Журнал международного права и международных отношений. 2019. № 1-2 (88-89). С. 65—71.
Journal of International Law and International Relations. 2019. N 1-2 (88-89). P. 65—71.

международные отношения

Экономические отношения Турции и Туркменистана в 1992—2016 гг.

Нурбиби Худайбердиева

Автор:
Худайбердиева Нурбиби — аспирант кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Белорусский государственный университет. Адрес: 4, пр. Независимости, Минск, 220030, БЕЛАРУСЬ

В статье представлен комплексный анализ торгово-экономического сотрудничества Турции и Туркменистана с 1992 по 2016 г. Особое внимание уделено вопросам торгово-экономического, инвестиционного потенциала стран в 1990—2000-е гг. В статье автор приходит к выводу, что торгово-экономическое сотрудничество стран вышло на новый этап после 2007 г., когда были установлены более тесные контакты в энергетике и между представителями бизнес-сообществ.

Ключевые слова: инвестиции; торговля; Транскаспийский газопровод; турецкое управление по сотрудничеству и развитию; Туркменистан; Турция; экономика; энергетика; Nabucco.


«Economic Relations between Turkey and Turkmenistan (1992—2016)» (Nurbibi Khudayberdiyeva)

Author:
Khudayberdiyeva Nurbibi — post-graduate student of the Department of International Relations of the Faculty of International Relations, Belarusian State University, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Belarusian State University. Address: 4, Nezavisimosti ave., Minsk, 220030, BELARUS

The article presents a comprehensive analysis of trade and economic cooperation between Turkey and Turkmenistan in 1992—2016. Special attention is paid to the issues of trade, economic and investment potential of the countries in the 1990s—2000s. The author concludes that trade and economic cooperation of the countries entered a new stage after 2007, when the countries were able to establish closer contacts in the energy sector and between the representatives of business communities.

Keywords: economy; energy; investment; Nabucco; trade; Trans-Caspian Gas Pipeline; Turkey; Turkish International Cooperation and Development Administration; Turkmenistan.


Cовременные международные отношения немыслимы без развития экономических контактов между странами. При этом экономические отношения могут развиваться как на двусторонней, так и на многосторонней основе. Быстрое развитие науки и техники, рост благосостояния населения, глобальные тенденции в мировой экономике привели к тому, что национальные хозяйства стран постоянно находятся в поиске выгодных партнеров среди других государств. Взаимовыгодное партнерство осуществляется по различным направлениям: финансовый сектор, туризм, промышленность, энергетика и др.

Развитие экономических контактов между Турцией и Туркменистаном было продиктовано рядом факторов: обретение независимости Туркменистаном, общие исторические, культурные, языковые корни стран.

Предметом исследования выступили отношения в сфере экономики между Турцией и Туркменистаном. Объект исследования — турецко-туркменские отношения. Цель статьи — анализ особенностей экономических взаимосвязей Турции и Туркменистана.

Вопрос развития экономических контактов Турции и Туркменистана не получил широкого распространения в историографии. Отдельными аспектами данной проблематики занимались российские (Е. М. Кузьмина [2], Р. Мирзаев [4], Е. Ф. Троицкий [8]) и турецкие (М. Айдин [13], К. Синар [14], Э. Дал Парлар, А. М. Курсум [17], Э. Улуатам [18]) исследователи.

Так, в работе российского автора Е. М. Кузьминой рассматриваются состояние экономики Туркменистана в 1990—2000-е гг., а также реализация его внешней экономической политики в контексте принятых государственных программ [2].

Транспортный и коммуникационный потенциал сотрудничества Турции и Туркменистана представлен в статье российского автора Р. Мирзаева [4]. Он, в частности, уделяет большое внимание энергетическому и коммуникационному потенциалу Туркменистана в условиях роста заинтересованности Турции к региону.

Статья российского исследователя Е. Ф. Троицкого посвящена актуальным направлениям внешней политики Анкары в первое десятилетие после распада СССР [8]. Автор систематизировано раскрывает процесс сближения Турции и Туркменистана.

Попытки Турции расширить свое присутствие в Центральной Азии и на Кавказе рассматриваются в статье турецкого автора М. Айдына [13]. Особое внимание он уделяет распространению в регионе турецкой государственной модели, а также модели сотрудничества по принципу «Турция — старший брат государств региона».

