журнал международного права и международных отношений 2013 — № 3


международные отношения

Бейрутская инициатива Лиги арабских государств 2002 г.

Анна Москаленко

Автор:
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. — аспирант кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Тихомиров Александр Валентинович — кандидат исторических наук, доцент кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Кошелев Михаил Клавдиевич — кандидат исторических наук, доцент, заведующий отделом всеобщей истории и международных отношений Института истории Национальной академии наук Беларуси


Целью данной статьи является анализ позиций арабских государств в отношении урегулирования конфликта с Израилем, выраженных в Бейрутской декларации ЛАГ 2002 г. Автором были рассмотрены предпосылки появления в 2002 г. инициативы арабских стран по урегулированию конфликта с Израилем; выявлены различия в позициях арабских стран по проекту резолюции, а также определены проблемы, вызвавшие наибольшую критику и дискуссию.


Бейрутская мирная инициатива, принятая на саммите Лиги арабских государств (ЛАГ) в 2002 г., занимает важное место в попытках разрешения ближневосточного конфликта, отражая единую позицию арабского мира по отношению к вопросу о нормализации отношений с Государством Израиль. Отношение арабских стран к Израилю претерпело существенные изменения: от полного отрицания государства, что было выражено в Хартумской резолюции 1967 г., до готовности нормализовать отношения при условии выполнения Израилем определенных требований, что нашло отражение в Фесской декларации 1982 г. и Бейрутской мирной инициативе ЛАГ 2002 г.

Целью данной статьи является анализ позиций арабских государств в отношении урегулирования конфликта с Израилем, выраженных в Бейрутской декларации ЛАГ 2002 г. При написании статьи были изучены документы двух саммитов ЛАГ: Бейрутская декларация 2002 г. [10] и Фесская декларация 1982 г. [13], Коммюнике заседания ЛАГ от 28 марта 2002 г. [12]); а также официальные заявления глав государств, арабских и израильских политических деятелей, публиковавшиеся в газетах «Аш-Шарк ал-Аусат» [2; 4; 8], «Ал-Ахрам Ал-Яумийа» [6] и «Га-арец» [11] в период с 27 марта по 1 апреля 2002 г. История принятия Бейрутской инициативы ЛАГ кратко изложена в мемуарах короля Иордании Абдаллы II [14].

Научные работы, посвященные проблематике Бейрутского саммита ЛАГ в 2002 г., можно разделить на две категории. Во-первых, это исследования, где арабская мирная инициатива 2002 г. рассматривается в контексте региональной политики Королевства Саудовской Аравии (Е. С. Мелкумян) [5]; во-вторых, это работы преимущественно израильских авторов, где мирная инициатива ЛАГ 2002 г. приводится как часть региональной политики арабских государств в период обострения арабо-израильского конфликта в начале 2000-х гг. (А. Эпштейн, Б. Мадди-Вейцман, Дж. Тейтельбаум) [9; 15; 17].

Проект документа, содержащего общеарабскую позицию в отношении урегулирования арабо-израильского конфликта, был предложен в марте 2002 г. наследным принцем Саудовской Аравии Абдаллой бен Абдель Азизом. Появление данного документа именно в начале 2002 г. по инициативе руководства Саудовской Аравии можно объяснить воздействием как внутрирегиональных, так и международных факторов. Во-первых, в 2001 г. безрезультатно закончились палестино-израильские переговоры о постоянном статусе Западного берега реки Иордан и сектора Газа, а начавшееся 28 сентября 2000 г. палестинское восстание — «интифада Аль-Акса» — сделало невозможным их возобновление. Во-вторых, на кризис в переговорном процессе влияли напряженные отношения между лидерами Палестины и Израиля. В 2001 г. премьер-министром Израиля стал Ариэль Шарон, занимавший жесткую позицию в отношении урегулирования конфликта с арабскими странами и имевший плохую репутацию в арабском мире. Глава Палестинской национальной автономии (ПНА) Ясир Арафат обвинялся израильским руководством в неспособности контролировать палестинские территории, а с декабря 2001 г. находился под «домашним арестом» [14, p. 202]. В-третьих, после террористических актов 11 сентября 2001 г. в США и начала международной антитеррористической кампании стала возрастать дипломатическая активность отдельных арабских стран, направленная на решение региональных проблем, в частности урегулирование арабо-израильского конфликта. Проект резолюции ЛАГ по нормализации отношений с Израилем, предложенный руководством Саудовской Аравии в марте 2002 г., стал попыткой приобрести имидж страны — «инициатора мира в регионе» [17]. В-четвертых, активизация региональных государств в области арабо-израильского урегулирования была обусловлена некоторым снижением роли США в этом процессе, что наблюдалось в 2001—2002 гг. На протяжении 1990-х гг. США выступали в роли главного посредника и организатора переговоров между Израилем и арабскими странами. Однако после 2001 г. интересы американской региональной политики сконцентрировались на проблемах Афганистана и Ирака.

