журнал международного права и международных отношений 2013 — № 3


международные отношения

Участие Военно-Воздушных Сил СССР в вооруженных конфликтах 1936—1939 гг.

Николай Бурень

Автор:
Бурень Николай Викторович — начальник авиационного факультета Военной академии Республики Беларусь, полковник

Рецензенты:
Воронович Виталий Валерьевич — кандидат исторических наук, доцент Военной академии Республики Беларусь
Гронский Александр Дмитриевич — кандидат исторических наук, доцент кафедры гуманитарных дисциплин Белорусского государственного университета информатики и радиоэлектроники


В статье рассматривается участие ВВС СССР, в том числе летчиков Белорусского военного округа, в международных вооруженных конфликтах 1936—1939 гг., которое оказало существенное влияние на дальнейшее реформирование военной авиации и совершенствование теории и практики ее боевого применения.

Наряду с несомненными достижениями автор отмечает некоторые пробелы в тактической и летной подготовке отечественных авиаторов, изъяны в обмене боевым опытом и организации взаимодействия, техническом обеспечении.


Создание и развитие Вооруженных Сил Республики Беларусь обусловило необходимость изучения, анализа, систематизации, обобщения богатого исторического опыта многих поколений авиаторов, проходивших воинскую службу на территории Белорусского военного округа (БВО). Данное наследие целесообразно использовать в ходе организации и осуществления мероприятий в интересах повышения оборонного потенциала страны в современных условиях.

Вместе с тем, следует учитывать, что в целом состояние Военно-воздушных сил (ВВС) СССР накануне Второй мировой войны оценивалось военным и политическим руководством государства, учеными, авиационными командирами и собственно летчиками неоднозначно. Наряду с несомненными достижениями был допущен ряд просчетов организационного и технологического характера при подготовке к войне, остался непреодоленным разрыв между теорией и практикой боевого применения авиации. Изучение и всесторонний анализ последних предоставляют возможность обобщить исторический опыт и извлечь из него уроки для решения важных задач обеспечения национальной безопасности в современных условиях, выработать практические рекомендации для ВВС.

В настоящее время в связи с необходимостью повышения эффективности функционирования Вооруженных Сил Республики Беларусь происходят качественные преобразования ВВС. Указанная модернизация направлена, в первую очередь, на оптимизацию организационной структуры и количественного состава, что позволит успешно решать задачи боевой подготовки авиационных частей. В данном контексте полезным представляется глубокое изучение и учет опыта участия летного состава, в том числе и БВО, в вооруженных конфликтах 1936—1939 гг. Рассматриваемый период стал исключительно важным для совершенствования теории и практики боевого применения ВВС.

При этом в СССР с момента отправки первых добровольцев в район боевых действий и вплоть до начала 1960-х гг. практически не упоминалось об участии советских военнослужащих в сражениях в Испании и Китае. Исключение составили немногочисленные закрытые публикации военных ученых Т. Б. Лина [11], С. И. Любарского [12] и др. В 1960-1980-х гг. вышли мемуары известных советских летчиков и инженеров А. В. Ворожейкина [3], Г. Н. Захарова [8], Ф. П. Полынина [17], И. А. Прачика [19], побывавших в «спецкомандировках» в Испании, Китае и Монголии. Данная литература содержала ценные свидетельства и описания непосредственных участников событий, позволяла ощутить дух той эпохи, хотя и имела ряд недостатков: особую идеологическую направленность, ограниченный доступ к архивным материалам и отсутствие, в большинстве случаев, ссылок на зарубежные публикации и источники.

На современном этапе опубликован ряд работ, как имеющих комплексный характер, так и затрагивающих отдельные аспекты участия ВВС СССР в вооруженных конфликтах указанного периода. Среди них можно отметить ученых и исследователей из России: С. В. Абросова [1], В. В. Гагина [2], В. И. Кондратьева [10], А. Н. Почтарёва [18], А. С. Степанова [24], С. И. Шевченко [28] и Беларуси: И. Ю. Воронкову [4], А. Б. Егорову [7], М. А. Рыськова [21]. Научной разработке проблемы способствовало открытие доступа к документам фондов Российского государственного военного архива [5; 6; 9; 13; 16; 22; 25].

