Журнал международного права и международных отношений. 2020. № 1-2 (92-93). С. 59—64.
Journal of International Law and International Relations. 2020. N 1-2 (92-93). P. 59—64.

международные отношения

Генри Киссинджер о перспективах мирового порядка в ХХІ в.

Александр Бурунов

Автор:
Бурунов Александр Александрович — аспирант кафедры всемирной истории историко-философского факультета Одесского национального университета имени И. И. Мечникова, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Одесский национальный университет имени И. И. Мечникова. Адрес: 2, ул. Дворянская, Одесса, 65082, УКРАИНА

В статье рассматриваются взгляды известного американского ученого и дипломата Генри Альфреда Киссинджера на формирование системы международных отношений в ХХІ в. Ученый настаивает на том, что мировой порядок, который сложился после «холодной войны», имеет переходный характер и мы находимся накануне формирования нового, более подходящего всему мировому сообществу, чем нынешний. Обращает на себя внимание тот факт, что, несмотря на декларацию многополярного мира, ученый все же выносит США за его рамки как уравновешивающий фактор и «более равное» государство, чем другие. В то же время ученый допускает, что в случае промахов американской дипломатии США будут вытеснены из многих важных регионов мира, а возможно, как реализация главных геополитических страхов американцев — станут островом у берегов Евразии.

Ключевые слова: геополитика; Генри Киссинджер; мировой порядок; стратегия США.


«Prospects of World Order in 21st Century in the Estimates of Henry Kissinger» (Oleksandr Burunov)

Author:
Burunov Oleksandr — post-graduate student of the Department of Worls History of the Faculty of History and Philosophy, Odessa I. I. Mechikov National University, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Odessa I. I. Mechikov National University. Address: 2, Dvoryanskaya str., Odessa, 65082, UKRAINE

The article considers the views of the famous American scientist and diplomat Henry Alfred Kissinger on the formation of the system of international relations in the 21st century. The scientist insists that the world order that has developed after the Cold War has a transitional character and we are on the threshold of forming a new world order which is more suitable for international community than the current one. It is notable that, despite the declared multipolar world, the scientist however takes the United States beyond its framework as a balancing factor and a «more equal» state than others. At the same time, the scientist admits that in the case of flaws in American diplomacy, the United States will be pushed out of many important regions of the world, and perhaps even the main geopolitical fear of Americans will come true — the USA will become an island by Eurasia’s coasts.

Keywords: geopolitics; Henry Kissinger; the US strategy; world order.


Начало ХХІ в. выглядело настоящим триумфом стран евроатлантического партнерства. После торжества в «холодной войне» США сохранили за собой статус единственной супердержавы. США третий раз в истории попробовали построить мировой порядок, который бы базировался на их собственных ценностях. Предыдущие попытки имели место после мировых войн. Появилась даже книга под красноречивым названием «Конец истории», в которой американский ученый Ф. Фукуяма утверждал, что либеральная демократия окончательно победила, история человечества закончилась вместе с окончанием «холодного» противостояния и либерализация остального мира остается только вопросом времени [11, p. 31].

Таким же оптимистичным выглядело и будущее европейских партнеров США. Европейский союз, который расширился за счет стран Организации Варшавского договора, больше напоминал унитарное государство с единой валютой и общими ценностями. Такого уровня единства Европа не знала со времен Священной Римской империи. Но уже через несколько лет после победы евроатлантистов стали происходить процессы, которые указывают на то, что действующая система международных отношений носит переходный характер и структура мирового порядка будущего остается загадкой.

Тема мирового порядка, его истории и перспектив является центральной в исследованиях американского дипломата и ученого Генри Киссинджера. Будет вполне логичным обозначить направленность интеллектуального поиска ученого как исследование истории международных отношений и прогнозирование их будущего. Даже занимая высокие посты в Белом доме, Г. Киссинджер более, чем любой другой высокопоставленный чиновник в области внешней политики, судил о своих действиях и измерял собственные достижения в контексте построения долговременного и стабильного мирового порядка.

Г. Киссинджер далеко не первый историк (несмотря на отсутствие исторического образования, он называет себя именно историком) в американской культуре, который серьезно влиял на внешнюю политику своей страны. Но, в отличие от Т. Рузвельта и В. Вильсона, Г. Киссинджер рассматривает историю с точки зрения философии. Он систематически и последовательно исследует вопрос, имеет ли вообще история какую-то цель. Для него пребывание во главе внешнеполитического ведомства и практические шаги в сфере внешней политики стали продолжением академической карьеры и воплощением тех концептуальных взглядов, которые он выработал в университетской среде.

