журнал международного права и международных отношений 2006 — № 2


международные экономические отношения

Выбор институциональных форм проникновения компаний на зарубежные рынки

Дмитрий Калинин

Автор:
Калинин Дмитрий Станиславович — аспирант кафедры международных экономических отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Медведев Виталий Федосович — доктор экономических наук, профессор, член-корреспондент Национальной академии наук Беларуси, руководитель Центра мировой экономики и международных экономических отношений Института экономики Национальной академии наук Беларуси
Богдан Нина Ивановна — доктор экономических наук, профессор кафедры регионального управления Белорусского государственного экономического университета

За последние несколько лет многие белорусские предприятия столкнулись с новыми для себя проблемами, связанными с существенными сдвигами в экономической ситуации в стране и за рубежом. На первый план выдвинулись цели роста компаний и, прежде всего, вопросы выхода и расширения присутствия на международных рынках. В этой связи особую актуальность приобретают перспективы интернационализации хозяйственной деятельности, а одним из основных факторов успеха предприятий становится выбор наиболее эффективной международной стратегии.

Вопросы, касающиеся международного развития предприятий и интернационализации их деловой и экономической активности, еще в начале второй половины ХХ в., были достаточно хорошо изучены. Прежде всего, необходимо отметить исследования таких авторитетных западных специалистов, как Р. Вернон [1], М. Портер [5], К. Тьюгендхэт [6], Ж. Йохансон и Ж. Вальне [8]. Вместе с тем, современная мировая экономическая система за последние 10—15 лет подверглась коренным изменениям, что напрямую отразилось на экономическом поведении международноориентированных компаний и стратегий их международного развития. Кроме того, совершенно не уделяется внимание исследованию вопросов интернационализации предприятий развивающихся стран и стран постсоветского пространства (к которым относится и Республика Беларусь). Такие предприятия в процессе движения к международной деятельности не были изучены (ни теоретически, ни эмпирически) так хорошо, как фирмы западных государств. Отдельные аспекты интернационализации хозяйственной деятельности предприятий и экономики Беларуси в целом отражались в работах таких отечественных экономистов, как И. В. Новикова [3], А. В. Данильченко [2, 4], Л. М. Петровская [4]. Их исследования, как правило, касались либо конкретных видов международной предпринимательской деятельности, условий их функционирования и регулирования, либо анализа и систематизации различных теорий, концепций и гипотез по вопросам интернационализации. Данные исследования способствовали целям теоретического осмысления международной деятельности предприятий. Вместе с тем, все еще остается большое количество нерешенных вопросов в аспекте международного развития отечественных компаний в условиях нарастающих процессов глобализации мировой экономики.

Структурообразующую основу белорусской экономики составляют крупные предприятия, однако подавляющее большинство из них при выходе на зарубежные рынки сталкивается с рядом трудностей, которые существенно сказываются на масштабах и эффективности их международной деятельности. Даже располагая конкурентоспособной продукцией, многие из них не имеют возможности в полной мере развивать свою хозяйственную деятельность за рубежом. Одной из основных причин этого является недостаток финансовых средств, необходимых для построения собственной товаропроводящей и/или производственной системы за рубежом с целью продвижения своей продукции на мировой рынок [2, с. 3—4]. По этой причине стратегия выхода компаний на зарубежные рынки должна заключаться в выборе форм проникновения за рубеж, предполагающих наиболее эффективное использование имеющихся в распоряжении фирмы возможностей и ресурсов. Выбор институциональной формы проникновения на зарубежный рынок является, таким образом, одним из наиболее значимых и сложных стратегических решений, принимаемых белорусскими международноориентированными компаниями. Исходя из указанной проблематики целью данной работы является внесение ясности в процесс принятия решений относительно выбора институциональных форм проникновения и расширения деловой активности на зарубежных рынках.

В экономической литературе, как правило, выделяют несколько альтернативных институциональных форм выхода за рубеж: экспортирование, неакционерные кооперационные соглашения (чаще рассматривается лицензирование), создание совместных предприятий и полностью принадлежащих дочерних компаний [9, p. 154].