В статье турецкого исследователя К. Синара раскрывается процесс использования турецкими властями тюркской идентичности в формировании двустороннего диалога со странами региона [14]. В контексте расширения многостороннего тюркского диалога проанализировано сотрудничество Турции и
Туркменистана.

В исследовании [15] рассматриваются вопросы энергетического партнерства Турции и Туркменистана в условиях роста разногласий между Россией и западными государствами.

В работе турецкого автора Э. Улуатам рассматривается вопрос строительства газопровода «Nabucco» и его возможные результаты для турецкой экономики. Особое внимание автор уделяет потенциалу энергетического сотрудничества Турции и Туркменистана [18].

В туркменской историографии проблемы экономического взаимоотношений стран не получили освещения.

Таким образом, экономические отношения между Туркменистаном и Турцией нашли отражение в современной российской и турецкой историографии. В работах перечисленных авторов раскрываются отдельные важные аспекты экономического диалога стран — энергетика, торговля и инвестиции.

Особенности формирования туркмено-турецкого экономического диалога. С момента установления дипломатических отношений в 1992 г. политические элиты Туркменистана и Турции стремились установить тесные экономические связи. Это было обусловлено несколькими факторами. Во-первых, турецкая сторона была заинтересована в расширении своего экономического присутствия в Туркменистане. Турецкий бизнес готов был предложить инвестиционное сопровождение важных государственных проектов, тем самым инвестировать туркменскую промышленность, образование, строительство, энергетику. Кроме этого, перед Анкарой после распада СССР открывался совершенно новый рынок для сбыта турецких товаров — государства Центральной Азии.

Приоритетное значение для Турции имели установление и расширение контактов в энергетическом секторе. Туркменистан, обладая богатыми углеводородными ресурсами, стал привлекательным партнером для Турции.

В свою очередь для Ашхабада в первые годы независимости налаживание тесного экономического партнерства с Турцией имело определенные преимущества. В связи с масштабной перестройкой национальной хозяйственной системы и внешнеэкономических отношений особое значение Туркменистан придавал прежде всего финансовой и консультационной поддержке со стороны Турции.

Распад Советского Союза предоставил Турции новые возможности для расширения своей политической и экономической экспансии в странах Центральной Азии. Создание Турецкого управления по сотрудничеству и развитию (ТИКА) при Аппарате премьер-министра Турции оказало благоприятное воздействие на формирование торгово-экономических отношений между странами. Новое учреждение ставило своей целью оказание технической помощи развивающимся странам. В первую очередь, ТИКА направляло усилия на расширение контактов в сфере торговли, техники, культуры, образования и социальной жизни. Выполнение возложенных на управление функций заметно расширило возможности двусторонних отношений [12].

Создание ТИКА и начало его деятельности происходило одновременно с построением в Туркменистане новой модели экономического развития. Формирование экономики и хозяйственного потенциала Туркменистана требовало дополнительных инвестиций, поиска перспективных торговых партнеров и опыта построения рыночных отношений [12]. На государственном уровне в Туркменистане в 1992 г. была принята программа «Десять лет стабильности», положения которой были направлены на плавный переход страны к либеральной экономической системе с сохранением системы планового управления хозяйством [2, с. 25].

Необходимо отметить, что Анкара пыталась навязать молодым независимым странам, в том числе Туркменистану, так называемую «турецкую модель» государственного управления. Она включала в себя не только собственно экономические реформы по созданию рыночной экономики, но и установление определенного баланса между религиозной жизнью и государственным управлением. Кроме этого, Турция преследовала идею стать так называемым «старшим братом» Туркменистана и других государств Центральной Азии [13, p. 8]. Концепция «старшего брата» предусматривала техническую помощь этим странам для реформирования их экономических систем, привлечения иностранных инвестиций, развития энергетического рынка, поиска рынков сбыта. Кроме того, эта концепция предусматривала, что Анкара станет проводником между странами Центральной Азии и Западной Европой, особенно в контексте создания совместных энергетических проектов. Однако, несмотря на активизацию дипломатии Анкары, Туркменистан, как и другие государства Центральной Азии, отверг турецкое предложение.

Благоприятно воздействовал на экономические контакты между странами ряд визитов в 1992 г. турецкого премьер-министра С. Демиреля в Ашхабад. Во время первого визита, который состоялся в апреле—мае 1992 г., начались переговоры об установлении тесных контактов в экономическом секторе. Однако важного соглашения удалось достичь только в ноябре 1992 г. Именно тогда было подписано стратегическое соглашение о строительстве газопровода для транспортировки туркменского газа в Турцию и последующей его переправки в страны Западной Европы [8].