Фигуре Г. Киссинджера посвящено достаточно много места в американской и мировой историографии. В основном ученые рассматривали дипломатические инициативы Г. Киссинджера в администрациях американских президентов Р. Никсона и Дж. Форда. Оценка успешности дипломата кардинально различается в работах разных авторов. В частности, С. Херш, К. Хитченс и В. Шоукрос [13; 14; 22] характеризовали деятельность Г. Киссинджера крайне негативно. Они обвиняли его в многочисленных ошибках, некомпетентности и даже преступлениях против человечества. Позиция более поздних биографов дипломата Дж. Ханхимаки [12] и В. Айзексона [15] является более сдержанной, однако и они обвиняли Г. Киссинджера в принятии ряда ошибочных решений во время работы в администрации Р. Никсона.

В то же время такие известные американские историки, как А. Шлезингер [9] и Х. Старр [23], отмечали несомненный дипломатический талант Г. Киссинджера, а незавершенность его геополитической стратегии объясняли объективными причинами, в частности отставкой Р. Никсона.

Г. Киссинджер постоянно подвергался критике в США за консервативность и даже континентальный реализм в подходах к внешней политике. Большинство ученых считают дипломата последователем основателей реализма Дж. Кеннана и Г. Моргентау [16; 21]. Б. Мазлиш объяснял консерватизм Г. Киссинджера и его тягу к стабильности психологическими травмами, полученными им в нацистской Германии [20, p. 81]. А вот, например, один из последних на сегодня биографов Г. Киссинджера Н. Фергюсон считает ученого идеалистом в философском понятии этого термина [10, p. 137]. Н. Фергюсон также солидарен с Г. Моргентау, который называл дипломата многоликим, как Одиссей [10, p. 141]. И действительно, один из величайших переговорщиков нашего времени пользовался и продолжает пользоваться наработками различных школ по теории международных отношений, не превращаясь в представителя одной из них. Г. Киссинджер писал, что, например, чистый реализм приводит к стагнации, а идеализм — к крестовым походам, результатом которых является разочарование. Поэтому политики США должны не выбирать, а объединять различные концептуальные течения [5, c. 286].

В постсоветской историографии стоит выделить российских ученых Э. Баталова и А. Богатурова [1; 2], которые исследовали именно воззрения Г. Киссинджера на структуру системы международных отношений будущего, речь о которой идет в статье.

Но несмотря на огромное количество работ, связанных с дипломатической и внешнеполитической деятельностью Г. Киссинджера, ощущается нехватка комплексных исследований, а именно работ, которые бы, учитывая академическую и практическую деятельность Г. Киссинджера, анализировали бы его воззрения на будущее мирового порядка.

Цель данной статьи — показать непрерывность и последовательность воззрений Г. Киссинджера на проблему построения стабильного мирового порядка. Взгляды дипломата на критерии жизнеспособной и стабильной системы международных отношений сформировались в университетской среде Гарварда и укрепились во время правительственной и постправительственной деятельности. Очертания идеального мирового порядка были заложены Г. Киссинджером в его первой серьезной работе, которая была в то же время и его докторской диссертацией «Востановленный мир» [19]. Именно эта книга на протяжении многих лет является одной из основных для понимания концепций Г. Киссинджера относительно структуры системы международных отношений.

На протяжении всей своей как научной, так и политической деятельности он считал, что мировой порядок и мирное сосуществование цивилизаций возможны только при условии баланса сил, а не гегемонии одной или нескольких стран. По его мнению, для того чтобы работала любая система международных отношений, она должна иметь два ключа: во-первых, полное равновесие, которое сделает саму попытку сломать эту систему тяжелым и дорогим удовольствием, а во-вторых, система должна быть легитимной в глазах ее основателей [4, c. 21].

По мнению Г. Киссинджера, после окончания Второй мировой войны настал короткий промежуток времени, когда можно было спрогнозировать долгосрочный мировой порядок, который бы базировался на американском идеализме и балансе сил [4, c. 120]. Однако по причине кардинально противоположных идеологий потенциальных «строителей» этому не суждено было случиться. Но четверть столетия экономических неурядиц, которые стали возможными, в том числе и по вине западных стран, терроризм, экстремизм, безрезультатные войны поставили под вопрос преимущества либеральной демократии. Во многих регионах мира существуют движения противников глобализации и экономических правил Запада, обвиняющих последний, а особенно США, во всех мировых проблемах.

