Белорусский журнал международного права и международных отношений 1999 — № 1


международные отношения

РАЗВИТИЕ КУЛЬТУРНЫХ СВЯЗЕЙ БЕЛАРУСИ СО СТРАНАМИ ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ (1985—1991 гг.)

Виктор Шадурский

Шадурский Виктор Геннадьевич — кандидат исторических наук, докторант кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Переломным этапом в развитии зарубежных культурных связей Беларуси является вторая половина 80-х—начало 90-х гг. В эти годы Советский Союз и его союзники в Центральной Европе вступили в завершающий период кризиса административно-командной системы. Радикальные перемены на мировой политической карте стали результатом многолетнего соревнования двух общественно-экономических систем, отстаивающих свои модели в политике, экономике, идеологии и культуре. Системный кризис, приведший к распаду СССР и возглавляемого им военно-политического блока, затронул все сферы белорусского общества и создал необходимые условия для провозглашения государственного суверенитета.

Для процессов, происходивших в республике во второй половине 80-х—начале 90-х гг., была характерна быстрая эволюция культурной политики, которая выразилась в формировании новых представлений о роли культуры в белорусском обществе, ее целях и задачах, развитии новых направлений и форм международного культурного сотрудничества, расширении географии зарубежных связей. Трансформация культурной политики происходила в атмосфере идеологического противостояния на международной арене, завуалированных и открытых столкновений внутри страны.

В усиливающемся конфликте партийно-государственному аппарату противостояла оппозиционно настроенная часть общества. Активизации оппозиционного движения способствовали и усиливающиеся противоречия в политическом руководстве СССР, которые со все большей силой выплескивались наружу и становились очевидными для населения. Отсутствие реального единства на высшем уровне, компромисс в большинстве принимаемых решений привели к тому, что новый курс, осуществляемый Генеральным секретарем ЦК КПСС М. Горбачевым и его соратниками, несмотря на кажущуюся обоснованность и "революционность", в конечном итоге не сумел стать эффективной программой преобразования общества, разрешения накопившихся в нем проблем и противоречий.

Оппозиционные настроения в стране партийно-государственное руководство считало в основном результатом целенаправленного влияния капиталистических государств. Нараставшие социально-экономические проблемы, рост недовольства населения уровнем и качеством жизни руководители страны стремились компенсировать усилением идеологической деятельности. Комплекс мер, направленных на нейтрализацию зарубежного идеологического и культурного влияния, получил свое оформление в системе контрпропаганды.

Точкой отсчета усиления контрпропагандистских мер стали решения июньского (1983) пленума ЦК КПСС. В решениях пленума главный упор делался на сферу международных культурных контактов, которая в совокупности с внешнеполитической пропагандой считалась важным идеологическим средством воздействия как на мировую общественность, так и на население своей страны. Подчеркивалась необходимость формирования у советских граждан, прежде всего у молодежи, критического отношения к буржуазной "массовой культуре"1.

Решения июньского пленума получили дальнейшее развитие и толкование в целом ряде постановлений ЦК КПСС, касающихся различных направлений идеологической работы. В исследуемый период были приняты постановления ЦК КПСС "О дальнейшем развитии и совершенствовании периодической печати для детей и юношества" (октябрь 1985), "О работе с кадрами в ТАСС" (декабрь 1985), "О мерах по дальнейшему развитию изобразительного искусства и повышению его роли в коммунистическом воспитании трудящихся" (сентябрь 1986, совместно с Советом Министров СССР),"Об активизации и усилении действенности внешнеполитической пропаганды и контрпропагандистской работы" (январь 1987), "Об улучшении условий деятельности творческих союзов" (февраль 1987, совместно с Советом Министров СССР), "О негативных проявлениях в деятельности некоторых неформальных общественных объединений" (июнь 1987), "О работе по преодолению тенденции к выезду за рубеж на постоянное жительство части советского населения и усилению информационно-пропагандистской деятельности среди соотечественников и советских граждан за рубежом" (август 1987) и др. В силу существовавшего в партии и государстве принципа жесткого централизма, наиболее важные постановления центральных органов в обязательном порядке выносились на обсуждение в партийно-государственных органах республики.

Одно из важнейших мест в контрпропагандистских мероприятиях уделялось кино — наиболее массовой форме идеологического и культурного воздействия на население страны. В этой сфере ставились задачи, предусматривающие как повышение престижа отечественного кино, так и ограничение влияния на советских граждан фильмов иностранного производства. Практика показывала, что именно из зарубежного кино граждане СССР, "читая между строк", получали больше реальной информации об уровне жизни за рубежом, о развитии науки и техники в капиталистических странах, чем из советских официальных источников.

Первым эшелоном "борьбы с идеологическим влиянием буржуазного кино" являлись союзные органы в лице Госкино СССР, в функции которого входила закупка иностранных фильмов, их тиражирование, контроль над соотношением зарубежных и советских кинокартин на экранах страны. Так, в 1985 г. в соответствии с разнарядкой Госкино республика получила фильмы 272 названий, в том числе: 151 — советского производства, 60 — производства социалистических стран и 61 — производства капиталистических и развивающихся стран. Примерно такие же пропорции в централизованной поставке фильмов на экраны республики существовали в предыдущие и последующие годы2.

Органам кинематографии БССР, являвшимся вторым эшелоном контрпропагандистской деятельности, предписывалось организовывать прокат полученных по централизованной разнарядке зарубежных фильмов таким образом, чтобы посмотреть их имело возможность ограниченное число белорусских зрителей.

Специальным группам по контрпропаганде, созданным при репертуарных комиссиях кинопрокатных организаций, поручалось разрабатывать и направлять в киносеть конкретные рекомендации по организации показа фильмов капиталистических стран. Предусматривались выпуски специальных радиогазет, подборка для демонстрации перед началом зарубежных фильмов кинопрограмм из цикла "Два мира — два образа жизни", содержанием которых была пропаганда советского образа жизни и критика идеологии и политики империалистических государств. В крупных кинотеатрах планировались регулярные выступления лекторов, киноведов, других специалистов. Так, в кинотеатрах "Москва" и "Октябрь" г. Минска перед показом кинофильмов "Адский поезд" (Франция), "Строй" (CША), "Сто дней в Палермо" (Италия) с соответствующими лекциями перед кинозрителями выступили преподаватели кафедр общественных дисциплин БГУ. Контрпропагандистская работа проводилась в системе кинолекториев и киноклубов политического фильма "Мир и молодежь", "Мир сегодня", "Кинокамера обвиняет", "Голос планеты", "Ровесник" и др.

Помимо идеологических мероприятий применялись и организационно-административные меры. К примеру, рекомендовалось проводить показ зарубежных фильмов в основном в небольших залах, запрещалась демонстрация зарубежных фильмов в одном и том же кинотеатре параллельно с советскими фильмами. Фильмы производства капиталистических стран не включались в репертуар детских и школьных кинотеатров. В "Положении о премировании работников киносети", подготовленном Госкино БССР, предусматривалось снижение или полное лишение премиальной доплаты в случаях, когда на сеансах советского кино присутствовало менее 50 % от общего числа зрителей.

Существовала практика изъятия из кинопроката ранее демонстрировавшихся зарубежных кинокартин. Так, в 1986 г. было снято с показа 120 фильмов капиталистических стран. Делались попытки сократить покупку новых фильмов. Если в первом квартале 1986 г. было получено 33 новых зарубежных фильма, то уже в первом квартале 1987 г. — только 23 фильма3.

Однако проводимые идеологические мероприятия имели низкую эффективность как в области кино, так и в других сферах культуры. Все более отчетливо проявлялись противоречия, выражающиеся в несоответствии спускаемых сверху идеологических установок экономическим интересам министерств, ведомств, отдельных предприятий и граждан. Так, рекомендации по ограничению показа иностранных фильмов поступали в органы кинопроката вместе с требованием выполнения плана по прибыли. Работники киносети, стремясь выполнить и перевыполнить план, вынуждены были отдавать предпочтение зарубежным фильмам, пользующимся популярностью у зрителей и дающим, даже по официальной статистике, около 40 % денежных поступлений. С целью сокрытия реальных результатов проката советских и зарубежных фильмов сотрудники кинопроката шли на искажение отчетности, приписки4.