Наследный принц Саудовской Аравии Абдалла бен Абдель Азиз представил проект резолюции относительно урегулирования арабо-израильского конфликта на саммите ЛАГ, который прошел в Бейруте 27—28 марта 2002 г. Первоначально план Абдаллы содержал три условия, предъявляемых арабскими странами Государству Израиль: 1) вывод войск с оккупированных территорий до линии 4 июня 1967 г.; 2) признание палестинского государства на оккупированных территориях Западного берега и сектора Газа; 3) разрешение проблемы беженцев в соответствии с международными резолюциями [1].

Предварительное обсуждение проекта резолюции ЛАГ, составленного руководством Саудовской Аравии, выявило разногласия арабских стран по некоторым проблемам, касающимся арабо-израильского урегулирования. Арабские страны можно разделить на две группы: страны первой группы заявили о полной поддержке мирного плана Абдаллы (страны Персидского залива, Египет и Иордания); второй — заняли наиболее жесткую позицию (Сирия, Ливан). Подобное отношение к мирному плану можно объяснить разной степенью вовлеченности арабских стран в конфронтацию с Государством Израиль. Так, Сирия и Ливан, чьи территории до сих пор находятся под израильской оккупацией, в вопросах нормализации отношений с Израилем занимают, как правило, более жесткую позицию по сравнению с другими арабскими странами. Ожидалось, что позиции Иордании и Египта — арабских стран, заключивших мирные договоры с Государством Израиль и выполнявших до 2001 г. роль посредников в ближневосточном урегулировании, — будут наиболее лояльными. Ирак, несмотря на отсутствие общей границы с Израилем, участвовал в военных акциях против последнего и в 1990 г. наносил удары по его территории. Однако в 2002 г., с нарастанием конфликта с США, антиизраильская активность Ирака несколько снизилась. Остальные арабские страны поддерживали палестинский народ в реализации права на самоопределение и создание государства, а также декларативно поддерживали «интифаду». Однако они были наименее вовлечены в конфликт по сравнению со странами, имеющими общую границу с Израилем, и, соответственно, были готовы нормализовать отношения с Государством Израиль при выполнении им определенных условий.

Для согласования проекта резолюции были организованы специальные встречи президентов Сирии, Ливана и наследного принца Саудовской Аравии Абдаллы. 3 марта 2002 г. президенты Сирии Башар ал-Асад и Ливана Эмиль Лахуд встретились в Бейруте с целью согласования позиций по предложенному Абдаллой тексту резолюции. 5 марта 2002 г. состоялась встреча президента Сирии Башара ал-Асада и наследного принца Саудовской Аравии Абдаллы в Джидде. Президент Сирии выразил согласованное с ливанским президентом мнение относительно некоторых положений проекта резолюции. Во-первых, оба руководителя настаивали на том, чтобы в основу решения проблемы палестинских беженцев была положена только резолюция № 194 Генеральной Ассамблеи ООН, в соответствии с которой «беженцам, желающим вернуться к своим очагам и мирной жизни со своими соседями, такая возможность должна быть предоставлена в кратчайший срок, с уплатой компенсации за имущество тех, кто предпочитает не возвращаться» [7]. Президент Сирии также настаивал на том, чтобы в тексте резолюции было зафиксировано «право [палестинских беженцев] на возвращение». Во-вторых, сирийский президент выразил требование относительно того, чтобы в тексте инициативы фраза «полная нормализация [отношений]» была заменена фразой «нормальные мирные отношения». В-третьих, по настоянию сирийской стороны в тексте резолюции появилось упоминание Голанских высот среди оккупированных Израилем территорий, а также было зафиксировано требование вывода израильских войск «до линии 4 июня 1967 г.» [17]. Предложенная Сирией формулировка относительно Голанских высот и «линии до 4 июня 1967 г.» объясняется тем, что в тексте резолюции № 242 Совета Безопасности ООН говорится о «выводе войск с оккупированных территорий», без уточнения, какие именно территории должны быть освобождены, что на переговорах с Израилем вызвало двоякое толкование.

