журнал международного права и международных отношений 2015 — № 2


международное право — медународное частное право

Анализ общего интеграционного законодательства Евразийского экономического союза в области инвестиций

Артур Шумский

Автор:
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. — аспирант кафедры международного частного и европейского права факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Леанович Елена Борисовна — кандидат юридических наук, доцент кафедры международного частного и европейского права факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Мисько Максим Владимирович — кандидат юридических наук, заместитель директора ООО «Эстертекс»


Статья посвящена исследованию тенденций развития интеграционного законодательства Евразийского экономического союза в области инвестиций. Основное внимание уделено анализу последних изменений и дополнений в вопросах регулирования инвестиций на каждом из этапов развития интеграционного пространства, а также их оценке. Положения по устранению выявленных недостатков международных соглашений, регулирующих инвестиции на территории интеграционного пространства, предлагается использовать для совершенствования отечественного законодательства.


Современное экономическое развитие государств невозможно представить без вовлечения национальных экономик в мировую хозяйственную систему, что в свою очередь приводит к жесткой конкуренции между ее участниками. Для противостояния такому явлению государства вынуждены вступать в различные интеграционные объединения, которые позволяют их участникам создавать собственные более благоприятные условия для ведения бизнеса и, тем самым, на равных конкурировать с другими государствами. Немаловажную роль для устойчивого функционирования подобных союзов играет правовое регулирование взаимоотношений государств-членов в сфере инвестиций. В этой связи особый интерес представляет анализ интеграционного законодательства, регламентирующего инвестиционные правоотношения среди бывших республик Советского Союза (Республики Беларусь, Российской Федерации и Республики Казахстан), которые участвуют в постоянно изменяющемся правовом и экономическом пространстве (Евразийском экономическом сообществе (ЕврАзЭС), Едином экономическом пространстве (ЕЭП) и Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС)).

Вопросы правового регулирования инвестиционных взаимоотношений на определенных этапах интеграционного объединения в зарубежной литературе освещены достаточно полно. Так, данную проблематику затрагивали С. Ж. Жолдыбаев [1], Н. Г. Доронина [6], В. И. Камышевский [7], Г. А. Пакерман [11], И. З. Фархутдинов [15], Б. А. Хейфец [16] и др. Белорусские ученые также уделяли данному вопросу значительное внимание. Прежде всего следует отметить труды таких белорусских авторов, как Е. В. Бабкина [2], Е. Б. Леанович [8], Н. Н. Грачев [3]
и др.

Особую актуальность данная проблематика приобретает в связи с наступлением нового этапа во взаимоотношениях интегрирующихся государств (Республики Армения, Республики Беларусь, Российской Федерации, Республики Казахстан и находящейся на этапе присоединения Кыргызской Республики), а именно со вступлением в силу с 1 января 2015 г. Договора о Евразийском экономическом союзе [4] (далее — Договор о ЕАЭС).

Целью данной статьи является оценка последних изменений в правовом регулировании инвестиций на территории ЕАЭС. Для достижения заявленной темы следует обратить внимание на ранее принятые соглашения, регулирующие отношения государств в сфере инвестиций в рамках ЕврАзЭС и ЕЭП. Это позволит проследить изменения интеграционного законодательства, оценить их и использовать полученный опыт для совершенствования отечественного законодательства в указанной сфере.

Первым источником правового регулирования взаимоотношений инвесторов и государств — членов ЕврАзЭС является Соглашение о поощрении и взаимной защите инвестиций в государствах — членах Евразийского экономического сообщества от 12 декабря 2008 г. [12] (далее — Соглашение об инвестициях в ЕврАзЭС). В настоящее время в отношении данного международного договора государства — участники ЕврАзЭС не завершили внутригосударственные процедуры, позволяющие ему вступить в силу [5].

Во избежание спорных ситуаций между участниками инвестиционного процесса в указанном соглашении содержатся определения ряда понятий, в частности таких, как: инвестор, инвестиции, деятельность в связи с инвестициями, доходы, государство-реципиент, законодательство, территория (ст. 1).

Необходимо отметить, что данный международный договор прямо определяет круг субъектов, которые могут получить статус инвестора, и перечень имущественных и неимущественных ценностей, используемых в качестве инвестиций.