Таким образом, принимаемые меры, включающие сокращение поступления новых зарубежных фильмов, лишение премий и вынесение выговоров за расширение их проката, повышение стоимости билетов на фильмы производства капиталистических государств, не смогли остановить "победоносное" наступление зарубежного кинематографа на просторах СССР.

Контрпропагандистские меры планировались и в других сферах. Так, Госкомиздатом БССР, правлениями Союза писателей БССР и Союза журналистов был объявлен республиканский конкурс на лучшую книгу контрпропагандистской тематики. В 1985 г. лауреатами конкурса стали книги С. Павлова "Имперская паранойя", Э. Скобелева "Катастрофа", О. Нечай "Блеск и нищета "массовой культуры", Е. Шевчика "Антикоммунизм в эфире", И. Прудника "Сионистское лобби в США". В 1986 г. премию получила книга А. Урбана "Бонн: между прошлым и будущим"5. В этих и других работах научной и публицистической направленности наряду с объективной критикой многих негативных явлений буржуазного общества, делались необоснованные обобщения и выводы о превосходстве советской культуры и искусства, о деградации эстетических вкусов за рубежом.

Во многих случаях, связанных с противостоянием культурному влиянию Запада, борьбой против инакомыслия внутри республики, белорусские официальные власти проявляли даже большую активность, нежели это требовалось в директивах московского руководства. Особенно отчетливо такого рода ситуация проявилась в БССР в связи с подготовкой к празднованию 100-летия со дня рождения выдающегося художника, уроженца Беларуси М. Шагала (июнь 1987). В зарубежной и советской прессе появились многочисленные публикации о творчестве Шагала, которого наряду с Пикассо, Дали, Матиссом относили к наиболее известным художникам ХХ столетия. В Ленинграде и Киеве прошли выставки его работ. И лишь в Беларуси — на исторической родине М. Шагала, против художника была развязана мощная идеологическая кампания. Противники творчества Шагала настояли на прекращении съемок 10-минутного документального фильма, который киностудия "Беларусьфильм" планировала выпустить к столетию художника6. Имя Шагала было запрещено упоминать в печати, обвинения художника "в мировом сионизме" звучали на партийных заседаниях и в выступлениях многочисленных пропагандистов и агитаторов. Скульптурный портрет Шагала, выполненный молодым художником А. Гвоздиковым, был снят с экспозиции за несколько минут до открытия выставки7.

Однако уже в конце 80-х гг., в атмосфере жесткого противостояния, началась "реабилитация" Шагала и вместе с ним абстрактного искусства. Первым шагом в признании таланта художника стала книга его стихов, опубликованная в 1989 г. издательством "Мастацкая лiтаратура" в миниатюрном формате тиражом в 5 тыс. экземпляров. Инициатива в подготовке книги принадлежала Р. Бородулину и Б. Саченко. В январе 1991 г. в Витебске прошли первые Шагаловские дни, с 15 января по 20 марта того же года состоялась выставка "Возвращение мастера". В 1991 г. на экраны вышел документальный фильм "Когда Витебск был Парижем", посвященный М. Шагалу. Сценарий к фильму написал В. Тарас при участии В. Бокуна. Было принято решение об открытии в г. Витебске музея М.Шагала8.

Таким образом, несмотря на то, что на контрпропагандистские мероприятия направлялись большие организационные и материальные ресурсы, они не приносили их вдохновителям и исполнителям ожидаемых результатов. Казавшаяся незыблемой на протяжении десятилетий политическая система, проигрывая экономически, начала постепенно сдавать и свои идеологические позиции. В среде молодежи, творческой интеллигенции, в белорусском обществе в целом нарастал интерес к изучению национальной истории и культуры, усиливалось стремление к установлению свободных от идеологического контроля международных контактов. Эти настроения и интересы вступали в противоречие с официальной политикой, являлись почвой для формирования оппозиционных настроений. Одно из первых проявлений противоборства оппозиционно настроенных слоев населения с официальными властями произошло во время Недели изобразительного искусства, организованной в Минске весной 1986 г. и посвященной Международному году мира. Во время проведения мероприятия возникли столкновения его участников с членами комсомольских оперативных отрядов. Информация о произошедшем событии широко обсуждалась в белорусском обществе, в средствах массовой информации. Рассмотрению итогов этого мероприятия было посвящено специальное заседание Бюро ЦК КПБ. Вся вина за случившееся была возложена на "политически незрелых людей", организовавших Неделю: они пригласили в Троицкое предместье самодеятельные рок-группы и фольклорные коллективы, репертуар которых не отвечал теме мероприятия, и подготовили группу учащихся Республиканской школы-интерната по музыке и изобразительному искусству для проведения отжившего обряда "Гуканне вясны". Бюро ЦК КПБ взял под защиту членов комсомольских оперативных отрядов, применивших физическое насилие к участникам праздника. По мнению партийного руководства, членами оперотрядов "двигало возмущение по поводу атрибутики и внешнего вида участников, примитивно-архаичное содержание обряда". За отсутствие должного отпора попыткам отдельных лиц навязать заведомо ложное понимание национальных интересов критике были подвергнуты Союз художников, Белорусский театрально-художественный институт, Республиканская школа-интернат, некоторые институты Академии наук. Бюро ЦК КПБ потребовало "обеспечить высокий идейно-художественный и организационный уровень всех проводимых мероприятий, не допускать случаев проникновения в них противоречащих коммунистической идеологии, социалистическому образу жизни националистических и религиозных пережитков, внеклассовой оценки прошлого народа"9.

Новой страницей в конфликте официальных властей республики и оппозиции стало обращение 28 деятелей белорусской науки и культуры, направленное 15 декабря 1986 г. Генеральному секретарю ЦК КПСС М. С. Горбачеву. Обращение, подписанное известными деятелями белорусской культуры В. Адамчиком, Р. Бородулиным, Я. Брылем, В. Быковым, П. Панченко, Л. Щемелевым, С. Станютой и др., сопровождалось приложением, в котором содержались предложения по коренному улучшению положения белорусского языка и культуры, патриотического воспитания в республике.

4 июня 1987 г. М. С. Горбачеву было направлено второе письмо аналогичного содержания. На этот раз его подписало уже 134 человека, среди которых были представители научной и творческой интеллигенции, учителя, воспитатели детских садов, инженеры, рабочие. Этот факт свидетельствовал не только об усилении национального самосознания в республики, но и о росте оппозиционных настроений в белорусском обществе в целом10.

Проблемы, изложенные в первом обращении, изучались специальной комиссией ЦК КПСС и были вынесены на рассмотрение заседания Секретариата ЦК КПСС. На основании рекомендаций Секретариата ЦК КПСС проблемы, изложенные в письме, обсуждались на пленуме ЦК КПБ (март 1987) и заседании Бюро ЦК КПБ (апрель 1987). Обкомам, горкомам, райкомам партии, первичным партийным организациям издательств, редакций газет, журналов, телевидения и радиовещания, творческих союзов учреждений культуры и искусства было указано на необходимость "давать принципиальную партийную оценку любым попыткам искусственного выпячивания вопросов национального языка, культуры, истории, демографии, игнорирования классового подхода к оценке национальных отношений". Первостепенное внимание в постановлении ЦК КПБ было уделено создаваемым в молодежной среде объединениям, имевшим своей целью изучение, развитие и пропаганду национальной истории и культуры. Министерству культуры, Белсовпрофу было поручено до 1 июля 1987 г. "провести паспортизацию любительских движений в области культуры, обратив особое внимание при этом на соответствие содержания их работы целям и задачам патриотического, интернационального воспитания, духовного обогащения личности"11.

