Журнал международного права и международных отношений. 2020. № 1-2 (92-93). С. 65—71.
Journal of International Law and International Relations. 2020. N 1-2 (92-93). P. 65—71.

международные отношения

Развитие политических отношений между Китайской Народной Республикой и Российской Федерацией в 2013—2016 гг.

Ван Фа

Автор:
Ван Фа — аспирант кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Белорусский государственный университет. Адрес: 4, пр. Независимости, Минск, 220030, БЕЛАРУСЬ

В статье исследуется эволюция китайско-российских политических отношений. Рассматриваются ключевые политические события в контексте построения дипломатических отношений между Китайской Народной Республикой и Российской Федерацией, которые трансформировались вследствие изменения геополитической обстановки. Автор предпринимает попытку всестороннего изучения и обобщения основных договорных обязательств и форм сотрудничества Китая и России, выяснения доминирующих направлений и перспектив их развития. Обосновывается тезис о том, что вместо формирования альянса две страны все еще ведут переговоры о потенциальных сферах сотрудничества. В статье это явление иллюстрируется с помощью исследования результатов двусторонних встреч президента России и председателя КНР в 2013—2016 гг.

Ключевые слова: Азиатско-Тихоокеанское сотрудничество; БРИКС; геополитика; Китайская Народная Республика; международные отношения; Российская Федерация; стратегическое партнерство; Шанхайская организация сотрудничества.


«Evolution of Political Relations between the People’s Republic of China and the Russian Federation in 2013—2016» (Wang Fa)

Author:
Wang Fa — post-graduate student of the Department of International Relations of the Faculty of International Relations, Belarusian State University, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Belarusian State University. Address: 4, Nezavisimosti ave., Minsk, 220030, BELARUS

The article examines the evolution of Chinese-Russian political relations. Key political events in the context of building diplomatic relations between the People’s Republic of China and the Russian Federation, which have been transformed due to changes in the geopolitical situation, are considered. The author attempts to comprehensively study and summarize the main contractual obligations and forms of cooperation between the PRC and the Russian Federation and to clarify the dominant trends and prospects for their development. The author substantiates the thesis that instead of forming an Alliance, the PRC and the Russian Federation are still negotiating their potential areas of cooperation. This phenomenon is illustrated in the article by studying the results of bilateral meetings between the President of the Russian Federation and the President of the PRC in 2013—2016.

Keywords: Asia-Pacific cooperation; BRICS; geopolitics; international relations; People’s Republic of China; Russian Federation; Shanghai cooperation organisation; strategic partnership.


Развитие китайско-российских отношений в последние годы приобретает все большее значение для обеих стран. В связи с тем, что КНР стала второй экономикой мира по объему ВВП и имеет важное геополитическое влияние, налаживание добрососедских отношений для внешней политики Российской Федерации, которая находится в состоянии поиска новых направлений усиления политического влияния на мировой арене, является чрезвычайно актуальным. Несмотря на достаточно большое количество исследований по развитию различных аспектов китайско-российского стратегического партнерства, определяющих предметное поле государственной политики, возникает потребность изучения роли в развитии отношений стратегического партнерства КНР и России на современном этапе.

Рамки статьи охватывают период с 2013 по 2016 г. Нижняя хронологическая граница объяснятся приходом к власти Си Цзиньпина, что стало ключевым фактором интенсификации двусторонних отношений КНР и Российской Федерации. В свою очередь, в 2016 г. отмечалась 15-я годовщина со дня подписания Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой и 20-я годовщина установления китайско-российских отношений стратегического взаимодействия и партнерства. Цель статьи — анализ развития политических отношений между КНР и Россией в 2013–2016 гг.

Среди известных авторов, занимающихся проблематикой современной политики Китая, развития внешних отношений с Российской Федерацией, следует назвать М. В. Данилович [3], К. А. Евтюшина [6], Цю Сяофэнь [27], Ю Хань [28] и др. Большое число исследований направлено на изучение роли и значения Китая в различных интеграционных объединениях, где присутствует Россия (ШОС, ЕврАзЭС, БРИКС и т. д.). При написании статьи был использован доклад «Российско-китайский диалог: модель 2015» [16].

