Журнал международного права и международных отношений. 2019. № 3-4 (90-91). С. 69—77.
Journal of International Law and International Relations. 2019. N 3-4 (90-91). P. 69—77.

международные отношения

Развитие идеи проведения референдума о членстве Великобритании в Европейском союзе в 2010—2016 гг.

Елена Пашковская

Автор:
Пашковская Елена Олеговна — аспирант кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Белорусский государственный университет. Адрес: 4, пр. Независимости, Минск, 220030, БЕЛАРУСЬ

В статье прослеживается развитие идеи о проведении референдума по вопросу членства в ЕС, а также анализируются факторы, способствовавшие закреплению этой идеи. Отмечается, что в начале правления коалиционное правительство не ставило задачи основательного изменения отношений с ЕС. Как Консервативная партия Великобритании, так и Партия либерал-демократов стремились к росту роли государства в союзе. В 2013 г., под влиянием как внешне-, так и внутриполитических факторов, Д. Кэмерон инициировал проведение референдума о членстве в ЕС. К моменту его проведения в 2016 г. сложилось негативное общественное мнение относительно ЕС, обусловленное проблемами в экономике, иммиграцией и вопросами суверенитета Великобритании, а также отсутствием единства мнений в Консервативной и Лейбористской партиях относительно будущего отношений Великобритании с ЕС.

Ключевые слова: брексит; Великобритания; Д. Кэмерон; Европейский союз; Консервативная партия; референдум о членстве Великобритании в Европейском союзе.


«Development of the Idea to Hold a Referendum on the United Kingdom Membership in the European Union in 2010—2016» (Alena Pashkouskaya)

Author:
Pashkouskaya Alena — post-graduate student of the Department of International Relations of the Faculty of International Relations, Belarusian State University, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Belarusian State University. Address: 4, Nezavisimosti ave., Minsk, 220030, BELARUS

The article traces the development of the idea of holding a referendum on EU membership, and also analyzes the factors that contributed to the consolidation of this idea. The study noted that at the beginning of the term, the coalition government did not set goals to fundamentally change relations with the EU. Both the Conservative Party of Great Britain and the Liberal Democratic Party sought to increase the role of the state in the union. In 2013, under the influence of both foreign and domestic political factors, D. Cameron initiated a referendum on EU membership. By the time it was held in 2016, there was a negative public opinion about the EU, due to problems in the economy, immigration, and issues of UK sovereignty, and the Conservative and Labor parties lacked unity on the future relations of the UK with the EU.

Keywords: Brexit; Conservative Party; D. Cameron; European Union; Great Britain; referendum on the United Kingdom membership in the European Union.


Со времени вступления в Европейское экономическое сообщество (ЕЭС) Великобритания была неудобным партнером, требуя особых для себя условий и подвергая критике принимаемые решения по усилению интеграции. Идея референдума о членстве страны в ЕС не нова — в 1975 г., спустя 2,5 года после вступления государства в ЕЭС, по данному вопросу был проведен первый референдум. Тогда британцы высказались в поддержку членства страны в объединении.

В 2013 г. Д. Кэмерон ввиду сложившейся, в первую очередь, внутриполитической ситуации выдвинул идею проведения аналогичного референдума. До этого времени она не была настолько популярна — в самом начале правления коалиционного правительства в 2010 г. руководством страны не упоминалось о радикальных изменениях статуса Великобритании в союзе.

В условиях критики в сторону ЕС и недовольства части собственной партии премьер-министр вынужден был прибегнуть к политическому маневру, призванному стабилизировать положение внутри партии.

Актуальность проблемы заключается в том, что наметившиеся в исследуемый период изменения в отношениях между Великобританией и ЕС в дальнейшем существенно повлияли на обе стороны.

Хронологические рамки исследования — 2010—2016 гг., период премьерства Д. Кэмерона. В этот период произошли основополагающие изменения в отношениях Великобритании и ЕС, была реализована идея проведения референдума о членстве государства в ЕС.

В 2010 г. после всеобщих выборов к власти пришло коалиционное правительство, возглавляемое лидером Консервативной партии Д. Кэмероном. В хронологии следует отдельно отметить 2013 г., когда премьер-министр объявил, что намерен провести референдум. С начала 2013 г. в Соединенном Королевстве начались подготовка к выборам 2015 г., борьба за электорат между консерваторами, партией независимости и лейбористами, процесс формирования основ предстоящих переговоров о реформировании ЕС. В 2016 г. был проведен референдум о членстве Соединенного Королевства в ЕС, по итогам которого государство приняло решение о выходе из интеграционного объединения. Премьер-министр Великобритании Д. Кэмерон ушел в отставку, признав свое политическое поражение.

Целью данной статьи является определение этапов развития идеи о проведении референдума о членстве в ЕС Великобритании. Автор предпринимает попытку проследить, как менялось отношение властей к членству Великобритании в ЕС на протяжении 2010—2016 гг. Для достижения цели использовались различные источники: материалы англоязычных изданий, таких как газеты The Guardian [14—16; 20; 23] и The Independent [24], стенограммы дебатов в Палате общин британского
парламента [18; 19], программы ведущих политических партий Великобритании [30; 40; 41] и коалиционного правительства [39]. В отличие от имеющихся исследований по данной тематике в российской историографии в данной статье автор делает попытку охватить весь период премьерства Д. Кэмерона и проанализировать происходившие события как уже завершившийся период.

Для достижения указанной цели автор поставил следующие задачи:

— выявить сопутствующие этапам факторы развития идеи о проведении референдума;

— рассмотреть отношение либерал-демократов и лейбористов к членству Великобритании в ЕС;

— определить основные причины негативного отношения к ЕС в рассматриваемый период.

Историография вопроса представлена работами российских исследователей Т. Н. Андреевой [1], Н. В. Ереминой [3], Н. К. Капитоновой [5—8], Е. В. Хахалкиной [9], С. А. Шеина [10].

