Журнал международного права и международных отношений. 2020. № 3-4 (94-95). С. 80—84.
Journal of International Law and International Relations. 2020. N 3-4 (94-95). P. 80—84.

международные экономические отношения

УДК 331

Трудовая миграция и пандемия COVID-19: оценка последствий и меры по поддержке мигрантов

Анастасия Нестерова

Автор:
Нестерова Анастасия Александровна — кандидат экономических наук, доцент кафедры международных экономических отношений факультета международных отношений Белорусского государственного университета, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Белорусский государственный университет. Адрес: 4, пр. Независимости, Минск, 220030, БЕЛАРУСЬ

В статье предпринята попытка показать, как пандемия COVID-19 воздействует на трудовых мигрантов и какие меры следует предпринять после ее окончания. Резкое закрытие национальных границ привело к сложному положению трудовых мигрантов в мировом масштабе и оказало воздействие по следующим направлениям: занятость, мобильность, здравоохранение, социальная защита и т. п. В рамках статьи предлагаются меры, основанные на принципах достойного труда, для формирования долгосрочной политики в отношении трудовых мигрантов.

Ключевые слова: мобильность; политика в отношении мигрантов; права мигрантов; труд; трудовая миграция; COVID-19.


«Labour Migration and COVID-19 Pandemic: Impact Assessment and Measures to Support Migrants» (Anastasiya Nesterova)

Author:
Nesterova Anastasiya — Candidate of Economy, Associate Professor of the Department of International Economic Relations of the Faculty of International Relations, Belarusian State University, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Belarusian State University. Address: 4, Nezavisimosti ave., Minsk, 220030, BELARUS

The article attempts to show how the COVID-19 pandemic affects migrant workers and which measures should be taken after it ends. The abrupt closure of national borders led to a difficult situation for labor migrants on a global scale and had an impact in the following areas: employment, mobility, health care, social protection, etc. The study proposes measures, based on the principles of decent work, in order to form a long-term policy in relation to labour migrants.

Keywords: COVID-19; labour; labour migration; migrantion policy; migrants’ rights; mobility.


По данным департамента статистики Международной организации труда (МОТ), в мире насчитывается около 164 млн трудовых мигрантов [7, р. 5]. Это свидетельствует, что основным мотивом миграционного движения является поиск работы. Примерно 3/4 всех потоков трудовых мигрантов приходится на страны с высоким уровнем дохода, где каждый шестой работник является иммигрантом. И наоборот, самый высокий уровень эмиграции — из тех районов, которые имеют высокий уровень бедности и практически отсутствие социальной защиты [11, p. 4—5]. Согласно данным Всемирного банка, годовой объем официально зарегистрированных денежных переводов в страны с низким и средним уровнем дохода достиг 547 млрд дол. США в 2019 г., а мировой объем денежных переводов с учетом средств, направляемых в страны с высоким уровнем дохода, — 716 млрд дол. США [см.: 9].

Распространение коронавируса привело к быстрому закрытию национальных границ, а подавляющее большинство трудовых мигрантов оказались без доходов и в затруднительном положении, что побудило МОТ назвать ситуацию «кризисом внутри кризиса» [8].

Пандемия COVID-19 отрицательно повлияла на трудовых мигрантов независимо от статуса выполняемой работы и квалификации. В то время как работники секторов гостиничного бизнеса и розничной торговли потеряли работу, занятые в здравоохранении и сельском хозяйстве, наоборот, оказались востребованы и подверглись угрозе заражения [15, р. 1]. Таким образом, пандемия резко обострила масштабы, степень риска и неопределенность, которые присущи трудовым мигрантам, что привело к еще большей их уязвимости.

Прогноз спроса на рабочую силу после пандемии пессимистичный, так как во второй половине 2020 г. количество рабочих часов может сократиться на 10,5 %, что составляет 305 млн рабочих мест с полной занятостью [14, р. 1].

При написании статьи использовались аналитические материалы и доклады МОТ [5; 8; 11; 14; 15]. Кроме того, задействованы официальные статистические данные, предоставляемые МОТ [7], статистической службой Всемирного банка [9], а также научные труды зарубежных авторов, посвященные проблемам трудовой миграции и влияния на нее пандемии [2; 4; 12].

Цель статьи — изучить трудовую миграцию в контексте кризиса COVID-19 и исследовать применяемую политику в отношении трудовых мигрантов.