Сегодня российско-китайские отношения находятся на пике своего развития. Существует тщательно выстроенный двусторонний механизм ежегодных визитов лидеров двух стран. Основные положения двустороннего сотрудничества были закреплены еще в 2001 г. Договором о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой [5].

«Большому кораблю — большое плавание», — отмечал председатель КНР Си Цзиньпин, цитируя русскую пословицу, во время своего первого визита в Россию в качестве председателя КНР в 2013 г. Во время визита Си Цзиньпин призвал к активизации совместных усилий КНР и Российской Федерации для превращения их отношений «в большое и сильное судно, которое может проложить себе путь через неспокойное море международной обстановки» [17].

Развитие партнерских отношений между государствами прямо пропорционально политическому диалогу руководителей государств на высшем уровне (обмен официальными визитами). Как только замедляется политический диалог, это сразу приводит к снижению уровня социально-экономического сотрудничества и, в первую очередь, торгового сотрудничества. В то же время следование принципу «взаимной пользы и общего выигрыша» приводит к изъятию политических составляющих как предпосылок торгово-экономического сотрудничества. Общий успех и выгода превращаются в основной концепт взаимоотношений между странами.

Обмен официальными визитами КНР и Российской Федерации в 2013—2016 гг., их частота, а также широкий спектр вопросов, касающихся не только внешней политики обоих стран, позволяют установить некий алгоритм встреч глав государств. Визиты глав государств являются важными историческими событиями, закладывающими основу развития двусторонних связей на ближайшее десятилетие.

Визит Си Цзиньпина в марте 2013 г. в Москву позволил разрешить вопросы развития взаимодействия двух стран в сферах экономики и торговли, энергетики и инвестиций, технологической и промышленной кооперации, межрегионального и гуманитарного сотрудничества [2].

Важно отметить, что КНР обладает излишком инвестиционных ресурсов, которые она готова вкладывать в развивающиеся рынки на взаимовыгодных условиях. Так, в ходе проведения 5-го Саммита БРИКС (26—27 марта 2013 г.) в Дурбане (ЮАР) лидеры стран-участниц договорились основать Новый банк развития, а также особый Резервный фонд. Подписание официального документа создания Банка развития БРИКС состоялось на 6-м Саммите БРИКС в Форталезе в июле 2014 г. В Соглашении отмечалось, что деятельность данного учреждения будет направлена на финансирование инфраструктурных объектов стран-участниц. Страны условились, что объем размещенного капитала банка будет в размере 100 млрд дол. США [12]. В конце октября 2014 г. более 20 стран Азии подписали в качестве членов-учредителей Меморандум о взаимопонимании по созданию Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ), расположенного в Пекине. Совокупный капитал банка в 50 млрд дол. США был наполовину сформирован Китаем [15, с. 107].

В свою очередь КНР активно развивает сотрудничество с Российской Федерацией в энергетической сфере. С этой целью был подписан целый ряд межгосударственных договоров и соглашений, в частности: соглашение между Китайской национальной нефтегазовой корпорацией и российским акционерным обществом «Газпром» о поставках природного газа из России в КНР по «восточному» маршруту [24], договор купли-продажи части акций проекта «Ямал СПГ» [25] и соглашение о сотрудничестве между правительствами Шанхая и Санкт-Петербурга [11].

Правительство КНР также активно продвигало свои геополитические интересы, касающиеся обеспечения национальной безопасности и реализации проекта «Один пояс, один путь». Так, в подписанной бишкекской декларации глав государств — членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), отмечается, что «государства — члены ШОС решительно нацелены на дальнейшую работу по борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом» [1].