Надо отметить, что зарубежные авторы также уделяли внимание опыту боевого применения советских ВВС в 1936—1939 гг. Так, Дж. Стерретт (J. Sterrett) [32] проводил анализ участия СССР в так называемых «малых войнах» — гражданской войне в Испании, боевых действиях с Японией. Отдельные конфликты, а также вопросы поставки в район боевых действий авиационной техники исследовали A. Д. Кукс (A. D. Coox) [29], Дж. Хaусон (G. Howson) [30], Дж. Миранда (J. Miranda) и П. Меркадо (P. Mercado) [31]. В последние годы на русском языке появились работы Д. Пимлотта [15], М. Спика [23], В. Швабедиссена [27] и др.

К середине 1930-х гг. обстановка в мире стала особенно напряженной. К власти в Германии и Италии пришли силы, которые были ориентированы на пересмотр существующей системы международных отношений. На Дальнем Востоке Япония оккупировала значительную часть Китая и вышла к границам СССР. В 1936—1939 гг. летный состав ВВС Красной Армии получил возможность проверить теоретические положения действующих уставов и наставлений, а также качество советской авиационной техники, участвуя в нескольких
вооруженных конфликтах.

Не менее важными в данном случае были и внешнеполитические аспекты, поскольку на Западе в указанный период регулярно стали высказываться сомнения в боеспособности Вооруженных Сил СССР, что наносило ощутимый удар по его международному престижу и восприятию в качестве серьезного и надежного партнера. При этом важно учитывать, что переговоры о возможном сотрудничестве и даже условиях и формах коалиционного взаимодействия вели тогда фактически все крупные акторы международных отношений.

Летом 1936 г. в Испании начался мятеж против законно избранного правительства. Вскоре Германия и Италия по просьбе генерала Франко стали оказывать помощь мятежникам, в связи с чем руководство Советского Союза приняло решение отправить в Испанию добровольцев и боевую технику для поддержки правительства. Среди первых групп добровольцев было много летчиков из авиационных частей, расположенных непосредственно в БВО. Так, из 10-й скоростной бомбардировочной авиационной эскадрильи, сформированной в декабре 1935 г. из витебских экипажей, где было начато переучивание на бомбардировщики СБ, убыли в Испанию 23 человека под управлением командира эскадрильи полковника А. Е. Златоцветова [9, с. 2].
Из 83-й истребительной авиационной бригады, летающей на самолетах И-16, отправили в Испанию 31 летчика и 38 человек технического персонала во главе с капитаном С. Ф. Тарховым. Группой штурмовиков на самолетах Р-5 ССС командовал майор К. М. Гусев из 114-й авиационной бригады, расположенной в Гомеле [7, с. 11].

Всего за время боев в Испании побывало около 200 авиаторов, представлявших ВВС БВО, в том числе командиры авиационных частей и соединений, летный состав 83-й, 116-й и 142-й истребительных авиационных бригад, 49-й скоростной бомбардировочной авиационной бригады, 114-й штурмовой авиационной бригады. Звания Героя Советского Союза были удостоены 14 представителей ВВС округа. Настоящим воздушным асом стал в небе Испании старший лейтенант С. И. Грицевец, сбивший за несколько месяцев боев шесть самолетов противника [21, с. 98].

Первые воздушные бои показали, что уровень тактической и летной подготовки советских авиаторов не всегда соответствовал существовавшим в то время требованиям. Бесстрашно атакуя противника, пилоты часто теряли свое место в строю и увлекались преследованием врага. Летчики мятежников, уже имевшие боевой опыт, действовали более осмотрительно и организованно. Наличие у республиканцев в первый период войны скоростных и маневренных самолетов не гарантировало им успех в бою, поскольку немецкие и итальянские самолеты были лучше защищены, надежны в эксплуатации и обладали мощным стрелково-пушечным вооружением.