В частности, Н. К. Капитонова является крупнейшим специалистом в области внешней политики Великобритании в России. В своих работах она рассматривает внешнюю политику Соединенного Королевства как на протяжении XX в., так и на современном этапе. Исследователь является одним из авторов монографии «Дилеммы Британии: поиск путей развития», в которой она рассматривает изменение отношений между Великобританией и ЕС в 2010—2015 гг. Отношения с ЕС также рассматриваются в ряде статей, где автор делает прогнозы относительно их будущего [5; 8].

Т. Н. Андреева рассматривает различные аспекты отношений Великобритании и ЕС на современном этапе, такие как миграционная политика, интеграционные процессы после кризиса, вопрос независимости Шотландии и др. Наибольшего внимания заслуживает ее монография «Европейская политика кабинета Д. Кэмерона — Н. Клегга», в которой проводится исследование отношений между Великобританией и другими странами ЕС в период правления коалиционного правительства [1].

Областью научных интересов Н. В. Ереминой являются проблемы региональной политики государств ЕС, в частности Великобритании. Исследователь уделяет особое внимание проблемам иммиграции и «шотландскому вопросу» [3].

Е. В. Хахалкина занимается историей Великобритании в Новейшее время, вопросами европейской интеграции и миграционной политики ЕС [9].

С. А. Шеин является специалистом по политике Д. Кэмерона, ее особенностям в контексте консерватизма и евроскептицизма. Исследователь рассматривает процессы внутри Консервативной партии в период пребывания Д. Кэмерона на посту премьер-министра и внешнюю политику Великобритании в данный период [10].

Отмечается отсутствие в Беларуси исследований по данной тематике. Из белорусских ученых только А. В. Зубарев рассматривал миграционную политику Великобритании [4].

Западноевропейские исследователи, как и российские, рассматривают различные аспекты внешней политики Великобритании.

Проблемами иммиграции, ее влиянием на отношения между Соединенным Королевством и ЕС занимаются такие специалисты, как С. Дингра, Д. Оттавиано [12], С. Гудман [26], Т. А. Тубакович [44], С. Верди [45]. Фактор иммиграции являлся одним из ключевых при голосовании в пользу выхода Великобритании из ЕС.

Исследователь С. Дингра изучает влияние иммиграции на отношения Великобритании и ЕС, а также влияние брексита на экономику Великобритании. Совместно с Д. Оттавиано ею была написана статья, где приводились
аргументы в пользу того, что иммиграция не являлась основной причиной брексита, как это закрепилось в общественном мнении [12].

С. Гудман проводил дискурс-анализ освещения агитационных кампаний накануне референдума о членстве Великобритании в ЕС. Он исследовал, что участники дебатов по брекситу говорили об иммиграции и каких целей достигли [26].

Т. А. Тубакович, являясь специалистом в области миграции, анализирует, каким образом институциональная структура принятия решений в ЕС препятствует конкретным и долговременным решениям проблем распределения лиц, ищущих убежища в ЕС [44].

С. Верди — исторический и политический социолог, занимающийся исследованиями расизма, классовых и общественных движений, а также теориями и историей создания современного мира. В контексте движения за выход Великобритании из ЕС он проводит конъюнктурный анализ финансового и политического кризиса, в рамках которого произошел брексит, уделяя особое внимание расам и расизму. Исследователь приходит к выводу, что брексит и его последствия были предопределены расизмом [45].

Вопросами проведения агитационных кампаний накануне референдума 2016 г. занимались М. Фрэнсис [21], Э. Гленкросс [25], К. Хьюз [27], Э. Маллен [33], Э. Рассел [35] и др. В своих работах данные исследователи анализировали процесс проведения кампаний, выявляли их сильные и слабые стороны, давали оценку участия политических партий в процессе агитации и его успешности.

Всеобщие парламентские выборы 2010 г. привели к власти коалицию консерваторов и либерал-демократов — партии, расположенные по разные стороны политического спектра и имеющие разные взгляды в отношении ЕС. Образованию союза способствовала сложная экономическая ситуация в стране и отсутствие альтернатив [2, с. 147—152].

Рассматривая предвыборные программы вышеупомянутых партий, следует отметить, что в отношениях с Европой они делали акцент на активной роли Великобритании в ЕС. Так, в предвыборной программе консерваторов подчеркивалось, что членство Великобритании в союзе соответствует ее национальным интересам и только вместе европейские страны смогут противостоять глобальным проблемам XXI в. [40]. Либерал-демократы, партия с сильной проевропейской ориентацией, для которой одним из ключевых внешнеполитических вопросов являлись отношения с ЕС, утверждали, что членство в ЕС позволит Великобритании стать сильнее и влиятельнее, в то же время не скрывая, что союз не безупречен и требует совершенствования. Они также указывали на то, что референдум о членстве Соединенного Королевства в союзе возможен в том случае, если в отношениях с ЕС произойдут основополагающие изменения [30].

Программа коалиции стала результатом длительных переговоров между сторонами и в большей степени соответствовала интересам Консервативной партии. Либерал-демократов справедливо называли «младшими партнерами по коалиции» — они не имели большого влияния на проводимую Д. Кэмероном политику в отношении ЕС. Несмотря на то, что для создания коалиции обеим партиям пришлось пойти на уступки друг другу, большинство пунктов программы коалиции, касающихся внешней политики, отвечали интересам Консервативной партии.

Согласно программному документу, Соединенное Королевство не присоединится к еврозоне при данном правительстве, а также будет защищать свои национальные интересы при обсуждении бюджета ЕС — по этому вопросу у партий не возникло разногласий, хотя либерал-демократы придерживались мнения о том, что присоединение Великобритании к еврозоне возможно при благоприятных экономических условиях (не сложившихся при данном правительстве). Обе партии высказывались за более жесткий контроль над расходами ЕС [39].