По оценкам экспертов и признанию самого председателя КНР Си Цзиньпина, можно утверждать, что 2013 г. был годом плодотворного сотрудничества Китая и России. Были достигнуты договоренности в сфере развития международных отношений, делового взаимодействия, международного и культурного обмена. В данном контексте стоит выделить целенаправленность обеих сторон в сближении трех крупных проектов: Евразийского экономического союза (ЕАЭС), ШОС и инициативы КНР «Один пояс, один путь». В результате сближения стран, по мнению экспертов, можно сформировать долгосрочную стратегию развития Евразийского континента и политики ШОС [6, л. 11]. Тот факт, что Си Цзиньпин поставил Россию на первое место в списке посещаемых им стран, свидетельствует о преемственности внешнеполитического курса Китая в отношении России и сохранении тенденции укрепления всестороннего стратегического взаимодействия и партнерства.

В 2014 г. отношения между КНР и Российской Федерацией развивались по заявленному в 2013 г. пути стратегического партнерства, официально именуемому «Новый этап отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия». Большинство поставленных задач было реализовано в рамках проведения встреч лидеров КНР и России. В частности, на 4-м саммите Соещания по взаимодействию и мерам доверя в Азии в Шанхае 21 марта 2014 г. В. В. Путин и Си Цзиньпин сделали совместное заявление, нацеленное на расширение сотрудничества во всех сферах и координацию дипломатических усилий. В заявлении также были указаны меры взаимной поддержки и вопросы реализации совместных интересов в области обеспечения суверенитета, территориальной целостности и национальной безопасности [23].

После саммита в Шанхае (21 мая 2014 г.) заявленная Си Цзиньпином задача «опоры на Север» (т. е. на Россию) получила свое дальнейшее развитие. В результате визита президента России в Шанхай были согласованы и подписаны около 40 межправительственных, межведомственных и межрегиональных документов, направленных на развитие межгосударственного сотрудничества в энергетической и банковской сферах [16, с. 6]. Российская компания «Роснефть» и китайская CNPC подписали инвестиционное соглашение по строительству Тяньцзиньского нефтеперерабатывающего завода общей мощностью 16 млн т в год. Данный проект содержит также договоренности по строительству розничной сети из 300 АЗС [18]. Россия и Китай заявили о том, что «будут и далее углублять взаимодействие в рамках Восточноазиатского саммита, Регионального форума АСЕАН по безопасности и других многосторонних механизмов диалога и сотрудничества в регионе» [26].

Тесное сотрудничество при формировании производственной и социальной инфраструктуры обеих стран свидетельствует о четких намерениях правительства КНР и России углубления взаимодействия не только в политическом, но и в экономическом плане. Так, премьер Госсовета КНР Ли Кэцян на Саммите Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) в ноябре 2014 г. заявлял следующее: «Не считаю, что наше сотрудничество должно ограничиваться лишь тем, что Россия высылает в Китай только сырьевые и энергетические товары, а Китай в Россию — только промышленные товары. Наряду с этим мы должны расширить спектры нашего сотрудничества» [8].

В 2014 г. Народный банк Китая и Центральный банк России подписали соглашение о валютном свопе на 150 млрд юаней и 815 млрд руб. (на тот момент 24 млрд дол. США). Эта первая сделка по обмену китайской валюты была предназначена для облегчения расчетов в национальных валютах и стимулирования двусторонней торговли [29].

В 2014 г. отношения между КНР и Российской Федерацией переросли в более активное сотрудничество в политической сфере. Были проведены в различных форматах и с различными целями пять встреч президента России В. В. Путина и председателя КНР Си Цзиньпина. В результате были подписаны документы и соглашения, направленные на углубление межправительственных связей и дипломатического сотрудничества Китая и России, а присутствие Си Цзиньпина на Олимпийских играх в Сочи (февраль 2014 г.) свидетельствовал о том, что двусторонний российско-китайский формат занимает приоритетные позиции во внешней политике Москвы и Пекина. Особенно ярко это отразилось на геополитическом и военно-политическом взаимодействии на мировом и региональном уровнях.

