журнал международного права и международных отношений 2011 — № 3


международное право — международное частное право

Изменение доктринальных подходов в изучении международной охраны интеллектуальной собственности

Елена Леанович

Автор:
Леанович Елена Борисовна — кандидат юридических наук, доцент кафедры международного частного и европейского права факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Бабкина Елена Васильевна — кандидат юридических наук, доцент, заведующая кафедрой международного частного и европейского права факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Чудаков Михаил Филиппович — доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой конституционного и международного права Академии управления при Президенте Республики Беларусь

Под международной охраной интеллектуальной собственности понимается получение охраны и осуществление защиты прав на изобретения, товарные знаки, промышленные образцы и другие объекты, относимые к интеллектуальной собственности, в нескольких государствах. Для того чтобы охрана и защита «перешагнула» рамки одного государства, необходимо полагаться на специфические правовые механизмы. Они появились в конце XIX в., когда были заключены первые универсальные международные конвенции по авторскому праву и промышленной собственности, прошли в своем развитии значительный путь и на современном этапе претерпевают существенные изменения. В XXI в. для эффективной реализации международной охраны интеллектуальной собственности одних только международных соглашений уже оказывается недостаточно.

Либерализация международного оборота материальных объектов, в которых используются объекты интеллектуальной собственности, а также развитие Интернета и других международных информационных систем ярко обозначили противоречие между единством сущностного содержания интеллектуальной собственности и ее территориально-правовой фрагментацией. Например, фактически товарный знак представляет собой одно определенное обозначение (рисунок, логотип, словоформу, девиз или их совокупность), но с правовой точки зрения в каждом государстве действуют свои правила и законы и у правообладателя есть несколько товарных знаков в тех странах, где ему предоставлена правовая охрана.

Международные соглашения обеспечивают доступ иностранцев к национально-правовым системам охраны, являются основой для признания права приоритета, но они не предусматривают, что наличие охраны в одном государстве-участнике означает ее автоматическое предоставление в другом государстве-участнике. Наоборот, закрепляется иное правило. Так, статья 4bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 г. (Парижская конвенция) провозглашает принципы независимости патентов государств-участников [19]. Современный мир уже не удовлетворяет эта ситуация. Правообладатели сталкиваются с неопределенностью правовой регламентации. Потребители платят более высокие цены за товары, поскольку именно они в конечном счете несут бремя увеличения расходов правообладателей на получение правовой охраны интеллектуальной собственности в нескольких государствах.

Тенденцией нового времени является приспособление механизмов международного частного права к интеллектуальной собственности. основная предпосылка которого — значительное сближение национальных законов по вопросам интеллектуальной собственности. В конце XIX в. речь о коллизионном регулировании интеллектуальной собственности не могла идти в принципе, поскольку различия правового регулирования были настолько существенными, что в абсолютном большинстве случаев сработала бы оговорка о
публичном порядке. Международные соглашения по вопросам интеллектуальной собственности, особенно Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС) [22], настолько унифицировали право интеллектуальной собственности, что уже невозможно говорить о том, что в области интеллектуальной собственности различий больше, чем, скажем, в таких традиционных областях коллизионного регулирования, как право собственности, обязательства из причинения вреда и т. п.

Вместе с тем, проникновение международного частного права в область интеллектуальной собственности — это довольно сложная проблема. Территориальность интеллектуальной собственности значительно ограничивает применение коллизионных норм, а также правил международного гражданского процесса и международного коммерческого арбитража к отношениям интеллектуальной собственности с иностранным элементом. Нормативная регламентация в этой области не очень значительна. Специальные коллизионные и юрисдикционные правила для интеллектуальной собственности еще только начинают складываться. В то же время стороны в договорных отношениях интеллектуальной собственности могут полагаться на методы международного частного права. В частности, они могут включать в свои договоры оговорку о применимом праве, условия о передаче споров в арбитраж или в суд того или иного государства.

