Журнал международного права и международных отношений. 2020. № 1-2 (92-93). С. 84—88.
Journal of International Law and International Relations. 2020. N 1-2 (92-93). P. 84—88.

международные отношения — «круглый стол»

COVID-19: новая возможность для Китая усилить свое влияние в странах Центральной и Восточной Европы?

Олеся Рубо

Автор:
Рубо Олеся Петровна — кандидат исторических наук, доцент кафедры международных отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Белорусский государственный университет. Адрес: 4, пр. Независимости, Минск, 220030, БЕЛАРУСЬ

Статья посвящена изучению взаимодействия стран Центральной и Восточной Европы и Китайской Народной Республики в связи с распространением коронавируса как на двусторонней, так и на многосторонней основе. Исследуется критический подход Европейского союза к формату «17+1», раскрываются усилия интеграционного объединения по поддержке стран-членов в борьбе с COVID-19. Автор делает вывод о том, что Китай сыграл важную роль в обеспечении стран Центральной и Восточной Европы необходимыми изделиями медицинского назначения. При этом утверждение об усилении влияния Китая в странах региона является преувеличенным, поскольку инвестиционный интерес Китая устремлен прежде всего на страны Западной и Северной Европы.

Ключевые слова: борьба против короновируса; «дипломатия масок»; Европейский союз; Китай; COVID-19; формат «17+1»; Центральная и Восточная Европа.


«COVID-19: a New Opportunity for China to Strengthen its Influence in Central and Eastern Europe?» (Olesya Rubo)

Author:
Rubo Olesya — Candidate of History, Associate Professor of the Department of International Relations of the Faculty of International Relations, Belarusian State University, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Belarusian State University. Address: 4, Nezavisimosti ave., Minsk, 220030, BELARUS

The article deals with the interaction of the countries of Central and Eastern Europe and China in connection with the spread of coronavirus. The article discusses China’s relations with the countries of the region both bilaterally and multilaterally, explores the EU’s critical approach to the «17 + 1» and defines the EU efforts to help member states to fight COVID-19. Thus, it is concluded that China played an important role in providing the countries of Central and Eastern Europe with the required medical supplies. At the same time the allegation, that China’s influence is increasing in the CEECs, is exaggerated, since China’s investment interest is directed primarily towards the countries of Western and Northern Europe.

Keywords: Central and Eastern Europe; China; COVID-19; European Union; fight against coronavirus; «mask diplomacy»; format «17+1».


Кризис, вызванный пандемией коронавируса, в значительной мере обнажил проблемы отношений Европейского союза (ЕС) с Китайской Народной Республикой. Данный кризис стал беспрецедентным событием и сделал Китай предметом общественных и политических дебатов вокруг COVID-19 на большей части Европы.

Очевидно, что от характера взаимодействия на современном этапе стран — членов ЕС с Китаем во многом зависит, как будут развиваться отношения по линии ЕС — КНР в будущем. Несомненно, заинтересованность Китая в Европе значительно возросла, да и сам Китай стал более конкурентоспособным и амбициозным игроком в глобальном масштабе [8, p. 5].

В последние годы в ЕС активно обсуждается вопрос об активизации деятельности Китая в Центральной и Восточной Европе (ЦВЕ). Многие официальные лица ЕС разделяют мнение, что взаимодействие стран ЦВЕ, входящих в интеграционное объединение, с КНР в значительной мере осложняет выработку согласованной позиции ЕС в отношении Китая. Критически лидеры ЕС относятся и к группе «17+1» — форуму стран ЦВЕ и Китая, включающему 12 членов ЕС [3].

Цель статьи — раскрыть особенности взаимодействия стран ЦВЕ и КНР в связи с распространением коронавируса и выявить, действительно ли действия Китая направлены на усиление своего влияния в этих странах. В статье рассматриваются страны ЦВЕ, которые являются членами ЕС.

При проведении исследования были использованы официальный документ и пресс-релиз Европейского союза [9; 14], информационные сообщения органов государственной власти КНР [6; 12], материалы новостных информационных агентств [2; 16], работы ученых, опубликованные Французским институтом международных отношений [8], Институтом китайских исследований Меркатор [7] и Институтом Европы РАН [1].