Летчики противника прошли хорошую теоретическую и практическую подготовку и были серьезным соперником. Имея на протяжении всей войны в Испании численное преимущество, они использовали ряд тактических приемов, которые помогали им одерживать победы над советскими пилотами. Большое количество самолетов у мятежников позволяло создавать несколько тактических групп и размещать их на разной высоте. Немецкие и итальянские «асы», находясь выше места воздушного сражения на 1000—2000 м, выжидали удобный момент для атаки противника. Когда из общей схватки вынужденно выпадал кто-то из республиканских летчиков, они тут же пикировали на него и часто таким образом добивались
победы.

В своих воспоминаниях участник боев в Испании Г. Н. Захаров, командовавший перед Великой Отечественной войной 43-й истребительной авиационной дивизией в Балбасово (недалеко от Орши), писал: «Уже потом, повоевав, набравшись опыта в боях, мы естественным путем пришли к пониманию тактики современного по тем меркам воздушного боя. А поначалу летчики не учитывали даже таких тактических азов, как заход в атаку со стороны солнца. Поэтому нередко начинали бой из заведомо невыгодной позиции. Основными же нашими козырями в первые дни боевой работы были исключительная маневренность И-15 и индивидуальное мастерство пилотов» [8, с. 52].

В целях улучшения ситуации командование авиационных эскадрилий начало уделять больше внимания координации совместных боевых действий. Среди летчиков-добровольцев проводились занятия, на которых разбирались основные тактические приемы противника, передавался накопленный боевой опыт. Предпринимались попытки объединить разрозненные силы республиканской авиации с целью создания различных тактических групп.

Примером успешного взаимодействия истребительной и бомбардировочной авиации республиканцев может служить операция по уничтожению самолетов противника на аэродроме Гарапинильос (близ Сарагосы) осенью 1937 г. Действия авиации были четко спланированы. Пока бомбардировщики блокировали ближайшие вражеские аэродромы, а истребители И-16 обеспечили воздушное прикрытие, советские летчики на самолетах И-15 провели штурмовку летного поля и построек на нем. В результате внезапного удара удалось уничтожить и повредить около 30 самолетов мятежников [20, с. 9].

Тем не менее, А. Галланд, возглавлявший в 1937—1938 гг. одну из эскадрилий немецкого легиона «Кондор», так отзывался об уровне подготовки русских летчиков: «Советские ВВС, единственные применявшиеся красными в Испании, продемонстрировали фундаментальные недостатки в командовании, организации, подготовке и технической оснащенности. Они не смогли излечить эти болезни, несмотря на свою агрессивность, летные навыки, смекалку и безжалостные методы управления» [27, с. 38].

В данном контексте полагаем целесообразным особо отметить, что в результате тяжелых воздушных сражений, которые продолжались до октября 1938 г., и авиационных катастроф погибли, умерли от ран и пропали без вести более 90 человек летного состава из 772 авиаторов-добровольцев, побывавших в Испании. Принимая во внимание изложенное, советское руководство могло сделать первые выводы в отношении просчетов в системе боевой подготовки ВВС, а также несомненных достижений потенциального противника.

Еще одним обширным районом, где в межвоенный период проходили воздушные бои, стал Китай. В июне 1937 г. Япония, захватившая ранее некоторые северные области страны, Манчжурию и часть Внутренней Монголии, начала боевые действия по захвату центрального Китая. Принимая во внимание резкое осложнение ситуации в регионе, в соответствии с договоренностью между советским и китайским правительствами СССР стал осуществлять сюда военные поставки и направлять своих специалистов. Среди добровольцев было много летчиков, ранее получивших боевой опыт в Испании, во главе с П. В. Рычаговым. На вооружении советской авиационной группы находились современные истребители И-16 и И-15бис, бомбардировщики СБ и ДБ-3А. Их количество не превышало на протяжении всей войны 150, в то время как Япония довела численность своей авиации до 1000 единиц [28, с. 22].

