Журнал международного права и международных отношений. 2020. № 3-4 (94-95). С. 105—111.
Journal of International Law and International Relations. 2020. N 3-4 (94-95). P. 105—111.

международные экономические отношения

УДК 325(476)

Оценка внутренней безвозвратной миграции в Республике Беларусь

Мария Драгун

Автор:
Драгун Мария Витальевна — старший преподаватель кафедры международного менеджмента экономического факультета Белорусского государственного университета, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Белорусский государственный университет. Адрес: 4, пр. Независимости, Минск, 220030, БЕЛАРУСЬ

В статье представлена оценка современных особенностей внутренней безвозвратной миграции в Республике Беларусь. Рассмотрены нормативные правовые акты, регулирующие исследуемую проблематику. Системно изучены миграционные потоки по всем направлениям в динамике за 19 лет (2000—2018 гг.), установлен факт доминирования внутриреспубликанских перемещений в оцениваемом периоде; рассчитан коэффициент интенсивности внутриреспубликанских перемещений. Автором изучены миграционные потоки между территориальными единицами, сформулирован вывод о преобладании миграционных потоков из города в город. Исследованы перемещения населения по направлениям: «город — город», «город — село», «село — город», «село — село»; на основании полученных данных установлен факт оттока населения из села в город. Особое внимание уделено исследованию миграционных связей между областями, разработаны иллюстрации, наглядно отражающие потоки населения внутри страны. Сделан вывод о том, что внутриреспубликанская миграция имеет центростремительный характер. Отмечены две новые тенденции последних лет: сокращение оттока населения из села в город и замедление темпов роста населения г. Минска.

Ключевые слова: внутренняя миграция; коэффициент интенсивности внутриреспубликанской миграции; миграционные потоки; миграционный прирост; сальдо миграции; убыль.


«Internal Non-Return Migration in the Republic of Belarus» (Maria Dragun)

Author:
Dragun Maria — Senior Lecturer of the Department of International Management of the Faculty of Economics, Belarusian State University, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Belarusian State University. Address: 4, Nezavisimosti ave., Minsk, 220030, BELARUS

The article presents an assessment of the modern features of internal non-return migration in the Republic of Belarus. The author has reviewed the laws regulating this issue. Migration flows in all directions have been studied over the nineteen years (2000—2018) and it has been established that internal migration dominates throughout the entire period. The coefficient of the intensity of internal migration was calculated. Migration flows between territorial units have been studied, and a conclusion has been formulated about the prevalence of migration flows from city to city. Population movements were investigated in the following directions: «city — city», «city — village», «village — city», «village — village»; the fact of the outflow of the population from the village to the city was established. The study of migration links between the regions was carried out, the author developed illustrations that clearly reflect the flows of the population within the country. The author has noted two new trends in recent years: a decrease in the outflow of the population from the countryside to the city and a slowdown in the growth rate of the population of Minsk.

Keywords: balance of migration; decrease; internal migration; migration flows; migration growth; rate of internal migration mobility.


Интенсивное развитие промышленности Беларуси в XX в. привело к тому, что на ее территории начали формироваться крупные городские промышленные центры, сфокусировавшие на себя сельские миграционные потоки. При этом основную роль в республике играла внутренняя миграция, сформировавшая устойчивые потоки внутриреспубликанского масштаба, обеспечивающие интересы быстроразвивающейся промышленности. Сложившиеся миграционные потоки обеспечивали отбор трудовых ресурсов особого социального качества, отличавшихся высокой мобильностью. Это было в основном молодое трудоспособное население села. Впоследствии это привело к депопуляции на селе, что затем стало характерным для всей Беларуси. Ситуация осложнилась распадом СССР и переходом страны к рыночной экономике [24].

Внутренняя миграция населения, тенденции ее развития, последствия влияния миграционных процессов на демографическую ситуацию, рынок труда и функционирование белорусской экономики, а также проблемы ее государственного регулирования являются актуальными и широко обсуждаемыми темами в Беларуси. Изучению процессов внутренней миграции посвящены работы многих белорусских ученых. Существенный вклад в исследование данного вида миграционных перемещений внесли Е. А. Антипова [1], А. В. Кельник [9], М. И. Артюхин [11], Ю. Н. Петракова [19], Л. Е. Тихонова [25], Л. В. Фокеева [27], Л. П. Шахотько [28] и др.

