осуществляться в соответствии с едиными требованиями использования сертифицированных средств защиты, определяемых Оперативно-аналитическим центром при Президенте Республики Беларусь.

Интересным для рассмотрения является международный опыт в части интеграции электронного рецепта в систему ЭЗ. В 70 % государств (19 стран) ЭМК соединены с аптечной информационной системой, такой как электронные рецепты (результат глобального опросного исследования ВОЗ, 2015 г.) [11, с. 30].

Как отмечается исследователями, главным «посредником» во взаимоотношениях врача, провизора и пациента продолжает оставаться бумажный носитель, прежде всего в виде рецептурных бланков, в которых как результат неразборчивого почерка врача встречаются неточности и ошибки в назначении лекарственных средств [5, с. 93]. Переход на электронную систему выписывания и приобретения рецептурных лекарственных средств рассматривается многими как способ снизить количество проблем.

По имеющимся сведениям, во многих государствах осуществлен практически полный переход на систему электронного рецепта (например, 100 % — Эстония, регион Северная Ютландия в Дании, Литва; 90 % — Дания, Швеция, Финляндия) [5, с. 94—95]. При этом система электронного рецепта не ограничивается просто фиксацией данных о лекарственном средстве. Системы ЭЗ, существующие за рубежом, предоставляют гражданам в этом отношении дополнительные возможности. Так, датский портал электронного здравоохранения позволяет осуществлять сравнение цен, качества и доступности лекарственных средств [21, p. 6].

Результаты исследования, проведенного в США, показывают, что назначение лекарств также может вызвать трудности. Так, в системе ЭЗ при назначении тайленола (Tylenol) соответствующая компьютерная программа предлагала меню, в котором было 86 вариантов этого средства (разные дозы, формы и т. п.). Врачам пришлось внимательно изучать список для того, чтобы назначить пациенту требуемое лекарство в нужной дозировке [18]. И даже при этом встречались случаи ошибок (назначение лекарства в таблетках, а не в каплях; неверная дозировка и т. п.).

Приведем еще один пример из практики США, когда электронная система затрудняет процесс назначения лекарств. В одном из учреждений здравоохранения при назначении ибупрофена любому лицу женского пола, независимо от возраста, электронная система блокировала назначение «всплывающим окном», в котором содержалось предупреждение о том, что данное лекарство противопоказано беременным женщинам. Доктору приходилось путем дополнительных действий отменять данное предупреждение, что вызывало как потери времени, так и негативную реакцию в целом со стороны медицинского персонала, использующего систему ЭЗ [18].

Негативным опытом ряда стран является предварительный сговор медицинских работников, которые имеют доступ к назначению лекарственных средств, с фармацевтическими компаниями о распространении того или иного препарата. В данном случае медицинский работник получает вознаграждение, прямо пропорциональное выписанным рецептам. При написании рецепта в бумажном виде проследить динамику производимых врачом назначений достаточно сложно, и при этом альтернативные препараты не назначаются.

Важным шагом в функционировании системы ЭЗ является взаимодействие государственных и частных аптек с медицинскими учреждениями. В связи с тем, что ассортимент медицинских препаратов весьма обширен, у медицинского работника и пациента должно быть предусмотрено право выбора как в ценовом диапазоне, так и при выборе производителя, анализе побочных действий и т. д. Так, при назначении того либо иного медицинского препарата медицинский работник должен предлагать альтернативный вариант (отечественного или зарубежного препарата), что впоследствии исключит возможность проявления коррупционных составляющих в данной сфере. Предлагается урегулировать это право законодательно.