Лидеры обеих партий выражали готовность к сотрудничеству и стремление оставить разногласия во благо государства и общества. Так, на открытой пресс-конференции 10 мая 2010 г. Д. Кэмерон подтвердил, что «назначение шести либерал-демократов, в том числе Н. Клегга, в кабинет министров — признак силы и глубины коалиции и нашей искренней решимости плодотворно сотрудничать, чтобы заставить эту коалицию работать в наших национальных интересах. Н. Клегг, в свою очередь, отметил, что ‘‘до сегодняшнего дня мы были соперниками; теперь мы коллеги’’. Это многое говорит о масштабах новой политики, которая разворачивается сейчас» [15].

На протяжении 2010—2012 гг. внешне- и внутриполитическое положение Великобритании заметно осложнилось, что привело к радикализации взглядов в отношении ЕС как политических элит, так и избирателей. В январе 2013 г. Д. Кэмерон выдвинул идею пересмотра отношений Соединенного Королевства с ЕС и последующего проведения референдума о членстве в ЕС [17]. Следует обозначить ряд как внешних, так и внутренних факторов, прямо или косвенно повлиявших на принятие Д. Кэмероном данного решения.

Рассматривая внешние факторы, такие как мировой экономический кризис и кризис еврозоны, а также снижение роли Великобритании в ЕС, следует отметить, что они, хотя и повлияли на принятие решений премьер-министра, все же не являлись ключевыми.

В начале правления коалиция столкнулась с экономическим кризисом и занималась поиском путей его урегулирования. В данный период Великобритания участвовала в урегулировании кризиса еврозоны и обсуждении будущего бюджета ЕС. Следует отметить, что в 2010 г. экономика Соединенного Королевства находилась в рецессии, поэтому в интересах правительства было уменьшение государственных расходов. Д. Кэмерону удалось значительно сократить размер финансовой помощи странам еврозоны, проводившейся теперь только по каналу Международного валютного фонда (до этого использовались также Европейский механизм финансовой стабилизации и Европейский фонд финансовой стабильности). Ссылаясь на рецессию британской экономики и в связи с этим невозможность выделения достаточного количества средств, Д. Кэмерон фактически отказался от финансовых обязательств, принятых предыдущим правительством [1, с. 18].

В поиске путей выхода из кризиса зоны евро неожиданным как для государств — участников ЕС, так и для партнеров консерваторов по коалиции стало наложение Д. Кэмероном вето на Европейский фискальный пакт в декабре 2011 г. Документ устанавливал строгую бюджетную дисциплину и был призван обеспечить согласованность экономической политики стран Евросоюза. Премьер-министр настаивал на предоставлении уступок и освобождении от регулирования финансовых рынков ЕС в качестве цены его согласия на предложенный Германией план спасения евро, однако не получил их. Пакт был принят 30 января 2012 г. без участия Великобритании, что только подтвердило опасения последней в установлении «двухскоростной» Европы и снижении влияния Соединенного Королевства на процесс принятия решений в ЕС, однако не полной изоляции, несмотря на негативное отношение к его позиции ведущих стран ЕС [1, с. 10, 59].

Реакция Н. Клегга на вето сначала была сдержанной. Однако после обсуждения действий премьер-министра со своей партией он довольно резко высказался в адрес Консервативной партии: «Те евроскептики, которые злорадно потирают руки в связи с итогами саммита, должны быть осторожны в своих желаниях, поскольку очевидно, что существует потенциально повышенный риск двухскоростной Европы, в которой положение Британии станет более отчужденным, что плохо отразится на ее экономическом росте и количестве рабочих мест» [16].

По другому вопросу — обсуждению увеличения бюджета ЕС, обе партии были солидарны и выступали категорически против этого. В 2010 г. Великобритания при поддержке Франции, Германии, Финляндии и Нидерландов выступила с инициативой «заморозки» европейского бюджета на 2014—2020 гг. в связи с сокращениями национальных бюджетов. Великобритания настаивала на том, что в условиях сокращения национальных бюджетов и введения мер жесткой экономии непозволительно требовать от государств-членов увеличения выплат в общий бюджет. В ноябре 2012 г. Великобритания повторно выступила за сокращение бюджета при поддержке Швеции, Нидерландов, Дании и Германии.

Бюджет был согласован на саммите ЕС в феврале 2013 г. Под сокращение финансирования подпадали структурные фонды ЕС, общая сельскохозяйственная политика и административные расходы. По итогам обсуждения бюджет сократился меньше ожидаемого на 3,3 % по сравнению с прошлым бюджетом [1, с. 102].

В рассматриваемый период ослабление влияния Великобритании также было связано с усилением роли Франции и Германии, их тесного сотрудничества по вопросам выхода из кризиса еврозоны. Великобритания, будучи вне зоны евро, активно вмешивалась и отчасти препятствовала принятию решений, подразумевающих более тесную интеграцию в еврозоне в финансовой сфере.

Следует отметить, что внутриполитические факторы имели большее влияние на принятие решения о проведении референдума, поскольку они непосредственно воздействовали на Д. Кэмерона и являлись угрозой целостности правительства.

Необходимо также подчеркнуть недостаточную гибкость британских политиков в переговорах в отношении европейских дел и вследствие этого снижение влияния Соединенного Королевства в ЕС.

В исследуемый период прослеживалось сдержанное недовольство либерал-демократов, с которыми консерваторы все меньше согласовывали свои действия во внешней политике. Вместо сотрудничества с Консервативной партией их лидеру, вице-премьеру Н. Клеггу, все больше приходилось уступать консерваторам, чтобы не ставить под угрозу целостность правительства. Такая линия поведения способствовала падению рейтинга партии и оттоку от нее избирателей. Вопрос выхода Великобритании из ЕС, периодически возникавший в «правом» крыле Консервативной партии, потенциально угрожал распаду коалиции ввиду того, что ее составляли политические силы с различными взглядами на отношения с Европой [см.: 1].