Угрозу официальной политике партийные органы видели не только в деятельности молодежных объединений, занимающихся пропагандой истории и культуры белорусского народа, но и в быстром распространении зарубежной музыки. Власти беспокоило то, что "некоторая часть молодежи неумеренно увлекается рок-музыкой, создаются самодеятельные ансамбли, активно распространяющие рок в его крайних модификациях". Рок-музыка характеризовалась как культурно-идеологическая экспансия, несущая в себе разрушение народной основы музыки, эстетических ценностей. Тревогу партийного штаба республики вызывало то, что многие самодеятельные рок-ансамбли с неутвержденным репертуаром выступали в колхозах и совхозах, на промышленных предприятиях, обслуживали семейные торжества. Вместе с критикой новых музыкальных веяний партийное руководство вынуждено было признавать низкую эффективность работы по эстетическому воспитанию детей и молодежи, острую нехватку в республике квалифицированных музыкальных работников (около 40 % учителей пения и музыки общеобразовательных школ не имели специального музыкального образования)12. В партийных документах исследуемого периода отмечался и слабый уровень деятельности партийных органов в сфере культуры, признавалось, что "некоторые партийные, советские и комсомольские работники не имеют достаточных знаний по вопросам литературы и искусства вообще и национальной культуры в частности, редко бывают в творческих коллективах, на спектаклях, концертах, выставках"13.

Проблемам культуры было посвящено совещание с представителями творческой интеллигенции, которое состоялось в ЦК КПБ 11 июня 1987 г. На совещании партийное руководство республики в очередной раз сформулировало свои подходы в развитии национальной культуры и языка, культурной политике в целом. В свою очередь, руководители и представители творческих союзов подтвердили свою лояльность партийному руководству, готовность и дальше выполнять партийные директивы. Вместе с тем на совещании прозвучала серьезная критика системы эстетического воспитания, низкого уровня музыкальной и художественной грамотности населения республики. Участники совещания высказались за скорейшее создание Комплексной программы эстетического воспитания подрастающего поколения, увеличение финансирования культурной сферы14. Однако ни это, ни последующие партийные мероприятия не смогли оказать заметного влияния на ситуацию в белорусском обществе.

Принимаемые партийно-государственным аппаратом республики меры по контролю над созданием и деятельностью молодежных любительских объединений не только не давали ожидаемых результатов, но и приводили к заметному расширению влияния этих структур среди молодежи. Энергия граждан, и в первую очередь молодежи, направленная на создание любительских объединений, явилась благодатной почвой для организационного оформления оппозиционного движения, создания политических организаций.

В 1986—1987 гг. в БССР возникло 7 тыс. любительских объединений15. С августа 1987 г. по ноябрь 1988 г. только в столице республики число участников молодежных групп возросло в несколько раз. В ноябре 1988 г. в Минске действовало 566 "любительских самодеятельных объединений и клубов по интересам", объединяющих более 46 000 членов. Около 100 из них имели "общественно-политическую направленность". Группировки, активно поддерживающие идею новой культурной политики, возникали и в других городах республики16. Наибольшую известность среди них получили "Талака", "Тутэйшыя" (Минск), "Паходня" (Гродно), "Узгор'е" (Витебск), "Маладзiк" (Полоцк-Новополоцк), "Край" (Брест). От проведения отдельных культурных мероприятий они постепенно переходили к политической деятельности. Подтверждением политизации неформальных молодежных объединений является их активное участие в одной из первых антиправительственных демонстраций, приуроченной к традиционному празднику поминовения предков "Дзяды"(1 ноября 1987). Постепенно у новых молодежных организаций возникло стремление к консолидации. В декабре 1987 г. и январе 1989 г. прошли сеймы представителей молодежных организаций, имевшие целью создание Конфедерации белорусских молодежных суполок.

Параллельно с развитием молодежного движения, официальным оформлением политической оппозиции все большую силу набирали общественные организации и движения, действующие в культурной сфере и имеющие своей задачей развитие международного культурного сотрудничества.

Важная роль в развитии зарубежных связей в исследуемый период принадлежала Белорусскому обществу дружбы и культурных связей с зарубежными странами, имевшему контакты с 329 организациями в 72 странах мира. В 1986 г. в структуре БЕЛОД действовали 373 республиканские, областные, городские, районные и первичные организации дружбы СССР с социалистическими странами. Только в 1985—1986 гг. Общество направило за рубеж более 23,5 экземпляров книг, 123 годовых комплекта периодики17. По линии этого общественного объединения за рубеж направлялись художественные коллективы, выставки, проводились обмены делегациями. Как и в прежние годы, БЕЛОД являлось организатором таких комплексных мероприятий, как Дни (Недели) культуры. Ярким примером такого рода являются Дни Словении, проведенные в республике в декабре 1985 г. В рамках Дней прошел фестиваль словенских фильмов, выставка партизанской графики, рисунка, плаката, детского рисунка, изделий народных умельцев, состоялся круглый стол "Проблемы войны и мира в современной литературе". Ответным шагом стали Дни БССР, состоявшиеся в Словении в октябре 1986 г. В Югославию выехала делегация представителей белорусской культуры в составе более 150 человек. Специально к этому мероприятию книгоиздателями республики были выпущены переводы произведений словенских авторов18.

В июне 1987 г. в БССР были проведены Дни культуры испанской области Валенсия. Программа Дней включала концерты народного фольклорного ансамбля "Алимира", выступления органиста В. Роса, проведение выставок современной живописи, декоративно-прикладного искусства, фотографии и книг, демонстрацию художественных фильмов Испании19.

Дни культуры СССР на примере Беларуси в 1986—1991 гг. прошли в 19 странах, в том числе в ФРГ, Исландии, ГДР, Швейцарии, Норвегии, Болгарии и других зарубежных странах20.

В исследуемый период заметно активизировали свою работу творческие союзы республики, и в первую очередь Союз писателей. На протяжении второй половины 80-х гг. белорусские творческие организации проделали путь от обслуживания партийно-государственной монополии к независимой деятельности.

Процессы, происходившие в культурной жизни СССР, развитие международных контактов дали толчок к созданию новых общественных организаций, действующих в сфере международного культурного сотрудничества. В 1986 г. был создан Советский фонд культуры, в 1987 г. оформилось его Белорусское республиканское отделение. Главной задачей новой структуры являлись мобилизация добровольных взносов, даров и отчислений советских общественных и других организаций, сбор поступлений от зарубежных фондов и отдельных лиц, проведение различных мероприятий, выставок-продаж, аукционов, вещевых лотерей, платных услуг, производственной деятельности фонда, направленных на удовлетворение потребностей сферы культуры. Фонд получил право открывать валютные счета, использовать средства, получаемые от иностранных граждан и организаций, для осуществления международных контрактов, проведения культурно-пропагандистских мероприятий за рубежом и для закупки культурных ценностей. Фонд имел возможность выпуска сувенирной продукции, а также ее продажи в стране и за рубежом. По решению Совета Министров БССР от 12 мая 1988 г. Фонду из ведения Министерства местной промышленности были переданы Бобруйская галантерейная фабрика, Молодечненская фабрика художественных изделий, производственный участок Брестской фабрики сувениров в д. Огово Ивановского района. ФБК принадлежит большая роль в консолидации сил, выступающих за развитие национальной культуры, расширение сферы использования белорусского языка, придание ему статуса государственного. В июне 1989 г. фонд культуры стал одним из учредителей Товарищества белорусского языка имени Ф. Скорины. Совет новой организации возглавил известный писатель Н. Гилевич. Как и Белорусский фонд культуры, Товарищество, наряду с решением внутренних задач, стремилось к расширению международных связей. С апреля 1990 г. Товарищество белорусского языка начало издавать газету "Наша слова".

Изменения во внешней и внутренней политике Советского Союза способствовали расширению общественных контактов с организациями и землячествами соотечественников, проживающих в США, Канаде, Аргентине, Англии, Бельгии, Голландии и других странах. В свою очередь, демократические процессы в стране усилили интерес белорусской эмиграции к установлению связей со своей исторической родиной. Обоюдный интерес привел к созданию в сентябре 1990 г. Объединения белорусов мира "Бацькачшчына". Президентом новой общественной организации был избран народный писатель Беларуси В. Быков, ее совет возглавил Я. Лецка.