На фоне кризиса, связанного с коронавирусом, саммит формата «17+1» стран ЦВЕ и Китая, который должен был состояться в апреле 2020 г. в Пекине, был отложен на неопределенный срок. Несмотря на изменение графика в условиях пандемии, представляется, что отношения между странами региона и Китаем будут продолжать развиваться. Платформа может стать еще более важной в будущем, поскольку еще до отмены запланированной встречи Китай объявил, что намерен поднять саммит с уровня премьер-министров до уровня глав государств [11].

В Западной Европе связи с Китаем институционализировались за десятилетия интенсивных отношений. Но в ЦВЕ отношения с Китаем начали развиваться гораздо позже и зачастую с нуля. Влияние КНР в Центральной и Восточной Европе в большей степени обусловлено личными контактами между официальными лицами региона и их китайскими коллегами или бизнесменами [10].

Китай стремился быть ответственным и надежным партнером стран — членов ЕС в борьбе с COVID-19 путем организации поставок жизненно необходимых изделий медицинского назначения (защитных масок, перчаток, наборов для тестирования, лекарств) и онлайн-консультаций медиков. Усилия Китая были охарактеризованы как «дипломатия масок» страны [15].

Брюссель опасается, что Пекин может использовать пандемию коронавируса и ее экономические последствия как возможность усиления своего политического и экономического влияния в финансово более слабых государствах-членах, в частности в странах ЦВЕ [3].

Еще в марте 2019 г. Европейская комиссия и Европейская служба внешних действий охарактеризовали Китай как партнера, экономического конкурента и системного соперника, продвигающего альтернативные модели управления [14].

25 марта 2020 г. Европейская комиссия опубликовала руководящие принципы для своих государств-членов по защите важнейших секторов экономики от риска их поглощения иностранным капиталом «третьих стран» в связи с экономическими потрясениями, обусловленными пандемией коронавируса [9]. Хотя в документе конкретно не упоминается КНР, официальные лица ЕС обеспокоены тем, что Китай будет стремиться расширить свое экономическое присутствие в Европе, как это произошло после глобального финансового кризиса 2008 г. Данный документ представляет собой первую попытку сформулировать скоординированный общеевропейский ответ на возможные последствия коронавируса.

В частности, глава Европейской комиссии У. фон дер Ляйен заявила, что кризис из-за коронавируса оказывает значительное влияние на европейскую экономику, многие компании временно ослаблены этим кризисом и, соответственно, надо позаботиться о них. Здравоохранение, медицинские исследования и стратегическую инфраструктуру она охарактеризовала как секторы, имеющие ключевое значение для безопасности, общественного здоровья и спокойствия ЕС [5].

Обеспокоенность реализацией Китаем «дипломатии масок» высказал и глава Европейской службы внешних связей Ж. Б. Фонтельес, который раскритиковал Китай за его попытки создать «трещины» в ЕС путем предоставления помощи определенным странам Европы в борьбе против COVID-19. Он заявил, что страны ЕС должны подготовиться к «борьбе за влияние» в «глобальной битве нарративов», и призвал к усилению солидарности в рамках ЕС [4].

Глава миссии КНР при ЕС Чжан Мин заявил, что борьба против вируса не имеет ничего общего с геополитикой. По его словам, когда на карту поставлены жизнь и здоровье людей, единственное, что нужно сделать, это отложить в сторону политику и предрассудки и присоединиться к глобальному противостоянию вирусу [5].

Несмотря на определенное критическое отношение со стороны руководства ЕС, медицинская помощь Китая приветствовалась в странах ЦВЕ. Следует отметить, что многие европейские страны быстро организовали медицинскую поддержку Китаю, когда в Ухане появился коронавирус, а официальные лица в ЕС подчеркнули, что в январе 2020 г. поставки гуманитарной помощи составили более 50 т. Ответная гуманитарная помощь в ЕС поступила из разных источников в Китае: ее организацией занимались на уровне правительства страны, государственных предприятий, частных компаний, фондов. Важную роль сыграли также китайские общины в Европе. Во многих случаях прослеживалась связь между китайскими компаниями и их коммерческими интересами в процессе оказания безвозмездной медицинской помощи в отдельных странах, например в Венгрии [8, p. 7].