На уровне государственного регулирования уделяется большое внимание проблемам внутренней миграции, особенно сокращению потоков из села в город. Принят ряд законодательных актов, регулирующих данные вопросы [13—18]. В частности, утвержден проект «деревня будущего» [18], который направлен на создание современных сельских населенных пунктов с устойчиво функционирующим производством, сочетающим качество городской среды в социальном обслуживании, инженерно-транспортном обеспечении и благоустройстве с ценностями сельского уклада жизни [10]. Утвержден план развития отстающих регионов, предусматривающий создание новых предприятий и производств, модернизацию действующих предприятий, формирование необходимой производственной и социальной инфраструктуры [14]. Регламентировано создание регионального совета для взаимодействия деловых кругов с государственными органами в сфере поддержки и развития предпринимательства, оперативного решения проблем функционирования бизнеса [16].

Сущность внутренней миграции состоит в том, что перемещения населения происходят в пределах одной страны. При этом, так как во внутренних миграциях участвуют граждане одной страны, общая численность населения не меняется, но происходят существенные изменения демографической структуры, этнических процессов, воспроизводства населения различных регионов. Основная причина данного вида миграционных перемещений — экономическая. Возможность трудоустройства в том или ином районе является экономической основой миграции населения, приводит к перераспределению трудовых ресурсов. Еще одна причина внутренней миграции — социальная, которая выражается, как правило, в стремлении повысить образование, уровень квалификации и культуры. Для того чтобы сопоставлять между собой уровни подвижности населения разных по рангу и величине районов, выявлять динамику миграционного движения независимо от изменения численности населения, можно рассчитать коэффициенты интенсивности миграции. В частности, коэффициент интенсивности по прибытию рассчитывают путем деления количества прибывших мигрантов в регион (страну) за год на среднегодовую численность постоянного населения и умножения на 10 000 (или 1000) [24].

Таким образом, социально-экономические последствия внутренней миграции оказывают непосредственное влияние на экономическое развитие областей, районов, городов, сел, страны в целом. С одной стороны, они приводят к перераспределению трудовых ресурсов, а с другой — такие перемещения имеют определенную социальную направленность (человек меняет не только место жительства, но и социальную среду). В связи с этим целью данной статьи является оценка сложившихся внутренних миграционных потоков в Республике Беларусь за 19 лет (2000—2018 гг.).

На современном этапе развития миграционных процессов, как и в прошлом столетии, ведущее место занимают внутриреспубликанские перемещения. На их долю приходится более 90 % всех перемещений (рис. 1). При этом их доля в общих миграционных перемещениях в течение 2000—2005 гг. из года в год возрастала — с 87,6 % в 2000 г. до 95 % в 2005 г. Начиная с 2006 г. доля внутриреспубликанских перемещений колебалась — от максимального значения 92,6 % в 2008 и 2017 гг., до минимального — 89,7 % в 2015 г.

2020_3-4_dragun_pic1.jpg

Рис. 1. Динамика миграционных потоков по всем направлениям (по прибытии), чел.

И с т о ч н и к: разработано автором по: [2—8; 12].

В течение исследуемого периода преобладала внутриобластная миграция: на ее долю в среднем приходилось более 55 % оборота всей внутренней миграции. Но с 2017 г. во внутриреспубликанских перемещениях межобластная миграция превысила внутриобластную, ее доля составила 50,5 % в 2017 г., 51,3 % в 2018 г. и 53,0 % в 2019 г.

Интенсивность внутриреспубликанских миграций в рассматриваемом периоде увеличилась с 18,46 ‰ в 2000 г. до 24,99 ‰ в 2018 г. (рис. 2). Самое высокое значение данного коэффициента было в 2015 г. — 25,86. В среднем интенсивность внутренней миграции в течение анализируемого периода была на уровне 22,64 ‰. Отметим, что по уровню интенсивности внутренней миграции Республика Беларусь лишь на несколько пунктов уступает России, где исследуемый коэффициент за 2018 г. составил 29,58 ‰.

2020_3-4_dragun_pic2.jpg

Рис. 2. Динамика коэффициента интенсивности внутриреспубликанской миграции (по прибытии), ‰

И с т о ч н и к: разработано автором по: [2—8; 12].