Авторитетной международной организацией, ставящей целью развитие научных исследований белорусской истории и культуры, их пропаганду в мире, стала Международная ассоциация белорусистов. Ее созданию предшествовал ряд международных мероприятий, проведенных в республике и за ее пределами. Так, в 1990 г. по инициативе директора Славяно-балтийского семинара Ф. Шольца и заведующего отделом Института литературы АН Беларуси В. Соколовского в немецком городе Мюнстере состоялся симпозиум "Беларусь и Запад". В симпозиуме приняли участие более 30 славистов, 12 из которых выступили с научными докладами, посвященными рассмотрению проблем взаимодействия белорусской культуры с культурами Германии и других европейских стран21. В том же году в Варшаве состоялась международная конференция, посвященная юбилею Ф. Скорины. Участники этого международного форума избрали оргкомитет по созданию международного общества белорусистов. В мае 1991 г. в Минске состоялся Учредительный конгресс белорусистов, в работе которого приняли участие ученые, писатели, переводчики из многих зарубежных стран и республик СССР. Был принят устав Международной ассоциации белорусистов, избрано руководство. Президентом нового общественного объединения был избран профессор А. Мальдис22. Несмотря на объективные и субъективные трудности, ассоциация играла и играет значительную роль в развитии исследований о Беларуси, привлечении ученых различных стран к белорусской проблематике. Активное участие в создании и деятельности ассоциации приняли многие иностранные граждане, среди которых преподаватель Лондонского университета Дж. Дингли, доцент кафедры русского и славянских языков Университета Шефильда П. Майо (Соединенное Королевство), заведующая славянским отделом университетской библиотеки Цюриха М. Баньковска-Тюлиг (Швейцария), доцент Зальцбургского университета Г. Бидер, литературовед и переводчик Ф. Нойрайтер (Австрия) и др.

Создание новых общественных организаций стало результатом развития демократических процессов в республике. В свою очередь, новые и традиционные общественные организации способствовали демократизации белорусского общества. Во многом благодаря работе общественных объединений демократические завоевания получили закрепление в целом ряде законодательных актов: законе "О языках в Белорусской ССР" (январь 1990), Декларации о государственном суверенитете Белорусской ССР (июль 1990), законе "О культуре в Белорусской ССР" (июль 1991) (с 19.09.1991 г. старое название республики в действующих законодательных актах было заменено на новое). Ориентация принятых документов на приоритет общечеловеческих ценностей, на взаимное уважение и сотрудничество всех народов имела огромное значение для развития международного сотрудничества Беларуси.

Развитие национальной культуры, расширение ее международных связей являлось целью Закона о культуре. Внешним связям в законе был посвящен специальный раздел, в котором определены основные подходы к международному сотрудничеству. В документе подчеркивалось, что Республике Беларусь принадлежит исключительное право устанавливать и развивать внешние культурные связи, заключать международные договоры и соглашения в области культуры, осуществлять взаимный обмен достижениями культуры. Предприятия, учреждения и организации культуры, общественные объединения, в том числе и творческие союзы, имеют право самостоятельно заключать договоры (контракты) с иностранными юридическими и физическими лицами на любые формы сотрудничества в сфере культуры23. В законе предусматривалось выделение на культурную сферу не менее 3,5 % государственного бюджета республики. Это положение было направлено на преодоление остаточного принципа в финансировании культурной сферы республики. Так, в 1990 г. на культуру было выделено лишь 0,78 % государственного бюджета Беларуси, в то время как в целом по стране этот показатель составлял 1,3 %24. Однако решение об увеличении бюджетных ассигнований на культуру, как и многие другие положения принятых законов, не были реализованы в действительности.

Значительное влияние на состояние международных культурных связей Беларуси оказали политические процессы в странах Центральной Европы, приведшие в конце 80-х гг. к смене политических режимов. Вместе с политико-экономической ориентацией бывшие союзники по социалистическому лагерю взяли устойчивый курс на культурное сближение со странами Запада. И если в середине 80-х гг. партийные и общественные организации стран социалистического содружества в своей деятельности следовали старым схемам сотрудничества, сложившимся в послевоенные годы, то к концу исследуемого периода в формах и содержании культурных отношений произошли серьезные изменения.

До 1989 г. в республике продолжалась практика проведения мероприятий, посвященных знаменательным датам социалистических стран. Решения по этому поводу регулярно принимались ЦК КПСС. К примеру, в марте 1985 г. на заседании Бюро ЦК КПБ был одобрен рабочий план по выполнению постановления ЦК КПСС "О мероприятиях, проводимых в Советском Союзе в связи с 40-й годовщиной Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между СССР и ПНР". Согласно плану в Минске было проведено торжественное собрание, посвященное годовщине, состоялись Дни польского кино, в средствах массовой информации появились материалы о ПНР, ее связях с БССР25.

На протяжении первых трех лет исследуемого периода осуществлялось сотрудничество на основе двухлетних планов между обкомами Компартии Белоруссии и региональными партийными комитетами Польши, Чехословакии, ГДР и Болгарии. Так, в 1986—1987 гг. по линии регионального сотрудничества в страны социалистического содружества было направлено 916 делегаций (10 215 человек) и принято в республике из этих стран 888 групп (10 234 человека). 233 предприятия и организации БССР имели постоянных партнеров в Центральной Европе, в том числе 26 — в НРБ, 41 — в ГДР, 130 — в Польше, 36 — в ЧССР26.

Наряду с традиционными формами в сотрудничестве Беларуси с европейскими социалистическими странами появлялись и новые формы. Заметным событием в Беларуси стал телемост "Минск — Варшава", проведенный белорусским и польским телевидением в июле 1987 г. После завершения дискуссии стороны обменялись музыкальными приветствиями, с которыми выступили ансамбли "Верасы" и "Скальды". Состоялся также телемост, соединивший студентов Белорусского и Краковского университетов27.

В 1988 г. с учетом происходивших политических процессов ЦК КПСС принял решение о переходе от сотрудничества на уровне партийных комитетов к двусторонним контактам по линии местных органов. Однако уже к концу 1989 г. в результате "бархатных" революций, прокатившихся по странам социалистического содружества, эта форма регионального сотрудничества ушла в прошлое.

Причиной нежизнеспособности двусторонних контактов были их чрезмерная идеологизация, бюрократизм и формализм, которые подавляли инициативу и творчество участников. Продолжалось замалчивание острых проблем во взаимоотношениях социалистических стран. Из участия в международном региональном сотрудничестве было исключено подавляющее большинство граждан государств социалистического содружества. В обменах участвовали в основном представители партийно-государственного аппарата, руководители предприятий и организаций и отдельные деятели творческих союзов. Вместе с тем необходимо отметить, что по-настоящему дружеские и творческие связи и контакты между коллективами и отдельными гражданами прошли испытание временем и стали хорошей основой для организации сотрудничества на новом уровне.

Одновременно с ослаблением контактов со странами бывшего социалистического лагеря в исследуемый период наблюдался заметный рост культурных связей Беларуси с капиталистическими странами. Либерализация советского режима, развитие процесса гласности усилили интерес общественности зарубежных стран к СССР, его республикам. Возросло число иностранных делегаций и туристов, посещающих Беларусь, количество совместно проводимых мероприятий. Многие иностранные граждане, впервые приезжавшие в Беларусь, с удивлением открывали для себя достаточно высокий уровень образования и культуры граждан, европейский уровень городов республики. Так, известный французский кутюрье Пьер Карден, посетивший в июле 1989 г. Минск для демонстрации своих моделей, в интервью газете "Лiтаратура i мастацтва" заметил, что не ожидал увидеть Минск таким современным и активным городом28.

Однако, несмотря на расширение международных обменов, многие советские граждане, как и жители западных стран, не были свободны от стереотипов во взаимных оценках. Свою роль в формировании высокомерного отношения к СССР и населяющим его народам сыграли многие зарубежные СМИ и представители сферы искусства. Очень часто свое негативное отношение к идеологии и политике советского партийно-государственного руководства они переносили на историю, культуру, образ жизни народов, проживающих на территории Советского Союза. Во многих публикациях, литературных произведениях, фильмах советские граждане изображались грубыми, невежественными людьми, пытающимися силой покорить весь мир. Многие инструкции иностранных государственных и частных организаций, разрабатываемые для граждан, планировавших поездку в СССР, несмотря на их соответствие реальной действительности, не способствовали установлению атмосферы равноправия и взаимоуважения.