Проведенное исследование позволяет заключить, что 2014 г. в отношениях двух государств можно назвать периодом открытости, развития политического диалога и налаживания экономического сотрудничества в контексте подготовки и реализации совместных крупномасштабных проектов. Наиболее важными из них являются соглашение по поставкам природного газа, проекты по строительству высокоскоростных железных дорог и западной ветки газопровода, организация производства широкофюзеляжных самолетов для дальних магистралей и тяжелых вертолетов.

После объявления стратегического партнерства 2014 г. на фоне укрепления личных связей в отношениях В. В. Путина и Си Цзиньпина произошло значительное расширение двусторонних отношений, выходящее за рамки простого сосредоточения внимания на экономических интересах. Как было заявлено, двустороннее сотрудничество основывалось на взаимной поддержке в отношении ключевых позиций каждой страны, включая укрепление тесной координации во внешней политике. Оба лидера совместно выступали за реформирование международной финансово-экономической архитектуры в соответствии с быстро меняющейся глобальной реальной экономикой.

Начало китайско-российского политического диалога в 2015 г. предзнаменовала встреча министров иностранных дел России, Индии и Китая в Пекине. Министры обсудили вопросы формирования архитектуры безопасности и сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе, координацию позиций трех стран в рамках региональных объединений и форумов, вопросы глобальной безопасности, ситуацию в Украине и в других точках мира [9].

Си Цзиньпин был почетным гостем на праздновании 70-й годовщины Победы во Второй мировой войне 8 мая 2015 г., что свидетельствовало о росте связей между двумя странами в противовес санкциям ЕС и США в отношении Москвы. Выступая на параде, В. В. Путин особо отметил вклад Китая в военные усилия, подчеркнув, что Китай является «главным фронтом в борьбе с милитаризмом в Азии» [30].

Главы двух стран Совместное заявление об углублении всестороннего партнерства и стратегического взаимодействия и о продвижении взаимовыгодного сотрудничества. В рамках реализации этого документа оба государства намеривались реализовать следующие меры:

— стабильное расширение торгово-экономического сотрудничества;

— рост масштаба инвестиционного сотрудничества;

— расширение возможностей использования национальных валют при расчетах в двусторонней торговле, во взаимных инвестициях, кредитовании;

— укрепление партнерства в энергетической сфере;

— развитие российско-китайского сотрудничества в области космоса;

— усиление процессов культурного и образовательного обмена, а также развития двустороннего сотрудничества в гуманитарной сфере и др. [22].

В. В. Путин также подтвердил свои планы посетить китайский военный парад в честь окончания Второй мировой войны 3 сентября 2015 г. в Пекине.

Как и ожидалось, ответный визит президента России в Пекин, посвященный 70-летию победы китайского народа в японо-китайской войне 1937—1945 гг. и окончанию Второй мировой войны, проходил 2—3 сентября 2015 г. В ходе переговоров обе страны договорились теснее координировать внешнеполитические шаги и укреплять сотрудничество в рамках важнейших международных организаций. Кроме этого, стороны подписали около 30 двусторонних документов, в том числе кредитное соглашение между банком ВТБ и Государственным банком развития Китая [30].

Китай активно развивал свою инициативу нового глобального проекта «Один пояс, один путь», приобщая к ней все больше стран, которые потенциально находятся по маршруту «Нового Шелкового пути». Российская Федерация, благодаря своему геополитическому положению, попадала в круг интересов Китая для потенциального сотрудничества. Для России, которая стала на путь масштабных реформ, Китай как вторая экономика мира и один из крупнейших мировых инвесторов также представлял определенный интерес, что в совокупности привело к необходимости возобновления диалога между государствами. Так, в 2015 г. Россия стала одним из пяти крупнейших получателей прямых иностранных инвестиций Китая в связи с инициативой правительства Китая «Один пояс, один путь», связывающей Азию с Европой. Между тем, Китай был крупнейшим двусторонним торговым партнером России в 2015 г. Несмотря на снижение общей двусторонней торговли в долларах США (в основном из-за резкого падения курса рубля, а также юаня) по сравнению с 2014 г., торговые потоки продолжали расширяться в объемном выражении. Важно отметить, что экономические отношения между государствами определялись различными двусторонними межправительственными комиссиями, включая 26 подкомиссий. По словам В. В. Путина, несмотря на зачастую медленный прогресс в достижении соглашений, обе стороны неизменно поддерживали общую цель сотрудничества, чтобы в итоге найти решение по широкому кругу сложных вопросов [29].