Первым шагом турецкого бизнеса на пути закрепления в Туркменистане стал кредит в 75 млн дол. США для развития филиалов турецких фирм. Основными видами экономической деятельности турецких фирм в Туркменистане стали операции с недвижимым имуществом, аренда и услуги предприятиям, транспорт, связь, оптовая и розничная торговля, промышленность, гостиничный и ресторанный бизнес [2, с. 34].

К 1996 г. экспорт Турции в Туркменистан составил 100,314 млн дол. Импорт из Туркменистана достигал отметки 65,65 млн дол. США. В 2000 г. туркменский импорт в Турцию достиг отметки 97,8 млн дол. США. Туркменистан поставил в Турцию товары и услуги на сумму 73,5 млн дол. США. Общая сумма торгового оборота составила 171,3 млн дол. США [16]. Таким образом, за 4 года товарооборот между странами увеличился на 9,84 млн дол. США.

Вместе с тем в первой половине 1990-х гг. особое значение для турецкого бизнеса имело формирование и расширение контактов в энергетической сфере. Приоритетными направлениями должны были стать освоение, переработка и транспортировка энергоресурсов из Туркменистана. Однако, несмотря на все попытки, достичь видимых результатов в этом направлении не удалось [4, с. 109].

Наиболее активно в 1990-е гг. развивалась идея строительства Транскаспийского газопровода. Цель данного проекта — снижение зависимости европейского покупателя от поставок ресурсов из России. Реализация данного проекта для Турции имела и политическую цель. В частности, Анкара стремилась усилить свое влияние в регионе. Кроме того, Турция была намерена примирить Туркменистан и Азербайджан в связи с разногласиями по вопросам принадлежности спорных месторождений в Каспийском море.

Переговорный процесс длился на протяжении второй половины 1990-х гг. Активное участие в разработке проекта принимали США. В марте 1998 г. в Стамбуле прошла встреча глав дипломатических представительств Азербайджана, Грузии, Казахстана, Туркменистана и Турции. По итогам переговоров сторонами было подписано коммюнике, инициирующее начало строительства энергетического коридора «Восток — Запад» [3].

В 1998—1999 гг. велась активная разработка проекта Транскаспийского газопровода [14, p. 265]. Однако в сентябре 1999 г. Туркменистан отказался от дальнейшей реализации строительства в связи с неурегулированием разногласий о принадлежности каспийского месторождения Сердар (Кяпаз) [3].

Особое значение для туркмено-турецких отношений могло бы иметь принятие в 1998 г. в Туркменистане закона «О свободных экономических зонах». Нововведение в туркменском законодательстве должно было благоприятно повлиять на расширение торгово-экономических контактов [2, с. 26]. Вместе с тем главная задача турецкого руководства и представителей бизнеса — расширение контактов в энергетическом секторе, на первом этапе развития туркмено-турецких отношений не была реализована.

Двусторонние взаимоотношения не получили своего развития и в начале 2000-х гг., несмотря на попытку «реанимировать» проект строительства газопровода «Nabucc [18] в целях поставки газа из Азербайджана и Туркменистана в Турцию для снижения зависимости западноевропейских стран от импорта углеводородов из России. Но в 2002 г. в связи с существующими разногласиями по вопросам реализации данного проекта было объявлено о приостановке его осуществления [см.: 1].

Данный проект удалось запустить лишь в 2011 г., когда в турецком г. Кайсери прошло подписание соглашений о поддержке газопровода «Nabucco». В его реализацию были вовлечены Австрия, Болгария, Венгрия, Румыния, Турция, Туркменистан и Азербайджан. Однако сроки его осуществления вновь были сдвинуты вплоть до 2018 г. [см.: 1].

В XXI в. импульсом на пути к тесному торгово-экономическому сотрудничеству двух стран стала реализация Ашхабадом национальных реформ, направленных на улучшение уровня жизни. Так, например, в 2004 г. была принята программа «Стратегия экономического, политического и культурного развития Туркменистана на период до 2020 года». Данный документ предусматривал увеличение ВВП Туркменистана к 2015 г. в 14,6 раза, а к 2020 г. — в 28,4 раза.