Следует также обратить внимание, что государства — участники ЕврАзЭС обязались создать благоприятные условия для осуществления инвестиционных проектов и соответствующую защиту капиталовложений (ст. 2). Кроме того, в целях создания благоприятной правовой среды для инвесторов государствами — членами ЕврАзЭС закреплен принцип транспарентности (ст. 3), который обеспечивает доступность и открытость законодательства стран. В соглашении указывается об одновременном действии двух правовых режимов: национального и наибольшего благоприятствования. В зависимости от того, какой из них, по мнению инвестора, будет более благоприятным, он и будет действовать в отношении инвестиций (п. 2 ст. 4). Помимо этого, государства определили, что в отношении инвестиций действуют справедливый и равноправный режимы (п. 1 ст. 4), которые, по мнению С. Васкианни [17, p. 103], являются субъективными и не возлагают на государство, принимающее капиталовложения, четких обязанностей по защите прав инвестора или предоставлению преференций. Несмотря на это, в соответствии с официальным комментарием к статье 1 проекта Конвенции Организации экономического сотрудничества и развития «О защите иностранной собственности» они означают минимальный международный стандарт, охватывающий все международно-правовые принципы, в том числе принцип недискриминации, обязанность защищать иностранную собственность и т. д. [см.: 15, с. 139].

Соглашение об инвестициях в ЕврАзЭС предусматривает основания возмещения инвесторам ущерба, нанесенного их инвестициям и доходам гражданскими беспорядками, военными действиями, революциями, мятежами, введением чрезвычайного положения или иными подобными обстоятельствами, с предоставлением инвестору в отношении ущерба правовых режимов (национального или наибольшего благоприятствования) (ст. 5) [12].

Необходимо отметить, что подобное предоставление правовых режимов государствами — членами интеграционного объединения уже оговаривалось в тексте документа (п. 2 ст. 4) и распространяло свое действие на все внутригосударственные взаимоотношения между государством-реципиентом и инвестором [12].

Повторное упоминание режимов, на наш взгляд, следует рассматривать как способ, позволяющий учесть интересы каждого участника в соответствующих правоотношениях.

Следует обратить внимание и на статью 6, в которой государства — члены ЕврАзЭС предусмотрели возможность национализации и экспроприации как доходов инвестора, так и инвестиций [12]. Однако подобные меры принимаются лишь в общественных интересах и должны строго соответствовать законодательству государства-реципиента. При этом они сопровождаются выплатой быстрой и адекватной компенсации, равной рыночной стоимости экспроприируемых инвестиций и доходов инвесторов на дату непосредственной экспроприации. Выплаты осуществляются в свободно конвертируемой валюте, без задержек и в срок, предусмотренный законодательством принимающего государства, но не позднее трех месяцев с даты экспроприации. В случаях задержки выплаты на сумму компенсации начисляются проценты, рассчитываемые по ставке национального межбанковского рынка по фактически предоставленным кредитам в долларах США сроком до 6 месяцев или в порядке, определяемом по договоренности между сторонами.

В свою очередь, право на свободное распоряжение и право на беспрепятственный перевод доходов, полученных в результате осуществления инвестиционного проекта (ст. 7), появляется у инвестора только после выполнения всех налоговых обязательств, предусмотренных законодательством государства-реципиента [12]. Под доходами инвестора понимаются: средства, выплачиваемые для погашения займов и кредитов, признанных сторонами в качестве инвестиций; средства, полученные в результате частичной или полной ликвидации коммерческой организации либо ее продажи; средства, полученные в качестве возмещения ущерба и компенсации, связанные с инвестициями; средства, полученные от авторских вознаграждений и лицензионных платежей, вытекающих из прав на интеллектуальную собственность; средства, полученные в виде заработной платы. При этом перевод таких доходов за границу осуществляется без задержек и в любой свободно конвертируемой валюте.

В Соглашении об инвестициях в ЕврАзЕС содержится также положение о суброгации (ст. 8) [12], т. е. переходе к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба, что является дополнительной гарантией для инвестора.