Как видно, для Сирии наиболее важным аспектом урегулирования конфликта с Израилем является именно территориальная проблема. Для Ливана же наиболее уязвимым вопросом стало возвращение палестинских беженцев. На саммите в Бейруте министр иностранных дел Ливана Махмуд Хамуд заявил, что Ливан ожидает «возвращения палестинских беженцев в свои дома и к своей собственности, а не натурализации их в странах, которые приняли их» [8]. В результате в мирной инициативе появился отдельный пункт, содержащий отказ палестинцам в натурализации в странах пребывания, в силу того, что это «противоречит... особым обстоятельствам принимающих арабских стран» [10, p. 311].

В окончательном варианте резолюции ЛАГ, принятой на саммите в Бейруте, были выражены следующие требования арабских стран к израильскому правительству: 1) «полный вывод войск с оккупированных в 1967 г. территорий, включая сирийские Голанские высоты до линии 4 июня 1967 г., а также оставшиеся оккупированные территории Ливана на юге страны»; 2) «достижение справедливого решения проблемы палестинских беженцев в соответствии с резолюцией ООН № 194» (с упомянутой выше оговоркой об отказе палестинцам в натурализации в арабских странах); 3) «признание создания независимого суверенного палестинского государства на палестинской территории Западного берега реки Иордан и сектора Газа, оккупированной с 4 июня 1967 г., со столицей в Восточном Иерусалиме» [10, p. 311]. В такой формулировке арабская мирная инициатива, основанная на плане наследного принца Абдаллы, была утверждена Бейрутским саммитом ЛАГ как единая согласованная позиция арабских стран по проблеме нормализации отношений с Израилем и урегулирования арабо-израильского конфликта.

Бейрутская инициатива ЛАГ получила одобрение всех арабских стран. Однако необходимо указать, что на заседании отсутствовали 12 арабских лидеров: король Иордании Абдалла II, президент Египта Хосни Мубарак, глава Палестинской национальной администрации Ясир Арафат, президент Объединенных Арабских Эмиратов шейх Зейд бен Султан ал-Нахьян, султан Султаната Оман Кабус бен Саид, глава Ливийской Джамахирии Муаммар Каддафи, президент Ирака Саддам Хусейн, эмир Кувейта шейх Джабер ал-Сабах, большинство из которых покинули зал заседания сразу после открытия саммита [4]. Заявления этих арабских стран о поддержке данной резолюции последовали уже после ее принятия.

Глава ПНА Ясир Арафат не смог приехать на саммит из-за ограничения свободы передвижения, наложенного израильскими властями. Предполагалось, что его речь будет транслироваться в прямом эфире на заседании ЛАГ. Однако трансляция не состоялась, что вызвало недовольство палестинской делегации, которая в знак протеста покинула зал заседания. Как отмечает обозреватель израильской газеты «Га-арец» Цви Бар’эль, только под большим давлением арабских лидеров палестинскому представителю Фаруку Каддуми было разрешено выступить на втором заседании [11].