Советская авиация и наземные войска в начале боевых действий несли серьезные потери от ударов противника. В связи с этим с целью уничтожения японских самолетов в местах их базирования командование решило использовать опыт бомбардировки аэродрома Гарапинильос в Испании. В феврале 1938 г. было спланировано и успешно проведено несколько боевых вылетов: эскадрилья СБ подвергла штурмовым ударам аэродром противника в районе Нанкина, уничтожила мост через реку Хуанхе, по которому производилась переброска резервов японских войск и, наконец, совершенно неожиданно для противника, скоростные бомбардировщики атаковали аэродром в Тайбэе на острове Тайвань [18]. Японцы, потеряв за короткий срок около 70 истребителей, снизили свою активность и реже стали совершать налеты на позиции наземных войск.

В марте 1938 г. в Китай прибыла большая группа летно-технического состава из 49-й скоростной бомбардировочной бригады БВО под командованием Т. Т. Хрюкина, уже успевшего повоевать в Испании. Экипажи самолетов с первых дней приступили к выполнению боевых задач; особенно они отличились во время воздушных атак японских кораблей. Многие летчики бригады впоследствии были награждены правительственными наградами, а трое из них — капитан Т. Т. Хрюкин, старшие лейтенанты С. С. Гайдаренко и И. С. Сухов были удостоены звания Героя Советского Союза [13, с. 11].

Китайская система предупреждения о воздушном нападении, располагающая широкой сетью наземных постов, работала очень четко. Благодаря большой удаленности аэродромов от линии фронта, пункты управления советской авиации получали информацию о приближении самолетов противника более чем за 1 ч до их появления. Это позволяло заблаговременно поднять в воздух и тактически грамотно расположить все имеющиеся истребители. 29 мая 1938 г. советские летчики, отражая налет японской авиации на Ханькоу, сбили 21 самолет [17, с. 73]. Совершил воздушный таран над этим городом командир звена А. А. Губенко, вскоре назначенный на должность заместителя командующего ВВС БВО.

В сложившейся ситуации полной неожиданностью для командования ВВС Красной Армии стали результаты первых воздушных боев в мае 1939 г. в районе реки Халхин-Гол в Монгольской Народной Республике (МНР). Советская авиация принимала в них участие в соответствии с положениями протокола о взаимной помощи между СССР и правительством Монголии, что создавало правовые и политические основания для использования не добровольческих вооруженных формирований, как это ранее было в Испании и Китае, а кадровых авиационных частей. Тем не менее, в период с 21 по 28 мая 1939 г. в боях с японскими ВВС погибли 14 летчиков, были потеряны 17 самолетов, еще один истребитель разбился при перелете [22, с. 4]. По данным советской стороны, за указанный период значится только один «предположительно сбитый самолет противника И-97» [5, с. 36]. Первые бои показали подавляющее превосходство японских летчиков, которые захватили господство в воздухе, что не могло не сказаться и на некотором осложнении международного положения Советского Союза в рассматриваемый период. Были выявлены серьезные недостатки в организации подготовки советских ВВС в мирных условиях.