Российский исследователь С. А. Шеин также выделяет внутренние факторы, которые привели к росту евроскептицизма Д. Кэмерона и ожесточению его позиции в европейской политике: внутрипартийная оппозиция и соперничество с Партией независимости Соединенного Королевства (ПНСК) [10, с. 81—85].

Так, уже после выборов усилилось давление консерваторов-евроскептиков на Д. Кэмерона.

Несмотря на оптимистичное начало и прописанную в программе коалиции приверженность к ЕС, вопрос о референдуме был поднят уже в 2011 г. — член парламента Д. Наттолл представил петицию с требованием проведения референдума о членстве Великобритании в ЕС, что привело к протесту 81 депутата-консерватора в октябре 2011 г. [11].

В 2013 г. 130 членов парламента от Консервативной партии — около 1/3 от числа представителей консерваторов в парламенте — проголосовали против правительства по вопросу включения обещания Д. Кэмерона о проведении референдума о членстве в ЕС в тронную речь королевы. Включение данного заявления в текст речи придало бы ему обязательный характер [32].

Следует отметить, что в исследуемый период внутри Консервативной партии произошли изменения. Если ранее внутрипартийные разногласия происходили между сторонниками европейской интеграции и евроскептиками, то позднее противоречия возникали между «мягкими» евроскептиками, которые выступали за членство в реформированном ЕС, и «жесткими» евроскептиками, стремящимися либо к фундаментальному изменению условий членства в ЕС, либо к выходу из союза [21]. Подобные разногласия внутри партии могли привести к расколу консерваторов в составе коалиции.

Нельзя игнорировать и другой фактор — увеличение популярности ПНСК [20]. Праворадикальная партия выступала за ограничение иммиграции и выход Великобритании из ЕС, тем самым привлекая на свою сторону часть избирателей-консерваторов. Несомненным успехом ПНСК являются выборы в Европейский парламент в 2014 г., где она набрала 27,5 % голосов, проведя в Европарламент 24 депутата (в 2009 г. соответственно 16,9 % и 13 депутатов) [10].

На всеобщих выборах 2015 г. за ПНСК проголосовали 12,6 % избирателей, что на 9,5 % больше, чем в 2010 г. [40, p. 36]. Однако ввиду особенностей избирательной системы партия провела в парламент только 1 депутата. Тем не менее, это продемонстрировало поддержку партии электоратом [22, p. 36—37].

Отсутствие солидарности по вопросу отношений с ЕС затронуло и Лейбористскую партию, представители которой составляли теневой кабинет.

В 2013 г. во время обсуждения Билля о референдуме лейбористов критиковали за непоследовательность и слабость их лидера Э. Милибэнда [19]. У партии продолжительное время не было четкой позиции по вопросу членства в ЕС, и большинство лейбористов не участвовали в обсуждении Билля о референдуме в парламенте, ссылаясь на то, что данный вопрос относится к внутренним делам Консервативной партии. Официально лейбористы не поддержали идею проведения референдума ввиду того, что он не соответствует национальным интересам [18]. Однако некоторые члены партии, такие как Ф. Филд и К. Хой, вопреки официальной позиции, выступили в поддержку консерваторов-евроскептиков [29]. Позже несогласными с официальной позицией партии лейбористами была сформирована группа в поддержку выхода Великобритании из ЕС.

В 2016 г. критике подвергся уже новый глава лейбористов Дж. Корбин. Его обвиняли в недостаточной агитационной работе и критике ЕС и консерваторов [27]. Это привело к тому, что большой процент избирателей не мог определить, какую позицию в вопросе членства Великобритании в ЕС занимает Лейбористская партия. По результатам референдума во многих избирательных округах с традиционно сильными позициями лейбористов большинство проголосовало за выход страны из ЕС [28].

По мере обострения вопроса о членстве Великобритании в ЕС менялась и позиция премьер-министра. 23 января 2013 г. он выступил с критикой работы ЕС и объявил, что референдум о членстве Великобритании в ЕС будет проведен после пересогласования условий членства в союзе [17; 42]. Объявление референдума позволило Д. Кэмерону навести относительный порядок в собственной партии, укрепиться в качестве лидера, а также бороться за своих избирателей, симпатизирующих ПНСК с ее призывами выхода из ЕС и ограничением иммиграции.

Поражение Консервативной партии на парламентских выборах 2015 г. сняло бы с Д. Кэмерона обязательство по проведению референдума о членстве Великобритании в ЕС. Вопрос о референдуме был вынесен консерваторами в предвыборный манифест 2015 г. Согласно положениям манифеста, консерваторы обязались «законодательно закрепить на первой сессии следующего заседания парламента проведение референдума о членстве Великобритании в ЕС до конца 2017 г. и обсудить новое соглашение для Великобритании в ЕС» [41, p. 71], а затем спросить британцев, хотят они остаться в ЕС на этих условиях или нет.

Социологические опросы отражали недостаточную для установления парламентского большинства поддержку партии избирателями [23]. Согласно прогнозам, Д. Кэмерон будет вынужден покинуть пост премьер-министра, уступив его лидеру лейбористов Э. Милибэнду [24]. Д. Кэмерон знал о таких прогнозах, поэтому данное заявление можно рассматривать как политический маневр, направленный на решение внутрипартийных проблем конкретно в текущий момент времени, но не как стратегию отношений с Европой.

Несмотря на пессимистичные прогнозы относительно результатов выборов, которые предвещали неспособность ни одной из партий набрать абсолютное большинство голосов и, следовательно, сформировать новое коалиционное правительство, Консервативная партия одержала победу, укрепив свои позиции по сравнению с предыдущими выборами [22, p. 26].