На пути реализации данной стратегии туркменское руководство начало серьезно пересматривать свою позицию по иностранным инвестициям. В частности, в 2005 г. в Налоговый кодекс страны были внесены изменения в отношении деятельности частных и индивидуальных предпринимателей. Нововведения установили ставку единого налога с валового дохода 2 %. Данный шаг позволял сократить документооборот субъектов хозяйствования, а также упростить процедуру уплаты налогов [2, с. 26].

Предпринятые меры позволили несколько оживить товарооборот между странами. Так, в 2005 г. экспорт Турции в Туркменистан составлял 180,63 млн дол. США, импорт из Туркменистана — 160,744 млн дол. США. Общий объем товарооборота составил 341,374 млн дол. США [16]. Таким образом, по сравнению с 2000 г. общий объем товарооборота между Туркменистаном и Турцией возрос в 2 раза.

В 2006 г. импорт из Туркменистана в Турцию составил 189,924 млн дол. США, а экспорт — 281,325 млн дол. США. Таким образом, общий торговый оборот вырос до 471,249 млн дол. США [16].

2006-м годом завершился второй этап туркмено-турецких экономических отношений. Единственным весомым его результатом стал рост товарооборота.

Таким образом, после распада СССР Туркменистан стал объектом интереса политических кругов Турции, а также турецких предпринимателей. Для Турции приоритетным направлением должно было стать сотрудничество в сфере энергетики, однако реализация данного направления в 1991—2006 гг. не получила развития. Это было связано с самоизоляцией Ашхабада, которая стала особенно выраженной при руководстве С. Ниязова в начале 2000-х гг.

Состояние экономического диалога между странами в 2007—2016 гг. Переход к новому этапу развития туркмено-турецких отношений был связан со сменой власти в Туркменистане.

В начале 2007 г. Президентом Туркменистана становится Гурбангулы Бердымухамедов. С этого момента в стране была развернута работа по трансформации внешней и внутренней политики. Начались политические и экономические реформы, которые были направлены на демократизацию и улучшение ситуации с правами человека.

В этих условиях началось расширение контактов между Ашхабадом и Анкарой. Наиболее важным направлением совместной экономической деятельности Туркменистана и Турции должно было стать топливно-энергетическое сотрудничество. Анкара стремилась не только покупать по выгодным тарифам энергоносители у Туркменистана, но и стать важным транзитным звеном по пути в страны Западной Европы.

После 2007 г. Туркменистан и Турция стали активно реализовывать и новые экономические проекты. Так, в 2007 г. турецкая фирма «Polimeks Inşaat» начала строительство туристической зоны «Аваза» в г. Туркменбаши. Кроме этого, данная компания выполнила строительство и подключение установки опреснения морской воды в туристической зоне «Аваза». Общая стоимость проекта составила 66 млн дол. США [6].

Благоприятно повлияло на расширение торгово-экономических контактов создание в 2008 г. Турецко-туркменской комиссии по экономическим вопросам. Заседания комиссии проходят ежегодно. Среди ее участников были члены правительства обеих стран, представители внешнеполитических ведомств, а также бизнес-сообщества Турции и Туркменистана.

В задачи комиссии входили выработка эффективных инструментов, развитие инвестиционного взаимодействия, укрепление связей между таможенными органами, расширение контактов в инновационной сфере. Благодаря механизмам, используемым Турецко-туркменской комиссией, удалось расширить контакты на государственном и неформальном уровнях. Так, в 2012 г. в бизнес-центре Мизан в Ашхабаде прошел туркмено-турецкий бизнес-форум. Данный шаг позволил представителям малого и среднего бизнеса расширить формат сотрудничества. Кроме того, в марте 2012 г. в Стамбуле прошел Международный инвестиционный форум Туркменистана [9]. В его рамках представители турецкого бизнес-сообщества смогли ознакомиться с инвестиционным климатом Туркменистана.

На новый уровень вышли отношения и в топливно-энергетическом секторе. Представители Турции в очередной раз заявили о готовности реализации проектов по строительству газопроводов в целях транспортировки энергоресурсов через свою территорию в страны Западной Европы.

Не менее важными для туркмено-турецких отношений в 2010-е гг. стали изменения, произошедшие в государственной политике и внешнеполитическом векторе Анкары. Принятие новой национальной программы «Великая нация, великая сила, 2023», нестабильная ситуация в приграничных с Сирией районах, активизация террористической деятельности Рабочей партии Курдистана, попытка военного переворота в Турции в 2016 г. привели к переориентации внешнеполитической доктрины страны на Центральноазиатский регион.