Находясь в президентской администрации Р. Никсона, Г. Киссинджер привлек Китай в биполярное противостояние США и СССР. Таким образом из этих стран был создан геополитический треугольник, в котором США находились ближе к обеим странам, чем они друг к другу. Такую же структуру мирового порядка ученый примеряет и для США в ХХІ в. А именно — роль страны первой среди равных. По мнению дипломата, роль главного союзника США должна принадлежать ЕС. Без Европы США — это остров у берегов Евразии, именно эта мысль подчеркивает важность присутствия в Европе для американцев [4, c. 316]. Поэтому стабильность в регионе является главной стратегической целью США. Основными проблемами Европы ученый считает не сепаратизм или брексит, а отсутствие общей стратегии развития как самого ЕС, так и НАТО. Если раньше он критиковал брексит, то впоследствии пришел к выводу, что отношения США и Великобритании еще более упрочатся, в результате чего возрастет и американское присутствие в регионе [24]. Лидером ЕС ученый видит Германию, которая должна стать локомотивом сообщества, а модернизация ЕС должна происходить изнутри, а не наоборот. Дипломат обращает внимание на то, что провал идеи ЕС приведет его членов в геополитический вакуум и отрежет США от евразийского материка, а сама Европа может стать придатком Азии или Ближнего Востока. Поэтому партнерство Европы и США выгодно для обеих сторон. Ученый критикует политику США по отношению к европейским партнерам во второй половине ХХ в., характеризуя ее как колебание между властностью и безразличием. Причиной этому была военная мощь США, на которую опирались европейцы, несмотря на декларативное равенство. Они были заинтересованы находиться под «зонтом» ядерного оружия США. Однако то, что работало в годы «холодной войны», вряд ли сработает по ее окончанию, отмечал ученый и добавлял, что США заинтересованы в более активном участии Европы в международной политике, но не заинтересованы в формировании европейской идентичности в противовес им [5, c. 76].

Г. Киссинджер предлагает создать Атлантическую группу, в состав которой входили бы представители США и ЕС, а также европейских стран, не входящих в ЕС и НАТО, которые определяли бы единую политику этой структуры в сфере безопасности и международных отношений. «Вопрос демократической системы в том виде, в котором мы ее представляем, зависит именно от того, сумеют ли североатлантические державы найти новый импульс к своим отношениям в условиях отсутствия ‘‘холодной войны’’», — писал ученый» [5, с. 76]. Дипломат настаивает на том, что НАТО не может оставаться единственной структурой атлантического сотрудничества и что нужны новые институты, которые не должны ограничиваться только вопросами военного сотрудничества. Как пример Г. Киссинджер называет Трансатлантическую зону свободной торговли (TAFTA), членом которой могла бы стать и Россия в случае проведения реформ [5, c. 77]. В целом же Г. Киссинджер уделяет значительное внимание России на страницах своих работ. Он советует установить два приоритета в отношениях с этой страной. Во-первых, нужно постараться, чтобы Россия чувствовала, что она участвует в принятии многосторонних решений, особенно того, что касается ее безопасности. Но в то же время США и союзники должны постоянно напоминать, что, несмотря на окончание «холодной войны», проблема сохранения баланса сил остается приоритетом. США не должны примиряться с поддержкой россиянами иранской ядерной программы и систематическими нападками на американскую внешнюю политику в разных регионах мира, особенно в Ираке. В целом же США должны уважать законные интересы России, но Россия станет частью стабильного мирового порядка, если будет уважать интересы соседних держав. Г. Киссинджер акцентирует внимание на том, что в России нет капиталистических и демократических традиций, она не переживала таких определяющих для формирования североатлантической идентичности событий, как христианская Реформация, эпоха Ренессанса и Великих географических открытий, поэтому революция мировосприятия будет проходить очень непросто. В целом же он воспринимает Россию скорее как теоретического союзника, а не антагониста и считает, что с ее помощью можно обеспечить мировой порядок, но только в том случае, если она не будет продолжать вдаваться во внешнеполитические авантюры [3, с. 219].