Так, в Инструкции по приготовлению к поездке в СССР, подготовленной консульским бюро Государственного департамента США, американские граждане, имеющие проблемы со здоровьем, предупреждались, что "советские гиды, стремясь показать все достопримечательности, отмеченные в рекламных проспектах, планируют экскурсии с утра до вечера лишь с небольшими перерывами". Выезжавшим в Советский Союз туристам настоятельно рекомендовалось не фотографировать "примитивные" дома, а также достопримечательности, на заднем плане которых могут быть "секретные" объекты29. В другой инструкции, подготовленной Советом международных образовательных обменов (Council on International Educational Exchange) в 1989 г., на 22 страницах давались советы по подготовке поездки и пребыванию в СССР, начиная с того, с кем и как дружить, до того, какие вещи целесообразно взять с собой. Кроме мыла для холодной воды, мыла для мытья посуды, зубной пасты и туалетной бумаги, для поднятия настроения в тяжелые дни авторы инструкции рекомендовали включить в багаж сухие супы, ореховое масло, бульонные кубики и концентраты напитков. Эти предметы могли быть использованы и в качестве сувениров советским гражданам. Инструкция дает подробные советы по поводу такой национальной проблемы в СССР, как алкоголизм. Чтобы не обидеть советских граждан отказом пить спиртные напитки наравне с ними, рекомендовалось ссылаться на аллергию и другие болезни. Особое предупреждение американские участники образовательных обменов получали по поводу самогона, нелегальное производство которого получало все большее распространение.

Нельзя отрицать справедливость оценок, приведенных в этих и других инструкциях, менталитета, бытовой культуры жителей СССР и его республик, однако, нельзя также не признать, что подобного рода рекомендации давали иностранным гражданам не вполне реальное представление о культуре и обычаях народов Советского Союза.

Рост интереса к политическим реформам в СССР, приезд в республику многих иностранных граждан увеличивал число друзей белорусского народа, ценителей белорусской культуры. Многие зарубежные организации и отдельные граждане откликнулись на трагедию белорусского народа, связанную с аварией на Чернобыльской АЭС в 1986 г. В республику начала поступать гуманитарная помощь, приезжали руководители и представители общественных и государственных организаций зарубежных стран. Находясь в республике с медицинско-гуманитарной миссией, они знакомились с искусством Беларуси, встречались с деятелями культуры. В результате такого рода контактов рождались инициативы по организации зарубежных выступлений профессиональных и самодеятельных коллективов, проведению выставок белорусских художников и мастеров декоративно-прикладного искусства. Средства от благотворительных мероприятий перечислялись в чернобыльские фонды. Так, к примеру, в конце 80-х гг. народный ансамбль Крупицкого дома культуры "Крупiцкiя музыкi" только в Голландии выступал три раза. В декабре 1990 г. самодеятельные артисты дали в этой стране пять благотворительных концертов и собрали более 5 тыс. валютных рублей. В апреле—мае 1991 г. в итальянских городах Анкона и Пезаре были проведены выставки-продажи работ белорусских художника-графика В. Савича и скульптора В. Слободчикова. Средства, полученные от продажи работ, были переданы в один из чернобыльских фондов. Выставка-аукцион художников группы "Галина" и мастеров декоративно-прикладного творчества республики с аналогичными целями прошла в октябре 1991 г. в немецких городах Ульм и Лаунген30. Такого рода примеры не были единичны.

Развитие международных связей со странами Западной Европы отчетливо просматривается в движении породненных городов. Если в 1986 г. 8 городов республики поддерживали партнерские связи с 14 городами в 9 странах, то к концу 1991 г. уже 17 городов республики установили официальные отношения с 26 городами в 12 странах. В числе 12 новых городов-побратимов 7 находились в ФРГ, по одному — в Австрии, Бельгии, Великобритании, Швейцарии, Франции31.

Расширению международных культурных обменов способствовала демократизация порядка оформления выезда за рубеж. В марте 1989 г. было принято постановление ЦК КПСС, согласно которому упразднялись комиссии по выездам за границу при ЦК и обкомах КПБ. Общественные организации получили право самостоятельно направлять за рубеж своих сотрудников и членов, было отменено обязательное медицинское освидетельствование кандидатов для поездки за рубеж32.

Определенные изменения произошли во всех без исключения сферах белорусской культуры. Однако необходимо отметить, что в различных областях искусства они имели свою специфику.

Активно развивалось сотрудничество в области художественной литературы республики. В середине 80-х гг. оно достигло своего пика. Наиболее заметными были литературные контакты с европейскими социалистическими странами. Их основой являлись межгосударственные соглашения, предусматривающие взаимные публикации литературных произведений. К примеру, в середине 80-х гг. в Болгарии ежегодно выходили в свет 5 книг белорусских авторов, в ЧССР — 3, в Польше — 2, в ГДР и Венгрии — по 133. Вызывала интерес у зарубежных читателей прежде всего белорусская военная проза, ярким представителем которой являлся народный писатель Беларуси В. Быков. В редакционной статье восьмого номера журнала "Иностранная литература" за 1984 г. сообщалось, что, по сведениям ЮНЕСКО, В. Быков является одним из самых читаемых в мире писателей. По состоянию на 1 января 1985 г. только в СССР было опубликовано 110 книг белорусского писателя (из них — 26 изданий в БССР), более 100 изданий — за рубежом.

В исследуемый период мировая известность пришла к документальной прозе С. Алексиевич. В 1986 г. за книги "У войны не женское лицо" и "Последние свидетели" она была удостоена премии имени Ленинского комсомола. Накануне выхода в Венгрии книги белорусской писательницы "У войны не женское лицо" в газете "Непсабадшаг" была опубликована статья известного венгерского критика П. Фехера, давшего очень высокую оценку произведению. Это же произведение С. Алексиевич было опубликовано в Финляндии (1988), в Германии (1989)34. В 1989 г. в ФРГ вышла книга "Последние свидетели". В 1989 г. началась публикация новой книги "Цинковые мальчики", посвященной афганской проблеме. В 1991 г. она вышла во Франции, в 1992 г. — в Германии. Особое место в документальной прозе писательницы занимала чернобыльская тематика. Широкий резонанс в мире получила книга С. Алексиевич "Чернобыльская молитва", написанная в более поздний период. Она также была переведена и издана во многих странах.

Популярностью за рубежом пользовались произведения белорусских детских писателей. Книги для детей с успехом экспортировались во многие страны мира. Так, к 1985 г. только тираж переводов книг известного белорусского писателя В. Витки составил более 3 млн экземпляров. Вклад В. Витки в развитие детской литературы был отмечен Международным почетным дипломом имени Г.-Х. Андерсена. Аналогичного диплома в 1986 г. за книгу "У двары алiмпiяда" была удостоена и автор популярных детских произведений Э. Огнецвет35.

Книги белорусских авторов издавались на иностранных языках не только зарубежными, но и всесоюзными и республиканскими издательствами. Так, например, московское издательство "Радуга" опубликовало в 1985 г. сборник белорусских рассказов на английском языке " Белый аист летит", большая часть тиража которого была направлена за рубеж. Государственный план по изданию произведений белорусской литературы на иностранных языках выполняло издательство "Юнацтва". С момента создания в 1981 г. по 1985 г. это республиканское издательство опубликовало 82 названия книг на 12 иностранных языках тиражом более 3 млн экземпляров36. Издательство "Юнацтва" занималось и изданием переводов книг зарубежных авторов на белорусский язык. Ежегодно оно выпускало в свет в среднем по 6—7 переводных книг. Лидирующее положение в этой сфере принадлежало издательству "Мастацкая лiтаратура", которое в исследуемый период публиковало 14—15 книг иностранных авторов в год. В конце 80-х гг. издательство "Мастацкая лiтаратура" начало публикацию серии "Сокровища мировой литературы". К началу 90-х гг. вышли в свет на белорусском языке работы античных авторов Апулея и Лонго, произведения мировых классиков В. Шекспира, П. Мериме, Э. Хемингуэя, И. Гете, И. Вазова и др.