После всеобщих выборов стало очевидным, что референдум о членстве Великобритании в ЕС будет проведен. Это привело к формированию групп сторонников и противников европейской интеграции. Следует особо отметить, что, несмотря на официальную позицию ведущих партий Великобритании — как Консервативная, так и Лейбористская партии выступали за членство страны в ЕС, — среди их членов сформировались группы в поддержку брексита.

Официальной агитационной кампанией за выход Великобритании из ЕС была признана межпартийная группа «Голосуй за выход», выступавшая под лозунгом «Вернуть контроль». Под этим подразумевались контроль над иммиграцией из ЕС и возвращение на национальный уровень полномочий, ранее переданных союзу, а также прекращение выплат в бюджет ЕС. ПНСК возглавила группу «Выход. ЕС» и стала одной из движущих сил сторонников выхода Великобритании из ЕС. Своя агитационная кампания в поддержку выхода из ЕС была и у лейбористов.

Идея выхода Великобритании из ЕС объединила людей разных профессий и видов деятельности — ее продвигали такие группы и организации, как «Бизнес за Великобританию», «Фермеры за Великобританию», «Студенты за Великобританию» и многие другие [33].

В поддержку членства Великобритании в ЕС выступали такие группы, как «Британия сильнее в Европе», «Кембридж за Европу», «Ученые за ЕС», а также группы представителей Консервативной и Лейбористской партий и др. [34].

В феврале 2016 г. завершились переговоры Д. Кэмерона с ЕС об условиях пересогласования членства Великобритании в союзе. Премьер-министру удалось добиться ограничения социальных выплат иммигрантам, введения механизма «красной карточки» при рассмотрении законопроектов на наднациональном уровне, гарантии, что страны, не входящие в еврозону, не будут нести бюджетную ответственность в случае приятия мер по ее укреп-
лению. Итоговое соглашение должно было вступить в силу в том случае, если по итогу референдума страна оставалась бы в ЕС [см.: 38].

Существует ряд причин, по которым идея референдума стала популярной как среди политиков, так и среди избирателей.

Во-первых, как многие политики, так и избиратели считали ЕС основной причиной экономического кризиса и введенных в связи с ним в 2010 г. мер жесткой экономии, направленных на сокращение бюджетного дефицита за счет урезания государственных расходов. Эти меры являлись неотложным приоритетом для обеспечения экономической стабильности в период сохраняющейся неопределенности в мировой экономике и для того, чтобы поставить систему общественных услуг и социального обеспечения Великобритании на устойчивую долгосрочную основу. Коалиционное правительство столкнулось с одним из самых сложных состояний бюджета в мире. В 2009 г. дефицит Великобритании был самым большим за всю ее историю в мирное время — государство занимало один фунт на каждые четыре потраченных.

Сокращение бюджета в рамках мер строгой экономии не затронуло только Министерство здравоохранения и Министерство международного развития. Бюджеты других департаментов должны были сократиться в среднем на 19 % в течение следующих четырех лет, в том же темпе, который планировался предыдущим правительством [36, p. 5].

Экономический спад и введенные меры строгой экономии привели к повышению уровня безработицы, падению реальных доходов населения, ухудшению положения наиболее уязвимых слоев общества [43, p. 2—4].

Во-вторых, европейский миграционный кризис вызвал недовольство иммигрантами и призывы к ужесточению миграционной политики. В то время, когда правительство стремилось к сокращению количества иммигрантов из стран ЕС и проведению реформ в миграционной политике ЕС, евроскептики (в частности, ПНСК) использовали высокий уровень иммиграции как аргумент в пользу выхода Великобритании из ЕС. Иммиграционный вопрос стал одним из важных факторов для избирателей, побудивших их проголосовать за то, чтобы Великобритания вышла из Европейского союза [4, с. 361].

Следует отметить, что ЕС не мог оказывать никакого влияния на миграционную политику Великобритании и не регулировал ее. Так, во время пика европейского миграционного кризиса 2015 г. государство приняло некоторое количество беженцев в рамках международных программ, но отказалось участвовать в европейской системе квот по распределению беженцев [31, p. 5; 37].

В-третьих, в период пребывания у власти Д. Кэмерона обострился вопрос суверенитета Соединенного Королевства. Среди евроскептиков преобладало мнение, что Великобритания, будучи частью ЕС, утратила часть суверенитета, передав его наднациональным органам. Критику вызывали также чрезмерное регулирование бизнеса и количество норм, предписанных союзом, тем не менее, необходимых для функционирования единого рынка.

Вопрос суверенитета обострился еще во время обсуждения и принятия Лиссабонского договора в 2007—2009 гг. Документ подвергался критике, поскольку в нем усматривали «намерение подчинить национальный суверенитет и демократию ‘‘супергосударству’’» [13, p. 8]. Лейбористы, находящиеся в тот момент у власти, намеревались провести референдум по вопросу принятия договора, однако он был ратифицирован в 2009 г. без проведения референдума. Позже Д. Кэмерон высказывался за проведение такого референдума в случае победы на выборах 2010 г. и пересмотр положений Лиссабонского договора, однако позднее, уже на посту премьер-министра, вынужден был отказаться от своих намерений [14]. Таким образом, как в политических кругах, так и в обществе сохранялось недовольство действиями лейбористского, а позже и коалиционного правительства в отношении Лиссабонского договора и формировался негативный образ институтов ЕС.

В начале правления коалиционного правительства вопрос о членстве Великобритании в ЕС не стоял остро. Как консерваторы, так и либерал-демократы признавали значение ЕС для государства и стремились к укреплению влияния в нем [30; 39, p. 19; 40]. К выборам 2015 г. консерваторы пересмотрели свое отношение к ЕС и заняли более радикальную позицию, пообещав в предвыборной программе провести референдум о членстве Великобритании в ЕС [41].