Экспортирование отличается от других форм тем, что конечный или промежуточный продукт компании, будучи изготовленным за пределами целевой страны, позднее перемещается в нее. При непрямом экспортировании используются посредники, расположенные в стране базирования компании, которые берут на себя ответственность за перевозку и сбыт продукта. При прямом экспортировании производитель не использует внутренних посредников своей страны.

Лицензирование является неакционерной, договорной формой с одной (или более) местной фирмой-партнером. Головная компания передает зарубежной организации права на использование некоторых или всех следующих собственностей: патенты, торговые марки, название компании, технологии и/или бизнес-методы. Лицензиат выплачивает начальный гонорар и/или процент от продаж лицензиару.

Создание совместного предприятия (СП) и полностью принадлежащего филиала (ППФ) влекут за собой прямые капиталовложения в предпринимательское место в целевой стране. СП включает две или более организации, которые разделяют между собой собственность, управление, риски и прибыли недавно образованной организации. Каждый партнер вносит вклад, который может принимать денежную форму, форму завода и оборудования, и/или технологий. Операциями полной собственности являются филиалы в других странах, в которых материнская компания владеет полной собственностью и единичной ответственностью за управление деятельностью.

По мнению Ч. Тейлора, эти четыре формы выхода могут быть дифференцированы согласно трем характеристикам [9, p. 154]:

1) величина необходимой ресурсной приверженности,

2) величина контроля,

3) уровень технологического риска.

Ресурсная приверженность — это предназначенные для чего-либо средства, которые не могут быть применены для другого использования без определенных потерь. Ресурсы могут быть неосязаемыми (нематериальными), такие как управленческое мастерство, или материальными, напрмер оборудование и деньги. Величина необходимых ресурсов значительно варьируется в зависимости от формы выхода и колеблется от полного их отсутствия при непрямом экспортировании, через минимальные затраты на обучение при лицензировании, до огромных капиталовложений в оборудование, здания и человеческие ресурсы при полностью принадлежащих дочерних компаниях.

Контроль — это способность и готовность фирмы воздействовать на решения, системы и порядки на зарубежных рынках. При франчайзинговом типе лицензионного соглашения, например, контроль над деятельностью предоставляется франчайзи в обмен на некоторые типы выплат и договоренность тесного сотрудничества в течение срока контракта. Таким образом, лицензиар обладает незначительной величиной непосредственного контроля. В СП контроль делится формально, согласно уровню собственности. Так, обладание более 50 % акций собственности позволяет одному из партнеров иметь большинство в совете директоров. Однако неформальные механизмы контроля также могут оказывать влияние, например, когда партнер располагает и использует знания и информацию, которых нет у других. Полностью принадлежащая дочерняя компания привлекает множество компаний тем, что эта форма позволяет транснациональным корпорациям (ТНК) осуществлять максимальный контроль над принятием решений.

Технологический риск — это третий параметр разновидностей форм и принятия решений; подразумевает возможность того, что практические (прикладные) знания фирмы (материальные и/или не материальные) будут непреднамеренно переданы местной фирме-партнеру. Зачастую это нежелательные потери, которые необходимо предотвращать. В лицензионных соглашениях риск того, что лицензиат будет воспроизводить и использовать технологии лицензиара в будущем является довольно высоким. Партнеры СП также могут узнавать и овладевать «нематериализованными» элементами технологий друг друга в процессе их партнерства. В этой связи технологический риск является самым низким при использовании дочерней компании в полной собственности, так как ее деятельность подконтрольна лишь одной фирме.

Ресурсная приверженность, контроль и технологический риск тесно взаимосвязаны. К примеру, как упомянуто выше, возрастание контроля ведет к большему снижению технологического риска. Кроме того, контроль также требует роста ресурсной приверженности. Некоторые исследователи доказали, что решение о форме выхода состоит, главным образом, из определения уровней ресурсной приверженности, контроля и технологического риска, которые международный участник желает или может себе позволить.