Мировой опыт внедрения систем электронного здравоохранения позволяет критически оценить предлагаемые к имплементации в Республике Беларусь механизмы, обратить внимание на те аспекты, которые требуют особого внимания. Представляется, что большое значение при этом имеет критический анализ, в ходе которого с учетом положительных аспектов нововведений появляется возможность обратить внимание на вопросы, которые могут быть учтены до появления реальных проблем на практике. Успешное функционирование системы ЭЗ зависит от ряда факторов: от выбора подхода к созданию системы, дальнейшего поддержания ее стабильной работы до постоянного совершенствования не только самой системы, но и повышения уровня ее пользователей. В этой связи, на наш взгляд, необходимо принимать следующие меры: обеспечить взаимодействие государственных и частных медицинских учреждений в системе ЭЗ; выработать согласованные стандарты обмена данными между операторами и органами власти внутри страны, а также проработать возможности трансграничной передачи данных с другими странами; организовать повышение цифровой грамотности как медицинского персонала, так и технических специалистов, провайдеров и др., причем на регулярной основе; осуществлять проверку вносимых данных и достоверность имеющихся в системе сведений; предусмотреть возможность автоматического контроля системы за назначениями врача (анализы и т. д.); разграничить доступ к ЭМК на разных уровнях медицинского персонала; обеспечить взаимодействие государственных и частных аптек с медицинскими учреждениями для предоставления выбора медицинских препаратов как при назначении, так и при их приобретении пациентом.

Полагаем, что принятие данных мер будет способствовать функционированию системы ЭЗ на более высоком уровне и позволит избежать проблемных аспектов, возникающих при ее использовании.