Учебной и монографической литературы по вопросам международной охраны интеллектуальной собственности очень много. К этой проблематике обращались советские авторы: М. М. Богуславский [8], М. Н. Кузнецов [15], Ю. Г. Матвеев [16], В. П. Шатров [25], ей занимаются современные исследователи: Д. А. Абдакимова [1], П. Д. Барановский [5], Е. И. Басалай [6], М. Б. Ковалев [14], А. М. Минков [17], К. И. Сенкевич [21], О. Н. Толочко [24], И. В. Шугуров [27]. Преимущественно работы по вопросам международной охраны интеллектуальной собственности сводятся к характеристике основных международных договоров в этой области. Довольно редко анализируются причины появления и специфика новых методов правового регулирования при решении задачи получения охраны и осуществления защиты интеллектуальной собственности в нескольких государствах. Отдельные вопросы в этом направлении затронули в своих работах, опубликованных в периодической печати, Н. М. Арстамян [3], П. Д. Барановский [5], С. Зятицкий, В. Терлецкий, К. Леонтьев [11], А. Клишина [13], И. В. Шугурова [26].

В этих работах отражена реалия современного времени — международно-правового метода регулирования, выражающегося в заключении международных договоров по вопросам интеллектуальной собственности уже недостаточно, необходимо решать задачи международной охраны интеллектуальной собственности с помощью традиционных механизмов международного частного права. Либерализация международной торговли товарами и услугами, воплощающими объекты интеллектуальной собственности, а также развитие информационно-цифровых технологий, облегчающих доступ к объектам интеллектуальной собственности из любой точки мира, заставляют примерять конструкции международного частного права к отношениям интеллектуальной собственности с иностранным элементом.

Это очень сложная задача. Традиционные представления об интеллектуальной собственности в международном частном праве сводятся к тому, что это невозможно. Подчеркивая строго территориальный характер законов об интеллектуальной собственности и прав, на них основанных, многие авторы отмечают, что для решения задачи международной охраны интеллектуальной собственности остается только доверяться положениям международных договоров. Так, в учебнике В. Г. Тихини информация о международных соглашениях по вопросам интеллектуальной собственности предваряется фразой: «К правам на интеллектуальную собственность применяется право страны, где испрашивается защита этих прав» без указания на то, как понимать такую отсылку и какие негативные или позитивные аспекты она в себе таит [23, c. 205]. Есть учебники, в которых более подробно освещаются проблемы интеллектуальной собственности в международном частном праве. Так, принцип территориальности и различные приемы коллизионного регулирования интеллектуальной собственности затронули в своих работах И. В. Гетьман-Павлова [9, с. 314, 326] и М. М. Богуславский [7, с. 413, 416]. Однако современные тенденции в развитии проблемы интеллектуальной собственности в международном частном праве эти авторы не раскрывают.

В научно-правовой литературе развитых стран, которые первыми почувствовали потребность модификации традиционных методов международной охраны интеллектуальной собственности, проводится довольно обстоятельный и глубокий анализ проблем международного частного права в области интеллектуальной собственности.

Широкую международную известность получили работы таких авторов, как: C. A. Bradley [28], G. B. Dinwoodie [29], M. Dogauchi [30], T. Doi [31], P. Drahos [32], R. Fentiman [33], M. Ficsor [34], P. E. Geller [35], H. R.-K. Gross [36], A. Peukert [42].

Сведения о международных договорах не дают представления о том, как в действительности осуществляется распространение охраны интеллектуальной собственности за пределы одного государства, т. е. ее получение в разных странах мира. Для отношений интеллектуальной собственности с иностранным элементом гораздо в большей степени, чем для любых других отношений, исследуемых в международном частном праве, важен сравнительный анализ права иностранных государств. Значение и содержание правил международных договоров в области интеллектуальной собственности осознать гораздо проще, обладая сведениями о различиях в национально-правовом регулировании интеллектуальной собственности, пусть даже самого общего порядка.

Многие авторы трудов по праву интеллектуальной собственности подчеркивают, что в современных условиях коммерциализации объектов интеллектуальной собственности в мировом масштабе практикующему юристу недостаточно знаний только национального права интеллектуальной собственности. В частности, П. Б. Мэггс и А. П. Сергеев в своей монографии «Интеллектуальная собственность» пишут об этом так: «Роль юриста, специализирующегося в интеллектуальной собственности, в известном смысле сходна с ролью, которую играют юристы, консультирующие в других вопросах, но вместе с тем, она имеет свои серьезные отличия. Как и другие юрисконсульты, специалисты по интеллектуальной собственности должны охранять права своих клиентов и помогать им избегать нарушений прав других правообладателей. Но в отличие от юрисконсультов по другим вопросам специалисты по интеллектуальной собственности ответственны за охрану прав в ином масштабе, т. е. практически по всему миру» [18, c. 33].