Так как каждая форма предполагает определенный уровень каждого фактора, решение о выходе может представляться достаточно логичным. Однако на практике решение о форме выхода является куда более сложным, чрезвычайно комплексным и многосторонним. Существует масса различных факторов, воздействующих на принятие решения относительно выбираемых форм.

В экономической литературе, как правило, выделяются две расширенные группы факторов (факторы целевого рынка и внутренние факторы компании), анализ которых способствует лучшему пониманию сущности процесса вступления компании на зарубежный рынок и выбора ей институциональной формы проникновения на него [7, с. 294—295]. Тем не менее, анализ абсолютных значений факторов не способен связать воедино внутренние возможности и способности фирмы по выходу на конкретный зарубежный рынок с его особенностями и специфическими характеристиками. Поэтому выбор институциональной формы проникновения на тот или иной зарубежный рынок, на наш взгляд, должен определяться сравнительным сопоставлением некоторых внутренних характеристик компании с условиями зарубежного рынка, который фирма собирается завоевывать. Прежде всего, необходимо сопоставление инвестиционных возможностей компании по отношению к инвестиционным вложениям, требующимся для организации бизнеса на территории целевой страны (инвестиционный аспект). Кроме того, большое значение имеет сопоставление уровня технологического развития самой компании и соответствующей отрасли в принимающей стране (технологический аспект). И, наконец, необходимо сопоставление опыта ведения международной деятельности компании (знание ею целевого рынка) с фактом отдаленности зарубежной страны от страны базирования компании (аспект психологической дистанции). Такой анализ предполагает, что в условиях различных сравнительных позиций на разных рынках одной и той же компании необходимо применять соответствующие им стратегии и формы интернационализации. Это означает, что принимаемые решения взаимозависимы и, например, решения относительно рынка, который нужно осваивать, и институциональной формы выхода на него разрывать нельзя.

Инвестиционный аспект. Так как по меркам ряда развивающихся стран и стран с пехотной экономикой «флагманы» белорусской промышленности являются достаточно крупными и ресурсообеспеченными, то на данных рынках они могут позволить себе относительно большую ресурсную приверженность. Другими словами, проникая на такие рынки, белорусские предприятия способны ориентироваться на использование инвестиционных стратегий интернационализации и институциональных форм проникновения с доминирующим положением в контроле над деятельностью зарубежной дочерней компании. По меркам же подавляющего большинства более развитых стран, например США и ряда промышленно развитых стран (ПРС) ЕС, даже крупнейшие компании Республики Беларусь в аспекте ресурсной обеспеченности пока слабы. По этой причине при осуществлении своей деятельности на данных рынках они должны использовать различные формы кооперационных соглашений с западными компаниями на паритетных или даже подчиненных началах (СП, стратегические альянсы или соглашения субподряда).

Для лучшего понимания сравнительного анализа в контексте выбора институциональных форм проникновения необходимо рассмотреть опыт европейских компаний 1970-х гг. [6]. По словам Тьюгендхэта, даже крупнейшие по западноевропейским меркам компании того времени часто выглядели «карликами» по сравнению с их американскими конкурентами. Так, «Фольксваген», крупнейший по тем временам западногерманский концерн, по объему продаж занял бы в США не выше семнадцатого места, а «Рено», крупнейшая французская компания, была бы в пятом десятке. Незначительные по американским меркам масштабы даже крупнейших европейских компаний не позволяли им нейтрализовать жесточайшую конкуренцию путем полномасштабного инвестирования на внутренний рынок США. Дело в том, что для внедрения на американский рынок, по мнению некоторых специалистов того времени, было необходимо вложить более 100 млн дол. США [6, с. 69—70]. И если по американским меркам эта сумма являлась обычной, то для западноевропейских компаний она была весьма существенна. В распоряжении же европейских компаний не было ни административных, ни финансовых средств, соответствующих потребностям американского рынка. Кроме того, у них не было даже должного представления о специфике этого рынка. Поэтому создание филиала в США означало для западноевропейских компаний гораздо больший вызов и риск, чем капиталовложения сравнительно более крупных и ресурсообеспеченных американских фирм в Западной Европе. И хотя некоторые западноевропейские фирмы без посторонней помощи сумели организовать в США собственные успешно действующие промышленные предприятия, все же большинство компаний, учитывая издержки и проблемы, связанные с проникновением на американский рынок, предпочитали находить в стране местного партнера. Европейская компания, как правило, поставляла продукцию, предоставляла специальные знания и т. п., а также некоторые суммы денежных средств; американская компания в основном отвечала за финансирование и организацию управления на местах. Таким образом, несмотря на то, что обычно иностранные филиалы европейских компаний на рынках других стран находились в полной их собственности, большинство компаний на рынке США были вынуждены идти на создание именно совместных предприятий.