Китай организовал ряд видеоконференций с должностными лицами и экспертами в области здравоохранения по всей Европе с тем, чтобы поделиться информацией о своем опыте борьбы с эпидемией. Стоит отметить, что 13 марта 2020 г. была организована первая видеоконференция для стран ЦВЕ. Участники видеоконференции высоко оценили онлайн-консультации и отметили, что помощь Китая пришла в критический момент для Европы. Как указывается на сайте информационного агентства «Синьхуа», в рамках платформы «17+1» сотрудничество между Китаем и странами ЦВЕ достигло плодотворных результатов. В настоящее время общей целью форума является преодоление эпидемии, и, соответственно, обе стороны объединяют усилия для укрепления конструктивного сотрудничества [16].

В целом поставки изделий медицинского назначения из Китая осуществлялись как на коммерческой, так и на безвозмездной основе. Привилегированный доступ к китайским поставщикам медицинских товаров явился следствием тесных политических контактов на высоком уровне между официальными лицами ряда стран ЦВЕ и Китая. Этот факт также стал предметом активных общественных и политических обсуждений, например в Польше и Чехии [8, p. 8].

Отдельно следует упомянуть, что посольства и послы КНР в странах — членах ЕС стали очень заметными как в социальных сетях, так и в традиционных СМИ после того, как COVID-19 распространился по всему континенту [8, p. 8].

Гуманитарная помощь, которую Чешская Республика организовала и финансировала совместно с Австрией, Венгрией и Словенией, была доставлена через венский аэропорт непосредственно в Ухань в конце января 2020 г. [8, p. 17]. Вспышка инфекции в Чехии в марте вызвала острую нехватку медицинских изделий в клиниках страны. На фоне крайне напряженной ситуации правительство А. Бабиша совместно с президентом М. Земаном и прокитайскими политическими и лоббистскими группировками смогло быстро организовать поставку средств индивидуальной защиты в Чехию, используя свои контакты на высоком уровне в Китае [8, p. 18].

30 апреля 2020 г. состоялся телефонный разговор между председателем КНР Си Цзиньпином и президентом Чешской Республики М. Земаном. Си Цзиньпин подчеркнул, что Китай высоко ценит медицинскую помощь, оказанную Чехией и этот жест подтверждает огромную дружбу между народами. Со своей стороны, Китай также поддержал Чешскую Республику в противостоянии коронавирусу и готов делиться информацией и передовым опытом борьбы с COVID-19 как на двусторонней основе, так и через механизм сотрудничества Китай — ЦВЕ. Президент М. Земан высоко оценил своевременную поддержку и помощь со стороны Китая и также отметил глубокую дружбу между двумя странами и их народами [12].

Венгрия также была одной из первых стран, которые отправили гуманитарный груз в Китай. Когда вирус начал распространяться в Европе, настала очередь Китая оказать помощь Венгрии. Венгрия импортирует изделия медицинского назначения из Китая с 23 марта 2020 г., когда в Будапеште приземлился первый самолет. Китай поставил в Венгрию миллионы масок, средств индивидуальной защиты, вентиляторы и другие медицинские изделия. Подавляющее большинство поставок было приобретено правительством Венгрии, однако и другие участники осуществили пожертвования на борьбу с COVID-19 [8, p. 34].

В мае 2020 г. состоялся телефонный разговор между председателем КНР Си Цзиньпином и премьер-министром Венгрии В. Орбаном. Лидер КНР отметил, что после потрясений, вызванных COVID-19, традиционная дружба между Китаем и Венгрией продолжит углубляться, а двустороннее сотрудничество имеет широкие перспективы. По его словам, обе стороны должны определить планы развития двусторонних отношений в эпоху после COVID-19, включая шаги по выстраиванию взаимодействия на высоком уровне, укреплению торговли и инвестиционных связей. Он добавил, что с нетерпением ожидает встречи с венгерским премьер-министром, чтобы совместно поднять всеобъемлющее стратегическое партнерство Китая и Венгрии и сотрудничество Китая со странами ЦВЕ на более высокий уровень [13].

Согласно сообщениям из Китая, 26 марта 2020 г. в страны ЦВЕ было поставлено в общей сложности 54 000 медицинских масок. В конце марта 2020 г. из Китая в Латвию самолетом было доставлено 900 000 масок и 80 000 респираторов на коммерческой основе. Однако в Латвии деятельность Китая по поставке медицинских изделий на коммерческой и безвозмездной основе и организации онлайн-конференций в целях обмена опытом в борьбе с коронавирусом не была широко освещена в местных СМИ [8, p. 41].