Несмотря на ключевую роль Египта и Иордании в урегулировании арабо-израильского конфликта, президент Египта Хосни Мубарак и король Иордани Абдалла II отсутствовали на саммите в Бейруте. Официально было объявлено, что Хосни Мубарак не прибыл на саммит в знак солидарности с Ясиром Арафатом, а король Абдалла II отсутствовал по болезни. В мемуарах короля Абдаллы II приводится иное объяснение: иорданская разведывательная служба узнала о готовившемся покушении на короля Иордании и президента Египта, после чего оба лидера договорились не присутствовать на саммите [14, p. 204]. Однако руководство этих стран поспешило заявить о поддержке саудовской инициативы и резолюции саммита ЛАГ в Бейруте.

Политические силы Палестины по-разному оценили Бейрутскую мирную инициативу арабских стран. Официальные представители Палестины заявили о поддержке Бейрутской декларации ЛАГ. Так, Ясир Арафат в выступлении отметил: «Мне хотелось бы от имени палестинского народа и палестинского руководства подтвердить, что мы приветствуем смелую инициативу, предложенную наследным принцем Саудовской Аравии» [16, p. 308]. Его политические оппоненты подвергли критике резолюцию ЛАГ. Наибольшее недовольство вызвало отсутствие в тексте резолюции следующих положений: 1) поддержки «интифады» и палестинского сопротивления оккупации; 2) четко выраженного положения о праве палестинских беженцев на возвращение и об ответственности Израиля за возникновение этой проблемы; 3) указания на то, какие действия предпримут арабские страны в случае отказа Израиля выполнить арабские условия. Хасан Юсуф, один из лидеров движения ХАМАС на Западном берегу, задал вопрос: «Если Израиль откажется принять инициативу, а это то, что случится на самом деле, то каким будет арабский ответ?» [2]. Стоит отметить, что президент Сирии Башар аль-Асад также критиковал инициативу за то, что в ней не говорилось об ответных действиях арабских стран в случае непринятия мирной инициативы Израилем [8].

Палестинское движение «Исламский джихад» также осудило решения Бейрутского саммита ЛАГ и обвинило руководителей арабских стран в «бездействии в отношении угроз премьер-министра Израиля Ариэля Шарона о нанесении удара по Рамалле». По мнению руководства движения «Исламский джихад», Бейрутская декларация ЛАГ лишь повторяла позиции арабских стран и ООН. Оно указало также на «слабость» пункта о праве беженцев на возвращение, который может трактоваться по-разному [2].

Израильские политические силы в целом приветствовали идею нормализации отношений с арабскими странами. Вместе с тем, многие положения резолюции ЛАГ вызвали критику, особенно в отношении пунктов о выводе войск и проблеме палестинских беженцев. Премьер-министр Израиля А. Шарон заявил, что возврат к линии 4 июня 1967 г. «будет обозначать смерть Израиля» [3]. Один из представителей израильского политического истеблишмента заявил: «Несмотря на поддержку саудовской инициативы, мы не согласны с каждым пунктом самой инициативы» [3]. К тому же в период принятия инициативы ситуация в Израиле была напряженной: 27 марта 2002 г. произошел теракт в Нетании, ответственность за который взяло на себя движение ХАМАС. Израильские власти обвинили Ясира Арафата в неспособности остановить насилие. Рамалла была окружена израильской армией, а всем иностранцам было рекомендовано покинуть город. 30 марта 2002 г. Израиль начал антитеррористическую операцию «Защитная стена». В такой обстановке было сложно надеяться на то, что Израиль примет условия, содержащиеся в резолюции Бейрутского саммита ЛАГ.

Бейрутская декларация, принятая на саммите ЛАГ в 2002 г., — это вторая арабская инициатива по урегулированию конфликта с Израилем. Первая мирная инициатива арабских стран была принята на саммите ЛАГ в 1982 г. в Фесе. Можно отметить некоторое сходство содержания и условий принятия этих документов. Во-первых, обе декларации принимались ЛАГ в период обострения конфликта: военной операции Израиля «Мир Галилее» (июнь 1982 г.) и второй «интифады», начавшейся в сентябре 2000 г. Во-вторых, проекты обеих резолюций были предложены руководством Саудовской Аравии. В-третьих, с 1982 г. существенно не изменились требования, предъявляемые арабскими странами Государству Израиль. Согласно текстам Фесской и Бейрутской деклараций ЛАГ, они заключаются в следующем: 1) уход Израиля со всех территорий, оккупированных в 1967 г.; 2) признание прав палестинских беженцев на возвращение и материальные компенсации в соответствии с резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН № 194; 3) признание независимого и суверенного палестинского государства на оккупированных с 1967 г. палестинских территориях Западного берега реки Иордан и сектора Газа со столицей в Восточном Иерусалиме [см.: 10; 13].