Говоря о кооперации белорусских компаний с зарубежными партнерами с целью проникновения на более высокоразвитые рынки, необходимо различать и четко разграничивать ситуации, когда:

1) белорусское предприятие не способно организовать на рынках этих стран сбыт своей конечной продукции в связи с ее неконкурентоспособностью и по этой причине выстраивает свою деятельность на основании субподрядных отношений с местными компаниями, т. е. встраивается в существующую производственную сеть местной ТНК через поставки и/или производство в целевой стране ряда комплектующих, конкурентоспособных на данном рынке;

2) белорусское предприятие, выходя на высококонкурентный рынок той или иной ПРС, сталкивается с острой внутренней конкуренцией и в этой связи стремится заключить кооперационное соглашение с одним из участников конкурентной борьбы для совместной координации хозяйственной деятельности и/или получения дополнительных преимуществ перед другими (особенно более мощными) конкурентами (порой не только на данном рынке, но в глобальном масштабе). Как правило, такая кооперация представляет собой международный стратегический альянс;

3) кооперация с целью объединения ресурсов для организации на рынке целевой страны дочернего предприятия. Подобная (инвестиционная) кооперация предполагает сотрудничество с местной компанией, имеющей необходимые и недостающие белорусской компании ресурсы, такие как финансовые средства, знания специфики рынка, разветвленная товаропроводящая сеть и др., и, как правило, создание на данном рынке совместного предприятия.

Технологический аспект. Проводя анализ целевого рынка зарубежной страны с позиции уровня ее технологического развития и сопоставляя его с технологическим уровнем белорусской компании, следует отметить, что чем менее развита соответствующая отрасль страны-реципиента и сравнительно более новая и сложная технология производства продукции белорусской компании, тем сильнее ее позиции и сравнительные технологические преимущества на этом рынке, и наоборот.

На рынках стран с высоким технологическим уровнем развития, как правило, уже существует ряд аналогичных выносимому из страны базирования производств, и компания не обладает технологическим преимуществом. В этой связи на таких рынках нецелесообразно использовать высокий технологический контроль за деятельностью зарубежного филиала. На менее же развитых в технологическом плане рынках, где одним из главных конкурентных преимуществ является технологическое лидерство, на наш взгляд, необходим жесточайший технологический контроль за деятельностью дочерней компании, дабы предотвратить утечку специфических знаний и технологий. Кроме того, на рынках развивающихся стран из-за недостаточной развитости некоторых отраслей производства фирме порой очень сложно (а иногда и невозможно) подобрать подходящих местных партнеров для организации СП или заключения лицензионного соглашения. Вследствие чего компания, желающая глубоко внедриться на рынок такой страны, вынуждена создавать новое предприятие исключительно своими силами (ППФ). Таким образом, проводя агрессивную инвестиционную политику в странах с относительно равными или менее развитыми в технологическом отношении отраслями, в странах с более высоко развитыми необходимо предусматривать гибкие формы кооперации хозяйственной деятельности, не требующие жесткого технологического контроля, а значит и значительных капиталовложений.