Список использованных источников

1. Внедрение электронной системы информации здравоохранения в учреждениях здравоохранения Армении / К. Давтян [и др.] // Панорама обществ. здравоохранения. — 2019. — Т. 5, № 1. — С. 54—64.
2. Гладкая, Л. Зона медицины: как лечат арестантов / Л. Гладкая [Электронный ресрус] // SB.BY — Беларусь сегодня. — 13.02.2017. — Режим доступа: <https://www.sb.by/articles/zona-meditsiny-kak-lechat-arestantov.html>. — Дата доступа: 20.02.2020.
3. Запущен пилотный проект e-Tervis (8) [Электронный ресурс] // DELFI. — 12.12.2007. — Режим доступа: <https://rus.delfi.ee/daily/estonia/zapuschen-pilotnyj-proekt-e-tervis?id=17688270>. — Дата доступа: 18.01.2020.
4. Зверко, Е. И. Общая характеристика пилотного проекта «Разработка и внедрение технологии обращения ‘‘Электронного рецепта’’» / Е. И. Зверко // Вестн. фармации. — 2015. — № 4 (70). — С. 18—21.
5. Кугач, В. В. История электронного рецепта / В. В. Кугач, Е. И. Давидович // Там же. — 2017. — № 1 (75). — С. 92—103.
6. Кунд, О. Инфосистема E-tervis хромает / О. Кунд [Электронный ресурс] // Postmees. — 25.04.2012. — Режим доступа: <https://rus.postimees.ee/819624/infosistema-e-tervis-hromaet>. — Дата доступа: 18.01.2020.
7. Медицинская информационная система «ВИЧ-инфекция в Украине»: опыт разработки и внедрения / О. А. Ковтун [и др.] // Панорама обществ. здравоохранения. — 2019. — Т 5, № 1. — С. 87—94.
8. Об утверждении Государственной программы развития цифровой экономики и информационного общества на 2016—2020 годы: постановление Совета Министров Респ. Беларусь от 23 марта 2016 г. № 235 [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс. Беларусь / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2020.
9. Об утверждении Концепции развития электронного здравоохранения Республики Беларусь: приказ М-ва здравоохранения Респ. Беларусь от 20 марта 2018 г. № 244 [Электронный ресурс] // Там же.
10. Об утверждении Программы социально-экономического развития Республики Беларусь на 2016—2020 годы: Указ Президента Респ. Беларусь от 15 дек. 2016 г. № 466 [Электронный ресурс] // Там же.
11. От инноваций к внедрению: электронное здравоохранение в Европейском регионе ВОЗ [Электронный ресурс] // Всемирная организация здравоохранения. — Режим доступа: <http://www.euro.who.int/__data/assets/pdf_file/0018/310455/From-Innovation-to-Implementation-eHealth-Report-EU-ru.pdf>. — Дата доступа: 18.05.2019.
12. Соглашение о займе (Проект «Модернизация системы здравоохранения Республики Беларусь») между Республикой Беларусь и Международным банком реконструкции и развития: [закл. в г. Минске 25.11.2016 г.] [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс. Беларусь / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2020.
13. Стратегия развития информатизации в Республике Беларусь на 2016—2022 годы: утв. Президиумом Совета Министров Респ. Беларусь (протокол от 03.11.2015 № 26) [Электронный ресурс] // Идеи электронного правительства для Беларуси. — Режим доступа: <http://e-gov.by/zakony-i-dokumenty/strategiya-razvitiya-informatizacii-v-respublike-belarus-na-2016-2022-gody>. — Дата доступа: 10.04.2019.
14. Сурмач, М. Ю. Информатизация здравоохранения Гродненской области: проблемы и перспективы / М. Ю. Сурмач, О. Л. Зеньков // Вопросы организации и информатизации здравоохранения. — 2017. — № 4. — С. 41—50.
15. Текущая ситуация с e-Tervis — сбор данных и проблемы при использовании устаревших стандартов документов / К. Прууль [и др.] [Электронный ресурс] // Национальный институт развития здравоохранения. — 2017. — Режим доступа: <https://intra.tai.ee/images/5_tervishoiustatistika2017_TEHIK_M.Asser_RU.pdf>. — Дата доступа: 18.01.2020.
16. Электронное здравоохранение как фактор повышения качества и доступности медицинского обслуживания населения [Электронный ресурс] // Дом прессы. — 20.11.2014. — Режим доступа: <http://www.dompressy.by/2014/11/20/elektronnoe-zdravooxranenie-kak-faktor-povysheniya-kachestva-i-dostupnosti-medicinskogo-obsluzhivaniya-naseleniya/>. — Дата доступа: 28.05.2019.
17. Якаб, З. Информация здравоохранения — центральный элемент системы общественного здравоохранения / З. Якаб // Панорама обществ. здравоохранения. — 2019. — Т. 5, № 1. — С. 7—10.
18. Fry, E. Death by a Thousand Clicks: Where Electronic Health Records Went Wrong [Electronic resource] / E. Fry, F. Schulte // Fortune. — 19.03.2019. — Mode of access: <http://fortune.com/longform/medical-records/>. — Date of access: 15.05.2019.
19. Jolly, R. The e health revolution — easier said than done: research paper N 3 2011—12 / R. Jolly [Electronic resource] // Parliament of Australia. Department of Parliamentary Services. — Mode of access: <https://parlinfo.aph.gov.au/parlInfo/download/library/prspub/1232345/upload_binary/1232345.pdf;fileType=application/pdf#search=%222010s%20jolly,%20rhonda%22>. — Date of access: 18.01.2019.
20. Most Danes happy with healthcare: survey [Electronics resource] // The Local. DK. — 14.01.2019. — Mode of access: <https://www.thelocal.dk/20190114/most-danes-happy-with-healthcare-survey>. — Date of access: 18.01.2020.
21. The Danish National E-health Portal 2.0 [Electronic resource] // Denise Silber. — Mode of access: <https://www.denisesilber.com/files/sundhed-dk-keynote-1.pdf>. — Date of access: 20.03.2019.

Статья поступила в редакцию в марте 2020 г.

Статья частично основана на исследовании «Медицинский работник и пациент: взаимодействие в условиях электронного здравоохранения», проведенном в 2019 г. под эгидой Центра по правам человека при факультете международных отношений Белорусского государственного университета во взаимодействии с Министерством здравоохранения Республики Беларусь и при поддержке Института прав человека и гуманитарного права имени Рауля Валленберга (Лунд, Швеция)


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2021 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.