Построение баланса сил в Азии выглядит для ученого более сложной задачей. Азия — часть света с огромными ресурсами и наиболее многочисленным населением в мире. «Присутствие США в этом регионе является обязательным», — писал Г. Киссинджер [5, с. 113]. В отличие от Европы, где этнический состав более-менее однородный, основные страны Азии (Китай, Индия, Индонезия) — полиэтнические, к тому же имеют значительные масштабы. Поэтому построение равновесия в этом регионе существенно отличается от Запада. Катастрофические мировые войны и недостаточный потенциал отдельно взятых европейских стран перед лицом глобальной опасности привели к тому, что баланс сил, подобный «европейскому концерту» потерял смысл в Европе. Европейские страны больше не считают друг друга потенциальным источником безопасности и готовы выступать единым фронтом с США. В отличие от Европы, страны Азии имеют разные понятия о геополитических угрозах, и само понятие для них существенно отличается от европейского. Какая-то их часть опасается Китая, какая-то — России, а Индия и Пакистан — друг друга. Кроме того, благодаря огромному человеческому потенциалу, роли стран в этом регионе постоянно меняются. Таким образом, построение потенциальных союзов в Азии является сложной задачей, а система безопасности здесь значительно отличается от европейской. Ученый напоминает, что общее командование войсками НАТО и постоянный совет военных представителей в Европе подчеркивают военные обязательства США и партнерские отношения внутри альянса. В то же время даже договор о взаимной безопасности с Японией не подкреплен никакими формальными механизмами и выглядит как односторонняя гарантия со стороны США, а не ключ к стратегии безопасности. Только Южная Корея является страной, где США играют роль, схожую с европейской, а тесные отношения с культурно близкой Австралией на азиатской периферии замыкают сложную цепь присутствия США на этом континенте. Ученый опасается, что если азиатские страны смогут перебороть внутреннее недоверие и построить зону свободной торговли, то это станет серьезным вызовом для США. Азиатский экономический блок, подобный ЕС, вполне может оказаться враждебным американцам [5, с. 113].

Отдельное внимание Г. Киссинджер обращает на роль научно-технического прогресса в формировании мирового порядка будущего, особенно на связанные с ним вызовы. В первую очередь — это ядерное оружие. Он подчеркивает, что ситуация которая сложилась в годы «холодной войны» и была относительно стабильной, в начале ХХІ в. становится менее прогнозируемой. Ядерные страны, которые продемонстрируют способность к принятию апокалиптических решений, обеспечат себе перевес над противником. Ученый настаивает на недопущении создания ядерного оружия Ираном, который наряду с Северной Кореей способен на вышеупомянутые апокалиптические решения [4, с. 201].

Серьезный дисбаланс может возникнуть и в том случае, если еще какая-то страна, кроме США и России, добьется наступательного ядерного потенциала. А Китай и Индия могут добиться его в ближайшие годы, если не добились уже. В вопросах ядерного оружия Г. Киссинджер является специалистом. В 1957 г. он выпустил книгу «Ядерное оружие и внешняя политика» [7], благодаря которой стал известен на всю страну. На страницах этой книги он, на тот момент профессор Гарварда, объяснял, как с помощью локальных ядерных ударов можно добиться победы в войне [7, с. 119]. С тех времен взгляды ученого изменились и Г. Киссинджер является одним из основателей гражданской организации «Глобальный ноль», цель которой уничтожение всего ядерного оружия до 2030 г. Но несмотря на это, Г. Киссинджер настаивает на том, что США обязаны лидировать в области ядерных технологий независимо от ведения переговоров о невозможности применения этого вида оружия [4, с. 443].