В течение 2015 г. Китай и Россия тесно взаимодействовали друг с другом также по таким ключевым международным военным вопросам, как сирийский кризис, проблемы стран Корейского полуострова и др. Оба государства призывали к формированию более справедливого и рационального миропорядка, что и было отражено во многих межгосударственных соглашениях и личных заявлениях Си Цзиньпина и В. В. Путина. Эти факты только подтверждают, что китайско-российское сотрудничество давно уже перешагнуло уровень двустороннего.

Развитие политических отношений двух стран в 2016 г. основывалось на частых взаимных визитах представителей стран и подтверждении выполнения договорных обязательств, заявленных в 2013—2015 гг. В частности, руководитель Администрации президента Российской Федерации С. Б. Иванов в рамках переговоров в Пекине с руководителем Канцелярии ЦК КПК Ли Чжаньшу отмечал эффективность совместных действий в рамках развития двусторонних отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия. По окончании переговоров политики подписали Протокол о сотрудничестве между Администрацией Президента России и Аппаратом Центрального комитета Компартии Китая [20].

Подводя итоги работы межпарламентской комиссии, первый заместитель председателя Государственной Думы Российской Федерации, курирующий межпарламентские связи с Китаем, И. И. Мельников сообщил, что в 2015 г. между Россией и Китаем в общей сложности было заключено 94 межгосударственных, межправительственных, межведомственных и коммерческих документа [7].

В 2016 г. были заключены многосторонние интеграционные межправительственные соглашения, касающиеся торговли, экономики, транзитных перевозок, туризма и спорта. Так, в ходе встречи на Саммите ШОС в Ташкенте 23 июня 2016 г. глав трех государств (России, Китая и Монголии) были подписаны Программа создания экономического коридора между тремя странами [14] и Соглашение о взаимном признании результатов таможенного контроля в отношении отдельных видов товаров [10].

Дальнейшее развитие получило сотрудничество в области оборонной промышленности. Так, по итогам двухдневного визита В. В. Путина в КНР в июне 2016 г. было подписано более 30 документов о сотрудничестве в различных сферах, включая межправительственное соглашение о создании российским холдингом «Вертолеты России» и китайской компанией «Avicopter» тяжелого транспортного вертолета (по соглашению специалисты Китая и России совместно разработают технический проект тяжелого вертолета для организации его серийного производства в КНР). Инвестиции в этот проект в виде технологий, технического предложения и отдельных производственных систем осуществит холдинг «Вертолеты России» [19].

В сентябре—ноябре 2016 г. были проведены несколько саммитов (БРИКС, G20, ШОС), которые определили основные векторы сотрудничества Китая и России в политической и экономической сферах.

На Саммите БРИКС в Гоа главы стран-участниц подписали Итоговую декларацию, отразившую их обеспокоенность по поводу глобальной безопасности, реализации принципов поддержания миропорядка ООН, важность инвестиций и развития международных отношений [4], Положение о Комитете по таможенному сотрудничеству стран БРИКС [13], Меморандум о взаимопонимании по созданию платформы сельскохозяйственных исследований и Меморандум о взаимопонимании между дипломатическими академиями стран — участниц саммита [21].

Примечательным видится предложение премьер-министра Китая Ли Кэцян создать зону свободной торговли между членами ШОС. Предложение было поддержано В. В. Путиным, который заявил, что долгосрочные экономические интересы государств должны перевесить национальные протекционистские настроения для защиты национальных производителей. Ключевую роль в значительном повышении статуса ШОС сыграли предложения В. В. Путина и Си Цзиньпина по интеграции КНР в ЕАЭС под руководством Российской Федерации. Хотя ШОС является отдельным институтом для БРИКС и ЕАЭС, правительства во всем мире все чаще рассматривают ее как организацию, отражающую политическое и экономическое превосходство Евразийского региона. Все большее число других стран обращаются с просьбой присоединиться к этой организации [28, л. 120].

