Журнал международного права и международных отношений. 2020. № 3-4 (94-95). С. 95—103.
Journal of International Law and International Relations. 2020. N 3-4 (94-95). P. 95—103.

международные экономические отношения

УДК 325:616-051

Тенденции и перспективы развития миграции медицинских работников

Ирина Вашко, Оксана Вашко

Авторы:
Вашко Ирина Михайловна — кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики организации института управленческих кадров Академии управления при Президенте Республики Беларусь, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Академия управления при Президенте Республики Беларусь. Адрес: 17, ул. Московская, Минск, 220007, БЕЛАРУСЬ
Вашко Оксана Александровна — кандидат философских наук, доцент кафедры философии и политологии Белорусского государственного медицинского университета, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Белорусский государственный медицинский университет. Адрес: 83, пр. Дзержинского, Минск, 220116, БЕЛАРУСЬ

В статье рассмотрены тенденции миграции медицинских работников в современных условиях. Исследованы факторы, определяющие активность потоков трудовых мигрантов. Раскрыты ключевые аспекты миграции медицинских работников, включая трансформацию государственных миграционных политик, направленных на привлечение трудовых мигрантов. Выявлены тенденции развития миграции врачей и медсестер, подходы к проведению мониторинга международной мобильности и миграции работников здравоохранения. Отмечено, что подходы, применяемые для измерения миграции, основаны на учете: 1) гражданства, 2) места рождения, 3) места получения образования. Обоснована необходимость совершенствования методологии исследования миграционных процессов. Определено, что в условиях выявления новых проблем в системах здравоохранения в ряде стран и при различиях их уровней социально-экономического развития можно ожидать увеличения оттока медицинских работников из стран-доноров в страны, находящиеся на более высоком уровне экономического развития.

Ключевые слова: миграция врачей в Беларуси; миграция врачей и медсестер в странах ОЭСР; миграция медицинских работников; тенденции миграции; факторы.


«Trends and Perspectives of Health-care Migration» (Irina Vashko, Aksana Vashko)

Authors:
Vashko Irina — Candidate of Economy, Associate Professor of the Department of Economics of Organisation of the Managerial Personnel Institute, Academy of Public Andministration under Aegis of the President of Republic of Belarus, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Academy of Public Andministration under Aegis of the President of Republic of Belarus. Address: 17, Moskovskaya str., Minsk, 220007, BELARUS
Vashko Aksana — Candidate of Philosophy, Associate Professor of the Department of Philosophy and Political Studies, Belarusian State Medical University, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Belarusian State Medical University. Address: 83, Dzerzhinsky ave., Minsk, 220116, BELARUS

The article examines the trends in medical workers’ migration in current conditions. The author researches the factors determining the activity of labor migrant flows and presents the key aspects of medical workers’ migration, including the transformation of state migration policies aimed at attracting labor migrants. The article identifies trends in the development of migration of doctors and nurses, approaches to monitoring international mobility, and migration of health workers. It is noted that the approaches used to measure migration are based on taking into account: 1) citizenship, 2) place of birth, 3) places of education. The article substantiates the necessity of improving the methodology for studying migration processes. It has been determined that in the context of identifying new problems in health systems in several countries and with differences in their levels of socio-economic development, an increase in the outflow of health workers from donor countries to countries with a higher level of economic development can be expected.

Keywords: doctors migration in Belarus; factors; medical workers migration; migration of doctors and nurses in OECD countries; migration trends.


В последние десятилетия миграционные процессы становятся все более динамичными и оказывают значительное влияние на формирование спроса и предложения на рынках труда стран и регионов. Неблагоприятные демографические тенденции, сужающееся воспроизводство рабочей силы в ряде стран приводят к необходимости использования труда мигрантов, что позволяет удовлетворить потребность в работниках в тех секторах экономики принимающих стран, в которых объем трудовых ресурсов недостаточен.

Возрастающий спрос на высококвалифицированные трудовые ресурсы обусловливает активизацию потоков мигрантов, имеющих востребованное на рынках труда образование и профессиональный опыт, в том числе в сфере здравоохранения. Привлечение в развитые страны медицинских работников-мигрантов связано не только с экономическими, но и с социальными аспектами. В отчете
ПРООН «
COVID-19 и человеческое развитие: Изучение глобальной готовности и уязвимости» отмечается, что глобализация принесла новые возможности повышения эффективности медицинского обслуживания, но, как свидетельствует пандемия COVID-19, в какой-то момент произошедшие в системе здравоохранения сбои могут вызвать серьезные проблемы [22, p. 3]. В этих условиях изучение особенностей миграции медицинских работников приобретает все большее значение.

Целью данной статьи является выявление тенденций, формирующихся в сфере миграции медицинских работников, и влияющих факторов, определение перспектив развития миграционных процессов в сфере здравоохранения.

Факторы, воздействующие на процессы трудовой миграции медицинских работников

Исследованию различных аспектов трудовой миграции посвящен ряд научных работ и отчетов международных организаций. В ряде публикаций рассматриваются влияние рынка труда, спроса на рабочую силу на развитие миграции, вариативность государственной миграционной политики, в значительной степени определяющая направления миграционных потоков [5; 11; 12; 16].

Анализируя факторы, обусловливающие процессы трудовой миграции в целом, можно выделить две основные группы: притягивающие и выталкивающие факторы, которые включают экономический, социальный, политический и экологический аспекты.