Польша использовала свои тесные политические контакты с Китаем в условиях чрезвычайной ситуации для закупки необходимых медицинских изделий — в основном средств индивидуальной защиты для медицинского персонала. 24 марта 2020 г. президент Польши А. Дуда разговаривал по телефону со своим коллегой Си Цзиньпином. Лидер КНР заверил его в том, что Китай готов предоставить Польше изделия медицинского назначения. Состоялись также переговоры между премьер-министром Польши и премьером Госсовета КНР, министрами иностранных дел обеих стран и послом Китая в Польше о поставках медицинских изделий и обмене опытом. Поддержка Китаем Польши включала как некоммерческие, так и коммерческие поставки. Так, например, к середине апреля 2020 г. 29 самолетов доставили 580 т средств медицинского назначения в Польшу [6, p. 51].

Министерство здравоохранения Румынии рассматривает китайский подход к COVID-19 как «золотой стандарт». Однако Румыния не входила в число стран, которые участвовали в поставке медицинских изделий в Китай. Между Румынией и Китаем существует несколько активных каналов взаимодействия в связи с нынешним кризисом. Посольство КНР в Румынии представляет собой очень динамичного актора. Например, оно организовало участие румынских властей в видеоконференции формата «17+1» 13 марта 2020 г. Посол Китая Цзян Юй наряду с представителями китайских предприятий в Румынии и местного сообщества пожертвовал изделия медицинского назначения Бухаресту. Румыния не обращалась напрямую к Китаю в целях покупки необходимых медицинских товаров. В отличие от ряда других европейских государств, между лидерами двух стран не было телефонного разговора [8, p. 57—58].

До настоящего времени Словакия была одним из наиболее успешных государств ЕС в борьбе с пандемией COVID-19. Ситуация с распространением коронавируса вывела Китай на передний план публичного дискурса в Словакии. Одним из наиболее интересных вопросов, связанных с Китаем, был опрос общественного мнения, проведенный 25 и 26 марта 2020 г. Данный опрос продемонстрировал, что более 67 % респондентов считают, что Китай оказал наибольшую помощь в борьбе с вирусом, и только 22 % респондентов отметили важную роль ЕС в этом вопросе. Эти цифры стали результатом публичного одобрения бывшим премьер-министром Словакии П. Пеллегрини поставок медицинских изделий из Китая в аэропорту Братиславы [8, p. 60—62]. Новое правительство во главе с И. Матовичем демонстрирует более сдержанный подход в отношении Китая.

13 мая 2020 г. высокопоставленные представители здравоохранения и эксперты из Китая и стран ЦВЕ в формате «17+1» провели очередную видеоконференцию, на которой обменялись информацией о борьбе с коронавирусом и призвали к скоординированным международным действиям [6].

Многие представители экспертного сообщества разделяют мнение о том, что посредством активизации контактов со странами ЦВЕ Китай стремится усилить свое влияние в Европе, одновременно наращивая инвестиции в центральноевропейских странах. Однако утверждение о растущей экономической зависимости ЦВЕ от Китая является преувеличенным. В действительности Центральная и Восточная Европа гораздо менее экономически зависима от Китая по сравнению с остальной частью Европейского союза [10].

В течение многих лет подавляющее большинство китайских инвестиций направлялось в Западную и Северную Европу, согласно данным немецкого Института китайских исследований Меркатор. В 2019 г. объем прямых иностранных инвестиций из Китая в ЕС упал до 12 млрд евро, что на 33 % меньше, чем в 2018 г. При этом в 2016 г. объем инвестиций достигал 37 млрд евро. В 2019 г. только 3 % китайских инвестиций приходилось на Восточную Европу, несмотря на то, что на страны региона приходится около 1/10 части ВВП ЕС [7].

По мнению экспертов азиатских исследований Д. Хатта и Р. Турчаного, утверждение об экономической зависимости ЦВЕ от Китая позволяет отвлечь внимание от отношений Западной Европы с КНР, которые в первую очередь определяют способность ЕС формировать общую позицию. По-прежнему при выстраивании отношений с Китаем Германия и Франция, прежде всего, исходят из своих национальных интересов. Как отмечают эксперты, критика действий стран ЦВЕ в рамках интеграционного объединения может негативно отразиться на отношениях между различными европейскими регионами и, конечно, не поможет ЕС достичь согласованной позиции в отношении КНР [10].