Необходимо отметить, что для обеспечения надлежащей защиты прав инвесторов (ст. 9), государства — участники ЕврАзЭС заимствовали процедуру урегулирования разногласий, которая содержится в двусторонних межгосударственных соглашениях о поощрении и взаимной защите инвестиций (капиталовложений) [12]. Следовательно, в случае возникновения спорных ситуаций стороны обязаны прибегнуть к переговорам. При неразрешении спора в течение 6 месяцев с помощью переговоров участники могут обратиться в следующие судебные инстанции: суд государства — реципиента инвестиций, международный коммерческий арбитраж, арбитраж ad hoc, Международный центр по урегулированию инвестиционных споров. При этом государства, подписавшие Соглашение об инвестициях в ЕврАзЭС, дали согласие на обязательность исполнения решения в рамках собственных правовых систем.

Таким образом, изучив положения данного документа, можно сделать вывод, что он напоминает типичное межгосударственное соглашение о поощрении и взаимной защите инвестиций (капиталовложений), регулирование которого обращено непосредственно на взаимоотношения инвесторов из государств — членов ЕврАзЭС.

Однако необходимо обратить внимание на то, что в Соглашении об инвестициях в ЕврАзЭС предусмотрены далеко не все меры, которые могли бы способствовать улучшению инвестиционного климата региона. В частности, отсутствуют нормы, содержащие гарантию возмещения инвестору ущерба, причиненного в результате принятия решений или действий (бездействия) государственных органов или должностных лиц, противоречащих законодательству, отсутствует оговорка, которая, как известно, позволяет инвестору в кратчайшие сроки адаптироваться к изменяющейся бизнес-среде в интеграционном пространстве и реализовать инвестиционный
проект.

На стадии реализации этапа формирования ЕЭП [14] было запланировано принятие еще одного документа, дополняющего регулирование инвестиционной деятельности между Республикой Беларусь, Российской Федерацией и Республикой Казахстан, а именно Соглашения об основах инвестиционной деятельности [9]. Однако в связи с особой позицией Российской Федерации [10] Соглашение об основах инвестиционной деятельности с Соглашением о торговле услугами и Приложение «О рынке услуг» были объединены в единый документ — Соглашение о торговле услугами и инвестициях в государствах — участниках Единого экономического пространства от 9 декабря 2010 г. [13] (далее — Соглашение о торговле услугами и инвестициях в ЕЭП).

Отличием данного соглашения от Соглашения об инвестициях в ЕврАзЭС стало распространение государствами — членами ЕЭП действия положений Соглашения о торговле услугами и инвестициях в ЕЭП в отношении третьих стран, не являющихся участниками интеграционного пространства, при условии, что с таким государством заключено соглашение об экономической интеграции (ст. 3) [13].

Кроме того, Соглашение о торговле услугами и инвестициях в ЕЭП является вторым, после Генерального соглашения по торговле услугами, многосторонним соглашением, которое регулирует торговлю и инвестиции в сфере услуг.

Содержание данного документа можно условно разделить на две части:

— нормы и принципы, устанавливающие общие обязательства для всех государств-участников по созданию единого правового режима для инвестиций в области предоставления услуг;

— специальные обязанности, закрепленные в пяти приложениях, которые берут на себя государства-участники по созданию единого рынка и регулирующего его законодательства, в том числе в сфере услуг и инвестиций.

Анализ положений документа, регулирующего общие обязательства, показал, что произошло расширение понятийного аппарата по сравнению с Соглашением об инвестициях в ЕврАзЭС. Были введены термины: мера стороны, учреждение, торговля услугами, поставщик услуг. В то же время в текст данного соглашения не были введены традиционные для такого рода соглашений понятия «инвестор» и «инвестиции». Поэтому можно предположить, что при обращении за соответствующей защитой со ссылкой на Соглашение могут иметь место множество неоднозначных
моментов и препятствий для обеспечения надлежащего стандарта защиты.