Характеризуя внутренние перемещения населения, важно отметить, что за 2000—2018 гг. основные перемещения населения происходили из города в город — 40 %; в то время как из села в город — 31 %. При этом в последние годы миграционные потоки из сельской местности в город снизились и составили в 2016 г. около 28 %, в 2017 г. — 26 % и в 2018 г. — 27 %. Это новая тенденция. Потоки из города в село в среднем составляют около 22 %, тут также наблюдается положительная динамика — в 2015—2017 гг. они составили 25 %. Перемещения из села в село, как показывают расчеты, составляют 7 % от общего числа всех внутренних потоков.

Исследования показали, что сельская местность теряла население в миграционном обмене с городом в течение всего анализируемого периода: в среднем из села в город ежегодно уезжало около 16,7 тыс. чел. Тем не менее, в последние годы, как видно из рис. 3, прирост сельского населения в город сократился — в 2016 г. он составил 10,4 тыс. чел., в 2017 г. — 3,3 и в 2018 г. — 10,4 тыс. чел. Отток населения из сельской местности наблюдается во всех областях. За последние годы самый большой миграционный отток сельского населения зафиксирован в Минской области — 17,3 тыс. чел. в 2016 г., 16,5 — в 2017 г. и 16,5 тыс. чел. в 2018 г.

2020_3-4_dragun_pic3.jpg

Рис. 3. Динамика миграционного прироста городского населения за счет сельского, тыс. чел.

И с т о ч н и к: разработано автором по: [2—8; 12].

Таким образом, с одной стороны, сельско-городские перемещения содействуют экономическому развитию страны, способствуя повышению уровня образования и профессиональной подготовки сельских граждан, с другой — активная миграция из села в город приводит к тому, что продолжает деформироваться половозрастная структура населения, происходит сокращение демовоспроизводственного потенциала и наблюдается дефицит рабочей силы в сельской местности.

По характеру миграции на территории Беларуси можно выделить две зоны. Первую — с относительно благоприятной миграционной ситуацией, которую формирует столично-центральный регион (Минская обл. и г. Минск), где наблюдается положительное сальдо миграции в большинстве городов различной численности населения и в пяти районах сельской местности, преимущественно находящихся в зоне влияния столицы. Вторая зона с неблагоприятной миграционной ситуацией [1]: Брестская, Витебская, Гомельская, Гродненская и Могилевская области. Для них характерен рост миграционной убыли населения, что видно из таблицы.

Миграционный прирост населения регионов Беларуси, чел.

2020_3-4_dragun_t1.jpg

И с т о ч н и к: разработано автором по: [2—8; 12].

Анализ показал, что за период 2000—2018 гг. население Минской области за счет внутренних мигрантов увеличилось на 10,5 тыс. чел., а население столицы за этот же период — более чем на 242,3 тыс. чел. При этом важно отметить, что столица в последние годы прирастает меньшими темпами, чем в прошлом столетии. Так, за последние пять лет миграционный прирост в г. Минск сократился более чем в 2 раза по отношению к 2010—2014 гг., а по отношению к 2005—2009 гг. — почти в 3 раза. Из таблицы видно, что в последние годы стремительно увеличиваются потоки внутренних мигрантов в Минскую область. Так, если с 2000 по 2014 г. Минская область в среднем в год теряла 1000 чел.; то за последние пять лет прирост составил в среднем 6,7 тыс. чел. в год.

В общем внутренняя миграция Республики в 2000—2018 гг. имела центростремительный характер, что видно из рис. 4—10. Механический прирост Минской области происходил за счет всех областей. В то же время население г. Минска пополнялось за счет мигрантов, как прибывающих непосредственно из областей страны, так и тех, которые сначала переехали в Минскую область из всех других областей, а затем в столицу.

 

2020_3-4_dragun_pic4.jpg

Рис. 4. Миграционное сальдо Брестской области

И с т о ч н и к: разработано автором по: [2—8; 12; 20—23].

2020_3-4_dragun_pic5.jpg

Рис. 5. Миграционное сальдо Гродненской области

И с т о ч н и к: разработано автором по: [2—8; 12; 20—23].