Во внешнеполитическом векторе Туркменистана также произошли изменения, которые привели к расширению контактов с Турцией. Среди первоочередных факторов, повлиявших на изменение внешней политики Туркменистана, необходимо отметить сложную обстановку на границе с Афганистаном. Дестабилизация в приграничных районах, вызванная деятельностью террористической организации ИГИЛ и других групп, вынудила туркменское руководство пересмотреть некоторые положения своей внешнеполитической доктрины. Вслед за политическим сближением Ашхабада и Анкары началась активизация экономического диалога.

В марте 2015 г. состоялась знаковая встреча лидеров обоих государств, на которой были подведены первые итоги сотрудничества, а также намечены основные направления дальнейшего взаимодействия. По-прежнему наиболее перспективными направлениями сотрудничества определялись энергетика, транспортно-коммуникационная сфера и промышленность [10].

В 2010-е гг. стороны продолжили реализацию совместных проектов в области электроэнергии, энергетики, строительства, инвестиций, химической промышленности. Наиболее важным проектом этого периода является строительство международного порта и аэропорта в столице Туркменистана. Тендер на строительство данных объектов получила турецкая фирма «Polimeks Inşaat». Строительство аэропорта «Огузхан» было закончено в 2016 г., общая его стоимость составила 2,2 млрд дол. США [5].

Не менее важное значение для Туркменистана имела реконструкция порта в городе Туркменбаши. Реконструкцией порта занималась турецкая фирма «Çalık Holding». Проект реконструкции морского порта имеет большое геоэкономическое значение для Туркменистана. Во-первых, порт находится на торговом пути ТРАСЕКА (транспортный коридор Европа — Кавказ — Азия), соединяя страны Азии и Европы. Как отметил туркменский интернет-портал «Turkmenistan. Золотой век», общая площадь многофункционального порта пропускной способностью 17—18 млн т грузов в год — более 1400 тыс. кв. м позволит расширить международные возможности торгово-экономических связей в евразийском пространстве [7].

Во-вторых, реконструкция являлась частью государственной программы по ускорению индустриализации страны, реорганизации транспортных коммуникаций на национальном и международном уровне [17, s. 17].

Продолжилось и создание турецких компаний в Туркменистане. По сведениям Турецкого статистического института, в стране было зарегистрировано около 600 турецких компаний. Инвестиции турецких компаний в
Туркменистан, по состоянию на 2011 г., составили 1,5 млрд дол. США [15].

Среди действующих на туркменском рынке турецких компаний выделяются фирмы, действующие в строительной сфере: «Çalık Holding» и «Polimeks Inşaat». Сегодня они являются ключевыми строительными компаниями в Туркменистане и занимаются строительством и реконструкцией инфраструктурных проектов в стране [1].

Среди турецких компаний, работающих в сфере энергетики, выделяется «Çalık Enerji», которая сформировалась в 2001 г. В 2003 г. эта компания совместно с американской «Parker Drilling» заключила контракт с государственным концерном «Туркменнефть» на установку двух наземных буровых вышек. Следующим шагом компании «Çalık Enerji» в Туркменистане стал трехлетний проект по проведению буровых работ, подписанный в июне 2006 г. Работы производились одновременно на трех месторождениях на суше — Корпедже, Акапатлавук, Йолотань. В июле 2008 г. «Calik Enerji» получила право на реализацию проекта строительства газотурбинной электростанции мощностью 254 МВт в западной провинции Туркменистана Балканабат [1].

По данным Комитета по внешнеэкономическим связям Турции, в первой половине 2011 г. турецкие строительные компании занимались разработкой 800 объектов на сумму около 20 млрд дол. [1].

Однако стоит отметить, что многие хозяйственные сектора Туркменистана остаются малоразвитыми. В частности, финансовый сектор, который является одним из самых важных условий для включения в мировой рынок. На данный момент туркменский рынок финансовых услуг не обладает большой инвестиционной привлекательностью. Вместе с тем в стране работает один банк с турецким капиталом — совместный Туркмено-турецкий банк [1].