Обобщая результаты исследований можно выделить ключевые факторы, воздействующие на трудовую миграцию, в том числе:

1) экономические:

  • различия средних доходов (средней заработной платы, в том числе в секторах экономики) в странах исхода и приема мигрантов и их динамика;
  • относительные затраты на миграцию (затраты на переезд, проживание в принимающей стране, подтверждение квалификации, возможность работы в соответствии с профессиональной квалификацией);
  • возможности экономической интеграции трудовых мигрантов (качество образования в стране происхождения, процедуры подтверждения дипломов, возможность трудоустройства по специальности и др.);

2) социальные: возможности социокультурной интеграции мигрантов (культурные, семейные и дружеские связи, языковые барьеры, социальный статус и др.);

3) политические: явные иммиграционные ограничения (особенности государственных миграционных политик, соблюдение правовых норм и др.) и ситуации в стране исхода мигрантов;

4) экологические (О. Б. Бодварсон, Г. Борхас, К. Кларк, Т. Д. Хаттон, Д. Д. Уильямсон и др.) [12; 13; 15; 17].

Значение экономических факторов подтверждается результатами ряда эконометрических исследований. Например, в исследовании, проведенном на основе анализа данных 14 стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), сделан вывод, что фактор притяжения, такой как возможность повышения среднего дохода в стране назначения мигрантов, значительно увеличивает размер миграционных потоков (10 %-ное увеличение уровня ВВП на одного работника в стране назначения увеличивает эмиграцию на 2,5 эмигранта на 100 000 чел. населения страны происхождения (на уровне 5 %)) [23, p. 13, 18]. Указанный методологический подход может использоваться для прогнозирования потока трудовых мигрантов [26].

Воздействие ключевых факторов, определяющих общие тенденции миграционных процессов, характерно и для миграции медицинских работников [2; 18; 25]. Миграция медицинских работников обусловлена такими факторами, как стремление получать более высокую заработную плату, иметь более благоприятные условия труда, возможности дальнейшего образования, приобретения практического опыта, профессионального и карьерного роста [4, с. 1].

Г. Борхас отмечает, что миграция имеет последствия: некоторые субъекты выигрывают, но некоторые проигрывают. Следует также учитывать, что мигранты являются рациональными экономическими агентами. Миграция имеет и выгоды, и издержки, и результаты их исследований не являются однозначными. В то же время государственная миграционная политика может разрабатываться на базе политико-экономической модели [14, p. 4]. Следует отметить, что воздействие высоких издержек на трудовых мигрантов приводит также к возвратной миграции.

Исходя из результатов проведенных исследований можно выделить основные выталкивающие экономические факторы для медицинских работников: невысокий уровень оплаты труда, низкое качество трудовой жизни и неблагоприятные условия труда, недостаточное ресурсное обеспечение системы здравоохранения, экономическую нестабильность в стране. К социальным выталкивающим факторам можно отнести ограниченные возможности получения дальнейшего образования, профессионального развития и карьерного роста, недостаточные социальные гарантии и неудовлетворительные социальные условия. Политическими выталкивающими факторами являются политические, военные конфликты, проблемы обеспечения личной безопасности, дискриминация отдельных категорий граждан и др. К экологическим выталкивающим факторам относят неблагоприятную экологическую обстановку и изменения климата, вызывающие кризисные явления в экономике, оказывающие геополитическое воздействие.

К притягивающим можно отнести такие экономические факторы, как достойный уровень оплаты труда, возможность перевода в страну исхода финансовых средств, повышение качества трудовой жизни, хорошее ресурсное обеспечение системы здравоохранения, экономическая стабильность в принимающей стране и др. Социальными притягивающими факторами являются социальная стабильность и социальные гарантии, престиж профессии, возможности профессионального и карьерного роста, развитая система подготовки и переподготовки медицинских работников, факторы, поддерживающие миграционные связи: общность языка, культуры, единые образовательные стандарты, географическая близость, удобство передвижения, наличие миграционных диаспор, причины личного характера. Основными политическими притягивающими факторами являются стабильная политическая среда, безопасность, государственная миграционная политика принимающей страны, направленная на привлечение и поддержку мигрантов, их интеграцию. К притягивающим экологическим факторам относят благоприятную экологическую среду, защиту экологии.

В различных странах воздействие доминирующих факторов имеет свою специфику, является взаимосвязанным и изменяющимся в различных временных периодах. Учет выталкивающих и притягивающих факторов в сфере здравоохранения является необходимым при анализе миграции и принятии решений в области государственного регулирования миграционных процессов, а также при прогнозировании потоков миграции и социально-экономических последствий для стран исхода мигрантов и принимающих их стран.

Ключевые аспекты миграции медицинских работников

В последние годы количество мигрантов, имеющих высшие образование, в том числе медицинское, значительно возрастает: в период с 2000 по 2015 г. их число увеличилось более чем вдвое в странах ОЭСР [25]. Удельный вес врачей-мигрантов, как правило, превышает удельный вес высокообразованных мигрантов среди работников.

В качестве ключевых аспектов миграции медицинских работников можно выделить сохраняющийся высокий уровень спроса на медицинские профессии в ряде стран и совершенствование государственных миграционных политик, направленных на привлечение целевых групп мигрантов; усиление влияния выталкивающих факторов в результате кризисных ситуаций в странах с транзитивной экономикой и развивающихся странах, что приводит к росту миграции; наличие региональных связей и миграционных сетей, поддерживающих стабильность сформировавшихся в предыдущие десятилетия миграционных потоков; усиление внимания к обеспечению эффективности национальных систем здравоохранения.