Мерами для предотвращения пандемии стало закрытие границ между странами и введение чрезвычайных мер в области здравоохранения практически во всех государствах мира. При этом сохранилась необходимость непрерывного и безопасного перемещения товаров, услуг и работников. Например, Германия разрешила въезд 80 тыс. сезонным сельскохозяйственным рабочим из стран Восточной Европы сроком пребывания до 115 дней без социального обеспечения. Австрия привлекала румынских работников по уходу за пожилыми и инвалидами, а Великобритания — восточноевропейских сезонных рабочих. Италия в рамках двустороннего соглашения с Румынией приглашала на сезонные сельскохозяйственные работы. Австралия приняла решение о продлении виз для сезонных рабочих, а Новая Зеландия поощряла сезонных рабочих остаться в стране с помощью пособий на медицинское обслуживание и субсидий на заработную плату в сельском хозяйстве и виноградарстве. Португалия и Испания продлили разрешение на работу и вид на жительство, облегчая легализацию трудовых мигрантов. Канада в краткосрочной перспективе отказалась от критериев приема на работу сезонных сельскохозяйственных рабочих [14, р. 3—4].

В отдельных странах трудовым мигрантам предоставлялись меры социальной защиты. В Индии, где внутренняя миграция характеризуется значительными масштабами, применялось сочетание денежных трансфертов и пособий и гарантий занятости в сельских районах, направленных на рабочих-мигрантов, которые возвращались в свои родные регионы. Ирландия начала выплачивать пособие по безработице в связи с COVID-19 студентам и нерезидентам Европейского союза (ЕС) в рамках пакета мер поддержки. Колумбия, Катар и Таиланд предлагали мигрантам бесплатные медицинские услуги, включая тестирование и лечение [15, р. 2—3].

Как показало исследование, закрытие национальных границ в результате пандемии оказало воздействие на трудовых мигрантов по пяти направлениям (табл. 1).

Таблица 1

Оценка воздействия пандемии COVID-19 на положение трудовых мигрантов

 2020_3-4_nesterova_t1.jpg

И с т о ч н и к: собственная разработка.

Во-первых, в сфере занятости и трудоустройства пандемия привела к потере работы, аннулированию действующих разрешений на работу и угрозам депортации, что, в свою очередь, содействовало тому, что мигранты соглашались с худшими условиями занятости, платили более высокую стоимость за подачу заявления и полагались на ненадежных посредников при поиске работы. Мигранты, которые потеряли работу из-за пандемии, не могли вернуться на родину из-за недостатка средств и проживали в условиях, где были обеспечены только базовыми медицинскими услугами и продовольствием. Во-вторых, трудовые мигранты столкнулись с отсутствием социальной защиты в принимающей стране, отсутствием денежных выплат (субсидий) на заработную плату для предпринимателей, пособий по безработице и т. п. Некоторые мигранты столкнулись с невозможностью выехать и работать за границей, полностью оплатив все расходы, связанные с документами.

Создавшееся положение рабочих-мигрантов привело, например, к протестам румынских рабочих из-за тяжелых условий труда и невыплаты заработной платы в Германии [4].

По оценке экспертов Всемирного банка, на эмигрантов из 20 стран с наибольшим числом случаев COVID-19 приходилось почти 32 % от общего числа международных мигрантов, они отправили примерно 37 % всех денежных переводов в мире в свои страны происхождения. Иммигранты составляли не менее 5 % населения в 11 из 20 стран с наибольшим количеством случаев COVID-19 [10].

В Северной Америке, Западной и Южной Европе трудовые мигранты составляют около 20 % всех работников и во время пандемии оказались одними из первых, кто пострадал от увольнений, ограничений передвижения и т. п. [10].

Мигранты, независимо от сферы занятости, вносят важный вклад в борьбу с пандемией, но также подвергаются более высокому риску заражения вирусом. Так, среди 20 стран, наиболее пострадавших от COVID-19, доступные международные данные показывают, что как минимум США, Испания, Италия, Германия, Франция, Великобритания, Бельгия, Нидерланды, Канада и Швейцария зависят от иностранных работников в сфере здравоохранения. Так, в государствах — членах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) почти 25 % всех врачей родились за границей и почти 20 % обучались за границей. Среди медсестер почти 16 % родились за границей и более 7 % прошли обучение за рубежом [3, р. 2].