Кроме того, государства обязались предоставить инвесторам:

— «смешанный» правовой режим (одновременное действие национального режима и режима наибольшего благоприятствования) для учреждения и деятельности юридических лиц, с учетом ограничений, содержащихся в нормах национального законодательства (ст. 3);

— гарантии по недопущению ограничений в отношении учреждения и деятельности юридических лиц (ст. 4);

— защиту от дополнительных требований со стороны государства, например экспортировать все или часть товаров и услуг, импортировать, закупать или использовать товары или услуги, государством происхождения которых является принимающее инвестиции государство, передавать технологии или ноу-хау и т. д. (ст. 5);

— упрощенную и унифицированную процедуру лицензирования, предполагающую открытое законодательство в данной сфере, 30-дневный срок рассмотрения заявлений о выдаче лицензии, адекватные сборы, основанные на затратах лицензируемого органа, информирование заявителя о состоянии его заявления по истечении срока рассмотрения, возможность исправления заявления, если установлено ненадлежащее его заполнение, письменное обоснование лицензируемым органом отказа в удовлетворении заявления, возможность подачи нового заявления после получения отказа с учетом устранения имевшихся проблем, а также распространение действия выданной лицензии на всю территорию государства-реципиента
(ст. 15);

— национальный режим в отношении участия в приватизации государственного имущества (ст. 17) [13].

Следует отметить, что государства наделяют себя правом вводить ограничения в отношении переводов платежей инвесторов в случаях ухудшения состояния платежного баланса, существенного сокращения золотовалютных резервов и резких колебаний валют (ст. 22) [13]. Однако условия применения подобных мер не должны носить дискриминационный характер, наносить излишний ущерб коммерческим, финансовым и экономическим интересам, быть более обременительными, чем это необходимо, и будут являться временной мерой.

На наш взгляд, появление в тексте соглашения данного положения является новеллой, которую следует квалифицировать как защитную меру на случай кризисных явлений международного характера, влияющих на экономику суверенного государства. Указанная договорная норма позволит государствам-участникам заблаговременно предпринять действия, позволяющие избежать единовременного массового оттока капитала инвесторов при нестабильности мирового финансового, товарного рынков, дисбаланса во внешней торговле и т. д.

Приложение IV Соглашения о торговле услугами и инвестициях в ЕЭП содержит перечень специальных изъятий из правил и режимов учреждения и деятельности юридических лиц, осуществляющих инвестиционную деятельность на территории одного из государств-участников. Изъятия охватывают банковский сектор, страховые и аудиторские компании, в отношении которых приложение устанавливает, что граждане принимающего государства должны владеть контрольным пакетом акций и преобладать в составе членов органов управления [13].

Таким образом, Соглашение о торговле услугами и инвестициях в ЕЭП характеризуется большей проработанностью по сравнению с Соглашением об инвестициях в ЕврАзЭС. Произошло распространение его действия на всех инвесторов, независимо от членства в ЕЭП. Кроме того, были выработаны единые меры, применяемые государствами к инвесторам по вопросам учреждения юридических лиц, лицензирования, а также недопущения возложения дополнительных требований в отношении капиталовложений.

Данные совершенствования свидетельствуют о стремлении стран — членов интеграционного объединения улучшать инвестиционный климат с помощью предоставления инвесторам дополнительных прав и гарантий, позволяющих исключить излишнее вмешательство государства во внутренние дела инвестора и устранить дополнительные обременения от инвестиционного проекта.

Отмечая «слабые» положения соглашения, можно указать на отсутствие: определений понятий «инвестиции» и «инвестор», стабилизационной оговорки, регулирования по вопросу возмещения ущерба инвестору, причиненного действиями (бездействием) или решениями государственных органов или должностных лиц, противоречащих законодательству и ущерба, причиненного инвестору в результате гражданских беспорядков, военных действий, революции, мятежа, введения чрезвычайного положения.

Необходимо обратить внимание, что со вступлением в силу нового этапа объединения между Республикой Беларусь, Российской Федерацией и Республикой Казахстан Соглашение о торговле услугами и инвестициях в ЕЭП прекратило свое действие, однако его положения были заимствованы для создания нового документа — Договора о ЕАЭС.

В целом анализ документа показал, что большая часть положений Соглашения о торговле услугами и инвестициях в ЕЭП, регулирующих сферу инвестиций, сохранило первоначальное содержание, однако были внесены некоторые изменения и уточнения. Так, в список определений были введены термины:
заявитель, компетентный орган, получатель услуги, представительство, разрешение, разрешительные процедуры, разрешительные требования, режим, сектор услуги, тест на экономическую целесообразность, филиал, третье государство (п. 6 приложения 16) [13].