В марте 2020 г. институты ЕС стали предпринимать конкретные меры по борьбе с коронавирусом и его последствиями. Для улучшения обеспечения индивидуальными средствами защиты и медицинским оборудованием был задействован Механизм гражданской защиты ЕС, в рамках которого был создан стратегический запас (RescEU) изделий медицинского назначения (дыхательные аппараты и защитные маски), которые смогли получить страны-члены [1]. В мае 2020 г. руководство ЕС заявило о выделении 54 млрд евро из фондов сплочения и развития на текущий год на борьбу с коронавирусом и последствиями пандемии, что позволит государствам-членам покрыть медико-санитарные расходы и поддержать малый бизнес. Например, по данным Министерства регионального развития Польши, страна уже получила свыше 10 млрд евро [2].

Вероятно, отдельным европейским странам потребуются значительные финансовые средства для восстановления их экономики в посткризисный период и помощи со стороны ЕС может быть недостаточно. Для стран ЦВЕ китайский капитал предполагает дополнительные преимущества, а именно большую финансовую независимость от Брюсселя, и имеет меньше финансовых ограничений [3].

Не исключено, что разногласия между странами-членами относительно выстраивания отношений с Китаем в период кризиса и после него могут усилиться. Но возможен и обратный процесс: со временем Китай может стать катализатором формирования более «геополитической Европы» и, соответственно, станет внешним фактором, стимулирующим коллективные европейские действия в постковидном миропорядке [8, p. 9].

Таким образом, борьба с COVID-19 действительно подтолкнула страны ЦВЕ к активизации контактов с Китаем в целях быстрого получения необходимых изделий медицинского назначения, что было обусловлено промедлением оказания помощи со стороны ЕС. Руководители стран, в первую очередь Венгрии и Чехии, высказывали благодарность Китаю за организацию поставок медицинских изделий. Посольства КНР регулярно освещали усилия государства по оказанию медицинской помощи странам региона как в традиционных СМИ, так и в социальных сетях. Своими действиями Китай стремился позиционировать себя как надежного партнера стран ЦВЕ, что позволило ему улучшить свой имидж в странах региона. И страны — члены ЕС, относящиеся к ЦВЕ, и Китай демонстрируют заинтересованность в дальнейшем укреплении конструктивного сотрудничества. Однако представляется, что не стоит ожидать значительного усиления влияния КНР в странах ЦВЕ в среднесрочной перспективе, поскольку основной инвестиционный интерес Китая устремлен на страны Западной и Северной Европы. Кроме того, по-прежнему национальные интересы стран-членов осложняют реализацию согласованного внешнеполитического курса ЕС в отношении КНР: хотя и с промедлением, руководство ЕС стало принимать конкретные меры по поддержке стран-членов в борьбе с коронавирусом посредством выделения средств из фондов сплочения и развития.