Нехватка медицинских работников в мире наблюдается в течение многих лет, и пандемия только увеличивает спрос на квалифицированный медицинский персонал. Страны происхождения квалифицированных мигрантов сталкиваются с дефицитом специалистов в секторе здравоохранения, что объясняется не только их эмиграцией. В Чили 23 % врачей прошли обучение за границей [3, р. 3]. В 2016 г. большинство врачей в США и Великобритании, получивших образование за рубежом, обучались в Индии и Пакистане. Многие врачи в США проходили подготовку на Карибских островах, Филиппинах, в Мексике и Канаде, а врачи в Великобритании — в Нигерии, Египте, Ирландии, Греции и Южной Африке [3, р. 6].

Мигранты трудятся в секторах, которые наиболее пострадали из-за кризиса. Более 13 % всех занятых в сфере услуг в 6 из 20 стран с наибольшим числом случаев COVID-19 родились за границей. Кроме того, имеющиеся данные показывают, что более 9 % всех квалифицированных работников сельского, лесного и рыбного хозяйства в 5 из 20 стран были иностранцами. Около 13 % всех занятых в ЕС — иммигранты из стран, не входящих в его состав [10].

В 2018 г. среди стран ОЭСР доля рабочих-иммигрантов, живущих в бедности, несмотря на наличие работы, была самой высокой в странах Южной Европы и США. Уровень бедности среди работающих в Испании и США в 2018 г. составлял 32,1 и 24,8 % соответственно, в Италии — 29,1 % в 2017 г. Такие мигранты наиболее уязвимы во время кризиса COVID-19, когда уровень безработицы среди граждан также растет, а меры по смягчению последствий кризиса не затрагивают мигрантов [10].

В 2019 г., согласно данным Всемирного банка, 37 % от всего притока денежных переводов было получено в 20 странах с наибольшим числом подтвержденных случаев COVID-19. Так, 8 из 20 стран с наибольшим количеством случаев COVID-19 — Соединенные Штаты Америки, Саудовская Аравия, Германия, Российская Федерация, Франция, Великобритания, Италия и Индия — вошли в число стран с наибольшими суммами денежных переводов, которые были отправлены в 2018 г. Денежные переводы, отправленные только из этих 8 стран, составили более 28 % от всех денежных переводов, полученных в мире в 2018 г. Денежные переводы, отправленные из США, стран еврозоны, Великобритании и Канады, составили около 46 % денежных переводов, полученных в странах с низким и средним уровнем доходов в 2019 г. [10; 13].

Поскольку каждый девятый человек в мире зависит от денежных переводов, отправляемых рабочими-мигрантами, пандемия COVID-19 повлияет на семьи и сообщества мигрантов в вопросах питания, здоровья, образования и доходов, поддерживаемых денежными переводами, что, в свою очередь, может привести к потенциальному снижению достигнутого прогресса по нескольким Целям устойчивого развития (ЦУР). Однако следует отметить, что денежные переводы являются частными фондами и не могут заменить официальную помощь в целях развития и другие государственные расходы.

Согласно прогнозам Всемирного банка, в 2020 г. в страны с низким и средним уровнем доходов будет отправлено 574 млрд дол. США, но потеря рабочих мест и трудности с отправкой денежных переводов во время кризиса могут оказать влияние на объем пересылаемых денежных средств. В апреле 2020 г. Всемирный банк спрогнозировал, что денежные переводы в страны с низким и средним уровнем доходов упадут до 445 млрд дол. США, но последние данные из стран, которые являются основными получателями денежных переводов, показывают иную тенденцию [13]. После первоначального спада в первой половине 2020 г. (в основном в марте и апреле) денежные переводы вернулись к темпам, которые были до пандемии COVID-19 в ряде стран. Страны с развивающейся экономикой столкнулись с резким обесцениванием валют в феврале—марте 2020 г., в то время как курсы валют стран с развитой экономикой, как правило, оставались стабильными. Это привело к тому, что обычная сумма отправленных денежных переводов конвертировалась в более высокие суммы в странах-получателях. Отмечается, что мигранты отправляют сбережения для поддержки своих семей в странах, сильно пострадавших от вспышки COVID-19, и наоборот, семьи поддерживают мигрантов, оказавшихся в пострадавших странах [см.: 9].