Однако Фесская и Бейрутская инициативы ЛАГ преследовали несколько разные цели. Так, в 1982 г., во время принятия Фесской резолюции, основной задачей, которая стояла перед арабским миром, было признание Организции освобождения Палестины в качестве единственного законного представителя палестинского народа и, соответственно, самостоятельного участника урегулирования палестинской проблемы. В 2002 г. — в период острого кризиса палестино-израильского переговорного процесса и попыток международных посредников его возобновить — арабские страны столкнулись с необходимостью сформировать общую позицию в отношении урегулирования конфликта с Израилем с целью стать более активными участниками этого процесса.

Таким образом, Бейрутская декларация ЛАГ появилась в период обострения ближневосточного конфликта, а также в условиях сложной обстановки в регионе в целом. Бейрутская декларация ЛАГ 2002 г., с одной стороны, продемонстрировала готовность арабских стран активизировать деятельность в ближневосточном урегулировании и нормализовать отношения с Государством Израиль, а с другой — выявила разногласия между арабскими странами по основным проблемам арабо-израильского урегулирования. Активную дискуссию и критику вызвали положения Бейрутской декларации ЛАГ относительно поддержки палестинской «интифады», решения проблемы палестинских беженцев, ответной реакции арабских стран на возможный отказ Израиля принять требования, изложенные в инициативе. Требования, предъявляемые арабскими странами к Государству Израиль, существенно не изменились с 1982 г. Они сводятся к уходу Израиля со всех территорий, оккупированных в 1967 г., решению проблемы палестинских беженцев в соответствии с положениями резолюции № 194 Генеральной Ассамблеи ООН и признанию независимого палестинского государства со столицей в Восточном Иерусалиме.