Международная охрана интеллектуальной собственности базируется на очень широком круге национальных и международных правовых актов. Отношения интеллектуальной собственности, связанные с несколькими государствами, всегда регулируются комплексно. Они не определяются только национальным правом или только международными договорами. Связь между различными источниками международной охраны интеллектуальной собственности наиболее явственно вскрывается международным частным правом. Во-первых, для этой правовой дисциплины ключевой проблемой является двойственный характер источников и методов правового регулирования [2, c. 122]. Во-вторых, только с помощью специфики международного частного права — коллизионного метода регулирования, можно ответить на вопрос о соотношении национально-правовых систем охраны и защиты интеллектуальной собственности.

В литературе по международному частному праву Республики Беларусь, Российской Федерации и других стран, входивших ранее в СССР, коллизионные вопросы интеллектуальной собственности рассматриваются усеченно. Большое распространение получил подход, когда территориальностью интеллектуальной собственности обосновывается принципиальная невозможность коллизионного регулирования в этой области. В частности, В. А. Канашевский пишет: «Общим для авторских, смежных и промышленных прав является то, что они носят строго территориальный характер, т. е. признаются и защищаются только на территории того государства, где они впервые возникли — опубликованы, зарегистрированы. Территориальный характер действия таких прав исключает коллизионный вопрос» [12, c. 458—460].

В исследованиях, осуществляемых в рамках межправительственных и неправительственных организаций, подчеркивается необходимость гибкого подхода к принципу территориальности. Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС) занимается данной проблематикой. В январе 2001 г. эта организация провела Форум по международному частному праву, по результатам которого был опубликован ряд исследований [30]. Американский правовой институт (American Law Institute, ALI) разработал и издал публикацию «Принципы интеллектуальной собственности, регулирующие юрисдикцию, выбор применимого права и судебные решения в трансграничных спорах» [37]. В данных исследованиях приняли участие ученые-юристы США, европейских стран (Франции, Германии, Великобритании), Японии, ЮАР, Австралии, Канады.

В 2004 г. при содействии Общества Макса Планка на базе Института по праву интеллектуальной собственности, конкуренции и по налоговому праву (г. Мюнхен) создана группа правоведов (в основном Германии), занимающихся вопросами интеллектуальной собственности в международном частном праве — European Max-Planck Group on Conflict of Laws in Intellectual Property (CLIP). Название CLIP образовано сложением начальных букв терминов «conflict of laws» (коллизионное регулирование) и «intellectual property» (интеллектуальная собственность). Эта группа изучает возможность расширения коллизионного регулирования применительно к интеллектуальной собственности. Группа проводит ежегодные заседания в целях разработки проектов коллизионных принципов и норм и формулирования соответствующих рекомендаций органам Европейского союза (ЕС) и национальным законодателям [39]. CLIP разработала документ «Принципы коллизионного регулирования в интеллектуальной собственности» (далее — Принципы CLIP) [43].

Данный документ составлен по образцу нормативного правового акта. Он состоит из преамбулы и четырех частей. В этом документе содержатся только статьи, регулирующие выбор применимого права (коллизионные нормы), подсудность и исполнение вынесенных решений (процессуальные нормы). Приведенные положения не комментируются и не объясняются.

Значение и правовая природа Принципов CLIP аналогичны Принципам международных коммерческих договоров УНИДРУА (далее — Принципы УНИДРУА) [20]. Принципы CLIP не имеют обязательной силы и могут быть применены по усмотрению суда или органа, рассматривающего дело, а также сторонами по принципу автономии воли. В статье 1:101 Принципов CLIP очерчена сфера применения. Их положения применяются только к отношениям интеллектуальной собственности с иностранным элементом — к сугубо внутренним отношениям они не применимы [43].