Многие изменения в миграционной политике развитых стран были вызваны необходимостью повысить комплексную селективную направленность миграционных программ на конкретные типы трудовых мигрантов. Европейская директива о едином разрешении (2011/98/EU) предусматривает единую процедуру подачи документов для получения разрешения на работу и проживание. Условия вхождения высококвалифицированных медицинских работников-мигрантов из третьих стран на рынки труда становятся более лояльными, требования к подтверждению дипломов о высшем и среднем специальном образовании пересматриваются, вводятся спонсируемые работодателями программы квалифицированной миграции [см.: 21].

Развитие миграционного законодательства на базе единой концепции квалифицированного труда позволяет устранить некоторые препятствия и ограничения на выдачу разрешения на трудоустройство квалифицированным трудовым мигрантам [см.: 21]. Уделяется особое внимание привлечению представителей дефицитных профессий, в том числе в сфере здравоохранения, а также интеграции мигрантов, включая предоставление возможности посещения бесплатных курсов по языковой и культурной адаптации и др. [27, p. 44, 46]. Совершенствование миграционного законодательства в целях привлечения высококвалифицированных трудовых мигрантов, их экономическая и социокультурная интеграция являются важными направлениями миграционных политик ряда стран.

Принятие Глобального кодекса ВОЗ по практике международного найма персонала здравоохранения было направлено на соблюдение этических норм при наборе медицинского персонала, проведение регулярного мониторинга международной мобильности и миграции работников здравоохранения. Международный набор медицинского персонала должен проводиться в соответствии с принципами прозрачности, справедливости и обеспечения устойчивости систем здравоохранения в развивающихся странах [28, p. 5]. В странах с очень высоким уровнем развития человеческого потенциала в среднем обеспечивается 55 больничных коек, более 30 врачей и 81 медсестра на 10 000 человек населения, в то время как в менее развитых странах — соответственно в среднем 7 больничных коек, 2,5 врача и 6 медсестер [22, p. 1]. В соответствии с этическими нормами в странах, где наблюдается острая нехватка квалифицированных работников здравоохранения, не должна развиваться активная миграция медицинских работников.

На развитие миграционных процессов в сфере здравоохранения оказывают воздействие такие факторы, как глобализация, уровень и динамика экономического роста в разных странах, взрывное развитие информатизации и коммуникационных технологий, расширяющее информационное поле [18, p. 10]. В исследованиях в качестве объектов изучения рассматриваются экономические модели миграции медицинских работников, миграционный потенциал, развитие медицинского образования [18, p. 2—3]. Уделяется внимание анализу воздействия дефицита представителей конкретных профессий на эффективность систем здравоохранения, результативности реализуемых государственных стратегий, направленных на снижение потребности в медицинском персонале [10, p. 109—134, 135—164]. В ряде работ отмечается недостаточность исследований в области вклада врачей-мигрантов в развитие медицины в принимающих странах. Процессы миграции интерпретируются в различных аспектах, отражающих многообразие взглядов и опасений.

Во многих странах сохраняют актуальность проблемные вопросы в системах здравоохранения, которые в результате оказывают влияние на формирование тенденций развития миграционных процессов медицинских работников. В Докладе ПРООН о человеческом развитии (2019) отмечается, что «новые проявления неравенства как между странами, так и внутри них влекут за собой колоссальные последствия. Формируя общество XXI в., они раздвигают границы в области здоровья и долголетия, знаний и технологий» [3, с. 10]. В некоторых странах, входящих в ОЭСР, представители среднего класса ощущают себя отстающими по уровню доходов, безопасности и недорогого доступа к качественному медицинскому обслуживанию и образованию [2, с. 17]. В отчете ПРООН (2020) отмечается, что кризис COVID-19 — это больше, чем глобальная чрезвычайная ситуация в области здравоохранения, это — системный кризис человеческого развития [22, p. 1]. Уровень качества жизни, его неравенство, возможности национальных систем здравоохранения отражают готовность стран действенно реагировать на возникающие проблемные ситуации. Анализ отчетов международных организаций, таких как ВОЗ, OЭСР, докладов ПРООН о человеческом развитии позволяет определить наиболее важные факторы, обусловливающие принятие решений о миграции медицинскими работниками: материальные условия, уровень качества жизни, возможности образования, особенности миграционной и визовой политики в странах, принимающих мигрантов.

Можно отметить положительные аспекты миграции в сфере здравоохранения. Трудовая мобильность и миграция медицинских работников оказывают позитивное воздействие на развитие человеческого капитала в сфере медицины, так как мобильность врачей создает новые возможности на основе изучения передового опыта и развития кооперационных связей в сфере медицины, повышения роли и качества медицинского образования, проведения совместных исследований. Доступ к новым технологиям и диффузия технологий в результате мобильности медицинских работников оказывают положительное влияние на развитие национальных систем здравоохранения [18, p. 24].

Таким образом, неоднозначность ситуаций в развитии здравоохранения в различных странах, выявление проблемных вопросов приводят к дальнейшему усилению внимания к обеспечению трудовыми ресурсами в медицинской сфере, в том числе и на основе трудовой миграции.