Литература

1. Ал-мубадарат ас-сааудийа ли халл кадайя фалистынийа = Мирные инициативы Саудовской Аравии по урегулированию палестинской проблемы (на араб. яз.) [Электронный ресурс] // Министерство иностранных дел Королевства Саудовская Аравия. — Режим доступа: <http://www.mofa.gov.sa/aboutKingDom/KingdomForeignPolicy/Pages/PalestineCause25461.aspx>. — Дата доступа: 20.04.2013.
2. Ас-Салих, А. Ас-султат ал-фалистынийя тасиф табанни ал-кимма лил-мубадара ас-сааудийя бихутва тарихийя = Палестинская власть характеризует принятие инициативы как исторический шаг / А. ас-Салих (на араб. яз.) [Электронный ресурс] // Asharq Al-Awsat. — 29.03.2002. — Режим доступа: <http://www.aawsat.com/details.asp?section=4&article=95709&issueno=8522#.UT5bg9YqxIk>. — Дата доступа: 28.03.2013.
3. Визарат ал-хариджийя ал-исраилийя: нухаххиб би-л-мубадара ал-арабийя лякиннана фи зылл аамалийя нитанийя ля настатиа ал-хадиса аан мухадасат салям = Министерство иностранных дел Израиля: мы приветствуем арабскую мирную инициативу, однако из-за случая в Нетании мы не можем говорить о мирных переговорах (на араб. яз.) [Электронный ресурс] // Asharq Al-Awsat. — 29.03.2002. — Режим доступа: <http://www.aawsat.com/details.asp?section=4&article=95771&issueno=8522#.UT5bUtYqxIk>. — Дата доступа: 28.03.2013.
4. Кимма байрут тантахи би-иджмаа тарихий аля мубадара ас-салям ва аинак сааудий аиракий = Саммит в Бейруте завершился историческим принятием мирной инициативы и объятием представителей Саудовской Аравии и Ирака (на араб. яз.) [Электронный ресурс] // Asharq Al-Awsat. — 29.03.2002. — Режим доступа: <http://www.aawsat.com/details.asp?section=1&issueno=8522&article=95678#.UT5Zv9YqxIk>. — Дата доступа: 28.03.2013.
5. Мелкумян, Е. С. Мирная инициатива Саудовской Аравии в контексте ее внешней политики / Е.С. Мелкумян // Ближний Восток и современность. — Вып. 15. — М.: ИБВ, 2002. — С. 148—155.
6. Нафиа, И. Кимма байрут: лян наснаа ас-салям вахдана = Саммит в Бейруте: не только мы делаем мир / И. Нафиа (на араб. яз.) [Электронный ресурс] // Al-Ahram. — 30.03.2002. — Режим доступа: <http://www.ahram.org.eg/Archive/2002/3/30/WRIT1.HTM>. — Дата доступа: 01.04.2013.
7. Палестина — доклад посредника Организации Объединенных Наций в Палестине о достигнутых результатах: док. ООН A/RES/194(III) [Электронный ресурс] // Организация Объединенных Наций. — Режим доступа: <http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=A/RES/194(III)>. — Дата доступа: 08.04.2013.
8. Сыйяга мубадара ас-салям ахазат фи-ль-иатибар муляхазат лубнан ва сурийя = В формулировке мирной инициативы были отражены замечания Ливана и Сирии (на араб. яз.) [Электронный ресурс] // Asharq Al-Awsat. — 29.03.2002. — Режим доступа: <http://www.aawsat.com/details.asp?section=4&article=95711&issueno=8522#.UT5bhtYqxIk>. — Дата доступа: 28.03.2013.
9. Эпштейн, А. Д. Израильтяне и палестинцы: от конфронтации к переговорам и обратно / А. Д. Эпштейн. — М.: ИБВ, 2009. — 191 с.
10. Arab League Summit Resolution («The Beirut Declaration»), 14th Arab Summit, Beirut, 28 March 2002 // Documents on Palestine. — Vol. VI. — Jerusalem: PASSIA, 2007. — P. 310—311.
11. Bar’el, Z. A new Arab vision of the «day after» / Z. Bar’el [Electronic resource] // Haaretz. — 31.03.2002. — Mode of access: <http://www.haaretz.com/print-edition/opinion/a-new-arab-vision-of-the-day-after-1.49063>. — Date of access: 15.03.2013.
12. Final Communique of the 14th Arab Summit, Beirut, 28 March 2002 // Documents on Palestine. — Vol. VI. — Jerusalem: PASSIA, 2007. — P. 309—310.
13. Final Declaration of the Twelfth Arab Summit Conference (Including the Fez (Fahd) Peace Initiative) [Electronic resource] // MidEastWeb GateWay. — Mode of access: <http://www.mideastweb.org/fahd_fez_plan.htm>. — Date of access: 05.04.2013.
14. King Abdullah II. Our Last Best Chance: a Story of War and Peace / King Abdullah II. — United States of America: Penguin Books, 2012. — 347 p.
15. Maddy-Weitzman, B. Arab vs. the Adbullah Plan / B. Maddy-Weitzman [Electronic resource] // Middle East Quarterly. — 2010. — N 3, Vol. 17. — Mode of access: <http://www.meforum.org/2729/arabs-vs-abdullah-plan>. — Date of access: 10.04.2013.
16. President Yasser Arafat’s Speech to the 14th Arab Summit, Beirut, 27—28 March 2002 // Documents on Palestine. — Vol. VI. — Jerusalem: PASSIA, 2007. — P. 305—309.
17. Teitelbaum, J. The Arab Peace Initiative: A Primer and Future Prospects / J. Teitelbaum [Electronic recourse] // Jerusalem Center for Public Affair. — Mode of access: <http://jcpa.org/text/Arab-Peace-Initiative.pdf>. — Date of access: 10.04.2013.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2020 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.