Однако, несмотря на нормативный характер формулировок, Принципы CLIP — это сугубо порождение доктрины. Принципы УНИДРУА обобщают объективно сложившиеся и существующие обычаи и обыкновения, получившие распространение в международном коммерческом обороте. Они содержат правовые конструкции, которые в той или иной мере известны различным правовым системам и являются разработкой на базе сравнительного анализа действующих норм права.

Принципы CLIP, наоборот, предлагают варианты правового регулирования по вопросам, которые в абсолютном большинстве государств не урегулированы вообще. Даже для тех стран, в которых есть некоторые коллизионные или юрисдикционные правила в отношении интеллектуальной собственности, Принципы CLIP — это очень большая новация, поскольку ни по детальности положений, ни по радикальности подходов этот документ не имеет аналогов.

Данное обстоятельство не ограничивает возможность практического применения Принципов CLIP. Международное частное право изначально развивалось в результате глубоких теоретических изысканий ученых-юристов, а не благодаря принятию верховной властью правовых актов. Механизмы международного частного права требуют сложной юридической техники, поскольку в каждом конкретном деле окончательный результат будет уникальным. Нельзя применить коллизионную привязку, например «место нахождения вещи», применить материальное право соответствующего государства и этим ограничиться. Оговорка о публичном порядке, автономия воли, признание иностранного судебного решения и другие институты международного частного права необходимо принимать во внимание и использовать очень высокий уровень юридической техники. Поэтому, несмотря на значительную нормативную регламентацию отношений с иностранным элементом, роль доктрины в современном международном частном праве остается очень значительной. Она служит для толкования действующих источников (норм национальных законов и международных соглашений) и восполнения пробелов правового регулирования.

Для отношений интеллектуальной собственности с иностранным элементом роль доктрины еще более значительна. Задачи текущего момента: 1) обосновать применимость международного частного права в области интеллектуальной собственности и 2) выработать специальные принципы и правила разрешения отношений с иностранным элементом в международном частном праве.

Первая задача практически решена в доктрине развитых стран. G. B. Dinwoodie, A. Peukert, R. Fentiman, C. A. Bradley, A. Kur и др. разработчики Принципов CLIP блестяще обосновали необходимость и правомерность применения норм международного частного права в области интеллектуальной собственности. Такой подход нашел поддержку в судебной и арбитражной практике развитых стран. Наиболее часто в литературе освещаются следующие дела: Voda v. Cordis Corp. [29]; Itar-Tass Russian News Agency v. Russian Kurier [38]; National Football League v. Prime Time 24 Joint Venture [40]; Pearce v. Ove Arup Partnership Ltd. and others [41]. Единообразных подходов в решении второй задачи в настоящий момент не выработано. В начале обсуждения проблемы интеллектуальной собственности в международном частном праве обозначились три основных постулата:

  • территориальность интеллектуальной собственности может и должна пониматься гибко, поскольку есть ряд случаев, когда иностранные законы об интеллектуальной собственности и исключительные права, основанные на них, обладают экстерриториальным эффектом,
  • основной коллизионной привязкой для решения вопросов охраны и защиты прав интеллектуальной собственности является «lex loci protectionis» («место предоставления охраны»),
  • в спорах по вопросам промышленной собственности исключительной компетенцией обладают суды государства, где выдан охранный документ или осуществлены процедуры для его получения.

Однако по мере углубления научно-правовых исследований становится все более очевидным, что отношения интеллектуальной собственности с иностранным элементом слишком разнообразны и требуются значительная дифференциация и уточнение правил практически для каждой конкретной ситуации. В частности, коллизионная привязка «lex loci protectionis» оказалась очень неудобной в применении. Малейшие нюансы в ее формулировании приводят к отсылке в разных направлениях. В частности, текст пункта 1 статьи 1132 Гражданского кодекса Республики Беларусь «К правам на интеллектуальную собственность применяется право страны, где испрашивается защита этих прав» очень легко свести к «lex fori» и воспринять как одностороннюю отсылку к праву страны, где требование заявлено (подан иск), а статья 8.2 регламента 864/2007 от 11 июля 2008 г. «О праве, применимом к внедоговорным обязательствам» (известен как «Rome II», «Рим 2»), отмечающая, что «Правом, применимым к внедоговорным обязательствам, вытекающим из нарушений прав интеллектуальной собственности, должно быть право страны, для которой испрашивается охрана», — это явно двусторонняя привязка [10; 44].