Тенденции развития миграции медицинских работников в современных условиях

Возрастающая миграция врачей и среднего медицинского персонала отражает ярко выраженные тенденции устойчивого роста миграционных потоков высококвалифицированных работников в мировом сообществе. За исключением нескольких стран, доля мигрантов выше среди врачей, чем среди медсестер. Указанные тенденции обусловлены социально-экономическими интересами принимающих стран и самих медицинских работников в странах исхода мигрантов, возможностями мобильности рабочей силы в рамках развития общих региональных рынков.

Количество врачей и медсестер в абсолютном выражении и на душу населения значительно возросло в большинстве стран ОЭСР. В 2016 г. в сфере здравоохранения в странах ОЭСР было занято 3,7 млн врачей и 11,2 млн медсестер, то время как в 2000 г. — 2,9 млн врачей и 8,3 млн медсестер [25, p. 12]. Уход с рынка труда медицинских работников, относящихся к поколению 1950—1960-х гг. (периода высокого уровня рождаемости), привел к необходимости воспроизводства трудового потенциала и увеличения набора студентов на медицинские специальности. В результате количество выпускников медицинских факультетов в странах ОЭСР возросло с менее чем 100 тыс. чел. в 2006 г. до 125 тыс. чел. в 2016 г. Количество выпускников-медсестер увеличилась с 450 тыс. чел. в 2006 г. до более чем 600 тыс. чел. в 2016 г. Тем не менее, рост числа выпускников, получивших медицинское образование, не решил проблему дефицита кадров. Иммиграция иностранных врачей и медсестер играет важную роль в удовлетворении спроса на рынках труда в сфере здравоохранения. Например, в США 75 % прироста количества врачей (около 150 тыс. чел.) в период 2006—2016 гг. обеспечено за счет выпускников американских медицинских вузов, 25 % (около 50 тыс. чел.) — за счет врачей, прошедших обучение за рубежом [25, p. 14]. Во многих странах сохраняется обеспокоенность по поводу возрастающей нехватки медицинских работников.

Регулярный мониторинг международной миграции медицинских работников необходим как для стран происхождения мигрантов, так и для стран назначения, так как дает возможность оценивать текущую ситуацию и использовать эконометрические методы для прогнозирования ее развития. Однако в ряде стран он не проводится.

Методические подходы, применяемые в международной практике для измерения уровня миграции, основаны на учете: 1) гражданства, 2) места рождения, 3) места получения образования. Тем не менее, они не позволяют получить достаточно точные результаты. В первом случае на точность данных влияет смена гражданства и мобильность населения в рамках региональных объединений стран; во втором не учитывается то, что некоторые мигранты получают образование в принимающей стране; в третьем случае не учитывается интернационализация образования. В результате более широко применяемыми являются второй и третий методический подходы, основанные на переписях населения и обследованиях рабочей силы. Категории работников здравоохранения определяются на основе Международной стандартной классификации и включают такие профессиональные группы, как врачи; специалисты, имеющие образование по специальностям: «Сестринское дело и специалисты по акушерству», «Младшие специалисты по уходу и акушерству». Сведения о прошедших обучение за рубежом определяются на основе статистических данных, в том числе предоставляемых международными организациями.

Согласно результатам мониторинга, охватывающего 18 стран ОЭСР, прирост численности врачей и медсестер, родившихся за рубежом, достиг более 20 % в период с 2010—2011 по 2015—2016 гг., в то время как в целом прирост численности врачей и медсестер в этих странах составил 10 %. Удельный вес врачей иностранного происхождения в общей численности врачей увеличился с 24,1 до 27,2 % [25, p. 18]. Значительное увеличение удельного веса врачей-иммигрантов отмечено в Люксембурге, Швейцарии, Германии, Канаде, США, Испании. Наибольший прирост числа врачей иностранного происхождения за указанный период зафиксирован в США (67 тыс. чел.), Германии (22 тыс. чел.), Австралии (11,1 тыс. чел.), Канаде (11 тыс. чел.), Испании (4,9 тыс. чел.) [25, p. 18]. В некоторых странах ОЭСР, таких как Греция и Италия, в связи с воздействием экономического кризиса количество врачей снизилось.

США занимают лидирующую позицию в мире по приему иностранных врачей и медсестер, на втором месте — Великобритания, на третьем — Германия [25, p. 11]. В США осуществляют деятельность 42 % врачей и 45 % медсестер от общего количества всех мигрантов — медицинских работников, работающих в странах ОЭСР, соответственно в Великобритании — 13 % врачей и 11 % медсестер, в Германии — 11 % врачей и 15 % медсестер [25, p. 17]. Количество врачей и медсестер, родившихся за рубежом, является более высоким в крупных городах. Страны Южной, Центральной и Восточной Европы имеют наиболее низкий удельный вес медицинских работников иностранного происхождения, что отражает результат воздействия неблагоприятных экономических факторов в национальных экономиках.

Согласно результатам вышеуказанного мониторинга, удельный вес медсестер иностранного происхождения в их общей численности увеличился с 14,7 до 16,2 %. Наибольший прирост их численности отмечен в США (130 тыс. чел.), Германии (68 тыс. чел.), Австралии (26 тыс. чел.) [25, p. 19]. В некоторых странах ОЭСР количество медсестер иностранного происхождения сократилось.