Полеты временно прекратили. 29 мая на транспортных самолетах из Москвы в МНР срочно отправили группу опытных летчиков и инженеров [19, с. 48], уже повоевавших в Испании и Китае: С. И. Грицевца, А. И. Гусева, С. П. Денисова, Г. П. Кравченко, И. А. Лакеева, И. А. Прачика, Б. А. Смирнова, Е. Н. Степанова и др. Всего прибыли 48 человек, в том числе 11 Героев Советского Союза [10, с. 17]. Соответствующие специалисты были распределены по авиационным полкам и сразу приступили к обучению летного состава тактике
воздушного боя. Ежедневно проводились тренировочные полеты, велись учебные воздушные бои. Общее руководство подготовкой осуществлял заместитель начальника ВВС Я. В. Смушкевич. Особое внимание он уделял организации службы оповещения, наблюдения и связи, вопросам взаимодействия авиации и наземных войск. По предложению Я. В. Смушкевича, летом 1939 г. в полки стали поступать самолеты с улучшенными боевыми характеристиками: истребители И-153 «Чайка» и И-16 с пушечным вооружением. В район конфликта прибыло несколько новых авиационных частей и подразделений, в том числе три эскадрильи из гарнизонов БВО [5, с. 1—2]. Группировка ВВС значительно усилилась. Уровень ее подготовки стал повышаться, что позволило во второй половине июня возобновить полеты на прикрытие
своих войск.

Началась борьба между противоборствующими сторонами за господство в воздухе. Несмотря на количественное превосходство ВВС Красной Армии, перехватить инициативу у противника в течение следующего месяца не удалось. Это было связано как с техническим превосходством основного японского истребителя И-97 [26, с. 264] над отечественными И-16, и особенно И-15бис, так и с недостатками летной, тактической и стрелковой подготовки, устранить которые в короткий срок большинству советских летчиков не удалось. Главной причиной такого состояния по-прежнему являлись неустраненные серьезные пробелы в организации боевой подготовки в строевых авиационных частях в мирное время. Ввод в строй молодых летчиков из-за малого налета, который в год не превышал 60 ч, затягивался на 3—4 года, что негативно сказывалось на наиболее сложных видах обучения, таких как учебные воздушные бои, стрельба по воздушному конусу, полеты в сложных метеорологических условиях и т. д. [3, с. 279]. Именно поэтому безвозвратные потери советской авиации за июль 1939 г. составили 77 самолетов, против 41 — у японской стороны [10, с. 45]. Тем не менее, к завершению указанного периода, благодаря приобретенному боевому опыту и дальнейшему усилению авиационной группировки, ситуация изменилась в пользу ВВС Красной Армии.

С конца июля действия советской авиации стали приобретать более выраженный наступательный характер. Эскадрильи все чаще стали наносить удары по аэродромам противника. Количество самолетов в полках постоянно увеличивалось, прибывали новые авиационные части. 12 июля из БВО, переименованного к этому времени в Белорусский особый военный округ, в МНР был отправлен в полном составе 56-й скоростной бомбардировочный полк, отдельные экипажи которого уже принимали участие в боях в Испании и Китае [25, с. 4]. Всего в Монголии воевали шесть истребительных и бомбардировочных полков, входящих в состав двух авиационных бригад, а также четыре отдельные эскадрильи [14]. Рост количества самолетов и повышение качества подготовки летного состава создали необходимые условия для завоевания господства в воздухе.

Боевые вылеты авиации в августе—сентябре стали носить массовый характер. Накануне наступления, намеченного на 20 августа 1939 г., была разработана плановая таблица взаимодействия родов войск 1-й армейской группы. В соответствии с ней для нанесения первых бомбовых ударов, подав-
ления артиллерийских батарей противовоздушной обороны противника и прикрытия своих наземных войск выделялось 153 самолета СБ, 147 самолетов И-16 и И-153 [16, с. 52—54]. В течение 21 августа советские истребители совершили 365 вылетов, в четырех групповых воздушных боях сбили 23 японских истребителя и 8 бомбардировщиков. Наземная группировка врага к 31 августа 1939 г. была полностью уничтожена и территория Монголии освобождена. Тем не менее, авиация противника продолжала вторгаться в воздушное пространство МНР и 15 сентября, за день до подписания в Москве условий мирного соглашения между СССР и Японией, предприняла попытку внезапного нападения на аэродромы ВВС 1-й армейской группы. В бою участвовало более 400 самолетов с обеих сторон. На 6 потерянных советских истребителей пришлось 11 сбитых японских самолетов [10, с. 59].