2020_3-4_dragun_pic6.jpg

Рис. 6. Миграционное сальдо Минской области

И с т о ч н и к: разработано автором по: [2—8; 12; 20—23].

2020_3-4_dragun_pic7.jpg

Рис. 7. Миграционное сальдо Гомельской области

И с т о ч н и к: разработано автором по: [2—8; 12; 20—23].

2020_3-4_dragun_pic8.jpg

Рис. 8. Миграционное сальдо Витебской области

И с т о ч н и к: разработано автором по: [2—8; 12; 20—23].

2020_3-4_dragun_pic9.jpg

Рис. 9. Миграционное сальдо Могилевской области

И с т о ч н и к: разработано автором по: [2—8; 12; 20—23].

2020_3-4_dragun_pic10.jpg

Рис. 10. Миграционное сальдо г. Минска

И с т о ч н и к: разработано автором по: [2—8; 12; 20—23].

Движение населения между остальными областями менее интенсивное. Брестская область теряла население со всеми областями, кроме Могилевской (см. рис. 4): в исследуемой период выбыло в другие регионы 227,7 тыс. чел., а прибыло на 58 тыс. чел. меньше. Самые значительные миграционные потоки, как и в других областях, были направлены в г. Минск и Минскую область: миграционное сальдо составило 47,7 и 8,3 тыс. чел. соответственно. В Гомельскую, Витебскую и Гродненскую области Брестская область «направила» 2,6 тыс. чел. (выбыло в эти области 69,8 тыс. чел., прибыло 67,2 тыс. чел.). Единственной областью, из которой прибыло больше, чем выбыло, была Могилевская.

В течение исследуемого периода, единственная область, численность населения которой пополнилась за счет всех остальных областей (кроме Минской обл. и г. Минска), — это Гродненская (см. рис. 5). Суммарно из Брестской, Витебской, Гомельской и Могилевской областей приток населения составил более 60,8 тыс. чел., отток населения в эти области был на уровне 58,7 тыс. чел., миграционное сальдо составило 2,1 тыс. чел. Самое высокое положительное миграционное сальдо было зафиксировано с Могилевской (809 чел.) и Гомельской (763 чел.) областями. Отток населения в столично-центральный регион составил 125,4 тыс. чел., приток — 76,1 тыс. чел.; как следствие в миграционном обмене с г. Минском и Минской областью Гродненская область потеряла 49,3 тыс. чел. (сальдо миграции).

Гомельская область теряла население со всеми областями, кроме Брестской и Могилевской областей (см.: рис. 7). В течение 2000—2018 гг. из области выбыло в другие регионы 180,6 тыс. чел., прибыло — 136,6, миграционное сальдо составило 44,0 тыс. чел. Самые значительные миграционные потоки, как и в других областях, были направлены в г. Минск и Минскую область, миграционное сальдо составило 35,0 и 9,1 тыс. чел. соответственно. В миграционном обмене с Витебской и Гродненской областями область потеряла 2,2 тыс. чел. (суммарно выбыло в эти области 24,7 тыс. чел., прибыло 22,5 тыс. чел.); в миграционном обмене с Брестской и Могилевской областями пополнилась на 2,3 тыс. чел. (суммарно выбыло в эти области 52,7 тыс. чел., прибыло 55,0 тыс. чел.).

Численность населения Витебской области пополнилась за счет Брестской, Гомельской и Могилевской областей; уменьшилась — за счет Гродненской, Минской областей и г. Минска (см. рис. 8). Суммарно из Брестской, Гомельской и Могилевской областей приток населения составил 59,6 тыс. чел., отток населения в эти области был на уровне 51,8 тыс. чел., миграционное сальдо составило 7,8 тыс. чел. В миграционном обмене с Гродненской областью Витебская область потеряла почти 400 чел. Отток населения в столично-центральный регион из области составил 116,6 тыс. чел., приток — 72,2 тыс. чел., миграционное сальдо — 44,4 тыс. чел.

В Могилевской области отмечена наиболее негативная ситуация в миграционном плане (см. рис. 9). В течение 2000—2018 гг. из области выбыло в другие регионы 186,7 тыс. чел., прибыло — 136,8, миграционное сальдо составило почти 50,0 тыс. чел. Самые значительные миграционные потоки, как и в других областях, были направлены в г. Минск и Минскую область. Отток населения в столично-центральный регион из области составил 103,9 тыс. чел., приток — 61,3, миграционное сальдо — 42,6 тыс. чел.