Другим научно-техническим вызовом ученый считает кибербезопасность [4, c. 449]. Ведь, даже несмотря на те катастрофические последствия, к которым приведет использование ядерного оружия, все же есть возможность эти последствия проанализировать. В то же время Интернет открывает совершенно другие перспективы. Дипломат приводил примеры взломов хакерами официальных серверов штабов Э. Макрона и Х. Клинтон, которые существенно повлияли на результаты выборов с участием этих политиков. Г. Киссинджер напоминал также о вирусах. Вирус Stuxnet, пример кибератаки поддерживаемой правительством Израиля, привел к приостановке иранской ядерной программы, а по нанесенному ущербу был пропорциональным ограниченному ядерному удару. А другой вирус, известный как «Русский бот», оставил Эстонию на несколько дней без электроэнергии. Ученый подчеркивал, что сегодня человек со смартфоном владеет информацией и аналитической мощью, которые были недоступны большинству спецслужб всего поколение назад, и эта мощь возрастает с трудно представляемой скоростью. Отсутствие стратегии поведения и представления, какой она должна быть, может привести к мировому хаосу, а не к порядку. К вопросу искусственного интеллекта Г. Киссинджер возвращается и в статье, посвященной победе алгоритма AlphaGo над чемпионом мира по го Ли Седолем [17, c. 14]. Ученый еще в книге «О Китае» [6] обращал внимание на то, что го является более сложной для искусственного интеллекта, чем классические шахматы, потому что кроме интуиции требует использования творческого и стратегического мышления [6, c. 112]. Поэтому Г. Киссинджер размышляет над тем, кем может быть использовано такое могущество в будущем, как это отразится на глобальном равновесии сил, а также как установить равновесие между национальными государствами, если новейшими достижениями будут пользоваться негосударственные организации, которые не стремятся к защите определенной территории и отбрасывают установленные принципы законности.

В свою очередь один из наиболее популярных историков последних лет Н. Ю. Харари считает, что именно государства с помощью передовых технологий установят «цифровые диктатуры», в основе которых будет находиться тотальный контроль над собственными гражданами [8, c. 63].

Н. Ю. Харари также утверждает, что эпидемии остались в истории человечества [8, с. 231], но COVID-19 доказывает обратное. Г. Киссинджер настаивает на том, что эпидемии будут повторяться и мир обязан объединиться перед их лицом, чтобы противостоять им. Ученый обращает внимание на то, что возможность создавать химическое и бактериологическое оружие навсегда останется предостережением для мирового порядка. Он также призывает правительства экономически мощных держав оказать помощь, подобную плану Маршалла, более слабым государствам для того, чтобы избежать хаоса, который без внешней помощи обязательно наступит в развивающихся странах [18, p. 5]. В настоящее время как среди правительственных элит, так и среди рядовых граждан многих стран существует мнение о том, что Китай является виновником распространения инфекции COVID-19 и должен компенсировать убытки пострадавшим странам и неправительственным организациям. Но ученый считает, что именно усилия объединенного международного сообщества обеспечат позитивный результат как в борьбе с эпидемией, так и в создании стабильной системы международных отношений в ХХІ в. [18, p. 5].

Анализируя два подхода американской внешней политики: миссионерский и изоляционистский, Г. Киссинджер обращает внимание на то, что США не смогут отгородится от мира, но и не смогут дальше доминировать в нем. Американцам придется учреждать, а не навязывать свои ценности. Поэтому ученый предлагает Америке реализовывать свою миссию поэтапно, где каждый этап будет представлять симбиоз американских ценностей и внешнеполитических необходимостей. США должны понимать, что в результате перегруппировки сил в мире новообразованная коалиция сможет превзойти их как в военном, так и в экономическом плане. Это будет серьезным вызовом для американцев и особенно для европейцев, которые на протяжении столетий формировали мировой порядок и навязывали его всему миру. Поэтому перестроиться и подготовиться к новым реалиям будет вызовом для всей западной дипломатии.

На страницах своего труда «Мировой порядок» ученый предположил, что новая система международных отношений сформируется на протяжении ХХІ в. Мир станет многополярным, а США потеряют свою нынешнюю гегемонию, но все же останутся ключевым игроком наряду с такими региональными лидерами, как Китай, Индия, ЕС, в случае трансформации и, возможно, как Россия и Бразилия — в случае совпадения многих факторов. Г. Киссинджер указывал на то, что мир двигается в сторону создания региональных блоков, которые будут исполнять функцию стран-участниц в Вестфальской системе. Еще одним возможным сценарием он называл сокращение до минимума ключевых игроков на политической арене, что приведет к возвращению риторики и практики начала ХХ в., когда непримиримые группировки стран пытались полностью перебороть друг друга [4, c. 129].

В целом же можно сделать вывод, что Г. Киссинджер остается верен идеям и теории построения мирового порядка, которые были им сформулированы еще в университетской среде. Дипломат считает, что прочная система может быть построена только с опорой на баланс сил, а не на диктат отдельной страны или коалиции стран. Все «строители» этой системы должны пожертвовать некоторыми своими интересами, а не добиваться полного удовлетворения этих интересов за чей-то счет, как это случилось после Первой мировой войны. Ученый утверждает, что мировой порядок ХХІ в. не будет базироваться на какой-то единой концепции равновесия сил, а будет построен с участием многих стран, которые будут представлять разные культуры. При этом ученый настаивает на том, что США должны предпринять практические шаги и стать главной страной в будущем балансе сил, как это было во времена «геополитического треугольника», создателем которого был именно Г. Киссинджер.