Боевой опыт, приобретенный летчиками в Монголии, показал, что при столкновении с противником во время группового воздушного боя необходимо переходить от боевого порядка звена в составе трех самолетов к парному построению истребителей как наиболее целесообразному. Наличие радио на японских самолетах давало им значительное преимущество в управлении летчиками во время боя. К завершению вооруженного конфликта стало очевидным, что надежды, которые возлагались на новый самолет И-153 «Чайка», не оправдались. При наличии отличных маневренных качеств этому истребителю не хватало скорости полета, которая не превышала 443 км/ч. Однако все эти очевидные для летчиков, побывавших в боях, выводы не стали предметом подробного анализа. Основным недостатком организации управления авиации и совершенствования оперативно-тактического мастерства летчиков являлось то, что руководство ВВС пренебрегало созданием аналитических групп, в задачу которых в условиях чрезвычайно насыщенной боевой работы пилотов входило бы «сформулировать то новое, что вносила жизнь.., коллективно обсудить быстро накапливавшийся опыт» [3, с. 292]. Принимая во внимание изложенное, следует признать справедливым замечание участника воздушных боев в Монголии А. В. Ворожейкина, утверждавшего в своих мемуарах, что при наличии в авиационных штабах специалистов, «которые занимались бы, ради чего, собственно, и поднимаются в небо истребители — воздушным боем, людей, досконально изучающих и обобщающих его развивающуюся тактику...» [3, с. 292], положение с внедрением оперативно-тактических новинок оказалось бы совершенно другим.

Таким образом, во второй половине 1930-х гг. ВВС РККА получили возможность совершенствовать оперативно-тактическое мастерство летного состава не только на учениях и маневрах войск, но и в ходе вооруженных конфликтов, в реальных воздушных боях. Однако, если после возвращения из Испании и Китая первых групп летчиков предпринимались попытки обобщить и проанализировать опыт боевых действий авиации, сравнить авиационную технику противоборствующих сторон и уровень подготовки летчиков, то позднее, после смены руководства ВВС в 1937 г., эта работа практически прекратилась. К критическим замечаниям стали относиться настороженно. Лучших из летчиков вскоре назначили на вышестоящие должности, а в районы боевых действий, где возникали новые вооруженные конфликты стали посылать уже проверенных воздушных бойцов, которые в короткий срок обязаны были передать свой богатый опыт строевым летчикам и обеспечить успех. Указанное обстоятельство отрицательно сказывалось на развитии оперативного искусства ВВС в долгосрочной перспективе ввиду отсутствия адресности в работе с личным составом, учета специфики локальных боевых действий, а также неоправданной генерализации упомянутого опыта на все военно-воздушные силы без должного научно-теоретического обоснования.

Тем не менее, к 1939 г. стали появляться работы, посвященные тактике ВВС, учитывающие боевой опыт более дифференцировано. Так, в монографии комбрига С. Любарского «Некоторые оперативно-тактические выводы из опыта войны в Испании» рассматривались задачи авиации, решаемые ей в наступлении и обороне. Особое место автор уделял непосредственному участию авиации в поддержке сухопутных войск [12, с. 23]. Однако обобщающих трудов, содержащих серьезный комплексный анализ, в том числе и причин неудач в воздушных боях 1936—1939 гг., было сравнительно мало. Только в 1939 г. по приказу начальника главного управления ВВС Я. В. Смушкевича был создан коллектив во главе с полковником Т. Б. Лином для сбора таких материалов. В результате через год вышло 5-томное издание «Боевые действия ВВС в Испании и Китае (опыт исследования)». Авторами отдельных глав данного труда являлись А. И. Богданов, Т. Б. Лин, В. Н. Матвеев, М. Д. Смирнов, Ю. Г. Томбак и И. А. Фомичев. В отличие от прочих изданий рассматриваемого периода эта работа содержала весьма подробный обзор воздушных боев, оценки причин неизбежных и необоснованных потерь летного состава, меры по их сокращению [11].