Обобщая результаты проведенной оценки миграционной ситуации в Республике Беларусь, можно отметить следующее. Основную роль в миграционных потоках страны, как и прежде, играет внутренняя миграция: на ее долю приходится около 90 % всех перемещений за исследуемый период. Рост коэффициента интенсивности внутриреспубликанской миграции с 18,46 ‰ в 2000 г. до 24,99 ‰ в 2018 г. является тому подтверждением. Большая часть перемещений населения происходила внутри областей: в среднем доля внутриобластной миграции составляла 55 % оборота всей миграции. С 2017 г. ситуация несколько изменилась, и межобластная миграция начала доминировать над внутриобластной. Основная доля внутренних перемещений — это миграционные потоки из города в город — 40 % (доля миграционных потоков из села в город — 31 %). Как и прежде, наблюдается отток населения из села в город: в среднем ежегодно уезжалі около 16,7 тыс. чел. При этом начиная с 2016 г. отмечена новая тенденция — прирост сельского населения в города сократился и составил в 2016 г. 10,4 тыс.чел., в 2017 г. — 3,3, в 2018 г. — 10,4 тыс.чел.

Данные проведенной оценки свидетельствуют о том, что внутренняя миграция республики имеет центростремительный характер — основная доля миграционных потоков приходится на столично-центральный регион. Механический прирост населения г. Минска и Минской области идет за счет всех областей, г. Минск также пополняется за счет населения, которое изначально прибыло в Минскую область, а затем в столицу. При этом за последнее пятилетие миграционный прирост в г. Минск сократился (более чем в 2 раза по отношению к 2010—2014 гг., и почти в 3 раза — с 2005—2009 гг.) — это еще одна новая тенденция. Интенсивность движения между остальными областями более низкая. Тем не менее, для каждой из областей (Брестской, Гомельской, Гродненской, Витебской и Могилевской) характерно отрицательное сальдо внутренней миграции: в среднем оно составляет 47,3 тыс. чел. Основную часть населения области теряют со столично-центральным регионом. В результате миграции между областями (без учета г. Минска и Минской области) увеличилась численность населения Витебской, Гродненской и Гомельской областей (сальдо миграции составило 7,4, 2,1 и 0,1 тыс. чел. соответственно); уменьшилась — Могилевской и Брестской (сальдо миграции составило –7,3 и –2,2 тыс. чел. соответственно). Единственная область, численность населения которой пополнилась за счет всех остальных областей (кроме г. Минска и Минской области) — Гродненская; обратная ситуация наблюдалась в Могилевской области — эта область теряла население со всеми остальными регионами.

Учитывая сложившуюся миграционную ситуацию, можно отметить, что осуществляемые мероприятия, в частности ряд принятых законодательных актов, регулирующих проблемы внутренней миграции, имеют определенный результат. Подтверждением этому являются выделенные нами новые тенденции внутренней миграции в Республике Беларусь: сокращение оттока населения из села и замедление темпов роста населения г. Минска. Таким образом, можно рекомендовать расширять и укрупнять комплекс мероприятий, меняющих оценку населением, прежде всего молодежью, социально-экономических условий жизни на селе и в отстающих регионах; продолжать развитие регионов путем создания новых производств и, как следствие, дополнительных рабочих мест; содействовать развитию предпринимательской активности на селе и в отстающих регионах. Реализация комплекса таких мероприятий будет способствовать дальнейшему устойчивому социально-экономическому развитию страны.