Предлагаются следующие меры политики принимающих стран в отношении трудящихся-мигрантов, исходя из существующих международных принципов — ЦУР и повестки достойного труда (табл. 2).

Таблица 2

Предлагаемые меры политики принимающих стран в отношении трудящихся-мигрантов

 2020_3-4_nesterova_t2.jpg

И с т о ч н и к: собственная разработка.

Так, Цель устойчивого развития 8.8 провозглашает защиту трудовых прав и содействие безопасным и надежным условиям труда для всех трудящихся, включая трудовых мигрантов, в частности женщин-мигрантов и лиц с нестандартной занятостью [1].

Программа достойного труда МОТ состоит из четырех компонентов: международных трудовых стандартов и прав в сфере труда, социальной защиты, социального диалога и создания рабочих мест [5, р. 14].

Рекомендованные меры политики в отношении трудовых мигрантов после пандемии COVID-19 должны начинаться со справедливой практики найма, которая соответствует международным трудовым стандартам и правам в сфере труда. Онлайн-методы работы и найма должны уважать права работников и удовлетворять потребности работодателей, а также местных сообществ принимающих стран [6, р. 1—2]. Права на рабочем месте начинаются с новых и улучшенных стандартов охраны труда. У мигрантов должен быть доступ к недорогому медицинскому обслуживанию, включая бесплатное помещение на карантин. Надежную и доступную информацию для трудовых мигрантов следует распространять через группы поддержки, включая диаспоры и профсоюзы. Регулярная и прозрачная инспекция условий труда позволит осуществить их мониторинг и оценку. Признание квалификаций и навыков трудовых мигрантов с соответствующим уровнем подготовки позволит обеспечить мобильность рабочей силы. Необходимо также оказывать содействие в репатриации.

Важным моментом является включение в трудовые соглашения минимального уровня социальной защиты (социальных пособий, трансфертов и т. п. выплат).

Помимо указанных мер и принципов, актуальными являются социальный диалог и консультации с участием представителей работодателя, работников и правительства. Данный вид взаимодействия позволил бы получать данные о проблемах рынка труда, проводить исследования по воздействию принимаемых мер и т. п. Результаты проведенных исследований могли бы стать основой для выработки программ по диверсификации и созданию рабочих мест.

Таким образом, пандемия COVID-19 привела к сокращению потоков трудовых мигрантов, так как большинство стран закрыли границы и ввели ограничения на перемещение или прямые запреты, а обработка большинства визовых и иммиграционных дел была приостановлена. В результате даже мигранты, получившие предложения о работе, не смогли добраться до места назначения. Решение многих правительств закрыть границы, несомненно, спасло множество жизней, но за это пришлось заплатить огромную экономическую цену. Несмотря на то, что общий спрос на рабочую силу упал, кризис выявил сохраняющуюся зависимость многих стран с более высоким уровнем доходов от работников в различных секторах: от сельского хозяйства, производства и переработки продуктов питания до логистики и инфраструктуры, которые предоставляют важнейшие услуги (в том числе в области здравоохранения и ухода за престарелыми). Это отрасли, в которых иммигранты уже составляют непропорционально высокую долю в общей численности рабочей силы.

Не удивительно, что после закрытия границ в некоторых из этих отраслей быстро возникла острая нехватка работников. Чрезвычайная ситуация в области здравоохранения побудила правительства принять меры по ускорению аттестации иммигрантов, имеющих медицинское образование, продлить визы и разрешения на работу для иностранных медицинских работников, а в США отменить географические ограничения на рабочие визы для некоторых категорий иностранных медицинских работников, ввозить медицинских работников из-за границы. Значительная нехватка рабочих наблюдалась и в сельском хозяйстве.

Для минимизации риска распространения вируса правительства вводили различные меры, среди которых можно выделить проверку состояния здоровья, тестирование, требование карантина и т. п. Однако ни одна из этих мер не является надежной, особенно с учетом неизвестного числа носителей, у которых может быть бессимптомное протекание заболевания. Кроме того, это требует от правительств тесного сотрудничества с работодателями для обеспечения безопасных условий труда и жизни, а также рассмотрения дополнительных мер проверки или карантина по мере возвращения работников в свои страны с целью минимизировать там риск передачи
инфекции.