Например, из-за высокого международного спроса на средний медицинский персонал большинство выпускников, получивших образование по сестринскому делу на Филиппинах, работают в развитых странах, таких как Соединенные Штаты, Саудовская Аравия, Канада и др., что позволяет получать более высокую заработную плату, иметь больше возможностей для профессионального развития, повышения качества жизни. Миграция филиппинских медсестер в США продолжается более 50 лет и имеет системный характер. На Филиппинах 460 медицинских колледжей, которые проводят обучение по программам бакалавриата по сестринскому делу в соответствии с международными стандартами, обеспечивают подготовку 20 тыс. выпускников ежегодно. Отток кадров приводит к тому, что система здравоохранения страны оказывается в уязвимом положении, несмотря на значительный объем денежных переводов, поступающих от мигрантов [19]. Германия ориентирована на миграционный поток медсестер из Вьетнама. Устойчивые миграционные потоки медицинских работников представлены и в других странах.

В большинстве стран ОЭСР в последнее десятилетие ежегодно возрастает количество врачей и медсестер, получивших образование за рубежом: лидеры — США, Великобритания, Германия Ирландия, Франция, Швейцария, Норвегия, Швеция [25, p. 11]. Следует учесть, что за рубежом получают медицинское образование и граждане этих стран. В ряде случаев врачи и медсестры, имеющие иностранное происхождение, продолжают свое обучение в стране назначения. Свою первую медицинскую степень в другой стране в 2016 г. получили более 16 % врачей, работающих в 26 странах ОЭСР (483 тыс. чел.), в то время как в 2011 г. — 15 % (423 тыс. чел.), в 2006 г. — 14 % (323 тыс. чел.). Наибольшее количество медсестер, прошедших обучение за рубежом, работает в США (почти 200 тыс. чел., по данным 2015 г.), Великобритании (более 100 тыс. чел., по данным 2017 г.), Германии (62 тыс. чел., по данным 2016 г.) [25, p. 23].

На основе использования данных, представленных в исследованиях международных организаций, несмотря на отсутствие точных, сопоставимых по всем странам результатов, можно сделать вывод о тенденциях положительной динамики миграционных потоков медицинских работников в развитые страны, отражающих ежегодное увеличение прироста трудовых мигрантов в сфере здравоохранения в ряде стран, наличии страновых особенностей, обусловленных спецификой воздействия экономических, социальных, политических и других факторов на мигрантов.

Особенности миграции медицинских работников в Беларуси

Согласно оценке ПРООН, на протяжении ряда лет Беларусь входит в группу стран с очень высоким уровнем человеческого развития и занимала 50-ю позицию в этом рейтинге в 2019 г. Страна также имеет высокий рейтинг в области развития здравоохранения и информационно-коммуникационных технологий [25, p. 22]. Численность работников здравоохранения в стране имеет положительную динамику: в 2019 г. количество врачей-специалистов составляло 55,6 тыс. чел. (2010 г. — 45,3 тыс. чел.), средних медицинских работников — 126,4 тыс. чел. (2010 г. — 121, 8 тыс. чел.) [см.: 21]. В 2010—2018 гг. в высокоразвитых странах в среднем численность врачей составляла 30,4 врача и 81 медсестра и акушерка в расчете на 10 000 человек населения, в то время как в Беларуси — 40,8 врача и 114 медсестр и акушерок на 10 000 человек населения (в 2019 г. — 45,6 врача и 134,4 медсестры на 10 000 чел.), в Германии 42,1 и 132, в Российской Федерации — 40,1 и 86 соответственно [22, p. 1—2].

Согласно информации Министерства здравоохранения Республики Беларусь, в 2018 г. 158 врачей получили подтверждение дипломов для работы за рубежом, 40 врачей вернулись в страну [7]. Для работы в России подтверждение белорусского диплома медицинского работника не требуется.

Белорусские врачи востребованы в Польше, Прибалтике, Германии, Украине, на Ближнем Востоке и в других странах. В условиях отсутствия мониторинга миграционных потоков оценка их динамики является сложной. По данным Федеральной медицинской ассоциации Германии на 31 декабря 2018 г., в стране находились 430 врачей из Беларуси (прирост за 2017 г. составил 16,5 %), по специальности работали 409 чел. [8]. В Польше на 31 января 2019 г. право осуществлять медицинскую деятельность было предоставлено 231 врачу из Беларуси (к концу 2019 г. прирост составил 32,5 %) [20, s. 2; 24]. В Чехии ведут медицинскую деятельность более 3200 врачей-иностранцев, преимущественно представители Словакии, Украины, России, Польши и Беларуси [1]. В Литве в 2018 г. 2 врача из Беларуси получили разрешение на работу [8]. Медицинские сестры из Беларуси востребованы в Германии, Австрии и других странах. Отсутствие статистических данных затрудняет оценку миграционного потока медицинского персонала из Беларуси.

Согласно данным Межгосударственного статистического комитета СНГ и Евразийской экономической комиссии, количество трудовых мигрантов, прибывших из Беларуси в Россию, ежегодно возрастает и в 2017 г. составило 124, 6 тыс. чел. [см.: 6, с. 75]. Беларусь входит в группу стран, из которых прибывает наибольшее количество квалифицированных мигрантов, и может рассматриваться как страна-донор [6, с. 167]. Используя статистические данные для расчета удельного веса врачей в структуре специалистов с высшим образованием с учетом удельного веса последних в количестве занятых в экономике Беларуси, можно предположить, что при сохранении указанного соотношения в структуре белорусских трудовых мигрантов в России их количество составляет более 1,6 тыс. чел. (рассчитано авторами по: [5; 6, с. 75; 9, с. 39]). Средний медицинский персонал также востребован в Российской Федерации, и возможности его трудоустройства являются более широкими в сравнении с дальним зарубежьем.