Список использованных источников

1. Антипова, Е. А. Региональные особенности демографического развития Республики Беларусь / Е. А. Антипова // Состояние и перспективы демографического развития Республики Беларусь / под общ. ред. Т. Н. Мироновой, С. В. Рязанцева. — Минск, 2017. — С. 100—122.
2. Демографический ежегодник Республики Беларусь 2013 [Электронный ресурс] // Национальный статистический комитет Республики Беларусь. — Режим доступа: <https://www.belstat.gov.by/ofitsialnaya-statistika/solialnaya-sfera/naselenie-i-migratsiya/migratsiya/statisticheskie-izdaniya/index_156/>. — Дата доступа: 22.04.2020.
3. Демографический ежегодник Республики Беларусь 2014 [Электронный ресурс] // Национальный статистический комитет Республики Беларусь. — Режим доступа: <https://www.belstat.gov.by/ofitsialnaya-statistika/solialnaya-sfera/naselenie-i-migratsiya/migratsiya/statisticheskie-izdaniya/index_475/>. — Дата доступа: 22.04.2020.
4. Демографический ежегодник Республики Беларусь 2015 [Электронный ресурс] // Национальный статистический комитет Республики Беларусь. — Режим доступа: <https://www.belstat.gov.by/ofitsialnaya-statistika/solialnaya-sfera/naselenie-i-migratsiya/migratsiya/statisticheskie-izdaniya/index_8477/>. — Дата доступа: 22.04.2020.
5. Демографический ежегодник Республики Беларусь 2016 [Электронный ресурс] // Национальный статистический комитет Республики Беларусь. — Режим доступа: <https://www.belstat.gov.by/ofitsialnaya-statistika/solialnaya-sfera/naselenie-i-migratsiya/migratsiya/statisticheskie-izdaniya/index_8478/>. — Дата доступа: 22.04.2020.
6. Демографический ежегодник Республики Беларусь 2017 [Электронный ресурс] // Национальный статистический комитет Республики Беларусь. — Режим доступа: <https://www.belstat.gov.by/ofitsialnaya-statistika/solialnaya-sfera/naselenie-i-migratsiya/migratsiya/statisticheskie-izdaniya/index_8479/>. — Дата доступа: 22.04.2020.
7. Демографический ежегодник Республики Беларусь 2018 [Электронный ресурс] // Национальный статистический комитет Республики Беларусь. — Режим доступа: <https://www.belstat.gov.by/ofitsialnaya-statistika/solialnaya-sfera/naselenie-i-migratsiya/migratsiya/statisticheskie-izdaniya/index_10770/>. — Дата доступа: 22.04.2020.
8. Демографический ежегодник Республики Беларусь 2019 [Электронный ресурс] // Национальный статистический комитет Республики Беларусь. — Режим доступа: <https://www.belstat.gov.by/ofitsialnaya-statistika/solialnaya-sfera/naselenie-i-migratsiya/migratsiya/statisticheskie-izdaniya/index_14357/>. — Дата доступа: 22.04.2020.
9. Кельник, А. В. Регулирование внутренней миграции населения в аспекте регионального развития Республики Беларусь / А. В. Кельник. — Минск: Беларус. навука, 2012. — 160 с.
10. Концепцию «Деревни будущего» реализуют в трех агрогородках Брестской области [Электронный ресурс] // БЕЛТА. — 03.04.2019. — Режим доступа: <https://www.belta.by/regions/view/kontseptsiju-derevni-buduschego-realizujut-v-treh-agrogorodkah-brestskoj-oblasti-342612-2019/>. — Дата доступа: 20.05.2020.
11. Миграция населения Республики Беларусь / М. И. Артюхин [и др.]; под общ. ред. Г. М. Евелькина; Ин-т социологии Нац. акад. наук Беларуси. — Минск: Белорус. наука, 2008. — 182 с.
12. Национальный статистический комитет Республики Беларусь [Электронный ресурс]. — Режим доступа: <http://www.belstat.gov.by>. — Дата доступа: 20.04.2020.
13. Об утверждении Государственной программы «Здоровье народа и демографическая безопасность Республики Беларусь» на 2016—2020 годы: постановление Совета Министров Респ. Беларусь от 14 марта 2016 г. № 200 [Электронный ресурс] // Совет Министров Республики Беларусь. — Режим доступа: <http://www.government.by/ru/solutions/2431>. — Дата доступа: 20.05.2020.