В Принципах CLIP часть III «Применимое право» содержит 27 статей, в которых подробно регламентированы коллизионные вопросы договорных и внедоговорных отношений, служебных объектов интеллектуальной собственности, нарушений исключительных прав в Интернете. Принципы CLIP упоминают «lex loci protectionis», но не ограничиваются им и значительно развивают другие коллизионные правила.

В русскоязычной доктрине не решены ни первая, ни вторая задачи. Поэтому на современном этапе необходимо установить причины и предпосылки применения принципов, механизмов и норм международного частного права в области интеллектуальной собственности. Для этого планируется:

1) подвергнуть анализу принцип территориальности интеллектуальной собственности в свете положений национального законодательства Республики Беларусь и международных договоров с ее участием;

2) выявить положения законодательства Республики Беларусь, обосновывающие экстерриториальное действие белорусского и иностранного права интеллектуальной собственности;

3) определить различия в применении норм международного частного права к отношениям авторского права, промышленной собственности, по охране конфиденциальной информации и по пресечению недобросовестной конкуренции;

4) проанализировать специфику действия в области интеллектуальной собственности оговорки о публичном порядке, императивных норм и других механизмов международного частного права, ограничивающих применение иностранного права;

5) дифференцировать договорные и внедоговорные отношения интеллектуальной собственности с иностранным элементом для целей применения к ним норм международного частного права;

6) проанализировать принцип автономии воли в договорных отношениях интеллектуальной собственности с иностранным элементом.