К сожалению, тираж столь важного для совершенствования теории и практики боевого применения ВВС (особенно накануне Великой Отечественной войны) издания составлял всего несколько экземпляров, а допуск к нему был ограничен, что не способствовало масштабному и быстрому распространению оправдавших себя форм и методов боевого применения авиации.

Развитие тактики и оперативного искусства ВВС, участие летного состава БВО не только в проведении учений и маневров войск, но и в реальных воздушных боях в ходе вооруженных конфликтов второй половины 1930-х гг. позволили совершенствовать теорию и практику боевого применения ВВС округа и подтвердить правильность основных направлений реформирования военной авиации, ориентированного на повышение обороноспособности и по различным причинам не завершенного к началу войны.

Помимо изложенного важно учитывать, что указанные события весьма существенно повлияли на расстановку сил на международной арене, в некоторой степени способствовав устранению сомнений в боеспособности Вооруженных Сил СССР и укреплению авторитета советского государства. Данное обстоятельство приобрело особое значение в ходе дальнейших переговоров о возможном сотрудничестве, условиях и формах коалиционного взаимодействия в сфере безопасности.

Литература

1. Абросов, С. В. В небе Испании. 1936—1939 годы. О советских летчиках-истребителях, воевавших в Испании / С. В. Абросов. — М.: Б. и., 2003. — 432 с.
2. Гагин, В. В. История участия советских ВВС в локальных войнах и вооруженных конфликтах в 1936—1940 гг.: дис. ... канд. ист. наук: 07.00.02 / В. В. Гагин. — Воронеж, 2007. — 230 с.
3. Ворожейкин, А. В. Истребители / А. В. Ворожейкин. — М.: Воениздат, 1961. — 300 с.
4. Воронкова, И. Ю. Беларусь и война в Испании (1936—1939) / И. Ю. Воронкова; Нац. акад. наук Беларуси, Ин-т истории. — Минск: Беларус. навука, 2009. — 159 с.
5. Доклад комкора С. П. Денисова народному комиссару обороны Союза ССР Ворошилову от 27 июля 1939 г. // Рос. гос. воен. архив (РГВА). — Фонд 32113. — Оп. 1. — Д. 437.
6. Доклад начальника ВВС командарма 2-го ранга Локтионова народному комиссару обороны Союза ССР Ворошилову от 29 мая 1939 г. // Там же. — Фонд 29. — Оп. 46. — Д. 325.
7. Егорова, А. Б. Гомель — колыбель штурмовой авиации / А. Б. Егорова // Воен.-ист. журн. — 2010. — № 3. — С. 9—11.
8. Захаров, Г. Н. Я — истребитель / Г. Н. Захаров. — М.: Воениздат, 1985. — 284 с.
9. История строительства 10-й скоростной бомбардировочной авиационной эскадрильи // РГВА. — Фонд 32264. — Оп. 1. — Д. 13.
10. Кондратьев, В. И. Битва над степью. Авиация в советско-японском вооруженном конфликте на реке Халкин-Гол / В. И. Кондратьев. — М.: Фонд содействия авиации «Русские витязи», 2008. — 132 с.
11. Лин, Т. Б. Потери летного состава в войне в Испании и меры для их уменьшения / Т. Б. Лин // Боевые действия ВВС в Испании и Китае (опыт исследования) / Т. Б. Лин [и др.]; под ред. Ф. К. Арженухина. — М., 1940. — С. 973—991.