14. Об утверждении плана развития отдельных регионов, отстающих по уровню социально-экономического развития: постановление Совета Министров Респ. Беларусь от 9 окт. 2019 г. № 689 [Электронный ресурс] // Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь. — Режим доступа: <https://pravo.by/document/?guid=12551&p0=C21900689&p1=1>. — Дата доступа: 20.05.2020.
15. Об утверждении Программы социально-экономического развития Республики Беларусь на 2016—2020 годы: Указ Президента Респ. Беларусь от 15 дек. 2016 г. № 466 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: <http://pravo.by/document/?guid=3871&p0=P31600466>. — Дата доступа: 20.05.2020.
16. Об утверждении Типового положения об областном (районном) совете по развитию предпринимательства: постановление Совета Министров Респ. Беларусь от 9 сент. 2019 г. № 604 [Электронный ресурс] // Совет Министров Республики Беларусь. — Режим доступа: <http://www.government.by/ru/solutions/3642>. — Дата доступа: 20.05.2020.
17. О комплексе мер по реализации положений Директивы Президента Республики Беларусь от 4 марта 2019 г. № 6 «О развитии села и повышении эффективности аграрной отрасли»: постановление Совета Министров Респ. Беларусь от 21 мая 2019 г. № 314 [Электронный ресурс] // Совет Министров Республики Беларусь. — Режим доступа: <http://pda.government.by/upload/docs/file651311a6b7a7175e.PDF>. — Дата доступа: 20.05.2020.
18. О развитии села и повышении эффективности аграрной отрасли: Директива Президента Респ. Беларусь от 4 марта 2019 г. № 6 [Электронный ресурс] // Официальный Интернет-портал Президента Республики Беларусь. — Режим доступа: <http://president.gov.by/ru/official_documents_ru/view/direktiva-6-ot-4-marta-2019-g-20628/>. — Дата доступа: 20.05.2020.
19. Петракова, Ю. Н. Миграция в Беларуси / Ю. Н. Петракова [Электронный ресурс] // Демоскоп Weekly. — № 471—472. — Режим доступа: <http://www.demoscope.ru/weekly/2011/0471/analit03.php>. — Дата доступа: 05.09.2020.
20. Регионы Республики Беларусь 2005: стат. сб. / М-во статистики и анализа Респ. Беларусь. — Минск, 2005. — 782 с.
21. Регионы Республики Беларусь 2009: стат. сб. / Нац. стат. комитет Респ. Беларусь. — Минск, 2009. — 870 с.
22. Регионы Республики Беларусь 2010: стат. сб. / Нац. стат. комитет Респ. Беларусь. — Минск, 2010. — 800 с.
23. Регионы Республики Беларусь. Социально-экономические показатели 2012. Т. 1 [Электронный ресурс] // Национальный статистический комитет Республики Беларусь. — Режим доступа: <https://www.belstat.gov.by/ofitsialnaya-statistika/publications/izdania/public_compilation/index_3525/?sphrase_id=1479191>. — Дата доступа: 22.04.2020.
24. Рыбаковский, Л. Л. Практическая демография / Л. Л. Рыбаковский [Электронный ресурс] // Рыбаковский Леонид Леонидович. — Режим доступа: <http://rybakovsky.ru/uchebnik3a25.html>. — Дата доступа: 20.09.2020.
25. Тихонова, Л. Е. Демография Беларуси: учеб. пособие / Л. Е. Тихонова. — Минск: БГУ, 2004. — 255 с.
26. Тихонова, Л. Е. Современные особенности внутренней безвозвратной миграции в Республике Беларусь / Л. Е. Тихонова, М. В. Драгун // Миграционные мосты в Евразии: новые подходы к формированию миграционной политики в интересах устойчивого развития: материалы ХI междунар. науч.-практ. форума, Москва, 5—6 дек. 2019 г. / под ред. С. В. Рязанцева, М. Н. Храмовой. — М.: Экон-Информ, 2020. — С. 97—106.
27. Фокеева, Л. В. Экономико-географические факторы и региональные тенденции депопуляции сельской местности Беларуси: автореф. дис. ... канд. геогр. наук: 25.00.24 / Л. В. Фокеева; БГУ. — Минск, 2009. — 21 с.
28. Шахотько, Л. П. Миграционные процессы в Республике Беларусь [Электронный ресурс] // Федеральный образовательный портал «Экономика. Социология. менеджмент». — Режим доступа: <http://ecsocman.hse.ru/data/432/137/1231/011_shahotko_dubl.pdf>. — Дата доступа: 05.09.2020.

Статья поступила в редакцию в сентябре 2020 г.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2022 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.