При определении степени участия в акционерном капитале создаваемой за рубежом дочерней компании в зависимости от риска утечки технологии необходимо учитывать тот факт, что при перемещении на зарубежный рынок функций хозяйственной деятельности, мало или вовсе не связанных с основополагающей технологией производства продукции, например «отверточной» сборки, целесообразно использовать минимальную долю собственности и контроля. В подобных обстоятельствах целесообразно использование лицензирования как формы организации зарубежного сборочного производства. Если же за рубеж переносится процесс непосредственного изготовления или проектирования продукции, связанный со специфическими знаниями, то необходимо применение институциональных форм проникновения, предполагающих значительный (СП с долей собственности 50—75 %), а то и полный контроль над производственной и технологической деятельностью дочерней компании (ППФ). В данном случае величина доли участия в акционерном капитале создаваемого филиала должна увеличиваться прямопропорционально необходимому уровню контроля.

Так, для американских компаний в процессе трансфера наиболее сложных технологий самой лучшей формой выхода считается ППФ, именно благодаря тому, что эта форма обеспечивает максимальный контроль. И лишь в тех случаях, когда защита технологий не является решающей, по словам Ч. Тейлора, более подходящими для использования считаются СП [9, p. 158].

Аспект психологической дистанции. При выборе институциональных форм проникновения на целевые рынки сбыта белорусские компании должны учитывать наличие психологической дистанции между зарубежными странами и страной их базирования. Понятие психологической дистанции предполагает учет таких факторов, как языковые, культурные, правовые, политические и другие различия, которые препятствуют обмену информацией между фирмой и рынком [8, с. 24]. Например, подавляющее большинство белорусских предприятий по ряду объективных причин расценивают рынки даже географически отдаленных регионов Российской Федерации или Казахстана как значительно более близкие, чем рынок соседней Польши. Таким образом, фирмы развивают свою международную деятельность, прежде всего на тех рынках, которые им легче освоить.

Знание зарубежных рынков в основном приобретается через опыт международной деятельности компании. Поэтому на выбор форм проникновения большое влияние оказывает сравнительное сопоставление опыта международной деятельности компании с психологической отдаленностью рынка целевой страны. Кроме того, необходимо учесть тот факт, что существует прямая связь между знанием целевого рынка и ресурсной приверженностью ему, т.е. чем выше знание специфики рынка и меньше неопределенности в действиях на нем, тем более сильной может быть ресурсная приверженность этому рынку. Подразумевается, что приверженность рынку, по мере увеличения знаний о нем и снижения неопределенности, как правило, нарастает поступательно и планомерно [8, с. 27].

В этом контексте следует отметить, что предприятия Республики Беларусь, включающиеся в процесс интернационализации на рынках, сравнительно психологически отдаленных, для решения проблем, связанных с языковыми, культурными и другими различиями должны кооперироваться с зарубежными партнерами, располагающими необходимыми знаниями об особенностях целевого рынка, предпочитать организацию совместных с ними проектов (зарубежные экспортные агенты, лицензирование, СП). И лишь с увеличением коммерческого опыта и, следовательно, лучшим пониманием зарубежных рынков белорусские компании должны переходить к более самостоятельным формам развития внешнеэкономической деятельности в странах, в значительной степени отличных от Республики Беларусь. Спустя какое-то время, некоторые из таких компаний, первоначально применяющих стратегию кооперации, постепенно могут создавать свою собственную сбытовую и/или производственную организацию на отдаленных в психологическом плане зарубежных рынках.

В странах же сравнительно более близких (не только с точки зрения географической приближенности, но и по схожести всех характеристик деловой среды) белорусские компании могут уйти от поступательной схемы развития ресурсной приверженности целевому рынку в сторону ускоренной интернационализации своих операций, выражающейся в применении некоторых видов зарубежных капиталовложений. В связи с лучшим пониманием этих рынков, более высоким опытом проведения на них коммерческих операций, развитых межгосударственных соглашений, риски инвестиционных потерь и маркетинговых неудач являются сравнительно более низкими. Именно поэтому компании, ощущая минимум неопределенности и потребности в услугах местных партнеров, должны склоняться на рынках таких стран к более капиталоемким операциям и формам институционального присутствия (СП с большей долей собственности, ППФ).