Российские исследователи отмечают, что либеральные правила трудоустройства искажают оценку объемов учтенных перемещений граждан Беларуси. По оценкам российских экспертов, существует риск оттока конкурентной (квалифицированной) части белорусского населения на рынки стран, где предлагаются лучшие условия занятости и более высокий уровень оплаты труда. Отмечается, что увеличение миграции из Беларуси будет способствовать решению задачи насыщения российского рынка труда более квалифицированными кадрами [6, с. 135, 154, 164].

Ввиду того, что Беларусь относится к числу стран с высоким уровнем обеспечения специалистами системы здравоохранения и хорошим качеством профессиональной подготовки, в последующие годы можно предполагать дальнейшее увеличение потоков трудовых мигрантов и положительную динамику миграции медицинских работников, учитывая специфику воздействия выталкивающих и притягивающих социально-экономических факторов. Следует учитывать, что страны, имеющие более высокий рейтинг, согласно индексу человеческого развития, будут сохранять привлекательность для белорусских трудовых мигрантов. Введение упрощенной процедуры подтверждения квалификации медицинских работников из третьих стран (в том числе из Беларуси) в ряде стран ЕС и других регионах в связи с недостаточным обеспечением кадрами национальных систем здравоохранения направлено на активизацию миграционных потоков.

Как показывает опыт России, замещение выбывающих медицинских работников мигрантами из стран СНГ приводит в ряде случаев к снижению качества услуг в сфере здравоохранения. Привлечение в Беларусь врачей и медсестер из стран с более высоким уровнем экономического развития не представляется возможным по экономическим причинам.

Изучение опыта регулирования процессов трудовой миграции в сфере здравоохранения в ЕС и других странах позволяет определить ключевые направления миграционной и кадровой политики в сфере здравоохранения, которые могли бы быть эффективными в условиях Беларуси.

Решение проблемы миграции белорусских медицинских работников обусловливает необходимость реализации следующих мероприятий:

  • организации сбора статистических данных и их обработки, обеспечения достоверности информации о миграции врачей и среднего медицинского персонала, взаимодействия со статистическими органами принимающих мигрантов стран;
  • разработки прогноза потребности в специалистах в сфере здравоохранения и учета прогнозных данных, в том числе демографической ситуации, при подготовке кадров;
  • взаимодействия с международными структурами, регулирующими мобильность медицинских работников и обеспечение возвратной миграции, использования механизмов международного взаимодействия для обеспечения контроля мобильности работников;
  • разработки и реализации стратегии кадровой политики в сфере здравоохранения;
  • обеспечения высокого уровня качества медицинского образования на основе внедрения прогрессивных технологий и инновационных подходов в обучении;
  • принятия комплекса социально-экономических мер по удержанию высококвалифицированных специалистов, включающих улучшение условий труда работников в сфере здравоохранения, обеспечение необходимым современным оборудованием, материалами, средствами индивидуальной защиты, применение научно обоснованных режимов труда и отдыха, норм труда, повышение уровня оплаты труда и совершенствование материального стимулирования, улучшение социального обеспечения медицинских работников, в том числе в отдаленных районах страны, обеспечение социальных гарантий, повышение престижа медицинских профессий;
  • обмена положительным опытом в развитии систем здравоохранения на международном уровне;
  • развития партнерских отношений с другими странами, организации совместных программ обучения и повышения квалификации медицинских работников, проведения совместных научных исследований и прикладных разработок в сфере медицины.

Комплексная системная работа, направленная на повышение эффективности национальной системы здравоохранения, будет способствовать развитию кооперации и сотрудничества на международном уровне, внедрению различных инноваций в сфере медицины и снижению миграции медицинских работников.

Выводы

На основе проведенного исследования можно сделать следующие выводы.