Помимо этого, в текст международного договора были введены понятия инвестиций и инвестора государства-члена, что позволяет уточнить применимость по кругу лиц предоставляемых прав и гарантий, определяя инвесторов и капиталовложения из государств — учредителей ЕАЭС.

В отношении мер, связанных с возмещения ущерба, причиненного в результате гражданских беспорядков, военных действий, революций, мятежа, введения чрезвычайного положения или иных подобных обстоятельств на территории принимающей страны, государства-члены наделили инвестора правом выбора правового режима (национального или наибольшего благоприятствования), который будет применяться к таким возмещениям (п. 78). Кроме того, устанавливается ставка LIBOR как нижний порог начисляемых инвестору процентов в случае задержки государством-реципиентом выплат, связанных с компенсацией экспроприированных инвестиций (подп. 1 п. 82). Запрещается перенаправлять спор в иные судебные инстанции в случае передачи инвестором такого спора в суд принимающего инвестиции государства или международный коммерческий арбитраж одного из государств — членов Договора о ЕАЭС (п. 86). Устанавливается также норма, поощряющая создание и функционирование свободных (специальных, особых) экономических зон и свободных складов, целью которой является обеспечение повышения инвестиционной привлекательности региона и создание дополнительных возможностей для реализации инвестиционных проектов (п. 4 ст. 27) [4].

Таким образом, анализ норм, регулирующих инвестиции в данном документе [4], на наш взгляд, выявил как сильные, так и слабые стороны. К положительным аспектам документа можно отнести положения, ограждающие инвесторов от дополнительных требований со стороны принимающих инвестиции государств, упрощенную процедуру лицензирования, включение в текст международного акта принципа суброгации, предоставление возможности инвесторам из государств-членов на равных с национальными юридическими лицами участвовать в приватизации государственной собственности, а также возможность вариативного выбора ими судебных инстанций для защиты собственных прав.

К недостаткам соглашения [4] можно отнести отсутствие упомянутых ранее автором мер, предусматривающих защиту инвестора от незаконных действий должностных лиц и государственных органов, а также частого изменения законодательства государства — реципиента инвестиций. Подобные упущения лишают инвестора дополнительных гарантий безопасности по сохранности собственных средств и понижают уровень доверия к государствам ЕАЭС.

На наш взгляд, Республика Беларусь имеет возможность учесть недостатки интеграционного законодательства, выявленные автором, и внести следующие дополнения в Закон Республики Беларусь от 12 июля 2013 г. № 53 «Об инвестициях»:

— предоставить инвестору гарантии возмещения ущерба, причиненного ему решениями и действиями (бездействием) государственных органов либо должностных лиц, противоречащими законодательству страны-реципиента и нормам международного права. Порядок определения размера компенсации и ее выплаты устанавливается национальным законодательством страны-реципиента;

— обеспечить инвестиционный проект гарантией от изменения законодательных норм, касающихся инвестиций, которые ухудшают условия и режим инвестиционной деятельности на срок окупаемости проекта.

Все это позволит обеспечить качественно новый уровень взаимодействия белорусского государства c инвесторами, привлечь дополнительных инвесторов в экономику и повысить инвестиционную привлекательность.

Проведенный анализ соглашений, регулирующих инвестиции на территории интеграционного пространства (ЕврАзЭС, ЕЭП, ЕАЭС), показал, что государства-члены придерживаются единой позиции по расширению прав инвесторов и мер их защиты, позволяющих избежать дополнительных обременений для принимающей инвестиции страны. При этом, по мнению автора, под таким расширением прав инвесторов предопределена попытка государств максимально охватить единым регулированием широкий круг правоотношений, затрагивающих сферу осуществления инвестиций. Подобные действия свидетельствуют об усложнении и детальности правового закрепления предоставляемого режима для осуществления капитловложений, на основании которого выстраиваются взаимоотношения инвесторов и государств.