На Саммите «Большой двадцатки» в Ханчжоу, состоявшемся в сентябре 2016 г., диалог двух государств был признан повесткой дня высокого уровня обоими лидерами. Диалог был сосредоточен в продвижении налоговых и правовых концепций для роста инвестиций и их защиты, приватизации и предоставления государственных гарантий финансирования проектов. Была также достигнута договоренность о путях преодоления различных толкований каждой стороной законодательных концепций, таких как государственно-частное партнерство и концессионное соглашение. Представители Китая и России заявляли о готовности совместными усилиями превратить политическое взаимное доверие и дружбу в дополнительный стимул развития экономического сотрудничества [30].

На форуме АТЭС, состоявшемся в ноябре 2016 г. в Перу, В. В. Путин и Си Цзиньпин вновь подтвердили свое тесное сотрудничество и постоянное общение по вопросам политики международного значения. Они договорились продвигать блок АТЭС путем содействия региональным стратегиям и стратегиям экономического роста. Это включало их поддержку создания Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли для 21 государства — члена АТЭС. В. В. Путин и Си Цзиньпин также подтвердили общую заинтересованность в поддержании безопасности и стабильности в Центральной и Северо-Восточной Азии и в регионах, прилегающих к границам их стран [30].

Таким образом, за 2013—2016 гг. Си Цзиньпин встречался со своим российским коллегой В. В. Путиным более 20 раз. Оба лидера вывели китайско-российские отношения на новый уровень, отличающийся высочайшими степенью взаимного доверия, уровнем координации и стратегической ценностью. Со времени избрания пути стратегического партнерства в 2013 г. на фоне укрепления личных связей двух лидеров произошло расширение двусторонних отношений, выходящее за рамки простого политического сотрудничества. Углубление связей происходило с учетом взаимной поддержки в отношении основных интересов каждой страны, включая усиление координации во внешней политике. Китайская Народная Республика и Российская Федерация также совместно выступали за реформирование международной финансово-экономической архитектуры в соответствии с быстро меняющейся глобальной международной экономической обстановкой.

Проведенный анализ развития политических отношений Китая и России в 2013—2016 гг. позволяет утверждать, что многостороннее сотрудничество в этот период активно развивалось и приобрело ключевое значение для обеих стран. Это сотрудничество опирается на основательный политико-правовой и экономический фундамент, определяющий основную современную тенденцию качественно нового уровня отношений между странами.

Благодаря укреплению личных связей между В. В. Путиным и Си Цзиньпином широта и глубина китайско-российских отношений распространились на многие сферы правительственной и институциональной политики, включая центральные правительства обеих стран, региональные и муниципальные органы власти с учетом растущей роли государственных и частных компаний и различных секторов гражданского общества.