На иностранных языках выпускалась также научная и научно-популярная литература. В 1990 г. в издательстве "Беларусь" на английском, немецком и французском языках вышла книга А. Мартиновича "Сказать свое слово", повествующая о достижениях современной белорусской литературы, тенденциях ее развития.

С произведениями иностранных авторов белорусских читателей знакомил литературный альманах "Далягляды", созданный в 1975 г. В первые семь лет своего издания альманах публиковал и работы писателей союзных республик, а с 1982 г. полностью сконцентрировался на иностранной литературе. Каждый номер альманаха представлял творчество примерно двух десятков зарубежных авторов. В конце года на страницах "Далягляда" публиковалась "Хроника переводных изданий", дававшая подробную информацию о переводной литературе в республике.

В исследуемый период заметно активизировал международную деятельность Союз писателей БССР. Важным событием в истории писательской организации республики стал I Международный семинар переводчиков белорусской литературы социалистических стран, проходивший в сентябре 1987 г. в Доме творчества писателей "Ислочь" под Минском. В семинаре приняли участие многие известные переводчики белорусской литературы: Н. Вылчев, П. Кынева, Х. Попов, И. Соколов, Я. Димов (Болгария), Ч. Сенюх, Г. Собецка, Ф. Неуважны, М. Яцкевич, М. Путрамент, Д. Блащик (Польша), В. Жидлицкий, В. Михно, Д. Леутова (Чехословакия), Р. Браун, Р. Рандау (ГДР), А. Шапрани, Ш. Нераг (Венгрия) и М. Джеркович (Югославия). Во время работы семинара состоялось награждение М. Джерковича, Р. Рандау, П. Кыневой, Ф. Неуважного Почетными грамотами Верховного Совета БССР. Иностранные граждане были удостоены высшей награды республики за пропаганду белорусской литературы37.

Дискуссия о международном сотрудничестве литератур была продолжена в июне 1989 г. на проходившей в Минске творческой встрече "Социалистическая литература сегодня: единство и разнообразие". Во встрече приняли участие представители СССР, Болгарии, Венгрии, ГДР, Польши, Румынии, ЧССР, Вьетнама, Кампучии, Лаоса и Монголии. В выступлениях зарубежных участников встречи высокую оценку получила белорусская деревенская проза, представленная И. Мележем, А. Василевич, А. Кудрявцом, И. Пташниковым38.

Наиболее успешно развивались литературные связи с Болгарией. За послевоенные десятилетия в БССР общим тиражом в 400 тыс. экземпляров было опубликовано около 30 книг, познакомивших белорусских читателей с творчеством более 200 болгарских авторов. Отдельными изданиями вышли произведения Г. Карославова, С. Папотнева, К. Калчева, А. Германова, Н. Вылчева и др.39 Большой вклад в укрепление белорусско-болгарских литературных связей внес известный деятель белорусской культуры Н. Гилевич, ставший в середине 80-х гг. лауреатом международной премии имени Х.Ботева. В 1991 г. в переводе белорусского поэта вышел сборник поэзии Л. Левчева "Мелодия для флейты".

Плодотворно сотрудничали литературные журналы двух стран. Так, в 1986 г. отдельный номер журнала "Нёман" был посвящен болгарской литературе, а журнал "Тракия"(г. Пловдив) предоставил свои страницы для публикации переводов белорусской поэзии и прозы.

Признанием успешного сотрудничества писателей двух братских народов стал выбор Минска в качестве места для проведения Десятой встречи советских и болгарских переводчиков (июнь 1985). На обсуждение была вынесена тема "Военная литература и проблема художественного перевода". В выступлениях болгарских писателей прозвучала высокая оценка опубликованных в Болгарии произведений белорусской военной прозы В. Быкова, И. Чигринова, И. Шамякина, А. Адамовича, Я. Брыля, А. Жука, С. Алексиевич и других авторов40.

Получили заметное развитие и белорусско-польские литературные контакты. На открытии Декады польской книги в Белоруссии, состоявшемся в Белорусском обществе дружбы в июле 1985 г., было отмечено, что на белорусском языке вышло 84 названия польских книг тиражом около 2 млн экземпляров41. В 1985 г. вышла книга избранных произведений С. Жеромского "Верная река". Четырежды издавался в республике роман Б. Пруса "Фараон". Знаменательным событием в белорусско-польских культурных связях стало издание поэмы А. Мицкевича "Пан Тадеуш" на белорусском языке. Перевод с польского осуществил Я. Семяжон, иллюстрации к книге подготовил известный белорусский художник-график В. Шарангович. Государственный совет ПНР высоко отметил творчество белорусских мастеров, наградив Я. Семяжона "Золотым орденом заслуги ПНР" и присвоив В. Шаранговичу почетное звание заслуженного деятеля культуры ПНР42.

В Польше вышли сборники Я. Брыля "Золак, убачаны здалёк" (1986), "Быстрый Неман " (1989). Публиковались произведения и других авторов.

Наибольшую известность в Польше во второй половине 80-х гг. получило творчество В. Быкова, Я. Брыля, М. Танка. Оценивая место белорусской литературы в Польше, в интервью еженедельнику "Лiтаратура i мастацтва" в сентябре 1987 г. известный польский писатель Ф. Неуважны отметил, что именно эти три автора являются в его стране "правомочными послами белорусской литературы, которая медленно, но неуклонно находит свое место на карте советской литературы в Польше"43.

Книги белорусских авторов издавались и в других социалистических странах Европы. Так, в Чехословакии во второй половине 80-х—начале 90-х гг. вышли в свет книга И. Науменко "Возвращение в молодость"(1985), роман В. Короткевича "Черный замок Ольшанский"(1986), сборник белорусских рассказов "За белым снегом"(1989), в Югославии — сборник стихов М. Танка (1986), антология белорусской поэзии ХХ в. (1987), в ГДР — роман В. Короткевича "Дикая охота короля Стаха"(1986), повесть И. Шамякина "Торговка и поэт"(1986), сборник белорусских сказок (1987), "Блокадная книга" А. Адамовича и Д. Гранина, сборник белорусских рассказов 1905—1930 гг. "Молодой дубок"(1987), сборник рассказов А. Кудрявца "Изменчивый сад" (1988), сборник произведений Я. Коласа "Сказки жизни" (1989) и другие произведения.

В свою очередь, в конце 70-х—80-е гг. в республике были изданы на белорусском языке 123 книги писателей Центральной Европы, в том числе антология словацкой поэзии (Чехословакия), книга лирики Ю. Жупановича "У вечным дазоры", сборник для детей П. Воронца "Падарункi", роман Д. Янчара "Галернiк", антология сербской поэзии (Югославия), стихи и песни Б. Брехта "На шляхах прачды" (Германия), сборник рассказов венгерских авторов 70-х гг. "Пасярод зямлi", книга прозы И. Эркеня, включающая сатирические антивоенные повести "Семья Тотов" и "Выставка роз"(Венгрия)44.

Определенный интерес к белорусской литературе, белорусской культуре существовал и в других европейских странах. В ФРГ были изданы книги А. Адамовича "Хатынская повесть"(в немецком варианте "Селение молчания") (1985), "Последняя пастораль" (1987), "Счастье ножей, или Описание гиперборейцев" (1988). "Последняя пастораль" вышла в свет также в Хельсинки в журнале "Мааилма я мэ" ("Cвет и мир") (1988).

Положительным моментом в литературной жизни Беларуси 80-х гг. стало открытие для граждан Беларуси литературного творчества белорусской эмиграции. В республике были опубликованы произведения М. Седнева, Н. Арсеньевой, Х. Ильяшевича, В. Клишевича, К. Акулы, Ю. Витьбича и других авторов.