12. Любарский, С. И. Некоторые оперативно-тактические выводы из опыта войны в Испании / С. И. Любарский. — М.: Гос. воен. изд-во Наркомата обороны Союза ССР, 1939. — 72 с.
13. Награды личного состава 49-й скоростной бомбардировочной бригады // РГВА. — Фонд 32264. — Оп. 1. — Д. 13.
14. Перечень управлений объединений и соединений, полков, отдельных батальонов, входивших в состав действующей армии в период боевых действий в районе р. Халхин-Гол в 1939 г. [Электронный ресурс] // Рабоче-Крестьянская Красная Армия. — Режим доступа: <http://www.rkka.ru/ihandbook.htm>. — Дата доступа: 31.10.2010.
15. Пимлотт, Д. Luftwaffe. Военно-воздушные силы III Рейха / Д. Пимлотт. — М.: Эксмо, 2005. — 175 с.
16. Плановая таблица взаимодействия родов войск 1-й армейской группы на 20 августа 1939 г. // РГВА. — Фонд 29. — Оп. 65. — Д. 78.
17. Полынин, Ф. П. Боевые маршруты / Ф. П. Полынин. — М.: Воениздат, 1972. — 391 с.
18. Почтарёв, А. Н. Тайваньская карта Сталина / А. Н. Почтарев [Электронный ресурс] // Независимое военное обозрение. — 2005. — 23 сент. — Режим доступа: <http://www.nvo.ng.ru/history/2005-09-23/5_taiwan.htm>. — Дата доступа: 06.11.2010.
19. Прачик, И. А. Фронтовое небо / И. А. Прачик. — М.: Воениздат, 1984 — 125 с.
20. Раткин, В. Заслуженный военный штурман СССР Виктор Михайлович Лавский / В. Раткин // Мир авиации. — 2003. — № 3. — С. 8—10.
21. Рыськов, М. А. Воздушные асы Беларуси. Подвиг их бессмертен / М. А. Рыськов. — Могилев: Могилев. обл. укруп. тип. им. Спиридона Соболя, 2010. — 224 с.
22. Сводка о потерях авиации за период с 21 по 30 мая 1939 г. // РГВА. — Фонд 32113. — Оп. 1. — Д. 375.
23. Спик, М. Истребители. Асы ХХ века / М. Спик. — М.: ЭКСМО-Пресс, 2001. — 320 с.
24. Степанов, А. С. Развитие советской авиации в предвоенный период (1938 год — первая половина 1941 года) / А. С. Степанов. — М.: Русский фонд содействия образования и науке, 2009. — 544 с.
25. Участие в походах и боях 56-го СБАП // РГВА. — Фонд 32264. — Оп. 1. — Д. 13.
26. Хлопотов, О. Д. История военной авиации. От первых летательных аппаратов до реактивных самолетов. 1903—1950 гг. / О. Д. Хлопотов. — М.: АСТ, 2004. — 430 c.
27. Швабедиссен, В. Сталинские соколы: анализ действий советской авиации в 1941—1945 гг. / В. Швабедиссен. — Минск: Харвест, 2001. — 528 с.
28. Шевченко, С. И. Боевое применение советской истребительной авиации во второй половине 1930-х годов / С. И. Шевченко // Воен.-ист. журн. — 2010. — № 2. — С. 20—24.
29. Coox, A. D. Nomonhan: Japan against Russia, 1939 / A. D. Coox. — Stanford: Stanford University Press, 1990. — 1253 p.
30. Howson, G. The Untold Story of the Spanish Civil War / G. Howson. — L; N.-Y.: Murray — St. Martin’s Press, 1998. — 280 p.
31. Miranda, J. World aviation in Spain (the Civil War) 1936—1939. American and Soviet airplanes / J. Miranda, P. Mercado. — Madrid: Silex Ediciones, 1988. — 285 p.
32. Sterrett, J. Soviet Air Force theory, 1918—1945 / J. Sterrett. — London; N.-Y.: Routledge, 2007. — xviii + 188 p.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2020 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.