Список использованных источников

1. Бишкекская декларация глав государств ШОС от 13 сент. 2013 г. [Электронный ресурс] // ИнфоШОС. — 16.09.2013. — Режим доступа: <http://www.infoshos.ru/ru/?idn=11950>. — Дата доступа: 25.02.2020.
2. Визит Си Цзиньпина в Москву: в центре внимания — прагматическое партнерство [Электронный ресурс] // RT. — 22.03.2013. — Режим доступа: <https://russian.rt.com/inotv/2013-03-22/Vizit-Si-Czinpina-v-Moskvu>. — Дата доступа: 25.02.2020.
3. Данилович, М. В. Центральноазиатский вектор внешней политики КНР в 2001—2013 гг.: дис. … канд. ист. наук: 07.00.15 / М. В. Данилович. — Минск, 2015. — 168 л.
4. Декларация Гоа от 16 окт. 2016 г. [Электронный ресурс] // Президент России. — Режим доступа: <http://www.kremlin.ru/supplement/5139>. — Дата доступа: 25.02.2020.
5. Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой от 16 июля 2001 г. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: <http://www.kremlin.ru/supplement/3418>. — Дата доступа: 04.02.2020.
6. Евтюшин, К. А. Современная внешнеполитическая стратегия Китайской Народной Республики: дис. … канд. полит. наук: 23.00.04 / К. А. Евтюшин. — М., 2016. — 235 л.
7. Ивашкина, Д. Первый зампред Госдумы: РФ и КНР в 2015 году заключили 94 соглашения / Д. Ивашкина [Электронный ресурс] // Комсомольская правда во Владимире. — 05.05.2016. — Режим доступа: <https://www.vladimir.kp.ru/online/news/2383619/>. — Дата доступа: 27.02.2*020.
8. Ли Кэцян: Россия и Китай должны расширять двустороннее взаимодействие [Электронный ресурс] // РИА Новости. — 13.10.2014. — Режим доступа: <https://ria.ru/20141013/1028141911.html?in=t>. — Дата доступа: 27.02.2020.
9. МИД Китая: Россия, Индия и КНР едины в целях и средствах своей дипломатии [Электронный ресурс] // RT. — 03.02.2015. — Режим доступа: <https://russian.rt.com/inotv/amp/2015-02-03/Kitaj-Rossiya-i-Indiya-edini>. — Дата доступа: 30.03.2020.
10. О проведении переговоров о заключении Соглашения между Главным таможенным управлением Китайской Народной Республики, Главным таможенно-налоговым управлением Монголии и Федеральной таможенной службой (Российская Федерация) о взаимном признании результатов таможенного контроля в отношении отдельных видов товаров: Распоряжение Правительства Российской Федерации от 22 июня 2016 г. № 1286-р [Электронный ресурс] // Электронный фонд правовой и нормативно-технической документации. — Режим доступа: <http://docs.cntd.ru/document/420361959>. — Дата доступа: 26.02.2020.
11. О проекте соглашения о сотрудничестве между Правительством Санкт-Петербурга (Российская Федерация) и Народным правительством г. Шанхай (Китайская Народная Республика): постановление правительства Санкт-Петербурга от 28 авг. 2013 г. № 647 [Электронный ресурс] // Электронный фонд правовой и нормативно-технической документации. — Режим доступа: <http://docs.cntd.ru/document/822402349>. — Дата доступа: 30.03.2020.
12. О Соглашении о Новом банке развития: Распоряжение Правительства Российской Федерации от 7 июля 2014 г. № 1238-р [Электронный ресурс]. — Режим доступа: <http://government.ru/docs/13775/>. – Дата доступа: 26.02.2020.
13. Положение о Комитете по таможенному сотрудничеству стран БРИКС: [принято в г. Гоа 16.10.2016 г.] [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс. — Режим доступа: <http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=INT&n=65614#08915056198969136>. — Дата доступа: 30.03.2020.
14. Программа создания экономического коридора «Китай — Монголия — Россия» [Электронный ресурс] // Министерство промышленности и торговли Республики Бурятия. — Режим доступа: <http://minpromtorg.govrb.ru/rus-ch-mn.pdf>. — Дата доступа: 26.02.2020.
15. Рейзен, Г. Альтернативные многосторонние банки развития и глобальное финансовое управление / Г. Рейзен // Вестн. междунар. организаций. — 2015. — Т. 10, № 2. — С. 106—118.
16. Российско-китайский диалог: модель 2015: докл. № 18/2015 / Рос. совет по междунар. делам (РСМД). — М.: Спецкнига, 2015. — 32 с.