В процессе развития идеи о проведении референдума о членстве Великобритании в ЕС можно выделить два этапа. Первый этап начался со всеобщих выборов 2010 г., в результате которых к власти пришло коалиционное правительство консерваторов и либерал-демократов, в программе которого было закреплено положение об усилении роли государства в ЕС. Закончился этот этап в январе 2013 г., когда Д. Кэмерон объявил о возможности проведения референдума о членстве Великобритании в ЕС. Второй этап начался в январе 2013 г. и продлился до июня 2016 г., когда был проведен референдум.

Ряд внешне- и внутриполитических факторов привел к усилению евроскептицизма и ухудшению положения Д. Кэмерона в Консервативной партии, а Великобритании — в ЕС. К таким факторам относятся экономический кризис и кризис еврозоны, приведшие к ухудшению экономических показателей [2, с. 156] и введению мер строгой экономии в Великобритании, европейский миграционный кризис [4, с. 361], а также жесткая позиция британской стороны в вопросах их урегулирования [10, с. 79—80; 16]. Рост поддержки ПНСК и внутрипартийная оппозиция в Консервативной партии способствовали продвижению Д. Кэмероном идеи о пересмотре условий членства в ЕС и проведении референдума, о чем было заявлено в январе 2013 г. [17].

Кризис еврозоны и общее ослабление ЕС рассматривались Д. Кэмероном как подходящие условия для пересмотра отношений Великобритании с Евросоюзом. Премьер-министр стремился не только отказаться от обязательств, принятых предыдущим, лейбористским, правительством [1, с. 18], но и не допустить принятия невыгодных для Великобритании решений при выработке путей выхода из кризиса еврозоны, что значительно тормозило сам процесс.

Осознавая важность Соединенного Королевства для ЕС, Д. Кэмерон полагал, что предварительно сможет добиться от него существенных уступок, чем убедит население страны в целесообразности членства в союзе. После неожиданной победы консерваторов на всеобщих выборах 2015 г. начался переговорный процесс по пересогласованию условий членства, завершившийся в феврале 2016 г. В результате Великобританией и ЕС было принято предварительное соглашение, решения которого распространялись бы на весь ЕС в случае победы сторонников членства Соединенного Королевства в ЕС на референдуме [38, p. 33].

Вопрос о референдуме привел к внутрипартийному разделению мнений не только у консерваторов, но и у лейбористов. Часть политических деятелей основали свои агитационные кампании вопреки официальной позиции партии либо перешли в уже существующие. В агитационной кампании, проведенной перед референдумом, приняли участие 123 инициативные группы [34].

Идея референдума стала настолько популярной во многом из-за ухудшавшегося экономического положения Великобритании и снижения уровня жизни населения, миграционного кризиса и назревших в обществе вопросов суверенитета Великобритании в рамках ЕС [15; 36, p. 5—6; 43].

Решение о проведении референдума о членстве Великобритании в ЕС было обусловлено рядом факторов, таких как неблагоприятное положение еврозоны и мировой кризис, давление на премьер-министра евроскептиков его же партии, стремление Д. Кэмерона добиться лучших условий членства в ЕС. При этом внутренние факторы играли большую роль ввиду наличия угрозы раскола Консервативной партии и коалиционного правительства.