Несмотря на то, что сельское хозяйство является одной из главных отраслей занятости в Туркменистане, данный сектор продолжает оставаться малопривлекательным для инвесторов. Исключением стала лишь такая отрасль, как переработка хлопка. На начало 2010-х гг. в стране работало около 70 турецких предприятий по переработке хлопка, а турецкие инвестиции в этой отрасли составляли около 1 млрд дол. США.

К группе менее привлекательных отраслей туркменской экономики для инвесторов также относятся туризм, фармацевтика и здравоохранение [1].

Смена руководства в Туркменистане и расширение контактов между Анкарой и Ашхабадом в 2007 г. оказали влияние на торгово-экономические связи стран, в частности туркменский импорт в Турцию увеличился до 396,723 млн дол. США, а экспорт Турции — до 339,989 млн дол. США. Общий торговый оборот в 2007 г. достиг отметки 736,712 млн дол. США [16].

Общий объем торговли в 2011—2015 гг. демонстрировал положительные тенденции, хотя и имел некоторые колебания. В 2011 г. его уровень составлял 1886 млн дол. США, в 2012 г. — 1783,6, в 2013 г. — 2611,3, в 2014 г. — 2856,9, в 2015 г. — 2417,7 млн дол. США.

Турецкий экспорт в 2011 г. составил 1493,3 млн дол. США, в 2012 г. — 1480,1, в 2013 г. — 1957,5, в 2014 г. — 2232,8 млн дол. США.

В 2015 г. турецкий импорт упал на 373,5 млн дол. США, составив 1859 млн дол. США. В 2013 г. Туркменистан поставил в Турцию товаров и услуг на 653,81 млн дол. США. В 2014 г. показатель экспорта Туркменистана в Турцию составил 623,32 млн дол. США [16].

В 2016 г. экспорт Туркменистана составил 1241 млн дол. США. Импорт из Туркменистана составил 422,49 млн дол. США [16]. Таким образом, в 2010-е гг. товарооборот между странами не отличался постоянным ростом, однако причиной данного положения являлись общемировые экономические тенденции.

Из Турции в Туркменистан поставлялись металл и металлические изделия, хозяйственные товары, оборудование, стройматериалы, электротехника, продукция химической промышленности, продовольствие, транспортные средства и медикаменты. Туркменистан экспортировал топливно-энергетическую продукцию, товары химической и текстильной промышленности, продукты сельского хозяйства [11].

Сотрудничество Туркменистана и Турции в 2016 г. отличалось ростом торгово-экономических контактов, реализацией совместных экономических проектов, что отвечало интересам обеих стран. Для Туркменистана большое значение представляют торгово-экономические контакты с Турцией. Для Анкары возможность реализации экономических и инвестиционных проектов в Туркменистане являлась одним из ключевых направлений внешнеэкономической политики в 2010-е гг.

Таким образом, экономические отношения Турции и Туркменистана можно условно разделить на несколько периодов. Первый период — 1990-е гг., когда отношения были в фазе формирования, выбора наиболее приоритетных направлений сотрудничества. Второй период — первая половина 2000-х гг., вплоть до 2007 г., когда Президентом Туркменистана стал Г. Бердымухамедов. Этот этап туркмено-турецких отношений был отмечен неинтенсивным взаимодействием, которое объясняется изолированностью Туркменистана.

Начиная с 2007 г. между Анкарой и Ашхабадом установились более тесные контакты, возобновились переговоры о реализации газопроводов, отмечались тесные контакты между бизнес-сообществами обеих стран. Экономические отношения между странами оставались стабильными, что было обусловлено обоюдной заинтересованностью в развитии подобного сотрудничества.