17. Россия и Китай выводят свои отношения на новый уровень [Электронный ресурс] // Экономика сегодня. — 05.06.2019. — Режим доступа: <https://rueconomics.ru/395410-rossiya-i-kitai-vyvodyat-svoi-otnosheniya-na-novyi-uroven>. — Дата доступа: 29.02.2020.
18. Роснефть и CNPC одобрили строительство Тяньзиньского НПЗ [Электронный ресурс] // Нефть России. — Режим доступа: <https://neftrossii.ru/content/rosneft-i-cnpc-odobrili-teo-stroitelstva-tyanczinskogo-npz>. — Дата доступа: 02.10.2019.
19. Россия и Китай подписали договор о создании гражданского тяжелого вертолета [Электронный ресурс] // РИА Новости. — 25.06.2016. — Режим доступа: <https://ria.ru/20160625/1451681283.html>. — Дата доступа: 29.02.2020.
20. Россия и Китай подписали протокол о сотрудничестве [Электронный ресурс] // РИА Новости. — 24.03.2016. — Режим доступа: <https://ria.ru/20160324/1396123576.html>. — Дата доступа: 29.02.2020.
21. Саммит БРИКС [Электронный ресурс] // Посольство Российской Федерации к Королевстве Таиланд. —  16.10.2016. — Режим доступа: <http://thailand.mid.ru/key-issues/1788-sammit-briks>. — Дата доступа: 30.03.2020.
22. Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики об углублении всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия и о продвижении взаимовыгодного сотрудничества от 8 мая 2015 г. [Электронный ресурс] // Президент России. — Режим доступа: <http://www.kremlin.ru/supplement/4969>. — Дата доступа: 29.02.2020.
23. Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о новом этапе отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия от 20 мая 2014 г. [Электронный ресурс] // Президент России. — Режим доступа: <http://www.kremlin.ru/supplement/1642>. — Дата доступа: 30.03.2020.
24. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о сотрудничестве в сфере поставок природного газа из Российской Федерации в Китайскую Народную Республику по «восточному» маршруту от 13 окт. 2014 г. [Электронный ресурс] // Электронный фонд правовой и нормативно-технической документации. — Режим доступа: <http://docs.cntd.ru/document/420234782>. — Дата доступа: 29.02.2020.
25. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о сотрудничестве в сфере реализации проекта «Ямал СПГ»: [совершено в г. Москве 13 янв. 2014 г. и в г. Пекине 20 янв. 2014 г.] [Электронный ресурс] // Электронный фонд правовой и нормативно-технической документации. — Режим доступа: <http://docs.cntd.ru/document/499080706>. — Дата доступа: 30.03.2020.
26. Титаренко, М. Л. Российско-китайский саммит-2014: новый этап стратегии взаимодействия / М. Л. Титаренко [Электронный ресурс] // Институт Дальнего Востока Российской академии наук. — 23.05.2014. — Режим доступа: <http://www.ifes-ras.ru/publications/online/911-rossijsko-kitajskij-sammit-2014-novyj-etap-strategii-vzaimodejstviya>. — Дата доступа: 28.02.2020.
27. Цю Сяофэнь. Взаимодействие Китайской Народной Республики и Российской Федерации в рамках Шанхайской организации сотрудничества: дис. … канд. полит. наук: 23.00.04 / Цю Сяофэнь. — М., 2018. — 173 л.
28. Ю Хань. Развитие внешнеполитических отношений Российской Федерации и Китайской Народной Республики в глобальном мире: дис. … канд. полит. наук: 23.00.04 / Ю Хань. — СПб., 2018. — 146 с.
29. Savic, B. Behind China and Russia’s ‘Special Relationship’ / B. Savic [Electronic resource] // The Diplomat. — 07.12.2016. — Mode of access: <https://thediplomat.com/2016/12/behind-china-and-russias-special-relationship/>. — Date of access: 22.06.2020.
30. Tiezzi, Sh. At Russia’s Military Parade, Putin and Xi Cement Ties / Sh. Tiezzi [Electronic resource] // The Diplomat. 09.05.2015. — Mode of access: <https://thediplomat.com/2015/05/at-russias-military-parade-putin-and-xi-cement-ties/>. — Date of access: 23.06.2020.

Статья поступила в редакцию в феврале 2018 г., окончательно доработана в июне 2020 г.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2021 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.