Продвижение белорусской литературы за рубежом стало возможным благодаря подвижнической деятельности многих зарубежных переводчиков, специалистов в области славистики и белорусистики. Ярким примером в этом направлении является деятельность профессора Пражского университета В. Жидлицкого. Переводами белорусской литературы ученый увлекся вскоре после окончания университета в 1955 г. В 1963 г. В. Жидлицкий защитил диссертацию на тему "Советская белорусская и украинская литература". Чешскому ученому и просветителю принадлежат переводы около 30 произведений 14 белорусских авторов. Так, роман В. Короткевича "Дикая охота короля Стаха", вышедший в 1972 г. в его переводе на чешском языке под названием "Кралевска помста" тиражом в 40 тыс. экземпляров, разошелся в короткие сроки. Профессор не только сам занимался переводческой деятельностью, но и создал в Чехословакии целую школу переводчиков белорусской литературы. Интерес представляют размышления В. Жидлицкого о роли белорусской литературы в мире. Отвечая на вопрос о сходстве белорусской и чешской литератур, он отметил, что эти два небольших народа более внимательно прислушиваются ко всему, что приходит из мировой культуры, чем большинство так называемых великих народов, которые рассчитывают в основном на собственные достижения и свою культурную самодостаточность. Опираясь на фольклор и используя достижения мировой литературы, письменное творчество обоих народов быстро достигло высокого уровня. Однако как чешская, так и белорусская литература никогда не пользовались мировой славой, не завоевали даже европейского читателя, хотя по многим своим качествам и особенностям, и в первую очередь в поэзии, безусловно, стояли и стоят на мировом уровне. Профессор Жидлицкий с сожалением констатировал, что литературное творчество обоих народов известно лишь относительно немногим читателям, в основном литературоведам и славистам45.

Оценка чешского ученого вместе с высказываниями других иностранных белорусистов служит хорошей иллюстрацией к выводу о том, что, несмотря на заметные успехи, белорусская литература остается малоизвестной не только в мире, но даже и в соседних государствах.

Проблемы белорусской литературы неоднократно обсуждались в писательской среде Беларуси. Так, в дискуссии, организованной на страницах еженедельника "Лiтаратура i мастацтва" (ноябрь 1985), поэт А. Зарицкий отметил, что белорусская литература в отношении художественного перевода занимает одно из последних мест среди литератур союзных республик. Вывод А. Зарицкого поддержали и другие участники дискуссии. В подтверждение своих слов они приводили данные о том, что в 1981—1982 гг. на белорусском языке вышли лишь 38 изданий иностранной литературы, в то время как за этот же период на украинском языке вышли 124, на литовском — 86, на латышском — 75 изданий46.

В качестве причин сложившейся не в пользу белорусской литературы ситуации назывались недостаток переводчиков и редакторов иностранной литературы, практически полное отсутствие белорусско-иностранных словарей. Так, по состоянию на 1986 г. было издано лишь три таких словаря: белорусско-английский словарь И. Аколовича (Вильно, 1913), "Падручны польска-беларускi слочнiк" (Варшава, 1962), "Англа-беларускi слочнiк фразеялагiзмач парачнальнага тыпу" (Минск, 1985). Тираж последнего словаря, вышедшего в издательстве "Вышэйшая школа", составил лишь 500 экземпляров. И только в 1990 г. в издательстве Белорусской советской энциклопедии тиражом в 40 тыс. экземпляров вышел англо-белорусский словарь, работа над которым была начата в 1981 г. Отсутствие словарей приводило к тому, что для переводов белорусских произведений зарубежные переводчики использовали не белорусскоязычные издания. Этот фактор усложнял переводческую работу, приводил к определенным искажениям в форме и содержании.

К проблемам в этой сфере относилось и то, что иностранные художественные произведения в БССР, как и книги белорусских авторов за рубежом, издавались незначительными тиражами, которых не хватало даже для обеспечения библиотек республики, не говоря уже о широком распространении в Европе и мире. Малотиражность переводных изданий была вызвана тем, что партийно-государственное руководство страны и республики, стремясь показать широкий размах интернациональных связей советской культуры, выделяло на эту сферу ограниченные финансовые средства.

Серьезной проблемой для международного признания белорусской литературы было и то, что наиболее яркие ее произведения, переведенные на иностранные языки и нашедшие своих читателей за рубежом, не ассоциировались у них с белорусской культурой и ее национальными особенностями.

Проблемы, существовавшие в сфере международных литературных контактов республики, заметно обострилось в конце 80-х—начале 90-х гг. Политические процессы в СССР и странах социалистического содружества отразились на читательских интересах, увеличился спрос на произведения, освещающие "белые пятна" отечественной и мировой истории, биографии политических деятелей, а также на книги, находившиеся под гласным и негласным запретом. Сократился интерес к военной прозе и деревенской поэзии, привлекавшей внимание зарубежного читателя. В изменившихся условиях белорусская литература с трудом искала свою специфику, которая бы в полной мере отвечала духовным запросам читателей как на территории республики, так и за ее пределами. Произошло и некоторое сокращение непосредственных контактов белорусских писателей с их зарубежными коллегами. Свою негативную роль сыграло то, что международные литературные связи были монополизированы зарубежной комиссией Союза писателей СССР. Эта структура традиционно планировала процесс международного сотрудничества, аккумулировала финансовые средства для организации обменов. С началом процессов демократизации и децентрализации руководство Всесоюзной писательской организации постаралось сконцентрировать в своих руках все имеющиеся общесоюзные связи и программы. Правление Союза писателей БССР обратилось в Союз писателей СССР с письмом, в котором предлагалось на паритетных началах разделить накопленные общими усилиями валютные средства. Однако ответ на обращение не был получен. Начало созданию собственной системы международных связей было положено в середине 1990 г. созданием иностранной комиссии творческого союза. Несмотря на то, что развитие зарубежных связей затруднялось отсутствием необходимых средств, в этой сфере появились первые положительные результаты: были установлены связи между писательской организацией республики и обществом немецких писателей "Литературный коллоквиум Берлина". В 1991 г. по приглашению партнеров в Германию выезжали белорусские писатели В. Адамчик и А. Розанов. В результате поездки была подготовлена радиопередача А. Гольцшу "Белорусские авторы — гости Берлина", в журнале "Ост-Вест Форум" опубликованы рассказ В. Адамчика "Возьми свой крест " и стихи А. Розанова в переводе Э. Эрб. Были достигнуты договоренности о проведении в мае 1992 г. Недели белорусской литературы в Берлине47.

Говоря об уровне международных культурных связей Беларуси во второй половине 80-х гг., нужно отметить, что они, как и контакты в других сферах, испытали на себе сильное влияние политико-экономических процессов, произошедших в стране и в мире. За короткий исторический период была разрушена монополия партийно-государственного аппарата, контролировавшая все сферы жизни общества, в том числе и культуру, ее международные связи. Обогатилось содержание международного сотрудничества, расширились его формы. Вместе с тем исследование международных связей Беларуси со странами Центральной и Западной Европы в 1985—1991 гг. показывает, что, несмотря на новые открывшиеся возможности и значительные достижения в этой сфере, культура республики по-прежнему воспринималась в мире не как культура самобытного народа Европы, а прежде всего как успехи отдельных творческих коллективов и личностей.

Сложившаяся ситуация стала следствием ряда объективных и субъективных факторов, как материального, так и духовного плана, оказавших влияние на "невыразительность" образа белорусской нации в мире. Главной причиной переживаемых трудностей является политика и идеология политического руководства страны, приведшая республики СССР к глубокому кризису во всех сферах жизни. Располагая монополией на международные культурные контакты, политическое руководство СССР осуществляло международные обмены прежде всего с позиции идеологической целесообразности, игнорируя при этом сложные и противоречивые процессы, происходящие в мировом культурном пространстве. Для борьбы с инакомыслием, с литературными и художественными направлениями, не вписывавшимися в партийные представления о "подлинной" культуре, советские руководители создали разветвленную идеологическую сеть, выделяя для ее функционирования значительные материальные и интеллектуальные средства. В то время как на политическую пропаганду и проведение контрпропагандистских мероприятий направлялись огромные средства, в отношении финансирования культурной сферы использовался "остаточный принцип". В БССР процент государственного бюджета, выделяемого на культуру, был значительно ниже аналогичного процента, предусмотренного союзным бюджетом. Отсутствие необходимых средств для развития культурной сферы, осуществление международных гуманитарных контактов, низкий уровень эстетического воспитания в стране привели к значительному отставанию Беларуси от других стран Центральной и Западной Европы по уровню музыкального и художественного образования.