Список использованных источников

1. Цели устойчивого развития в Беларуси [Электронный ресурс] // Цели устойчивого развития в Беларуси. — Режим доступа: <http://sdgs.by/targets/target8/>. — Дата доступа: 14.09.2020.
2. Anoop, K. Impact of Migration of Labour Force due to Global COVID-19 Pandemic with Reference to India / К. Anoop // Journal of Health Management. — 2020. — V. 22, N 2. — P. 181—191.
3. Contribution of migrant doctors and nurses to tackling COVID-19 crisis in OECD countries [Electronic resource] // International Labour Organization. — 13.05.2020. — Mode of access: <https://read.oecd-ilibrary.org/view/?ref=132_132856-kmg6jh3kvd&title=Contribution-of-migrant-doctors-and-nurses-to-tackling-COVID-19-crisis-in-OECD-countries>. — Date of access: 16.09.2020.
4. Creţan, R. COVID-19 in Romania: Transnational Labour, Geopolitics and the Roma ‘outsiders’ / R. Creţan, D. Light [Electronic resource] // Eurasian Geography and Economics. — 16.06.2020. — Mode of access: <https://doi.org/10.1080/15387216.2020.1780929>. — Date of access: 16.08.2020.
5. Decent Work Indicators: Guidelines for Producers and Users of Statistical and Legal Framework Indicators: ILO manual [Electronic resource] // International Labour Organization. — December 2013. — Mode of access: <https://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/---dgreports/---integration/documents/publication/wcms_229374.pdf>. — Date of access: 16.08.2020.
6. Ensuring fair recruitment during the COVID-19 pandemic [Electronic resource] // International Labour Organization. — June 2020. — Mode of access: <https://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/---ed_protect/---protrav/---migrant/documents/publication/wcms_748839.pdf>. — Date of access: 16.08.2020.
7. ILO Global Estimates on International Migrant Workers: Results and Methodology / Labour Migration Branch Conditions of Work and Equality. Department of Statistics Results and Methodology. — Geneva: International Labour Organization, 2019 [Electronic resource] // International Labour Organisation. — Mode of access: <https://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/---dgreports/---dcomm/---publ/documents/publication/wcms_652001.pdf>. — Date of access: 05.08.2020.
8. ILO warns of COVID-19 migrant ‘crisis within a crisis’ [Electronic resource] // International Labour Organization. — 24.06.2020. — Mode of access: <https://www.ilo.org/global/about-the-ilo/newsroom/news/WCMS_748992/lang--en/index.htm>. — Date of access: 26.08.2020.
9. Migration and Remittances Data. World Bank 2020 [Electronic resource] // World Bank. — Mode of access: <https://www.worldbank.org/en/topic/migrationremittancesdiasporaissues/brief/migration-remittances-data>. — Date of access: 16.08.2020.
10. Migration data relevant for the COVID-19 pandemic [Electronic resource] // Migration Data Portal. — Mode of access: <https://migrationdataportal.org/themen/migration-data-relevant-covid-19-pandemic#data-strengths-amp-limitations>. — Date of access: 16.09.2020.
11. Promoting Fair Migration. InternatonalLabour Conference. 105 th session. — Geneva: International Labour Organization, 2016 [Electronic resource] // International Labour Organisation. — Mode of access: <https://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/---ed_norm/---relconf/documents/meetingdocument/wcms_453898.pdf>. — Date of access: 16.08.2020.
12. Rajan, S. I. Migrants at a crossroads: COVID-19 and challenges to migration / S. I. Rajan // Migration and Development. — 2020. — Vol. 9, N 3. — Р. 323—330.
13. Remittances [Electronic resource] // Migration Data Portal. — Mode of access: <https://migrationdataportal.org/themes/remittances>. — Date of access: 16.09.2020.
14. Seasonal Migrant Workers’ Schemes: Rethinking Fundamental Principles and Mechanisms in light of COVID-19 [Electronic resource] // International Labour Organization. — May 2020. — Mode of access: <https://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/---ed_protect/---protrav/---migrant/documents/publication/wcms_745481.pdf>. — Date of access: 16.08.2020.
15. Social protection for migrant workers: A necessary response to the COVID 19 crisis [Electronic resource] // International Labour Organization. — 23.06.2020. — Mode of access: <https://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/---ed_protect/---soc_sec/documents/publication/wcms_748979.pdf>. — Date of access: 16.08.2020.

Статья поступила в редакцию в сентябре 2020 г.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2022 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.