Литература

1. Абдакимова, Д. А. Источники международного права интеллектуальной собственности: автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03 / Д. А. Абдакимова; Караганд. гос. ун-т им. Е. А. Букетова. — Алматы, 2005. — 29 с.
2. Ануфриева, Л. П. Международное частное право: в 3 т. Т. 1. Общая часть: учебник / Л. П. Ануфриева. — М.: БЕК, 2002. — 288 с.
3. Арстамян, Н. М. Некоторые аспекты института оговорки о публичном порядке в праве интеллектуальной собственности / Н. М. Арстамян [Электронный ресурс] // Высшая школа экономики — Национальный исследовательский университет. — Режим доступа: <https://www.hse.ru/data/2010/09/29/1224653141/Тезисы%20МЧП.doc>. — Дата доступа: 10.08.2010.
4. Барановский, П. Д. Международно-правовые проблемы охраны интеллектуальной собственности в сети Интернет: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03 / П. Д. Барановский; Москов. гос. юрид. акад. — М., 2005. — 206 с.
5. Барановский, П. Д. Судебная юрисдикция по делам о трансграничных нарушениях авторских и смежных прав в сети Интернет / П. Д. Барановский // Москов. журн. междунар. права. — 2002. — № 2. — С. 186—197.
6. Басалай, Е. И. Международная охрана интеллектуальной собственности: учеб.-метод. пособие / Е. И. Басалай. — Минск: БИП-С плюс, 2006. — 62 с.
7. Богуславский, М. М. Международное частное право: учебник. 6-е изд., перераб. и доп. / М. М. Богуславский. — М.: Норма ИНФРА-М, 2010. — 704 c.
8. Богуславский, М. М. Участие СССР в международной охране авторского права / М. М. Богуславский. — М.: Юрид. лит., 1974. — 104 с.
9. Гетьман-Павлова, И. В. Международное частное право: учебник / И. В. Гетьман-Павлова. — М.: Эксмо, 2005. — 752 с.
10. Гражданский кодекс Республики Беларусь: принят Палатой представителей 28 окт. 1998 г.: одобр. Советом Респ. 19 нояб. 1998 г.: текст Кодекса по состоянию на 1 июня 2011 г. [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс: Беларусь. Технология 3000 / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2011.
11. Зятицкий, С. Этапы развития территориального принципа действия авторских прав и проблемы «трансграничное™» в условиях новых технологий / С. Зятицкий, В. Терлецкий, К. Леонтьев // Авторское право и смежные права. — 2002. — № 3. — С. 2—17.
12. Канашевский, В. А. Международное частное право / В. А. Канашевский. — М.: Междунар. отношения, 2006. — 698 с.
13. Клишина, А. Коллизионные вопросы использования коммерческой тайны / А. Клишина // Интеллектуальная собственность: Промышленная собственность. — 2005. — № 1. — С. 48—56.
14. Ковалев, М. Б. Международная правовая охрана интеллектуальной собственности: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03 / М. Б. Ковалев; Сарат. гос. акад. права. — Саратов, 2004. — 146 c.
15. Кузнецов, М. Н. Охрана результатов творческой деятельности в международном частном праве / М. Н. Кузнецов. — М.: Изд-во УДН, 1988. — 175 с.
16. Матвеев, Ю. Г. Международная охрана авторских прав. — М.: Юрид. лит., 1987. — 222 с.
17. Минков, А. М. Международная охрана интеллектуальной собственности. — СПб.: Питер, 2001. — 719 с.
18. Мэггс, П. Б. Интеллектуальная собственность / П. Б. Мэггс, А. П. Сергеев. — М.: Юристъ, 2000. — 400 с.
19. Парижская конвенция по охране промышленной собственности 1883 г. [Электронный ресурс] // ВОИС. — Режим доступа: <http://www.wipo.int/treaties/ru/ip/paris/paris.html>. — Дата доступа: 12.02.2011.
20. Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА [Электронный ресурс] // UNIDROIT. — Режим доступа: <http://www.unidroit.org/russian/principles/contracts/principles2004/blackletter2004.pdf>. — Дата доступа: 12.02.2011.
21. Сенкевич, К. И. Международные соглашения в области охраны промышленной собственности: автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03 / К. И. Сенкевич; Рос. гос. ин-т интеллект. собственности. — М., 2004. — 29 c.
22. Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности [Электронный ресурс] // Роспатент: Федеральная служба по интеллектуальной собственности. — Режим доступа: <http://www.rupto.ru/norm_doc/sod/norm_doc/mejd_doc/trips.html>. — Дата доступа: 12.02.2011.
23. Тихиня, В. Г. Международное частное право. 5-е изд. перераб. и доп. / В. Г. Тихиня. — Минск: Право и экономика, 2003. — 412 с.
24. Толочко, О. Н. Международная охрана интеллектуальной собственности: пособие по одноименному спецкурсу для студентов специальности 1-24 010 02 — Правоведение / О. Н. Толочко. — Гродно: ГрГУ, 2008. — 179 с.
25. Шатров, В. П. Международное сотрудничество в области изобретательского и авторского права / В. П. Шатров. — М.: Междунар. отношения, 1982. — 240 с.
26. Шугурова, И. В. Вопросы определения применимого права в случае трансграничного нарушения авторских прав / И. В. Шугурова // Вестн. Сарат. гос. акад. права. — 2007. — № 6. — С. 124—129.
27. Шугурова, И. В. Международно-правовая охрана изобретения как объекта промышленной собственности: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03 / И.В. Шугурова; Сарат. гос. акад. права. — Саратов, 2003. — 220 c.