Одним из направлений политики партийно-государственного руководства СССР было стремление к скорейшему созданию единой интернациональной общности, получившей название "советский народ". Центральное место в этой общности формально и фактически отводилось России, русской культуре и языку. Такая ситуация приводила к тому, что многонациональная культура советского народа за рубежом ассоциировалась прежде всего с русской культурой.

Действуя в узких рамках директив центрального руководства страны, партийно-государственный аппарат БССР дозировал развитие национальной культуры, игнорировал ее потребности. В совокупности с невысоким уровнем национального самосознания большой части населения республики, проведение такой политики приводило к сокращению сферы использования белорусского языка, формированию искаженных представлений об исторической роли и самобытности белорусского народа. Белорусской культуре в основном отводилась роль экзотично-этнографического элемента и декоративного украшения официальной политики. Так, в ходе социологических исследований, проведенных в Минске в 1990 г. и приуроченных к празднованию 500-летия со дня рождения Ф. Скорины, только 40,5 % опрошенных граждан смогли ответить на вопрос о его роли в белорусской культуре, 15,9 % — назвали лишь имя выдающегося белорусского просветителя, а 42,5 % участвовавших в опросе вообще ничего не слышали о творчестве уроженца Беларуси, юбилей которого по решению ЮНЕСКО отмечался во всем мире48.

В качестве негативного фактора, снижавшего эффективность международных культурных связей Беларуси, можно назвать также и ряд внешних условий, связанных с "культурным эгоизмом" наиболее влиятельных государств Европы и мира. Руководство и общественность зарубежных стран очень часто проявляли незаинтересованность в развитии равноправного культурного обмена и использовали свой политический и экономический потенциал для доминирования в информационно-культурной сфере. Иллюстрацией к сказанному может служить статья известного французского советолога Хелен Каррер Д'Анкос "Белоруссия — изобретение советской власти", опубликованная во влиятельной французской газете "Фигаро" 28 августа 1991 г. Автор многочисленных научных трудов утверждала, что в отличие от Украины "20-миллионная" Белоруссия не имеет ярко выраженных национальных особенностей, а ее язык был искусственно создан в 20-е гг. советской властью на основе местных наречий. Профессор Д'Анкос отметила, что, желая быть независимой, Белоруссия выдвигает своим ближайшим соседям территориальные претензии. Вокруг этих претензий, по мнению французского ученого, бушуют страсти и может "заговорить оружие"49.

Молодые государства, возникшие в конце 90-х гг. на обломках Советского Союза, унаследовали многочисленные его проблемы и трудности. Причем в силу стихийности произошедших процессов ко многим существующим ранее проблемам и трудностям добавились новые. Однако проблемы, которые переживает Республика Беларусь, в том числе в культурной сфере, не должны являться поводом для пессимистических настроений. Являясь на протяжении столетий пространством столкновения и пересечения различных культурных влияний и традиций, накопив при этом опыт сохранения своего национального образа, Беларусь располагает всеми необходимыми условиями для создания открытого демократического общества, способного обеспечить прогресс во всех сферах. Вбирая в себя без всяких комплексов и предрассудков все лучшее, что накопило человечество, Республика Беларусь имеет все шансы занять достойное место в Европе, сохранив при этом свою национальную идентичность и самобытность. Для достижения этой цели белорусскому обществу необходимы прежде всего национальная консолидация и избавление от психологии "второсортности" и навязываемой веками роли "культурной провинции".

1 Материалы Пленума ЦК КПСС 14—15 июня 1983 г. М.: Политиздат, 1983. 80 с.
2 Национальный архив Республики Беларусь(далее НА РБ). Ф. 969, оп. 3, д. 794, л. 38.
3 Там же. Л. 40.
4 Там же. Д. 825, л. 42.
5 Лiтаратура i мастацтва. 1985. 19 красавiка. С. 2; Там же. 1986. 9 мая.
6 НА РБ. Ф. 969, оп. 3, д. 825, л. 17.
7 Знамя юности. 1991. 11 января.
8 Народная газета. 1991. 25 верасня.
9 НА РБ. Ф. 4, оп. 160, д. 462, л. 4—8.
10 Лыч Л., Навiцкi У. Гiсторыя культуры Беларусi. Мiнск, 1996. С. 401—402.
11 НА РБ. Ф.4, оп. 160, д. 29, л. 5—11.
12 Там же. Д. 805, л. 21.
13 Там же. Д. 821, л. 4.
14 Советская Белоруссия. 1987. 14 июня.
15 Новiк Я. К., Жданко Л. Ю. Беларусь у перыяд правядзення рэформ: Сучасныя праблемы сацыяльна-эканамiчнага, палiтычнага i культурнага развiцця (1985—1995 гг.). Мн., 1995. С. 8.
16 Белорусская трибуна. 1988. 18 декабря.
17 Лiтаратура i мастацтва. 1987. 16 студзеня.
18 Там же. 1985. 13 снежня; Там же. 1986. 17 кастрычнiка.
19 Советская Белоруссия. 1987. 14 июня.
20 Текущий архив Белорусского общества дружбы и культурных связей с зарубежными странами (далее ТА БЕЛОД): Отчет о деятельности БЕЛОД за период 1986—1992 гг. С. 2.
21 Беларуска-нямецкае грамадска-культурнае чзаемадзеянне: гiсторыя, сучаснасць, перспектывы // Матэрыялы Мiжнароднага "круглага стала"(29—30 красавiка 1986 г.). Беларусiка. Albaruthenica. Мiнск. Нацыянальны навукова-асветны цэнтр iмя Ф. Скарыны. 1996. С. 141.
22 Голас Радзiмы. 1994. 17 лiстапада.
23 Ведамасцi Вярхочнага Савета Беларускай ССР. 1991. № 20. С. 14.
24 Лiтаратура i мастацтва. 1991. 6 лiпеня.
25 НА РБ. Ф. 4, оп. 160, д. 222, л. 46—47.
26 Там же. Д. 789, л. 41.
27 Лiтаратура i мастацтва. 1987. 10 лiпеня.
28 Там же. 1989. 14 лiпеня.
29 Tips for Travelers to the USSR. Department of State Publication 9301. Revised August 1987. P. 4, 11.
30 Лiтаратура i мастацтва. 1991. 18 студзеня; Там же. 1991. 7 чэрвеня; Там же. 1991. 29 лiстапада.
31 ТА БЕЛОД. Отчет о работе в 1986—1991 гг. С. 13.
32 НА РБ. Ф. 4, оп. 160, д. 947, л. 7—8.
33 Лiтаратура i мастацтва. 1986. 25 красавiка.
34 Там же. 1985. 25 кастрычнiка.
35 Там же. 1985. 20 верасня; Там же. 1986. 2 мая.
36 Там же. 1986. 27 чэрвеня.
37 Там же. 1987. 18 верасня.
38 Там же. 1989. 14 лiпеня.
39 Там же. 1985. 24 мая.
40 Там же. 1985. 28 чэрвеня.
41 Там же. 1985. 26 лiпеня.
42 Там же. 1987. 8 мая.
43 Там же. 1987. 25 верасня.
44 Резник А. Н. Сотрудничество БССР с Восточноевропейскими странами. Мн., 1990. С. 6.
45 Лiтаратура i мастацтва. 1987. 25 верасня.
46 Там же. 1985. 29 лiстапада.
47 Беларуска-нямецкае грамадска-культурнае чзаемадзеянне... С. 143.
48 Лiтаратура i мастацтва. 1990. 23 лютага.
49 Figaro. 1991. 28 août.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2022 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.