  1. На миграционные потоки медицинских работников, их направления и интенсивность оказывают воздействие экономические, социальные, политические и экологические факторы. Учет этих факторов целесообразно использовать в эконометрических моделях, использование которых дает возможность прогнозировать динамику миграционных процессов. На миграцию медицинских работников оказывают значительное воздействие такие факторы, как уровень заработной платы, условия труда и социальные гарантии, возможности получения образования, приобретения практического опыта, профессионального и карьерного роста, личностные характеристики и мотивы. Указанные факторы определяют миграционные решения и работников здравоохранения в Беларуси.
  2. Миграционная политика стран, целью которой является поощрение въезда медицинских работников-мигрантов, трансформируется в направлении повышения ее лояльности и открытости, так как высококвалифицированные трудовые мигранты становятся ценным трудовым ресурсом и играют важную роль в повышении эффективности национальных систем здравоохранения, что подтверждается исследованиями, проведенными в странах ОЭСР. Развитые страны обеспечивают потребность в медицинских работниках (более 20 %) за счет мигрантов и расширяют традиционные миграционные потоки, привлекая мигрантов из других стран, включая СНГ.
    Учитывая высокую стоимость воспроизводства трудовых ресурсов, используемых в системе здравоохранения, значительные затраты на подготовку медицинских работников, длительность периода профессиональной подготовки и высокие требования к профессиональным знаниям, привлечение трудовых мигрантов в данной сфере является экономически целесообразным для принимающих стран. В отношении стран, находящихся на более низком уровне экономического развития (Филиппины, Вьетнам и др.), можно прогнозировать, что они будут и далее оставаться на позиции стран-доноров, что будет увеличивать их затраты на подготовку специалистов. В условиях усиленного внимания к развитию систем здравоохранения в глобальном масштабе можно предполагать дальнейший рост объема миграционных потоков медицинских работников, направленных в страны с более высоким уровнем экономического развития.
  3. Миграция и трудовая мобильность врачей расширяет возможности внедрения новых и высоких технологий и их диффузии в системах здравоохранения, создает синергетический эффект инновационного развития на основе проведения совместных исследований и освоения инновационных разработок, повышения качества медицинского образования. Перспективными являются развитие международного сотрудничества и кооперации в сфере медицины, взаимодействие с международными структурами, регулирующими мобильность медицинских работников, в вопросах обеспечения возвратной миграции.
  4. Проведение исследований в области миграции врачей и среднего медицинского персонала необходимо для выявления направлений и динамики миграционных потоков, определения их вклада в развитие здравоохранения в принимающих странах, особенностей воздействия миграции на страны-доноры и возможностей снижения неравенства в развитии систем здравоохранения. На данном этапе методики, применяемые в исследовании миграционных процессов, не являются однозначными и создают разночтение при оценке результатов. Усиление внимания к совершенствованию методологической базы проводимых исследований, обеспечению достоверности информации о миграции медицинских работников является важной задачей, так как позволяет обеспечить прогнозирование и планирование кадровой политики, эффективную подготовку
    специалистов.
  5. Повышение эффективности регулирования миграционных потоков возможно на основе разработки стратегии государственной миграционной политики Беларуси, направленной на снижение оттока трудовых ресурсов, развитие международного сотрудничества и трудовой мобильности в сфере здравоохранения. Разработка научно обоснованной кадровой политики, улучшение социально-экономических условий труда медицинских работников, повышение качества жизни, рост заработной платы, в том числе на основе развития внебюджетной деятельности организаций здравоохранения, экспорта медицинских услуг, внедрения прогрессивного оборудования и инновационных технологий, совершенствование организации труда на научной основе, обеспечение социальных гарантий работников во всех регионах страны позволили бы предотвратить увеличение миграционных потоков, обеспечить потребность в кадрах национальной системы здравоохранения и ее эффективное развитие.