28. Bradley, C. A. Extraterritorial application of U.S. intellectual property law / C. A. Bradley // Virginia Journal of International Law. — 1997. — Vol. 37, Winter [Electronic resource] // LexisNexis. — Mode of access: <https://litigation-essentials.lexisnexis.com/webcd/app?action=documentdisplay&crawlid=1&crawlid=1&doctype=cite&docid=37+va.+j.+int&apos;l+l.+505&srctype=smi&srcid=3b15&key=c3c18b23fbc3c95d546fce86f7121a3c>. — Date of access: 05.06.2010.
29. Dinwoodie, G. B. Developing a private international intellectual property law: the demise of territoriality? / G. B. Dinwoodie // William and Mary law review. — 2009. — Vol. 501, N 2. — P. 711—800.
30. Dogauchi, M. Private international law on intellectual property: a civil law overview / M. Dogauchi. — Geneve: WIPO, 2001. — 16 p.
31. Doi, T. The Territoriality Principle of Patent Protection and Conflict of Laws: A Review of Japanese Court Decisions / T. Doi // Fordham International Law Journal. — 2002. — Vol. 26, N 2 [Electronic resource] // The Fordham Law School Instituional Repositary. — Mode of access: <http://ir.lawnet.fordham.edu/cgi/viewcontent.cgi?article=1874&context=ilj&sei-redir=1#search="Holbrook,+ГўВЂВ�Territoriality+Waning?+Patent+Infringement">. — Date of access: 06.04.2011.
32. Drahos, P. The Universality of Intellectual Property Rights: Origins and Development / P. Drahos [Electronic resource] // WIPO. — Mode of access: <http://www.wipo.int/tk/en/hr/paneldiscussion/papers/pdf/drahos.pdf>. — Date of access: 14.09.2010.
33. Fentiman, R. Choice of Law and Intellectual Property / R. Fentiman // Intellectual property and private international law. — Oxford and Portland, Oregon: Hart Publishing, 2005. — 371 p.
34. Ficsor, M. The Law of Copyright and the Internet: the 1996 WIPO treaties, their interpretation and implementation / М. Ficsor. — Oxford: Oxford University, Press, 2002. — 848 p.
35. Geller, P. E. International Intellectual Property, Conflicts of Laws, and Internet Remedies / P. E. Geller // Journal of Intellectual Property Rights. — 2005. — Vol. 10, N 2. — P. 133—141.
36. Gross, H. R.-K. Time for a paradigm shift? Exploring maximum standards in international intellectual property protection / H. R.-K. Gross // Trade and Development. — 2009. — Vol. 1, N 1. — P. 56—102.
37. Intellectual property principles governing jurisdiction, choice of law, and judgments in transnational disputes [Electronic resource] // The American Law Institute Projects. — Mode of access: <http://www.ali.org/index.cfm?fuseaction=publications.fpage&product_code=1IPOT>. — Date of access: 15.06.2010.
38. Itar-Tass Russian News Agency v. Russian Kurier, Inc. (US District Court. Southern District of New York. March 10, 1997) [Electronic resource] // Wikisource. — Mode of access: <http://en.wikisource.org/wiki/Itar-Tass_Russian_News_Agency_v._Russian_Kurier,_Inc._-_No._95_Civ._2144(JGK)_(S.D.N.Y._March_10,_1997>. — Date of access: 27.08.2010.
39. Max-Plank-Institut für Geistiges Eigentum, Wettbewerbs-und Steuerrecht/Forschung im Detail [Die Elektronische Ressource] / Max-Planck-Institut für Immaterialgüter- und Wettbewerbsrecht. — Mode of access: <http://www.ip.mpg.de/ww/de/pub/forschung/forschungsarbeit.cfm>. — Date of access: 17.08.2010.
40. National Football League v. Prime Time 24 Joint Venture (US District Court. Southern District of New York. February 5, 2001) [Electronic resource] // FindLaw. — Case law. — Mode of access: <http://fl1.findlaw.com/news.findlaw.com/hdocs/docs/nfl/nflprimetime20501.pdf>. — Date of access: 05.06.2010.
41. Pearce v. Ove Arup Partnership Ltd. and others (England and Wales Court of Appeal. January 21, 1999) [Electronic resource] // British and Irish Legal Information Institute. Databases. — Mode of access: <http://www.bailii.org/ew/cases/EWCA/Civ/1999/625.html>. — Date of access: 12.07.2010.
42. Peukert, A. Territoriality and extraterritoriality in intellectual property law / A. Peukert [Electronic resource] // Goethe Universitaet Frankfurt am Main. — Mode of access: <http://www.jura.uni-frankfurt.de/ifrv1/peukert/forschung/territoriality_and_extraterritoriality_in_intellectual_property_law.pdf>. — Date of access: 04.07.2010.
43. Principles for conflict of laws in intellectual property. Second preliminary draft. June 6, 2009 [Electronic resource] / CLIP. — Mode of access: <http://www.ip.mpg.de/shared/data/pdf/draft-clip-principles-06-06-2009.pdf>. — Date of access: 05.06.2010.
44. Regulation of the European Parliament and of the Council N 864/2007 of 11 July 2007 on the law applicable to non-contractual obligations (Rome II) // Official Journal of the European Union. — 2007. — Vol. 50, L 199. — Р. 40—49.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2022 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.