Принимая решения о выборе той или иной формы проникновения на зарубежные рынки или расширения на них своих позиций, менеджерам белорусских предприятий необходимо учитывать большое число дополнительных факторов, характерных для каждого конкретного рынка. Например, существуют некоторые особенности выбора институциональной формы выхода на рынки высокоразвитых стран. Дело в том, что эти рынки целесообразно рассматривать не по отдельности, а в аспекте их интеграционных группировок. Так, при рассмотрении внутреннего рынка ЕС можно заметить неравнозначность сравнительных позиций белорусских компаний на рынках отдельных стран — участниц ЕС, например Германии и Польши, в силу значительных различий уровня их развития. Поэтому для выбора институциональной формы проникновения на общеевропейский рынок необходимо учитывать наличие на нем психологически сравнительно более близких для белорусских компаний стран. Так, Польша, страны Балтии и некоторые другие государства ЕС, по сравнению с остальными, по ряду объективных причин являются психологически более близкими для белорусских предприятий странами. Кроме того, в связи с относительно невысоким уровнем развития этих стран организация и осуществление на их территории зарубежной деятельности требуют от белорусских компаний значительно меньших инвестиционных затрат по сравнению с более развитыми европейскими государствами. Учитывая эти обстоятельства, белорусским предприятиям с целью обслуживания общеевропейского рынка было бы целесообразно организовывать свою международную деятельность на территории именно этих стран. В данных обстоятельствах при выборе институциональной формы выхода на внутренний рынок ЕС белорусскими предприятиями могут быть выбраны инвестиционные формы кооперационного сотрудничества (СП).

С целью выбора наиболее эффективных форм институционального присутствия на зарубежных рынках белорусским компаниям необходимо не только осуществлять тщательный анализ условий хозяйствования и специфических особенностей этих рынков, но и сопоставлять полученные данные с внутренними возможностями самих предприятий. Такой сравнительный анализ позволит менеджерам компаний определить наиболее подходящие с точки зрения специфики рынка и самой компании институциональные формы проникновения за рубеж. Совершенствование процесса выбора форм институционального присутствия на зарубежных рынках по таким принципам будет способствовать более полной реализации внутренних возможностей белорусских предприятий, повышению эффективности осуществляемой ими внешнеэкономической деятельности, а также большему географическому распространению их зарубежных товаропроводящих сетей.

ЛИТЕРАТУРА  

1. Вернон, Р. Буря над многонациональными: пер. с англ. М.: Прогресс, 1982.
2. Данильченко, А. В. Проблемы и перспективы выхода белорусских предприятий на внешние рынки / А. В. Данильченко, Д. С. Калинин // Белорусская экономика: анализ, прогноз, регулирование. 2005. № 2. С. 3—9.
3. Новикова, И.В. Глобализация и рынок. Поиск стратегии экономического развития в XXI веке. Минск: Академия управления при Президенте Республики Беларусь, 2001.
4. Петровская, Л. М. Экспортная активность белорусских промышленных предприятий / Л. М. Петровская, А. В. Данильченко // Финансы. Учет. Аудит. 2005. № 8. С. 23—27.
5. Портер, М. Международная конкуренция: пер. с англ. / под ред. В. Д. Щетинина. М.: Междунар. отношения, 1993.
6. Тьюгендхэт, К. Международные монополии: пер. с англ. М.: Прогресс, 1974.
7. Холленсен, С. Глобальный маркетинг: пер. с англ. Е. Носовой, К. Юрашкевича. Минск: Новое знание, 2004.
8. Johanson, J., Vahlne, J. The Internationalization Process of the Firm — A model of Knowledge Development and Increasing Foreign Market Commitment / J. Johanson, J. Vahlne // Journal of International Business Studies. 1977. Vol. 8. N 1. P. 23—32.
9. Osland, G. E. Selecting international modes of entry and expansion / G. E. Osland, Ch. R. Taylor, Sh. Zou // Marketing Intelligence & Planning. 2001. Vol. 19. N 3. P. 153—161.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2020 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.