Список использованных источников

1. Баталов, Э. Я. Мировое развитие и мировой порядок (анализ современных американских концепций) / Э. Я. Баталов. — М.: РОССПЭН, 2005. — 376 с
2. Богатуров, А. Д. Великие державы на Тихом океане. История и теория международных отношений в Восточной Азии после Второй мировой войны (1945—1995 гг.) / А. Д. Богатуров. — М.: Конверт-МОНФ, 1997. — 353 с.
3. Киссинджер, Г. Дипломатия / Г. Киссинджер. — М.: Ладомир, 1997. — 848 с.
4. Киссинджер, Г. Мировой порядок / Г. Киссинджер. — М.: АСТ, 2015. — 512 c.
5. Киссинджер, Г. Нужна ли Америке внешняя политика? / Г. Киссинджер. — М.: Ладомир, 2002. — 352 с.
6. Киссинджер, Г. О Китае / Г. Киссинджер. — М.: АСТ, 2014. — 635 с.
7. Киссинджер, Г. Ядерное оружие и внешняя политика / Г. Киссинджер. — М.: Изд-во иностр. лит., 1959. — 512 с.
8. Харарі, Н. Ю. 21 урок ХХІ століття / Н. Харарі. — Киïв: Book Chef, 2018. — 382 с.
9. Шлезингер, А. Циклы американской истории / А. Шлезингер. — М.: Прогресс, 1992. — 688 с.
10. Ferguson, N. Meaning of Kissinger / N. Ferguson // Foreign Affairs. — 2015. — Vol. 94, N 5. — P. 134—147.
11. Fukuyama, F. The End of History and the Last Man / F. Fukuyama. — Toronto: Maxwell Macmillan, 1992. — 446 p.
12. Hanhimaki, J. The flawed architect: Henry Kissinger and American foreign policy / J. Hanhimaki. — Oxford: Oxford University Press, 2004. — 554 p.
13. Hersh, S. The Price of Power: Kissinger in the Nixon White House / S. Hersh. — N. Y.: Summit Books, 1983. — 702 p.
14. Hitchens, Ch. The Trial of Henry Kissinger / Сh. Hitchens. — N. Y.: Simon Schuster, 2001. — 893 p.
15. Isaacson, W. Kissinger H. A.: Biography / W. Isaacson. — N. Y.: Simon Schuster, 1992. — 893 p.
16. Kennan, G. The Kennan Diaries / G. Kennan. — N. Y.: Norton Company, 2014. — 689 p.
17. Kissinger, H. A. How the Enlightenment Ends / H. A. Kissinger // The Atlantic. — 01.06.2018. — P. 12—16.
18. Kissinger, H. A. The Coronavirus Pandemic Will Forever Alter the World Order / H. A. Kissinger // The Wall Street Journal. — 05.04.2020. — P. 4—7.
19. Kissinger, H. А. World Restored: Metternich, Castlereagh and the Problems of Peace, 1812—1822 / Н. А. Kissinger. — Boston: Mifflin, 1957. — 357 p.
20. Mazlish, B. Kissinger. The European Mind in American Policy / B. Mazlish. — N. Y.: Basic Books, 1976. — 330 p.
21. Morgenthau, H. Politics among nations / H. Morgenthau.— N. Y.: Random House, 1973. — 618 p.
22. Shawcross, W. Sideshow: Kissinger, Nixon and the Destruction of Cambodia / W. Shawcross. — Lanham: Cooper Square Press, 2002. — 542 p.
23. Starr, H. Henry Kissinger: Perceptions of International Politics / H. Starr. — Lexington: The University Press of Kentucky, 1984. — 206 p.
24. Wintour, P. Henry Kissinger says Brexit will bring Britain closer to the US / P. Wintour [Electronic resource] // The Guardian. — 27.06.2017. — Mode of access: <https://www.theguardian.com/politics/2017/jun/27/henry-kissinger-says-brexit-will-bring-britain-closer-to-the-us>. — Date of access: 20.03.2020.

Статья поступила в редакцию в апреле 2020 г.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2021 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.