Список использованных источников

1. Белорусские врачи востребованы в Чехии. Тем временем в нашей стране — нехватка медиков [Электронный ресурс] // TUT.BY: белорусский портал. — 19.07.2019. — Режим доступа: <https://finance.tut.by/news646171.html>. — Дата доступа: 16.06.2020.
2. Бучан, Дж. Как управлять процессом миграции работников здравоохранения, чтобы снизить любые отрицательные воздействия на обеспеченность ими?: краткий аналит. обзор / Дж. Бучан. — Копенгаген, 2008. — 41 с. [Электронный ресурс] // Всемирная организация здравоохранения — Европейское региональное бюро. — Режим доступа: <https://www.euro.who.int/__data/assets/pdf_file/0009/76428/E93414R.pdf>. — Дата доступа: 30.09.2020.
3. Доклад о человеческом развитии 2019 [Электронный ресурс] // ПРООН. — Режим доступа: <http://hdr.undp.org/sites/default/files/hdr_2019_ru.pdf>. — Дата доступа: 10.06.2020.
4. Европейское обозрение: бюл. по политике в области здравоохранения Европ. обсерватории по системам и политике здравоохранения / М. Висмар [и др.] // Мобильность медицинских работников и системы здравоохранения: фактические данные из 17 стран Европы. — 2011. — Вып. 13. — № 2. — 12 с. [Электронный ресурс] // Европейское региональное бюро Всемирной организации здравоохранения. — Режим доступа: <https://www.euro.who.int/__data/assets/pdf_file/0003/154281/Euro_Observer_Vol_13_No_2_2011_rus.pdf>. — Дата доступа: 30.09.2020.
5. Здравоохранение [Электронный ресурс] // Национальный статистический комитет Республики Беларусь. — 2020. — Режим доступа: <https://www.belstat.gov.by/ofitsialnaya-statistika/solialnaya-sfera/zdravoohranenie_2/>. — Дата доступа: 16.06.2020.
6. Миграционная политика России и стран-доноров в условиях разноскоростной евразийской интеграции / под ред. А. А. Мигранян, М. Ф. Ткаченко. — СПб.: Алетейя, 2020. — 260 с.
7. Открытый диалог о будущем системы здравоохранения [Электронный ресурс] // Министерство здравоохранения Республики Беларусь. — 2020. — Режим доступа: <http://minzdrav.gov.by/ru/sobytiya/detail.php?ID=329546>. — Дата доступа: 16.06.2020.
8. Рыбчинская, А. «Учить языки начали даже медсестры». Почему медики уезжают за границу и как решить кадровый вопрос / А. Рыбчинская [Электронный ресурс] // TUT.BY: белорусский портал. — 29.11.2019. — Режим доступа: <https://finance.tut.by/news663044.html>. — Дата доступа: 17.06.2020.
9. Труд и занятость в Республике Беларусь: стат. сб. — Минск, 2018. — 310 с. [Электронный ресурс] // Национальный статистический комитет Республики Беларусь. — Режим доступа: <https://www.belstat.gov.by/upload/iblock/ed5/ed53c414ac383e1f65fd78675052dcc1.pdf>. — Дата доступа: 16.06.2020.
10. Barnow, B. S. Occupational Labor Shortages: Concepts, Causes, Consequences and Cures / B. S. Barnow, J. Trutko, J. S. Piatak [Electronic resource] // Upjohn research. — 2013. — Mode of access: <https://research.upjohn.org/up_press/220/>. — Date of access: 24.06.2020.
11. Bartram, D. International Labor Migration: Foreign Workers and Public Policy / D. Bartram. — New York: Palgrave, Macmillan, 2005. — 199 p.
12. Bodvarson, Ö. B. The Economics of Immigration. Theory and Policy / Ö. B. Bodvarson, H. Van den Berg. — New York: Springer 2013. — 428 p.
13. Borjas, G. J. Immigration and Self-Selection: NBER Working Paper N 2566. — 1988 / G. J. Borjas [Electronic resource] // National Bureau of Economic Research. — Mode of access: <https://www.nber.org/papers/w2566.pdf>. — Date of access: 19.06.2020.
14. Borjas, G. J. Immigration Economics / G. J. Borjas. — Harvard University Press, 2014. — 284 p.
15. Borjas, G. J. Self-Selection and the Earnings of Immigrants / G. J. Borjas // American Economic Review. — 1987. — Vol. 77, N 4. — Р. 531—553.
16. Chiswick, B. R. The Economics of Migration / B. R. Chiswick. — Cheltenham, UK; Northampton, MA: Edward Elgar Publishing, 2005. — 400 p.
17. Clark, X. Explaining U.S. Immigration, 1971—1998 / X. Clark, T. J. Hatton, J. G. Williamson // The Review of Economics and Statistics he Review of Economics and Statistics. — 2007. — Vol. 89, N 2. — P. 359—373.
18. Driouchi, A. Labor and Health Economics in the Mediterranean Region: Migration and Mobility of Medical Doctors / A. Driouchi. — IGI Global, 2013. — 358 p.
19. Impact of Migration to the Profession of Nursing in the Philippines [Electronic resource] // Nursing Essay. — 11.02.2020. — Mode of access: <https://nursinganswers.net/essays/migration-philippines-healthcare.php>. — Date of access: 24.06.2020.
20. Informacje w odpowiedzi na interpelację: KNLU.070.1.2019.TG [Electronic resource] // Ministerstwo Zdrowia Rzeczypospolitej Polskiej. — 23.10.2019. — Mode of access: <http://orka2.sejm.gov.pl/INT8.nsf/klucz/ATTBHDJKZ/%24FILE/i33996-o1.pdf>. — Date of access: 24.06.2020.
21. International Migration Outlook 2019 [Electronic resource] // OECD Library. — Mode of access: <https://www.oecd-ilibrary.org/docserver/c3e35eec-en.pdf?expires=1594295654&id=id&accname=guest&checksum=1E6265639845996C5F1890C90BA08E89>. — Date of access: 24.06.2020.
22. Kovacevic, M. COVID-19 and human development: Exploring global preparedness and vulnerability/ M. Kovacevic, A. Jahic [Electronic resource] // UNDP Human Development Reports. — 29.04.2020. — Mode of access: <http://hdr.undp.org/sites/default/files/covid-19_and_human_development.pdf>. — Date of access: 26.06.2020.
23. Mayda, А. М. International migration: A panel data analysis of the determinants of bilateral flows: СReAM Discussion Paper Series 2007 CDP N 07/07 / А. М. Mayda [Electronic resource] // Centre for Research and Analysis of Migration. — Mode of access: <http://www.cream-migration.org/publ_uploads/CDP_07_07.pdf>. — Date of access: 20.06.2020.
24. Nowosielska, K. 1500 lekarzy spoza UE pracuje już w polskich szpitalach / K. Nowosielska [Electronic resource] // Prawo.pl. — 27.02.2020. — Mode of access: <https://www.prawo.pl/zdrowie/latwiejsza-nostryfikacja-dyplomow-przez-lekarzy-spoza-ue-jest,498192.html>. — Date of access: 24.06.2020.
25. Recent Trends in International Migration of Doctors, Nurses and Medical Students [Electronic resource] // OECD Library. — 25.07.2019. — Mode of access: <https://read.oecd-ilibrary.org/social-issues-migration-health/recent-trends-in-international-migration-of-doctors-nurses-and-medical-students_5571ef48-en#page6>. — Date of access: 04.06.2020.
26. Vashko, I. Labour mobility between Poland and Belarus as the local aspect of European integration / I. Vashko // Belarus and the European Union: an unrealized potential: Digest of selected socio-economic issues. — Minsk: Equinox, 2012. — P. 231—259.
27. Vashko, I. M. The Germany’s Policy of Regulating Labour Migration / I. M. Vashko, A. Kemnitz // Journal of the Belarusian State University. International Relations. — 2017. — N 2. — P. 41—49.
28. WHO Global Code of Practice on the International Recruitment of Health Personnel: May 2010 [Electronic resource] // World Health Organization. — Mode of access: <https://www.who.int/hrh/migration/code/code_en.pdf?ua=1>. — Date of access: 24.06.2020.

Статья поступила в редакцию в июле 2020 г., доработана в сентябре 2020 г.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщество

  • (029) 3222740
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© 2022 Международное общественное объединение «Развитие». All Rights Reserved.