Список использованных источников

1. Инвестиционный потенциал Туркменистана: анализ политических рисков. — М.: МИПЭ, 2011. — 126 с. [Электронный ресурс] // Стратегия эффективности stratagema.org. — Режим доступа: <http://www.stratagema.org/netcat_files/File/Last_Rus_sm.pdf>. — Дата доступа: 30.11.2017.
2. Кузьмина, Е. М. Экономическое развитие стран Центральной Азии / Е. М. Кузьмина. — М.: Ин-т экономики, 2010. — 54 с.
3. Медведев, А. ТрансКаспийский газопровод — история несбывшихся надежд / А. Медведев [Электронный ресурс] // ЦентрАзия. — 02.04.2013. — Режим доступа: <https://centrasia.org/newsA.php?st=1364919540>. — Дата доступа: 30.11.2017.
4. Мирзаев, Р. Транспортные коммуникации и геополитика в регионе Великого Шелкового пути / Р. Мирзаев // Центральная Азия и Кавказ. — 2005. — № 2 (38). — С. 109—118.
5. Открытие нового аэропорта в Ашхабаде [Электронный ресурс] // Хроника Туркменистана. — 18.09.2016. — Режим доступа: <https://www.hronikatm.com/2016/09/otkryitie-novogo-aeroporta-v-ashhabade-fotogalereya/>. — Дата доступа: 30.11.2017.
6. «Полимекс» осуществит на туркменском берегу ряд крупных инфраструктурных проектов [Электронный ресурс] // Интернет-газета TURKMENISTAN.RU. — 20.10.2007. — Режим доступа: <http://www.turkmenistan.ru/ru/node/19469>. — Дата доступа: 30.11.2017.
7. Президент Гурбангулы Бердымухамедов ознакомился с ходом строительства международного морского порта [Электронный ресурс] // Turkmenistan. Золотой век. — 09.11.2017. — Режим доступа: <http://www.turkmenistan.gov.tm/?id=15003>. — Дата доступа: 30.11.2017.
8. Троицкий, Е. Ф. Политика Турции в Центральной Азии (1992—2000 гг.) / Е. Ф. Троицкий // Вестн. Томск. гос. ун-та. — 2009. — № 328. — С. 84—88 [Электронный ресурс] // Научная библиотека Томского государственного университета. — Режим доступа: <http://sun.tsu.ru/mminfo/000063105/328/image/328-084.pdf>. — Дата доступа: 10.01.2017.
9. Туркменистан и Турция обсудили двусторонние отношения [Электронный ресурс] // Вести Турции. — 12.03.2014. — Режим доступа: <http://www.vestiturkey.com/turkmenistan-i-turci-obsudili-dvuhstoronnie-otnoseni-2727h.htm>. — Дата доступа: 30.11.2017.
10. Туркменистан и Турция развивают межгосударственные отношения [Электронный ресурс] // Информационный портал Туркменистана. — 04.03.2015. — Режим доступа: <https://turkmenportal.com/blog/4588>. — Дата доступа: 30.11.2017.
11. Туркменистан — Турция: история и перспективы сотрудничества [Электронный ресурс] // Gundogar News. — 15.08.2013. — Режим доступа: <http://gundogar-news.com/index.php?category_id=4&news_id=533>. — Дата доступа: 30.11.2017.
12. About TIKA [Electronic resource] // Turkish Cooperation and Coordination Agency. — Mode of access: <http://www.tika.gov.tr/en/page/about_us-14650>. — Date of access: 30.11.2017.
13. Aydin, M. Foucault’s Pendulum: Turkey in Central Asia and the Caucasus / M. Aydin // Turkish studies. — 2004. — Vol. 5, N 2. — Р. 1—22.
14. Çinar, K. Turkey and Turkic Nations: a Post-Cold War Analysis of Relations / K. Çinar // Ibid. — 2011. — Vol. 14, N 2. — Р. 256—271.
15. Economic Relations between Turkey and Turkmenistan [Electronic resource] // Ministry of Foreign Affairs of the Republic of Turkey. — Mode of access: <http://www.mfa.gov.tr/economic-relations-between-turkey-and-turkmenistan.en.mfa>. — Date of access: 24.11.2017.
16. Export Trade by years [Electronic resource] // Turkish Statistical Institute. — Mode of access: <http://www.turkstat.gov.tr/PreTablo.do?alt_id=1046>. — Date of access: 24.11.2017.
17. Parlar Dal, E. Hazar Bölgesinde Rusya ve AB Ekonomi-Politik Çekişmesi ve «Ukrayna» Faktörü / E. Parlar Dal, A. M. Kurşun // Marmara Üniversitesi Siyasal Billimler Dergisi. — 2017. — Cilt. 5, Özel Sayi, Nisan. — S. 17—31.
18. Uluatam, E. Nabucco: Doğalgaz Boru Hatti Projesi sürecinin neresindeyiz? / E. Uluatam [Electronic resource] // Türkiye Odalar ve Bordasalar Birliği. — Mode of access: <https://tobb.org.tr/AvrupaBirligiDairesi/Dokumanlar/Raporlar/NabucconunNeresindeyiz.pdf>. — Date of access: 24.05.2018.

Статья поступила в редакцию в октябре 2018 г.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2022 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.