Список использованных источников

1. Андреева, Т. Н. Европейская политика кабинета Д. Кэмерона — Н. Клегга (май 2010 — июль 2013 гг.) / Т. Н. Андреева. — М.: ИМЭМО РАН, 2014. — 190 с.
2. Дилеммы Британии: поиск путей развития / Ал. А. Громыко [и др.]; под ред. Ал. А. Громыко (отв. ред.), Е. В. Ананьевой. — М.: Весь мир, 2014. — 480 с.
3. Еремина, Н. В. От политики «открытых дверей» до миграционного кризиса: реформирование миграционной политики в коммунитарном и национальном измерениях на примере Великобритании и Франции / Н. В. Еремина // Сравнительная политика и геополитика. — 2016. — Т. 7, № 4. — С. 36—61.
4. Зубарев, А. В. Проблема иммиграции в Великобритании в XXI в. и «Брексит» / А. В. Зубарев // Беларусь в современном мире: материалы XV Междунар. науч. конф., посвящ. 95-летию образования Белорус. гос. ун-та, Минск, 27 окт. 2016 г. — Минск, 2016. — С. 360—361.
5. Капитонова, Н. К. Британия в Евросоюзе: эволюция взглядов / Н. К. Капитонова // Дилеммы Британии: поиск путей развития / Ал. А. Громыко [и др.]; под ред. Ал. А. Громыко (отв. ред.), Е. В. Ананьевой. — М.: Весь мир, 2014. — С. 297—324.
6. Капитонова, Н. К. История внешней политики Великобритании / Н. К. Капитонова, Е. В. Романова. — М.: Междунар. отношения, 2016. — 840 с.
7. Капитонова, Н. К. Лидер британских консерваторов Дэвид Кэмерон: путь к власти / Н. К. Капитонова // Новая и новейшая история. — 2011. — № 2. — С. 166—187.
8. Капитонова, Н. К. Углубление кризиса в отношениях Великобритании с Евросоюзом / Н. К. Капитонова [Электронный ресурс] // Российский совет по международным делам. — 11.07.2013. — Режим доступа: <https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/uglublenie-krizisa-v-otnosheniyakh-velikobritanii-i-evrosoyu/?sphrase_id=32870778>. — Дата доступа: 11.10.2019.
9. Хахалкина, Е. В. Иммиграционная проблема в Великобритании после референдума о брекзите: что изменилось? / Е. В. Хахалкина // Вестн. Томск. гос. ун-та. — 2017. — № 421. — С. 163—170.
10. Шеин, С. А. Референдум о членстве Британии в ЕС в контексте консерватизма Дэвида Кэмерона / С. А. Шеин // Искусство управления. — 2014. — Т. 4. — С. 77—88.
11. Agnès, A.-C. Euroscepticism under Margaret Thatcher and David Cameron: From Theory to Practice / A.-C. Agnès [Electronic resource] // Archive ouverte en Sciences de l’Homme et de la Société. — Mode of access: <https://halshs.archives-ouvertes.fr/halshs-01287011/document>. — Date of access: 19.07.2019.
12. Brexit and the impact of immigration on the UK / J. Wadsworth [et al.] [Electronic resource] // KENWITS Consultancy. — Mode of access: <http://www.kenwitsconsultancy.co.uk/wp-content/uploads/2016/09/BREXIT-2016-Policy-Analysis-from-the-Centre-for-Economic-Performance.pdf#page=50>. — Date of access: 05.09.2018.
13. Church, C. H. Understanding the Treaty of Lisbon / C. H. Church, D. Phinnemore // Romanian Journal of European Affairs. — 2010. — Vol. 10, N 2. — P. 5—29.
14. David Cameron admits Lisbon treaty referendum campaign is over [Electronic resource] // The Guardian. — 04.11.2009. — Mode of access: <https://www.theguardian.com/politics/2009/nov/04/david-cameron-referendum-campaign-over>. — Date of access: 11.01.2019.
15. David Cameron and Nick Clegg hail ‘historic and seismic shift’ in politics [Electronic resource] // The Guardian. — 12.05.2010. — Mode of access: <https://www.theguardian.com/politics/2010/may/12/cameron-clegg-seismic-shift-politics>. — Date of access: 01.08.2019.
16. David Cameron blocks EU treaty with veto, casting Britain adrift in Europe [Electronic resource] // The Guardian. — 09.12.2011. — Mode of access: <https://www.theguardian.com/world/2011/dec/09/david-cameron-blocks-eu-treaty>. — Date of access: 01.08.2019.
17. David Cameron promises in/out referendum on EU [Electronic resource] // British Broadcast Company. — 23.01.2013. — Mode of access: <http://www.bbc.com/news/uk-politics-21148282>. — Date of access: 30.07.2019.
18. European Union (Referendum) Bill Second Reading [Electronic resource] // UK Parliament. — 05.07.2013. — Mode of access: <https://hansard.parliament.uk/Commons/2013-07-05/debates/13070542000002/EuropeanUnion(Referendum)Bill>. — Date of access: 19.07.2019.
19. European Union (Referendum) Bill Second Reading [Electronic resource] // UK Parliament. — 17.10.2014. — Mode of access: <https://hansard.parliament.uk/Commons/2014-10-17/debates/14101786000001/EuropeanUnion(Referendum)Bill>. — Date of access: 19.07.2019.
20. Farage factor powers Ukip support to record high [Electronic resource] // The Guardian. — 13.05.2013. — Mode of access: <https://www.theguardian.com/politics/2013/may/13/farage-factor-ukip-support-record>. — Date of access: 22.06.2019.
21. Francis, M. A conflict of loyalty? / M. Francis [Electronic resource] // University of Birmingham. — 25.02.2016. — Mode of access: <https://www.birmingham.ac.uk/news/thebirminghambrief/items/2016/02/A-conflict-of-loyalty.aspx>. — Date of access: 30.06.2019.
22. General Election 2015 Briefing Paper: N CBP7186, 28 July 2015 [Electronic resource] // House of Commons Library. — Mode of access: <http://researchbriefings.files.parliament.uk/documents/CBP-7186/CBP-7186.pdf>. — Date of access: 30.06.2019.
23. General Election 2015: Britain heading for hung parliament [Electronic resource] // The Guardian. — 06.05.2015. — Mode of access: <https://www.theguardian.com/politics/2015/may/06/general-election-2015-britain-heading-for-hung-parliament>. — Date of access: 22.07.2019.
24. General Election 2015: Pollsters predict a Tory lead — but an Ed Miliband government [Electronic resource] // The Independent. — 03.05.2015. — Mode of access: <https://www.independent.co.uk/news/uk/politics/generalelection/general-election-2015-pollsters-predict-a-tory-lead-but-a-miliband-government-10221488.html>. — Date of access: 22.07.2019.
25. Glencross, A. The great miscalculation: David Cameron’s renegotiation and the EU Referendum campaign / A. Glencross [Electronic resource] // EU Referendum Analysis 2016: Media, Voters and the Campaign. — 2016. — Mode of access: <http://bit.ly/EUReferendumAnalysis2016_Jackson-Thorsen-and-Wring_v1>. — Date of access: 11.02.2019.