Список использованных источников

1. Бабкина, Е. В. Использование государствами СНГ международных правовых механизмов для привлечения иностранных инвестиций (на примере Республики Беларусь и Республики Казахстан) / Е. В. Бабкина, С. Ж. Жолдыбаев // Актуальные проблемы международного публичного и международного частного права: сб. науч. тр. Вып. 2 / Белорус. гос. ун-т; отв. ред. Е. В. Бабкина, А. Е. Вашкевич. — Минск: Изд. центр БГУ, 2010. — С. 166—182.
2. Бабкина, Е. В. Источники правового регулирования иностранных инвестиций и порядка разрешения инвестиционных споров универсального уровня для государств — участников СНГ / Е. В. Бабкина // Материалы Междунар. науч.-практ. конф., посвященной 15-летию Экономического Суда Содружества Независимых Государств, 21 июня 2007 г. / Экономический Суд СНГ. — Минск: Ковчег, 2008. — С. 237—242.
3. Грачев, Н. Н. Иностранные инвестиции в Республике Беларусь: государственная политика и правовой режим / Н. Н. Грачев. — Минск: Мисанта, 1999. — 86 с.
4. Договор о Евразийском экономическом союзе: [заключен в Астане 29 мая 2014 г.] [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс. Беларусь / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2015.
5. Договор о прекращении деятельности Евразийского экономического сообщества: [заключен в Минске 10 окт. 2014 г.] [Электронный ресурс] // Там же.
6. Доронина, Н. Г. Международное частное право и инвестиции: научно-практическое исследование / Н. Г. Доронина, Н. Г. Семилютина. — М.: Юрид. фирма «Контракт»: Волтерс Клувер, 2011. — 272 с.
7. Камышевский, В. И. Источники инвестиционного права / В. И. Камышевский [Электронный ресурс] // Евразийский юридический журнал. — 2011. — № 11 // Евразийский юридический портал. — Режим доступа: <http://www.eurasialegal.info/index.php?option=com_content&view=article&id=936:2012-01-08-06-11-55&catid=1:eurasianintegration&Itemid=1>. — Дата доступа: 15.10.2014.
8. Леанович, Е. Б. Международное частное право: учеб. пособие. 4-е изд. / Е. Б. Леанович. — М.: РИОР, 2009. — 187 с.
9. О формировании таможенного союза государств — членов Евразийского экономического сообщества: решение Межгосударственного совета ЕврАзЭС от 16 авг. 2006 № 313 [Электронный ресурс] // Электронный фонд правовой и нормативно-технической документации. — Режим доступа: <http://docs.cntd.ru/document/902126378>. — Дата доступа: 15.10.2014.
10. О ходе выполнения Плана действий по формированию Единого экономического пространства Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации: решение Комиссии таможенного союза ЕврАзЭС от 18 авг. 2010 г. № 367 [Электронный ресурс] // Евразийская экономическая комиссия. — Режим доступа: <http://www.tsouz.ru/KTS/KTS18/Pages/R_367.aspx>. — Дата доступа: 15.10.2014.
11. Пакерман, Г. А. Унификация правового регулирования иностранных инвестиций в странах Содружества Независимых Государств / Г. А. Пакерман. — М.: Эксмо, 2009. — 400 c.
12. Соглашение о поощрении и взаимной защите инвестиций в государствах — членах Евразийского экономического сообщества: [заключено в Москве 12 дек. 2008 г.] [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс. Беларусь / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2015.
13. Соглашение о торговле услугами и инвестициях в государствах — участниках Единого экономического пространства: [заключено в Москве 9 дек. 2010 г.] [Электронный ресурс] // Там же.
14. Соглашение о формировании Единого экономического пространства: [заключено в Москве 19 сент. 2003 г.] [Электронный ресурс] // Там же.
15. Фархутдинов, И. З Международное инвестиционное право. Теория и практика применения / И. З. Фархутдинов. — М.: Волтерс Клувер, 2005. — 405 с.
16. Хейфец, Б. А. О зоне свободных инвестиций Евразийского экономического союза / Б. А. Хейфец // Вопросы экономики. — 2014. — № 8. — С. 24—40.
17. Vasciannie, S. The Fair and Equitable Treatment Standard in International Investment Law and Practice / S. Vasciannie // The British Yearbook of International Law. — 1999. — Vol. LXX. — Р. 99—164.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2020 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.