Список использованных источников

1. Бабынина, Л. О. Коронавирус: что может сделать и делает Европейский союз: аналитическая записка № 12, 2020 (№ 195) / Л. О. Бабынина [Электронный ресурс] // Институт Европы РАН. — Режим доступа: <http://www.instituteofeurope.ru/images/uploads/analitika/2020/an195.pdf>. — Дата доступа: 09.06.2020.
2. ЕС передает резервы странам-членам [Электронный ресурс] // Euronews. — 13.05.2020. — Режим доступа: <https://ru.euronews.com/2020/05/13/structuralfunds-covid>. — Дата доступа: 12.06.2020.
3. Bhatnagar, A. Is the EU’s COVID-19 Response Losing Central and Eastern Europe to China? / A. Bhatnagar [Electronic resource] // World Politics Review. — 08.05.2020. — Mode of access: <https://www.worldpoliticsreview.com/articles/28744/is-the-eu-s-covid-19-response-losing-central-and-eastern-europe-to-china>. — Date of access: 11.06.2020.
4. Borrell, J. The Coronavirus pandemic and the new world it is creating / J. Borrell [Electronic resource] // European External Action Service. — 23.03.2020. — Mode of access: <https://eeas.europa.eu/headquarters/headquarters-homepage/76379/coronavirus-pandemic-and-new-world-it-creating_en>. — Date of access: 11.06.2020.
5. Capitals Special Edition — How effective is China’s ‘mask diplomacy’ in Europe? / ed. by S. Michalopoulos, D. Eck, Z. Radosavljevic [Electronic resource] // EURACTIV Network. — 26.03.2020. — Mode of access: <https://www.euractiv.com/section/politics/news/capitals-special-edition-how-effective-is-chinas-mask-diplomacy-in-europe/>. — Date of access: 11.06.2020.
6. China, CEE countries exchange information on fighting COVID-19 via video conference [Electronic resource] // The State Council information office. The People’s Republic of China. — 14.05.2020. — Mode of access: <http://english.scio.gov.cn/internationalexchanges/2020-05/14/content_76044327.htm>. — Date of access: 11.06.2020.
7. Chinese FDI in Europe: 2019 Update. Special Topic: Research Collaborations. April 2020 / A. Kratz [et al.] [Electronic resource] // Mercator Institute for China Studies (MERICS). — Mode of access: <https://merics.org/sites/default/files/2020-05/MERICSRhodium%20GroupCOFDIUpdate2020.pdf>. — Date of access: 11.06.2020.
8. Covid-19 and Europe — China Relations: A country-level analysis European Think-tank Network on China (ETNC): Special Report of the European Think-tank Network on China (ETNC), 29 April 2020 [Electronic resource] // Institut français des relations internationales. — Mode of access: <https://www.ifri.org/en/publications/publications-ifri/ouvrages-ifri/covid-19-europe-china-relations-country-level-analysis>. — Date of access: 12.06.2020.
9. Guidance to the Member States concerning foreign direct investment and free movement of capital from third countries, and the protection of Europe’s strategic assets, ahead of the application of Regulation (EU) 2019/452 (FDI Screening Regulation): Communication from the Commission C(2020) 1981 final, Brussels, 25.03.2020 [Electronic resource] // European Commission. — Mode of access: <https://trade.ec.europa.eu/doclib/docs/2020/march/tradoc_158676.pdf>. — Date of access: 11.06.2020.
10. Hutt, D. No, China Has Not Bought Central and Eastern Europe / D. Hutt, R. Q. Turcsányi [Electronic resource] // Foreign Policy. — 27.04.2020. — Mode of access: <https://foreignpolicy.com/2020/05/27/china-has-not-bought-central-eastern-europe/>. — Date of access: 11.06.2020.
11. Karásková, I. Engaging China in 17+1: Time for the ACT Strategy. China has managed to build a system of interconnected relations in Central and Eastern Europe. How should the region respond? / I. Karásková [Electronic resource] // The Diplomat. — 07.04.2020. — Mode of access: <https://thediplomat.com/2020/04/engaging-china-in-171-time-for-the-act-strategy/>. — Date of access: 11.06.2020.
12. President Xi Jinping Speaks with Czech President Miloš Zeman on the Phone [Electronic resource] // Ministry of Foreign Affairs, the People’s Republic of China. — 30.04.2020. — Mode of access: <https://www.fmprc.gov.cn/mfa_eng/zxxx_662805/t1775532.shtml>. — Date of access: 11.06.2020.
13. President Xi Jinping Speaks with Hungarian Prime Minister Viktor Orbán on the Phone [Electronic resource] // Embassy of the People’s Republic of China in Sudan. — 15.05.2020. — Mode of access: <http://sd.chineseembassy.org/eng/zgyw/t1779838.htm>. — Date of access: 11.06.2020.
14. Press release: 12 March 2019, Brussels [Electronic resource] // European Commission. — Mode of access: <https://ec.europa.eu/commission/presscorner/detail/en/IP_19_1605>. — Date of access: 11.05.2020.
15. Verma, R. China’s ‘mask diplomacy’ to change the COVID-19 narrative in Europe / R. Verma [Electronic resource] // Asia Europe Journal at Springer site. — 28.05.2020. — Mode of access: <https://link.springer.com/article/10.1007/s10308-020-00576-1>. — Date of access: 11.06.2020.
16. Yu Shuaishuai. Xinhua Headlines: China showcases spirit of sharing by offering CEE countries COVID-19 insights / Yu Shuaishuai [Electronic resource] // Xinhua. — 14.03.2020. — Mode of access: <http://www.xinhuanet.com/english/2020-03/14/c_138877712.htm>. — Date of access: 11.06.2020.

Статья поступила в редакцию в июне 2020 г.

Статья подготовлена по материалам выступления на международном «круглом столе» «Инициатива ‘‘Шелковый путь’’ для Восточной Европы до и после пандемии: вызовы и перспективные направления», организованном Центром евразийских и европейских исследований факультета международных отношений Белорусского государственного университета и Фондом имени Фридриха Эберта


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2021 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.