26. Goodman, S. “Take Back Control of Our Borders”: The Role of Arguments about Controlling Immigration in the Brexit Debate / S. Goodman [Electronic resource] // Yearbook of the Institute of East-Central Europe. — 2017. — Vol. 15, N 3. — Mode of access: <https://www.researchgate.net/profile/Simon_Goodman3/publication/321586299_Take_Back_Control_of_Our_Borders_The_Role_of_Arguments_about_Controlling_Immigration_in_the_Brexit_Debate/links/5a27ddd0aca2727dd883ddaa/Take-Back-Control-of-Our-Borders-The-Role-of-Arguments-about-Controlling-Immigration-in-the-Brexit-Debate.pdf?origin=publication_detail>. — Date of access: 29.08.2018.
27. Hughes, K. Neither tackling lies nor making the case: the Remain side / K. Huges [Electronic resource] // EU Referendum Analysis 2016: Media, Voters and the Campaign. — 2016. — Mode of access: <http://www.referendumanalysis.eu/eu-referendum-analysis-2016/section-5-campaign-and-political-communication/neither-tackling-lies-nor-making-the-case-the-remain-side/>. — Date of access: 10.01.2019.
28. Labour heartlands give huge backing to Brexit as the North votes to Leave [Electronic resource] // The Mirror. — 24.06.2016. — Mode of access: <https://www.mirror.co.uk/news/uk-news/labour-heartlands-give-huge-backing-8271074>. — Date of access: 10.01.2019.
29. Labour Leave — Supporters [Electronic resource] // Labour Leave. — Mode of access: <https://www.labourleave.org.uk/supporters>. — Date of access: 30.06.2019.
30. Liberal Democrat Party Manifesto 2010 [Electronic resource] // Issuu. — 15.04.2010. — Mode of access: <https://issuu.com/libdems/docs/manifesto?layout=http%253A%252F%252Fskin.issuu.com%252Fv%252Flight%252Flayout.xml&showFlipBtn=true&proShowMenu=true>. — Date of access: 11.06.2019.
31. Metcalfe-Hough, V. The migration crisis? Facts, challenges and possible solutions: Briefing. October 2015 / V. Metcalfe-Hough [Electronic resource] // Overseas Development Institute. — Mode of access: <https://www.odi.org/sites/odi.org.uk/files/odi-assets/publications-opinion-files/9913.pdf>. — Date of access: 29.07.2019.
32. MP rebellion for Cameron over EU vote [Electronic resource] // The Irish Times. — 15.05.2013. — Mode of access: <https://www.irishtimes.com/news/world/uk/mp-rebellion-for-cameron-over-eu-vote-1.1394848>. — Date of access: 19.07.2019.
33. Mullen, A. Leave versus Remain: the digital battle / A. Mullen [Electronic resource] // EU Referendum Analysis 2016: Media, Voters and the Campaign. — 2016. — Mode of access: <http://bit.ly/EUReferendumAnalysis2016_Jackson-Thorsen-and-Wring_v1>. — Date of access: 11.10.2018.
34. Registrations [Electronic resource] // The Electoral Commission. — Mode of access: <http://search.electoralcommission.org.uk/Search/Registrations?currentPage=1&rows=50&sort=ApprovedDate&order=desc&et=perpar&register=none&regStatus=registered&referendum=5&optCols=CampaigningName&optCols=EntityStatusName&optCols=ReferendumName&optCols=DesignationStatusName&optCols=ReferendumOutcome>. — Date of access: 30.06.2019.
35. Russel, A. The Liberal Democrats: the EU Referendum’s invisible party / A. Russel [Electronic resource] // EU Referendum Analysis 2016: Media, Voters and the Campaign. — 2016. — Mode of access: <http://bit.ly/EUReferendumAnalysis2016_Jackson-Thorsen-and-Wring_v1>. — Date of access: 11.10.2018.
36. Spending Review 2010. October 2010 [Electronic resource] // HM Government. — Mode of access: <https://assets.publishing.service.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/203827/Spending_review_2010_executive_summary.pdf>. — Date of access: 30.06.2019.
37. Syria refugees: UK government response [Electronic resource] // HM Government. — 04.05.2015. — Mode of access: <https://www.gov.uk/government/news/syria-refugees-uk-government-response>. — Date of access: 30.06.2019.
38. The best of both worlds: the United Kingdom’s special status in a reformed European Union. February 2016 [Electronic resource] // HM Government. — Mode of access: <https://assets.publishing.service.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/504220/The_best_of_both_worlds_the_UKs_special_status_in_a_reformed_EU_print_ready.pdf>. — Date of access: 14.02.2019.
39. The Coalition: Our Programme for Government [Electronic resource] // The Coalition documentation. — 2010. — Mode of access: <https://www.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/83820/coalition_programme_for_government.pdf>. — Date of access: 14.07.2019.
40. The Conservative Party Manifesto 2010 [Electronic resource] // The Conservative Party. — 2010. — Mode of access: <https://www.google.by/url?sa=t&rct=j&q=&esrc=s&source=web&cd=1&ved=2ahUKEwi6-biWtfzmAhW6TBUIHY7IAPgQFjAAegQIAhAC&url=https%3A%2F%2Fwww.conservatives.com%2F~%2Fmedia%2FFiles%2FManifesto2010&usg=AOvVaw3Fs8lyaIvLVG8QvIAORmBm>. — Date of access: 11.01.2019.
41. The Conservative Party Manifesto 2015 [Electronic resource] // University Centre for Computer Corpus Research on Language, Lancaster University. — 2015. — Mode of access: <http://ucrel.lancs.ac.uk/wmatrix/ukmanifestos2015/localpdf/Conservatives.pdf>. — Date of access: 11.06.2019.
42. The Future of Britain’s Relationship with the EU (Transcript): 10 November 2015 [Electronic resource] // Chatham House. — Mode of access: <https://www.chathamhouse.org/sites/files/chathamhouse/events/special/20151110DavidCameron%20%28NEW%29.pdf>. — Date of access: 30.06.2019.
43. The True Cost of Austerity and Inequality UK Case Study. September 2013 [Electronic resource] // OXFAM. — Mode of access: <https://www-cdn.oxfam.org/s3fs-public/file_attachments/cs-true-cost-austerity-inequality-uk-120913-en_0.pdf>. — Date of access: 20.08.2019.
44. Tubakovic, T. A. Dublin IV recast: A new and improved system? / T. A. Tubakovic [Electronic resource] // Egmont European Policy Brief. — 2017. — N 46. — Mode of access: <http://www.egmontinstitute.be/content/uploads/2017/03/EPB-A-Dublin-IV-recast-A-new-and-improved-system-new.pdf?type=pdf>. — Date of access: 05.09.2018.
45. Virdee, S. Racism, Crisis, Brexit / S. Virdee, B. McGeever [Electronic resource] // Ethnic and Racial Studies. — 2018. — Vol. 41, N 10. — Mode of access: <https://www.tandfonline.com/doi/full/10.1080/01419870.2017.13615>. — Date of access: 29.08.2018.

Статья поступила в редакцию в марте 2019 г., исправления внесены в октябре 2019 г.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2022 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.